Золото покойного барона: два капитана (8)

Гильдия Ганза

Гельмут: Гельмут, узнав, что ему дежурить в первую смену, попросту занял позицию возле лестницы, ведущей в кубрик ганзы. Тепло, свежий воздух и прекрасный обзор.

Мартин: Наемник же, наоборот, занял позицию в самом темном углу. Таким образом, человек, спускающийся к ним на палубу, был бы прекрасно виден Мартину, а вот в сторону снайпера еще нужно было внимательно посмотреть, чтобы его увидеть.

Геллемар: Проверив состояние пациента, - сиречь Стенли Горнеолла, - эльф приготовил стакан воды на случай внезапного пробуждения старика и, успокоив этими действиями свою совесть, завалился на одну из пустовавших коек. Была надежда на то, что заснуть получится быстро.

Алек: Алек спокойно лег на свою дальнюю койку и почти мгновенно погрузился в сон. День был уж слишком уматывающий.

ДМ: Разговоры разговорами, однако провинившаяся Файре не сняла не только штанов, но и доспеха: спать в нем на жесткой койке было сомнительным удовольствием, зато эльфка была готова к любым неожиданностям.
Первые два часа все было тихо, только скрипели наверху снасти, и вдалеке слышался мерный, раздражающий звук: должно быть, на камбузе сковорода билась о стену, когда нос "Ведьмы" поднимался на океанскую волну. Глухо звучащий корабельный колокол отмерял склянку за склянкой.
Гельмут первым услышал осторожные, крадущиеся шаги, а потом южное небо загородила чья-то фигура. Помедлив, человек стал спускаться по трапу.

Гельмут: Дергаться блондин не стал. Его не видно, Мартин внизу наготове, да и рассмотреть визитера не помешает. Слишком уж робкий, на убийцу не похоже.

Мартин: Роджер был готов, да. Его ладонь уже сжимала рукоятку револьвер, дуло которого плавно двигалось вместе с незваным гостем.

ДМ: Наверху было гораздо светлее, и человек пробирался вперед неуверенно, выставив перед собой одну руку, а другой хватаясь за стены и поручни. Когда он проходил мимо Гельмута, тот разглядел треуголку и тощую, светлую косу, змеей спускавшуюся на спину: капитан Мюррей собственной персоной намеревался войти в кубрик, где расположилась охрана. Дойдя до двери, капитан остановился и сунул ладонь под полу своего форменного камзола.

Мартин: Мартин беззвучной тенью возник позади капитана и тут же аккуратно ткнул его дулом пистолета в район поясницы.
- Руки подними. Медленно. И без шуток, я сегодня нервный, могу и убить, - негромко произнес наемник.

Гельмут: - Очень рекомендую последовать совету, капитан Мюррей, - с другой стороны к ребрам визитера прильнула сталь. - Какого хрена вы тут бродите, позвольте спросить?

ДМ: В книгах, угодных почтенной публике, не случается того, что произошло на нижней палубе похищенного судна: капитан Джон Мюррей, морской офицер Его Королевского Величества Вариана из славной династии Риннов, громко испортил воздух, когда ему в спину ткнулось оружие.
- Умоляю вас, тише! - шепотом воззвал капитан, когда понял, кто к нему обращается. - Я пришел отблагодарить вас за спасение жизни. У меня есть кое-что, что я хочу всем вам показать. Это карта.

Гельмут: - А как вы выбрались из охраняемой каюты, благодарный вы наш? - поинтересовался Штольценфельс, не убирая клинка от печени морского пердуна. - И прямо сейчас, а не когда мы действительно были бы в безопасности?

Мартин: - Следи за ним, а я пока за лестницей присмотрю.
Мартин шагнул обратно в свой темный угол и стал дожидаться ответа капитана уже там.

ДМ: - Простите, я не должен был выходить, - сбивчиво забормотал Мюррей, подняв обе руки ладонями вверх. - Конечно, надо было сидеть там и полагаться на вашу милость. Но охраны не было, клянусь. Ради Света, уберите нож. Я могу быть полезным! Вы совершите чудовищную ошибку. Карта, взгляните на карту, прошу. Это очень важно. Разбудите всех, пожалуйста.

ДМ: На койке Файре загорелись слабые зеленые огоньки: эльфку разбудил звук, исторгнутый капитаном. Она сморгнула, еще не сообразив, что случилось.

