3. Птица в клетке

Малагис фон Дум
Трэй Кейдж
Каллен Мигель де Эскорпион

Ночной Штормград выглядел почти что зловеще, особенно в такую темную ночь, когда Лунная леди скрылась за большими грозовыми тучами. Мрак прокатился по широким улицам, окутывая их тьмой, и лишь несколько фонарей едва-едва освещали улицы и переулки. В порту было совсем немного кораблей, в основном торговые, но было и несколько каперских. По пристани бродили несколько стражников с длинными алебардами, которые должны были внимательно следить за происходящим, но на деле же они просто мечтали рухнуть на один из ящиков с грузом и уснуть.

— Ну, который корабль нам нужен? — Малагис наблюдал за кораблями с безопасного расстояния, надежно укрытый каменной стеной. Его голову закрывал темный капюшон, а доспехи скрывал длинный плащ. Он нетерпеливо повернулся и посмотрел на Трэя.

— Слушай, я знаю не больше, чем ты, — проворчал Кейдж, который почти сливался с темнотой благодаря своему черному костюму и темному платку на лице. — И на этот раз я говорю правду. Хм... никогда раньше не видел пиратского корабля. Как думаешь, сможешь его отличить от других в порту?

— Но ты ведь у нас такой известный в городе, — рыцарь вздохнул, — Публика на таких кораблях обычно очень своеобразная... Нужно подойти поближе, отсюда я вижу разве что корабли.

Он медленно зашагал по лестнице вниз, стараясь держаться ближе к стене, почти сливаясь с ней. Слава всем богам, стражникам было слишком лень подниматься по лестнице.

— Известность для моей профессии — ненужное бремя, — ответил ворген, следуя неслышной тенью за рыцарем. — К тому же, с пиратами я никогда дел не имел. Как-то не слишком люблю воду... что странно для гилнеасца, но так оно и есть. Может, спросить у стражников? — попытался пошутить он.

— Валяй, — негромко отозвался рыцарь, — Видишь какие у них игрушки в руках? Их сталь, конечно, не такая крепкая, как наша, лордеронская, но проткнет такого мягкого живого как ты на раз-два, поэтому постарайся не спрашивать у стражников о пиратских кораблях ночью, — немертвый скользнул вперед и скрылся за одним из ящиков. Даже удивительно, как он умудрился двигаться так резво в тяжелых доспехах.

— Ну, тогда выкладывай, какой у тебя план, — пожал плечами Трэй, — Потому что у меня нет плана. По крайней мере, сейчас. У нас не так много времени, помнишь? Корабль должен отплыть через полчаса.

— Мы найдем корабль, зайдем на него и... не знаю, решим на месте... Импровизируем, — хмыкнул рыцарь, вглядываясь в темноту, — Так... Вон, третий слева, видишь? — он осторожно, чтобы не быть обнаруженным, указал на довольно большой корабль, — Это наш корабль, зуб даю.

— И почему ты так решил? По-моему, обычный корабль, — проворчал ворген, принюхиваясь к пропитанному порохом и солью воздуху. — Как будто пираты будут вывешивать свои знаки отличия в штормградском порту... Проклятие, этого я не предусмотрел...

— Потому что там пахнет страхом, страхом и ромом, к тому же, ну посмотри, — он едва кивнул в сторону корабля, — Видишь того здоровяка? Который с татуировками, так вот, он пират, я видел его в Бухте несколько лет назад, тот еще отморозок.

— Что ж... похоже, от тебя все же ЕСТЬ польза, — хмыкнул ворген, скалясь в своей мерзкой ухмылке, и шмыгнул вперед. — Постарайся не отставать.

— Постарайся не упасть в море, — отозвался немертвый, шагнув вслед за Трэем, на ходу поправляя свой капюшон и проверяя, легко ли вытаскивается меч.

Похоже, что они пришли как раз вовремя — несколько людей, которые не выглядели, как портовые рабочие или стражники, переправляли на корабль какие-то грузы, и тот уже готовился к отплытию. Стражники же, к удивлению Трэя. старались не особенно вертеться у корабля и вообще смотреть в его сторону.

— Ну что, идем на корабль? — Мал посмотрел на Трэя.

— Пожалуй. Я так понимаю, что ты снова предпочтешь устроить заварушку прямо на глазах у стражников? Я бы не рекомендовал. — Трэй прищурился, оценивая корабль. — Я мог бы проскользнуть внутрь незамеченным... А вот насчет тебя я сомневаюсь.

— Вот именно поэтому я хочу устроить заварушку, а ты проникнешь внутрь, по-моему, все пройдет прекрасно.

— Хм... ладно, тогда я постараюсь вытащить мальчишку прежде, чем сюда сбежится половина города, — вздохнул Кейдж, закрывая глаза. — Похоже, драки все равно не избежать, но я предпочел бы сделать это по-тихому. Ты отвлечешь пиратов, а я поищу наш ценный груз.

— Вот и ладушки, — Верный кивнул, — Ну все, я пошел, — он выпрямился и зашагал к кораблю пиратов, благо стражники отошли от него на довольно приличное расстояние.

— Стоять! — громкий голос обращался к немертвому, — Кто такой?
— Друг Джейна, — спокойно отозвался Мал.

Некоторое время на палубе было тихо, очень тихо, а потом раздался низкий, хриплый голос:
— Что-то я не помню таких друзей.

