2. Фальшивое золото Старого Города

Малагис фон Дум
Трэй Кейдж

Немертвый бросился на высыпавшихся мечников, словно огромный медведь. Клинок прошил доспехи первого врага и сразу же рубанул шею второго. Немертвый потерял голову от такого количества пролитой крови, и сейчас вся его сущность требовала лишь продолжать кровавый пир, пока последний из его врагов не падет на землю с выпущенными кишками.

Похоже, именно этого и ожидал жрец — чтобы жертва потеряла голову от крови, перестала быть осторожной и вдумчивой, и в тот момент, когда рыцарь смерти разделывал очередного беднягу своим огромным мечом, человек в белом сбросил щит и выплеснул на немертвого всю свою энергию. Белая вспышка ослепила всех, кто находился в комнате, и многие, кто еще стоял на ногах, упали на колени, сжав голову руками. Жрец не особенно беспокоился о том, чтобы не задеть своих. Они были лишь расходным материалом в этой игре, и они добровольно пошли на риск защищать своего хозяина от любого вторжения.

И когда он говорил любого, то имел в виду и вторжение нежити.

Хотя вспышка и заставила многих задрожать от ужаса и ощущения силы, выплеснувшейся из жреца, на рыцаря она подействовала куда как хуже. Ярость Света, подкрепленная еретической верой отступника, выжгла все мысли в его голове, заставив их разом покинуть своего обладателя.

— Тащите это мясо к хозяину, — прозвучал металлический и все такой же спокойный голос жреца прямо над ухом вдруг ослабевшего и теряющего сознание Малагиса. — Пусть сам разбирается, кто его послал.

Удар был внезапным и мощным, сознание в один миг улетело куда-то далеко, позволяя своему хозяину тяжело рухнуть прямо на труп одного из стражников. Правда, меч рыцарь из руки не выпустил, крепко сжимая его длинную рукоять.

***

Очнулся рыцарь смерти в небольшой комнатке наверху здания, выглядящей как хорошая, но не вычурная гостиная. Стол ломился от количества бумаг, в кресле за ним сидел невысокий лысый человек лет сорока не самой приятной наружности, в очках, и покуривал трубку. Он, похоже, ждал, когда же немертвый очнется, и выглядел совершенно безобидным. Однако на всякий случай он приказал Эндриану быть поблизости, пусть и не на виду — вдруг рыцарь смерти вновь вздумает играть в свои игры. Варел же намеревался провести с ним беседу. Он обожал беседы.

— Ну как? — участливо поинтересовался он. — Головушка не болит?

— Нисколько... — негромко отозвался наемник. Конечно, голова побаливала, но после такого количества пролитой крови организм рыцаря работал на порядок лучше, чем организм самого здорового человека, и боль почти не ощущалась.

— Отлично. Я надеялся, что ты сможешь мыслить... может, чуть лучше, чем тогда, когда решил вломиться в мой дом, — Варел наклонился вперед и поставил подбородок на сплетенные ладони. — Итак, чем обязан?

— Вы правда думаете, что я все вам расскажу? — рыцарь чуть улыбнулся, глядя на мужчину без особого интереса.

— Ну, я полагал, что у тебя должна быть какая-то причина для того, чтобы убивать моих наемников, — Варел пожал плечами, словно он говорил о походе на рынок, а не о человеческих жизнях. Вдруг что-то в его лице, раньше казавшееся просто высокомерием, открыло свою истинную сущность — этот человек был просто жесток. Несмотря на свой безобидный вид, он был словно бешеный пес в сердце города. — Вот я и хочу выяснить ее прежде, чем предпринимать какие-то радикальные меры.

— Я сражаюсь за золото, вот и все, что ты должен знать, — все так же спокойно и умиротворенно говорил Малагис. Он смотрел на Варела без какой-либо злобы, но в его груди что-то отчаянно требовало наброситься на этого человека и перегрызть ему глотку, что-то говорило ему, что этот человек пролил много крови невинных, а этого немертвый рыцарь очень не любил.

