Золото покойного барона Золото покойного барона: сделка с пиратами (7)

Гильдия Ганза

ДМ: На фрегате должно было находиться больше ста человек: штормградских моряков, не подозревающих о том, что у них под ногами медленно тлеет смерть, - если верно предположение о готовящемся взрыве.
Сто человек.
Другая бы, может, задумалась об их женах и детях, но не бывший рыцарь крови - все сантименты быстро и болезненно отсекались Орденом еще в период неофитства.
- Это шутник пытался меня отравить, - Файре закончила управляться с застежками доспеха и опустила на переносицу стрелку шлема. - И капитан с помощником наверняка уже не поднимаются с палубы. Если сейчас помочь им, то они выживут. Если нет, умрут. Ваши аргументы, господа, и как можно быстрее.

Алек: - Если есть выбор оставить кого-то умирать или попытаться кого-то спасти, то я выбираю второе, - Алек говорил спокойно и уверенно, - у меня нет каких-то аргументов, чтобы убедить вас правильности этого.

Мартин: - Если мы собираемся сражаться с командой на их же корабле, то нам нужно придумать, как за один раз вывести из строя большую их часть, чем и сравнять шансы.

Геллемар: - Спасем кого сможем, - клирик, тряхнув головой, поднялся с койки и ухватил свои пожитки. - Надо подать знак фрегату, там наверняка достаточное количество народа, чтобы подавить бунт.

Гельмут: - Тем, кто на фрегате, лучше бы озаботиться спасением своей посудины, - Штольценфельс неспешно проверил заточку ятагана, пересчитал ножи в чехлах на перевязи. - В любом случае, надо брать ситуацию под свой контроль. А следовательно - убеждать наших недоделанных пиратов. А словами или сталью - выясним в процессе.
Блондин открыл выданный Зухелем ящик, привесил к поясу две гранаты.
- В идеале надо бы запереть команду в кубрике или в трюме.

Мартин: - Ну что, командир, двинули?

ДМ: - Белый плащ и консорт Алекстразы за спасение жизней, - это должно было прозвучать с ядовитой насмешкой, но на клирика у Файре не хватило отравы - вышло мрачно и устало. - Хорошо. Рискнем, хотя это может озлобить команду.
Синдорейка первой поднялась на палубу. "Ведьма" не отрывалась от сопровождающего фрегата больше, чем на половину мили, и оттуда наверняка приглядывали за плавучим золотом в подзорную трубу, поэтому матросы, занятые снастями или уборкой, даже не повернулись в сторону рыжеволосой наемницы.
Каюты помощника и капитана располагались в кормовой надстройке, а у входа в нее дежурил, положив ладони на рукояти двух пистолетов, сам Шутник, слегка поднявший брови при виде Файре.

Геллемар: Клирик хотел было вернуть подколку касательно любительниц бронированной одежды, но не стал. С потравленными женщинами шутки плохи.

Гельмут: - Я выиграл фунт говна, - удовлетворенно кивнул поднявшийся на палубу Гельмут при виде Шутника. - Хоть какая-то прибыль.

Алек: - Да, ты был прав, - согласился Алек, легкой походкой проследовавший за Файре и остальными.

ДМ: - Господам охранникам что-нибудь нужно в офицерских каютах? - любезно поинтересовался штурман. Тонкие черные усы, как стрелки компаса, указывали на глубокие впадины под его скулами. При ярком освещении Шутника запросто можно было спутать с одним из подданных королевы Сильваны. - Сударыня, рад видеть вас в добром здравии. Признаться, я был удивлен, что вас пригласили за стол к капитану. Удивлен и расстроен. Вы и ваши люди полюбились команде. Меня горячо заверяли в необходимости дать вам шанс и, надеюсь, мне помогут принять правильное решение, поступая разумно и осмотрительно.

Мартин: Мартин держался за спинами соратников, револьвер он уже сжимал в руке, но ни Шутник, ни кто-либо из команды не могли этого заметить.

Гельмут: - Офицеры живы? - с вежливой улыбкой поинтересовался блондин.

Геллемар: Геллемар благоразумно держался ещё дальше, чем Мартин. Ведь он был лекарем, пристукнут в первых рядах, - лечить будет некому. А Файре налечит, ага.

Алек: Алек спокойно и невозмутимо стоял от Шутника на расстоянии чуть дальше, чем длина его клинка, который он был в любой момент готов вытащить. Но все же Тейн решил подождать окончания разговора.

ДМ: - Думаю, да, - честно ответил Шутник. - Но некоторое время назад бросили попытки выйти наружу.

Гельмут: - А сколько времени осталось фрегату? - не менее вежливо задал Гельмут следующий вопрос.