Геллемар: - Что за шум, ёж вашу... - клирик, уже проснувшийся, высунул за дверь помятую со сна морду. Поморщился: - И что за вонь? Капитан, вы что тут делаете? Я же вам сказал, - лежать.

Алек: - Кто меня будит, гады?! – издал Тейн разочарованный стон, со вторым стоном он поднялся и лениво сел на кровать.

Гельмут: - Все и так уже наверняка проснулись, - проворчал Гельмут. - У вас мортира явно крепостного калибра... Аверион, подними Цилю. Капитан клянется, что у него для нас гостинец.

Геллемар: - Циля! - позвал "Аверион", глядя на капитана Мюррея как на сопутствующий вони предмет. - Вставай и неси сюда свои прелести.

ДМ: - Позвольте, мне нужен стол и свет!
Капитан мелкими шажками вторгся в каюту, очень медленно достал из внутреннего кармана сложенную карту и развернул ее на столе, после чего нацелился разжечь фонарь.
- Уже встала, - мрачно отозвалась "Циля", действительно изображавшая собой столб в черно-красных доспехах. Вооруженный и очень опасный.

Геллемар: Геллемар, не удержавшись, бросил взгляд на карту; эльфу вполне хватало того света, который имелся в кубрике.

Мартин: Мартин остался за пределами комнаты, наблюдает за люком.

ДМ: Карта, несомненно, изображала Восточные Королевства и окружающие их воды. Большая, подробная, она была затерта на сгибах и украшена вязью множества пометок.
Когда в каюте стало светло, Мюррей поманил к себе "охранников".
- Подойдите, взгляните на это! Вот здесь, чуть севернее Бухты.

Гельмут: Гельмут тоже вернулся на пост.

Алек: Алек устало подошел к карте, пытаясь понять, что этот капитан пытается там сказать.

ДМ: Файре подошла к столу; ей как командиру полагалось разбираться с тем, что собирался донести до них капитан Мюррей. Взгляд синдорейки заскользил по хитросплетению цветных линий.
Спасенный офицер, быстро облизнув губы, снова сунул руку под камзол. Гельмут и Мартин, следившие за трапом, не могли ему помешать; выхватив отлично сработанный, дорогой револьвер, Мюррей выпустил по одной пуле в Тейна и эльфийку, метя последней в голову, потом метнулся за круг света, под защиту пустующей койки. Рыцаря ему удалось зацепить.

Геллемар: - Ах ты гнида! - гаркнул клирик, которого пуля отчего-то пощадила. Метнулся следом за капитаном, с ножом наперевес; пока враг удирает, думалось эльфу, надо пользоваться моментом, потом он займет оборону и начнет прицельный обстрел, - если пистолет у него многозарядный.

Алек: Ошарашенный Алек, схватился за подстреленный бок и медленно сполз на пол. Сквозь свистнутые зубы Тейн начал вслух читать что-то вроде молитвы. Через несколько мгновений возле раны засиял теплый свет, идущий от руки Алека. Мужчина слегка расслабился – рана еще никуда не делась, но боль стала уходить.

Гельмут: Гельмут чертыхнулся, пообещав себе в следующий раз больше доверять предчувствиям, и кивнул Мартину, указывая на кубрик - мол, помоги там, я послежу.

Мартин: Кивнув Гельмуту, мужчина перехватил револьвер в левую руку и быстро, но осторожно подкрался ко входу в каюту, в которую поселили ганзу. Выглянув из-за косяка на уровне пояса человека среднего роста, снайпер мигом оценил обстановку, проследив за взглядами тех, кто находился в помещении. Не перехватывая оружие в правую руку, Мартин немного сдвинулся в сторону, ловко распределил вес и наклонил туловище влево так, чтобы в комнате оказались его рука с револьвером и левая половина лица.

ДМ: Быстрый, как крыса, Мюррей успел забиться в угол.
- В сторону, вас я не хочу убивать! - взвизгнул капитан, наводя револьвер на Геллемара. - Не вынуждайте меня стрелять!

Геллемар: - Я тоже не хочу вас убивать, - быстро согласился клирик, резко тормознув на месте, - потому что люблю свою работу и не люблю делать её напрасно. Вы же помните, что это я вас откачал? Надеюсь, помните. Отдайте пистолет и скажите, кто вас сюда послал за нашими жизнями. Мы не звери.