— О, золото, говоришь? Это как раз моя стихия. Если ты будешь работать на меня, то будешь получать гораздо больше, чем тебе платить твой нынешний наниматель... сколько бы он ни платил, — холодные, маленькие глаза уставились на Малагиса, словно две иголки. — Хоть и у тебя есть свои слабые места, твои навыки бы очень пригодились мне. Впрочем, это мы отвлеклись от дела. Кстати... — он чуть повернул голову и сделал кому-то знак, и в тот же момент из комнаты по соседству вытащили мрачного, растрепанного и явно хорошенько побитого Трэя. — Твой дружок?

— Первый раз его вижу, — рыцарь без особого интереса прошелся взглядом по воргену, — Нет, мой меч можно купить, но перекупить нельзя.

Казалось, что немертвого вообще не заботит его дальнейшая судьба, он все так же спокойно дарил Варелу легкую полуулыбку, наблюдая за ним своими холодными голубыми глазами.

— Жаль, жаль... — вздохнул Варел. — Что ж, это очень прискорбно, господа. Вы не хотите говорить, не хотите переходить на мою сторону... зачем вы мне еще нужны? — он покачал головой, откинувшись на спинку своего кресла. — Позовите Эндриана. Пока кончать с этими играми.

— Эм... хозяин? — один из наемников заглянул в комнату, и вид у него был обеспокоенный. Даже слишком обеспокоенный. — Эндриан, он... эм... мы не можем его нигде найти.

— И за что я вам плачу, ублюдки вы никчемные? — Варел не потерял внешнего спокойствия, но внутренне напрягся. Он не хотел терять такого превосходного оружия против нежити именно сейчас.

А вот ухмылка Трэя, несмотря на фингал под глазом, была более чем торжествующей.

— Почему-то мне кажется, что Эндриан не придет, — немертвый хрустнул шеей и медленно поднялся на ноги, — А куда вы дели мой меч? — он посмотрел в глаза Варела, — Мне бы хотелось получить его обратно, если вы не против.

— Против, — нахмурился Варел, поднимаясь из-за стола и протягивая руку к рычагу в подлокотнике своего кресла.

В этот же момент раздался негромкий шорох, Трэй, который до этого момента выглядел, как побитая собака, вдруг собрался, выскользнув из захвата с легкостью, которой мог бы позавидовать и угорь, скользнул за спину своего тюремщика, раздался хруст — и тот рухнул на пол, повернув голову почти на девяносто градусов вбок.

— Я бы на твоем месте этого не делал, — промурлыкал Трэй, приближаясь кошачьей походкой к финансисту. — Если ты не хочешь потерять ВСЕХ своих людей и свою жизнь заодно.

Рыцарь лишь коротко кивнул и неспешно подошел к Варелу:

— Живые... не так надежны в защите, господин... Варел, как я понимаю? — Малагис чуть улыбнулся, обнажая крупные клыки, — Вы вернете мне меч и ответите на наши вопросы... По-хорошему или по-плохому, и уверяю вас, второй вариант мне нравится больше.

— Прости, Мал, пришлось тебя подставить, — Трэй подошел с другой стороны стола, как бы невзначай закрывая Варелу проход. — По-другому бы не получилось. Ну, раз уж мы так удобно проникли прямо в твой кабинет, препровожденные твоими собственными людьми, может, ты все же признаешь тот факт, что я тебя облапошил?

— Кейдж, — Варел с ненавистью взглянул на воргена, плюхнувшись обратно в свое кресло. — Я знал, что следовало прикончить тебя еще тогда, когда ты работал на меня. Второй раз я такой ошибки не допущу.

— Если он будет, этот второй раз, — задумчиво пробормотал вор, поднимая глаза к потолку. — Твой меч они заперли в хранилище, Малагис. Заберешь его по пути назад. Пока что нам он ни к чему.

— Мог бы и предупредить, я все равно вошел бы через главный вход, — без каких-либо эмоций отозвался немертвый, — Не в моих правилах действовать исподтишка, ну да ладно, что сделано, то сделано... Итак, раз мы разобрались с моим мечом, то перейдем ко второму пункту нашего плана, а именно к ответам на вопросы Трэя.

— Да-да, — ворген закивал, радостно улыбаясь и походя в этот момент на какого-то психа, нежели чем на искушенного вора. — А вопрос у меня очень простой. Что скажешь об этом? — он вынул из кармана монетку и кинул ее на стол. Та упала с громким и тяжелым звоном прямо перед носом Варела, и тот нахмурился.