— Ну как же так... А ведь ты должен мне двенадцать серых, — рыцарь усмехнулся и принялся медленно подниматься по трапу, который заметно прогибался под тяжестью доспехов, — Давай-ка обсудим этот вопрос...

— Только не здесь! — на корабле тихо звякнула сталь, но пока на Мала никто не бросался, — Иди сюда, — Джейн, широкоплечий, рослый мужик с курчавой бородой, одетый в потрепанный кожаный доспех, ухватил Малагис за плечо и утянул влево по палубе, — Какого хрена ты сюда заявился, мертвяк?

— А вот такого, где мальчишка? — в живот Джейна уперлось холодное лезвие ножа, который Верный предусмотрительно перевесил на пояс, — Говори, или я выпущу тебе кишки.

— Если вы о Каллене, то он здесь, на борту, — на палубу вышел высокий, рослый мужчина лет тридцати, с коротко подстриженными темными волосами и двуручным мечом за плечами. Он был закован в тяжелые светлые латы, а на поясе, прикрепленная цепями, висела книга. Заклинания Света. — И я бы порекомендовал вам немедленно уйти. Это дело не касается ни вас, ни кого бы то ни было еще.

Нож вошел в брюхо Джейна:
— Я спрашивал не тебя, — рыцарь медленно провернул нож, слушая, как кричит пират, — Вы вернете мне парня, и я уйду, только так, — он спокойно вытащил нож из живота Джейна и толкнул его. Тот упал на палубу, стараясь зажать развороченный живот трясущимися руками, но было понятно, что он обречен.

Паладин спокойно смотрел на корчившегося на палубе пирата. Похоже, он тоже был на этом корабле "пассажиром", и с пиратами не хотел иметь никаких дел, равно как и жалости к ним.

— Я предупреждаю тебя еще раз, нечестивое создание некромантии, — он поднял руки, словно в жесте молитвы. — Уходи и оставь мальчишку в покое. И ты, ни граф, ни кто либо иной не получит его, сколько бы золота ни предложили тому, кто его приведет.

— Не хочу тебя разочаровывать, но видимо придется, — немертвый медленно отстегнул плащ, позволяя ему упасть на палубу, обнажая саронитовые доспехи, — Я заберу мальчика и верну его отцу, а ты либо отойдешь в сторону, либо отправишься к своему Свету, — меч Малагиса полыхнул кроваво-красным светом, оказавшись в руках хозяина, — Лордеронцы всегда выполняют свои обещания.

— Как и я, — ответил паладин, и вытащил из-за спины клинок. — Приготовься к очищению, чудовище.

С этими словами, он поднял руки, прошептал несколько слов, и его окутало мягкое сияние Света. Он был готов вступить в бой с рыцарем смерти — во имя веры ли, или за графского сына, понять было невозможно. Но этот паладин действительно не ведал страха. И не сомневался ни секунды.

Равно как и его противник. Малагис давно утратил желание ходить по земле, но и окончательно умирать не получалось, а самоубийство он считал трусостью, поэтому он не боялся вступать в бой с любым врагом... Особенно с тем, кто считал его чудовищем только из-за желтой дымки вокруг своей головы.

Немертвый рыцарь вступил в бой, как и раньше — молча. Лезвие чудовищного двуручника со свистом рассекло воздух, и с невиданной скоростью устремилось к шее паладина.

Кажется, даже пираты поспешили убраться с их пути — по крайней мере, ни одного не было видно на корабле. Либо они все попрятались и следили за ходом боя из укрытия, либо спустились в трюм. Паладин не уступал Малагису в мастерстве боя, а его сияние слепило глаза и отвлекало мысли. Но тут произошло то, что резко изменило ход битвы.
Из входа в трюм, таща брыкающегося паренька, показался Трэй. На его лице отразилась смертельная скука и раздражение.

— Ну-ну, хватит брыкаться, — уговаривал он, — Твой папочка будет рад увидеть, что ты в целости и сохранности.

— Отпусти меня, грязный разбойник! — прокричал Каллен, пытаясь пнуть Кейджа в живот.

Паладин же, услышав эту перепалку, на мгновение ослабил свое внимание, повернув голову к трюму.

— Каллен? — спросил он удивленным голосом. И именно тогда его настиг удар клинка рыцаря смерти.

Рыцарь обладал честью, но честь не говорила останавливать бой из-за того, что противник отвлекся. Клинок свистнул и прошелся по шее паладина, срубая его голову с плеч, позволяя ей пасть на палубу и откатиться куда-то в сторону. Тело паладина еще некоторое время стояло на ногах, но потом рухнуло вслед за головой:

— Тащи парня на берег, — рыкнул рыцарь, помахивая своим клинком, — А то сейчас набежит толпа насекомых и будет несладко.

Глаза Каллена расширились от того, что он увидел, но рвануть к месту битвы ему мешал крепкий захват Трэя.

— Алрик, нет! — простонал парнишка, но через мгновение обмяк в руках воргена — тот хорошенько стукнул его по темечку.

— Вот таким он мне больше нравится, — проворчал Кейдж, таща бессознательного парня к трапу. — А теперь давай доставим его домой и умоем руки. Меня уже тошнит от всего этого дурацкого задания...

ID: 10419 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 17 июля 2012 — 0:59

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
8 сентября 2014 — 14:42 pixed2

Годный лог