ДМ: - Вы мятежники и убийцы! - истерично возразил Мюррей, пытаясь разглядеть, что творится за спиной Геллемара. Он был почти уверен, что промахнулся, и его трясло от досады.

Геллемар: - Глупости. Если бы я был мятежником и убийцей, вы бы уже давно кормили рыб своим бездыханным телом.

Мартин: Мартина скрывали тени и тощая фигура клирика, поэтому у стрелка было достаточно времени, чтобы определить расстояние до угла, в котором засел капитан. Впрочем, стрелок не торопился предпринимать какие-либо действия, дожидаясь, чем закончится разговор.

Гельмут: Штольценфельс тем временем поднялся чуть выше по лестнице, так, чтобы можно было выставить башку из люка и осмотреться. Мало ли, вдруг тот, кто настропалил капитана (читай - Шутник) где-то поблизости.

ДМ: - Отойди, - прошипели у клирика над ухом: Файре, совершенно не устраивало, что Геллемар выполняет роль живого щита. Капитан не хочет убивать спасителя? А если передумает?
- Мне все известно, - рявкнул Мюррей, не опуская оружия.- Ваша эльфийка - отравительница! Вы потопили фрегат и захватили золото, принудив команду к повиновению! Только один из вас достоин того, чтобы жить, но, клянусь Светом, если вы не отойдете, я буду стрелять.

ДМ: Гельмут увидел, как на палубу выбегают заспанные матросы: выстрелы перебудили всех.

Геллемар: - Бред собачий, - раздельно произнес Геллемар, чувствуя, как от бешенства у него немеют губы. Отстраняться он и не подумал, прекрасно понимая, в качестве чего выступает. - Кто вам это сказал?

Гельмут: - Ну понятно - стрельба, вопли. Какой уж тут сон, - хмыкнул блондин, усаживаясь на краю люка и устраивая ножны с ятаганом на коленях. - Плавучий цирк, сказали бы мне раньше...

ДМ: - Ну конечно же, не Стеффилд, который до сих пор не встает с постели! - в голосе Мюррея опять прорезались истеричные нотки. - Вайс рассказал мне все: и как боролся с ядом, и как валялся в ногах у бандитского доктора, умоляя его проявить милосердие, и как вы согласились оставить нам жизнь. Я даже не знаю, ради Света вы это сделали или из жажды выкупа. Мятежники, негодяи, обманувшие доверие людей, которые вручили вам свои жизни! Пусть я должен погибнуть, но мой долг...
Он накрутил себя достаточно. По тому, как капитан замолчал, как напрягся, Геллемар понял: сейчас прозвучит выстрел.
- Какого хрена? - требовательно обратился к Гельмуту боцман, лохматый спросонья. Он был при оружии, как и остальные: понятно, учитывая обстоятельства.

Гельмут: - Видишь ли, Бен, - Гельмут неспешным взглядом обвел команду. - Капитан Мюррей, вылеченный Аверионом от яда, очухался. Затем кто-то, если я правильно расслышал его визг, сказал ему, что это наша команда отравила офицеров и захватила корабль. Поэтому капитан откуда-то добыл оружие, вышел из почему-то не охранявшейся каюты, пришел сюда и попытался убить Альбину. А теперь скажи мне, Бен, кто бы все это мог подстроить?

Мартин: Мартин разрывался между прикрытием Геллемара на тот случай, если капитан решит снова стрелять и помощью Гельмуту, который сейчас оказался один против мятежников. В итоге он принял решение сместиться таким образом, чтобы быстрее прийти на помощь вору, но и стену, за которой сейчас находился Мюррей, он мог прострелить в любой момент.

Геллемар: Геллемар замолчал. На какую-то секунду.
- У вас кровь носом пошла, - сказал вдруг, на мгновение коснувшись взглядом капитанской носопырки. Через мгновение после прозвучавших слов эльф слегка присел, одновременно с этим уводя корпус в сторону, - с траектории возможного полета пули, - и бросил себя на капитана, стараясь поднырнуть под державшую пистолет руку, втиснуть Мюррея собой в угол и хоть как-то нейтрализовать его в образовавшейся тесноте.