— Импово дерьмо. Я думал, что это не дойдет до тебя, Кейдж. Но раз уж все-таки дошло... — он тяжело вздохнул и поднял монетку, поднося к лицу. Кажется, он совершенно не думал о том, что его в любой момент могут прикончить. — Да, это те самые ублюдки, которые тут объявились недавно и принялись кошмарить мой бизнес. Я думал, что выдворил их из моего города, но они вернулись. Похоже, надолго.

— Так кто они? — поднажал Кейдж, наклоняясь к Варелу и заглядывая ему в глаза. — Я знаю, у тебя всегда найдется кусочек-другой ценной информации.

— Уж кому-кому, как не тебе знать, что найдется, — безапелляционно заявил финансист. — Эта банда дегенератов и дезертиров из Терамора, откуда их, похоже, вышвырнули тамошние маги. Совершенно никакой морали, никаких принципов, одни только инстинкты. Вот чего у них не отнять, так это способности подделывать золото. Они называют себя Ястребами, но, по-моему, Крысы им больше бы подошло.

— Переходи к делу, Варел, мой друг выглядит так, словно он проголодался, — протянул Кейдж, бросая взгляд на рыцаря смерти.

— Да. Так вот, они шныряли тут повсюду, бросались деньгами... думаю, скоро сами себе вырыли бы яму. Стража этого бы так не оставила, да и ШРУ тоже. Только вот недавно начали болтать, будто им перепал хороший заказ. Мои информаторы упоминали что-то о графском сынке, которого они должны были тайком переправить контрабандой в Нордскол.

— Что-то конкретное известно?

— Нет, ни имен, ни явок не знаю, — съязвил Варел, метнув убийственный взгляд на потрепанного воргена. — Знаю только, что корабль, на котором должны были везти мальчишку, пиратский. Сегодня ночью он причаливает в порт и сразу же отбывает. Если поторопитесь, сумеете его перехватить.

— Зачем кому-то графский сынок? Я еще мог бы понять, если бы его похитили ради выкупа, но зачем его увозить в Нордскол? Продать там в рабство? Да проще вернуть его любящему папочке, а на вырученные деньги купить сотню рабов, — немертвый покачал головой, — Название корабля не знаешь? — он поднял голову, мимолетно поправляя волосы, и взглянул на Варела.

— Нет, но вы его узнаете. Не так уж много пиратов суется в Штормградский порт нынче, — ядовито ответил Варел, — Судя по всему, портовые охранники тоже подкуплены. Не знаю только, деньгами заказчика или фальшивым золотом Ястребов. Важно только то, что он причаливает ровно на полчаса, забирает мальчишку и отплывает. Остальное не моя забота.

— Это все? — Малагис бросил взгляд на Трэя.

— Похоже, что больше он действительно не знает, а если и знает, то нам не скажет, — пожал плечами Кейдж.

— Хорошо, — немертвый повернулся к Варелу и медленно обошел стол, оказавшись рядом с ним, — Прощай, Варел, — он положил руку, закованную в латы, на голову финансиста и чуть сжал ее, тихо нашептывая что-то себе под нос.

— Можешь убить его, если хочешь, — сказал Трэй, подходя к столу Варела и роясь в бумагах, — Мне до этого дела нет. Без него в городе только чище станет, — он смял и сунул в карман несколько бумажек и потрогал свое лицо, чуть морщась. — Проклятие, теперь в борделе все девицы шарахаться будут...

Рыцарь смерти не ответил, продолжая нашептывать что-то себе под нос. Лицо Варела побагровело, кровь повела себя очень неестественно, она начала подниматься вверх, к голове человека, медленно, но неотвратимо. Постепенно его лицо побагровело, из носа, рта и ушей пошла кровь, тонкими струйками стекая вниз. Наконец рыцарь убрал руку:

— Я закончил, можем уходить, — он повернулся к Трэю только тогда, когда Варел рухнул на свой собственный стол, заливая его кровью.

— Что, неужели нельзя было обойтись без всей этой... грязи? — ворген поморщил нос. — Глупый вопрос, когда работаешь с рыцарем смерти, наверное. Что ж, пойдем. — Он направился к выходу из кабинета, поправляя свой кожаный доспех. — Наше оружие в хранилище, думаю, вынести ТУ дверь не составит тебе никаких проблем...

ID: 10417 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 17 июля 2012 — 0:59