ДМ: - Морской дьявол, - убежденно сказала Гремучка, не потрудившаяся запахнуть рубаху. Абордажницу, видно, давно отправили с поста отдыхать - лицо у нее было заспанное. - Все дурные ссоры, что случаются на борту, от морского дьявола.
Бен нахмурился. Похожий на старую гориллу боцман вовсе не был дураком; тем не менее, за штурмана он вступился:
- И зачем бы это ему понадобилось? Ведь обо всем уговорились.

Геллемар затеял очень рискованный трюк, и если бы Мюррей не был на взводе, пуля наверняка пробила бы клирику грудь. Но капитан сильно волновался, и поэтому выстрел только царапнул плечо Геллемара. Короткая схватка в углу помешала офицеру выстрелить снова, но и прижать руку с револьвером либо выбить оружие не получилось.

Гельмут: - Вот и мне интересно, зачем? - подтвердил слова боцмана Штольценфельс. - И скажи мне, добрый Бен, если не Шутник, то кто? Только версию с морским дьяволом, будь добр, не озвучивай. Шутки и байки кончились. Нас пытаются убить. Как ты думаешь, мы будем защищаться, а, добрый Бен?

ДМ: В углу было слишком тесно, чтобы там поместилась еще и Файре, но клирик услышал за спиной ее голос, произносящий слова на талассийском, и почувствовал внезапный прилив сил: эльфка щедро делилась украденной у негритянки энергией, оформляя ее в заклинание.

Геллемар: Почувствовав вышеозначенный прилив сил, клирик незамедлительно боднул капитана лбом в лицо. Со всей прилитой силы. Шансы Мюррея обзавестись носовым кровотечением резко скакнули вверх.

Алек: Тейн, затянув рану, со скривившимся лицом встал с пола и начал осматриваться по сторонам. От лечения в голове слегка гудело – Алек никогда не мог похвастаться особыми навыками целителя - к тому же, несмотря на не особую серьёзность раны, он был просто шокирован самим фактом, что в него стрелял этот капитан. Кое-как придя в себя, он подтянулся к месту действия, пытаясь разглядеть происходящее из-за спины синдорейки.

ДМ: - Да слышу уже, что защищаетесь, - пробурчал Бен, кивнув на отверстие люка. - Только за глаза человека не осуждают. Тащите сюда капитанчика, если живой. Подтвердит, что все был так, как ты говоришь, и тогда...
- Нарушающих слово в море не любят, - раздельно произнес тот смуглый, тощий парень, которого называли Сверчком.

Обзаведясь предсказанным кровотечением, Мюррей оглушенно заморгал, и у Геллемара появилась возможность выхватить у него револьвер.

Гельмут: - Сейчас, Бен, его там как раз вяжут, - хмыкнул Гельмут и спросил у проема люка: - Мартин, ну что, скрутили уже этого бесноватого?

Мартин: Мартин заглянул в кубрик, оценил скопление народа в углу и мастерский удар Геллемара.
- В процессе, - крикнул снайпер в потолок.

Гельмут: - Еще не скрутили, - повторил Штольценфельс для команды. - Так что погодите маленько. Щас упакуют и подадут.

ДМ: - В хреноцессе! - совсем не по-благородному срифмовала Файре, злая, как все морские дьяволы сразу. - Какого черта заниматься бешеным капитаном должен врач и почему бойцы жмутся по углам?
Она помогла выволочь из угла обезоруженного и оглушенного Мюррея, после чего выдрала пояс из офицерских штанов и принялась связывать пленнику руки.
- Трусы, - процедила она. - Я же видела, Корский, что тебя едва зацепило. Сразу бросился латать свою шкуру, недоделанный рыцарь, когда рядом рискуют жизнью!

Гельмут: - Циля, не горячись, - посоветовал сверху Штольценфельс. - Давайте этого долбоклюя сюды. Тут вся команда собралась его послушать.

Геллемар: Клирик, сунув отобранный огнестрел за пояс, прислонился к стене и, стянув с себя окровавленную рубаху, принялся изучать задетое плечо.

Алек: Алек даже не подумал отвечать на выпад Файре. Никто никого за этим психом прыгать не вынуждал. А вот его, Алека, ранили, чего он сильно не любит.

ДМ: Не прислушавшись к совету, Файре обругала еще и Геллемара, который сунулся к капитану. Обругав, с силой развернула его к себе и принялась лечить - только рыцарь крови, пенясь от злости, может призывать Свет, и только рыцарю крови он вынужден ответить в такую минуту.

Геллемар: Эльф в ответ ничего не сказал. Только в какой-то момент оттолкнул руку синдорейки, дав понять что хватит, - и, отлепившись от стенки, полез в свой рюкзак за курткой и бинтом.

Мартин: Роджер скривился. В конце концов, именно Файре, Геллемар и Тейн прохлопали момент, когда Мюррей потянулся за револьвером. И уж точно не стоило бросаться с голыми руками на вооруженного человека. Только то, что он был недавно отравлен, а потому ослаблен и взвинчен, сохранило клирику жизнь. Да и ввязываться в драку в тесном углу всей толпой было бы просто до безумия глупо. Если рыжая этого не понимала, то она либо слишком взволнована, чтобы рассуждать логически, либо... Мартин скривился еще раз. Он не любил, когда его называли трусом на пустом месте.

Геллемар: Бинт, по закону подлости, отыскался на самом дне вещмешка; бинтуя руку, Геллемар старался не думать о бравом защитнике сирых и убогих, который был, по всей видимости, уверен, что капитан не выстрелит в него второй раз. Или третий. Что капитана надо было обезвреживать, пока он не начал претворять свои планы в жизнь. О том, где были остальные, Геллемар тоже старался не думать. Наверное, они заняты чем-то важным, раз их, бойцов, это важное смогло отвлечь от стратегически продуманного, идеального плана нейтрализации вооруженного человека. Эти люди не поступили бы до безумия глупо, будь они в кубрике. А клирик что, он обычный врач, не убийца-одиночка с военным прошлым и не агент тайных спецслужб. Ликвидирует угрозу как может.

ДМ: Синдорейка полоснула по Тейну потускневшим взглядом, рывком подняла съежившегося Мюррея и потащила его наверх. На внятное изложение событий капитан не был способен, но из его причитаний о мятежниках рисовалась вполне понятная ситуация.
- Отведи его в каюту, Гремучка, - пробурчал боцман, угрюмо опустивший уголки рта. - И вы отправляйтесь спать. Команда разберется.

Гельмут: - А вот черта с два, - возразил Штольценфельс. - Лично я не намерен спать, покуда Шутник бродит по судну свободно. Команда, насколько я понимаю, сильно любит эту желтую морду. Так что, Бен, слов "команда разберется" тут явно маловато.

ДМ: - Не спи, - мрачно ответил Бен. - Только без разбирательств команда все одно ничего учинять не будет. Одно могу сделать: прямо сейчас спустить на воду шлюпку и отправить вас на берег, мимо которого мы проходим.

Алек: Алек оглядел Файре и Гельмута, за которыми поднялся на палубу, быстрым взглядом. Конечно, плыть ночью почти самоубийство, но этот корабль надоел ему донельзя. Однако, чтобы не взывать очередной психоз … кого-нибудь, Тейн смолчал.

Гельмут: - Ты еще можешь Шутника к мачте привязать. Или запереть где покрепче, - посоветовал Гельмут. - Бен, не сочти за угрозу, но если я замечу хоть что-нибудь еще, направленное против нашего отряда, я просто пойду и отрежу Шутнику его желтую голову. Без разбирательств.

ДМ: - Одни неприятности от вашего "отряда", - пробурчал Крэддок, тоже слушавший разговор. - Бен, сажай их в шлюпку, и пусть убираются к чертям, сухопутные крысы. Без них разберемся, что к чему. Да не забудь проверить карманы - хрен его знает, чем они занимались рядом с нашим золотом. Ни одна монета этот корабль не покинет, пока я жив. А сделать меня неживым многие пытались.
- Ночью опасно, - отозвался боцман. - Налетят на рифы, и плакала наша шлюпка. Пусть себе спят до утра. За Шутником я пригляжу.
Файре, молча кивнув, ушла вниз.

Гельмут: Штольценфельс, проигнорировав реплику Крэддока вчистую, остался сидеть на месте. Его дежурство еще не закончилось.

Алек: Мысленно издав разочарованный вздох, Алек посмотрел на уходящую Файре, а потом на оставшегося Гельмута. Поколебавшись, он все-таки решился идти вниз – у него осталась, пусть небольшая, но хоть какая-то надежда отдохнуть.

ДМ: Надежда не сбылась.
- Корский, - хмуро окликнула синдорейка. - На чьей ты вообще стороне? Это твой голос был за то, чтобы сохранить капитану жизнь. Это ты разглагольствовал о верности присяге и долгу. Но когда капитан схватился за револьвер, ты не сделал ничего, пока Аверион своим телом закрывал тебя от его пуль. Если не мог сражаться, надо было хотя бы убраться ко всем чертям из кубрика, чтобы доктору не приходилось тебя защищать! Или знакомый магистр заговорил тебя от пуль, и ты был уверен, что капитан во второй раз промахнется?

Алек: - Во-первых, я не просил меня защищать, - устало откликнулся Алек, - во-вторых, я был уверен, что капитан из безобидных идиотов, когда защищал его, и в-третьих я тупо был в шоке от того, что этот "капитан" вообще умеет стрелять, и среагировал рефлекторно. То есть начал спасать себе жизнь, - Тейн скривился, - хотя рана была и пустяковая, признаю. Что дальше? Мне пойти повеситься или где-нибудь порыдать в уголке, какой я плохой и неправедный? Или может, вы меня убьете, и уже отдохну? – провоцировать взвинченный отряд было глупо, но Алек, действительно, жутко устал.

ДМ: - Дальше? Тебе пойти и окончательно залечить его рану, октопусом трахнутый паладин! - вызверилась Файре. - Это приказ!

ДМ: - На будущее учти, - добавила она тоном ниже. - что пока ты рефлекторно заклеиваешь одну дырку, в тебе может появиться другая.

Мартин: Мартин наблюдал за вспышкой гнева Файре с маской каменного спокойствия на лице и ждал, когда от командирши "прилетит" и ему.

Геллемар: - Обойдусь без его помощи, - отозвался Геллемар, одной рукой заталкивая в рюкзак остатки бинта. - Не приведи Свет, на его жизнь снова кто-то покусится. Да и не хочу быть в долгах у человека, который считает, будто к нему придираются безосновательно и тем самым мешают спокойно спать.

Алек: Тейн пожал плечами:
- Как хочешь. И да, я собирался спокойно спать, пока не начнется моя смена, - угрюмо добавил он.

Геллемар: - Какое совпадение, - эльф, покончив с упаковкой, натянул куртку на голый торс; запасной рубашки у него не было. Застегнулся до горла. - Моя смена аккурат с твоей.

Алек: - Ну, и славно, - садясь на свою кровать, отозвался Алек. После этого он попытался закрыть глаза и успокоиться.

ДМ: - Как неприятно, что тебя отвлекли, пытаясь убить. Как досадно, что тебя спас эльф, которого ты об этом не просил, - пробурчала Файре. - Спас, может быть, дважды, потому что показания капитана произвели впечатление на команду. Мартин, если в следующий раз он поведет себя так же, пристрели его, будь добр. За предательство общих интересов. Взывать к рыцарской совести, как я вижу, бесполезно. И еще одно - если соратнику грозит опасность, эту опасность надо нейтрализовать. По крайней мере, попытаться: мои резкие движения могли спровоцировать выстрел, но ты же, черт возьми, снайпер.

Мартин: - Поговорим, когда вылезем из этого дерьма, - коротко ответил "черт возьми, снайпер".

ДМ: Синдорейка кивнула. Направившись к своей койке, остановилась рядом с Геллемаром, сгребла его за здоровое плечо и что-то сказала на ухо - судя по выражению лица, обругала снова. Потом убралась спать.

Алек: Алек, даже не открыв глаз, завалился на здоровый бок. Эльфийка, наконец, замолчала и подарила ему благословенную тишину.

Геллемар: Вышеупомянутые уши от услышанного слегка растопырились в стороны, придав обалделому лицу Геллемара комичное выражение. Видимо, словарный запас бывшей леди-рыцаря оказался неисчерпаем на неожиданные решения и новые аббревиатуры. Отвечать эльф, понятное дело, не стал, только пересел за стол и притянул к себе одну из кружек с недопитым чаем; до смены оставалось всего ничего, адреналин в крови и боль в руке заснуть не дадут, так хоть запьем пережитое и услышанное чем Свет послал.

ID: 10406 | Автор: Dea
Изменено: 16 июля 2012 — 5:27