ДМ: - Минут пять, может быть, десять. Больше получаса ему не дал бы и самый благожелательный предсказатель, - равнодушно отозвался штурман.

Гельмут: - Неосмотрительно, - покачал головой Штольценфельс. - Мы ведь еще недостаточно далеко отшли от бухты, велика вероятность повстречать какого-нибудь торговца... Впрочем, это ваши проблемы. А вот наша общая проблема заключается в том, что к Фалриверу нам идти нет никакого интереса. И вот эту проблему я предлагаю обсудить. Во избежание.

ДМ: Штурман вежливо кивнул, предлагая Гельмуту говорить. Время сейчас работало на него; тем не менее, соглашаясь на беседу, Шутник не спускал с наемников пристального взгляда.
- Две минуты, - тихо, отрывисто сказала взломщику Файре. Что бы тот ни задумал, план со спасением офицеров вот-вот мог закончиться неудачей.

Геллемар: - Я бы предпочел, чтобы переговоры проходили в каюте, - подал голос клирик.

Гельмут: Блондин в ответ на шепот Файре только плечами двинул. Встревать в конфликт и рисковать жизнью вкупе с гонораром ради спасения офицерских задниц особого желания не было.

Алек: - Меня одно интересует, - вдруг встрял Алек, - а у вас есть гарантии дальнейшей безопасности плавания?

ДМ: - Уверен, что переговоры не затянутся, - отверг предложение штурман. - Гарантии? Друг мой, если бы вас хотели убить, это б сделали в самый неожиданный момент. У меня осталось маловато людей. Вы вполне подходите для того, чтобы укомплектовать команду.

Геллемар: - Дайте мне осмотреть отравленных, - клирику надоело говорить намеками. - От этих людей в виде трупов вам не будет никакой выгоды. Живыми они могут сгодится как для команды, так и для получения выкупа за их высокопоставленные персоны. Вам люди и деньги не нужны? Тогда я снимаю вопрос.

ДМ: Взгляд Шутника заметался, отыскивая говорившего.
- Целитель. А я было подумал, что устойчивость вашего командира объясняют какие-нибудь амулеты.
- Пропустите его к капитану, - хмуро сказала Файре. - Если вам недосуг думать о выкупе и заложниках, то мы об этом как раз подумали. Давайте же - в знак доброй воли, если действительно хотите сделать нас частью команды.
Штурман коротко пожал плечами. Быстрым, гадючьим движением переместился в сторону, освобождая клирику проход.
- Оба в каюте Мюррея. Действуйте, доктор.
В том, как Шутник обратился к Геллемару, было не только ироничное уважение - дань статусу морских врачей, но и что-то еще, проблеск жгучего интереса.
Либо отчаянной надежды.

Геллемар: - Не собираюсь я становиться частью этой команды... - буркнул клирик в адрес Файре и протиснулся в каюту.

Алек: Тейн помолчал, наблюдая за Файре, клириком и Шутником, и начал лихорадочно искать варианты решения проблемы. На ум решительно ничего не шло.
- А все-таки. Какие опасности могут подстерегать на пути следования, не повториться ли оказия с штормом, не будет ли повторения инцидента? – вольготно, словно все ужу было решено и они договаривались о мелочах спросил Алек, - удержите ли вы корабль на плаву? – ему действительно было интересно сможет ли этот новоявленный командир удержать команду от очередного бунта.

Гельмут: Штольценфельс в свою очередь явно посмурнел. Оставлять офицеров в качестве заложников у мятежной команды явно не казалось ему лучшей из идей.
- Корский, не суетись. Он, судя по всему, единственный навигатор на судне. Без него они ни курс не проложат, ни место на карте не определят. Так что команда будет с мистера Шутника пылинки сдувать... аж до самого пункта назначения, - еле заметно усмехнулся Гельмут.

Алек: - И что потом? - тихо уточнил Алек.

Гельмут: - А потом все будет зависеть от того, как мистер Шутник проявит себя в качестве капитана, я полагаю. Если проявит хорошо, они вместе поднимут "Роджера" и будет бороздить океан. Если плохо - то либо команда вздернет его на рее по прибытии, либо он продаст команду гребцами на какую-нибудь скорлупку поплоше.

Алек: - О, тогда я спокоен. Значит, угрозы повторного бунта жадной до денег матросни нет. Хвала Свету, - абсолютно серьезно кивнул Тейн.

ДМ: - Вы, кажется, не понимаете, - Шутник улыбнулся, не разжимая губ. - Это моя команда. Мои, преданные мне люди. А ваши вопросы, господин Корский, выдают человека, впервые поднявшегося на борт. Странно: Мюррей хвалился, что ему выделили стаю морских волков. Повторится ли шторм! И ребенок не мог бы придумать худшей абсурдности. Вы ведь никакие не моряки. Отчего же притворяетесь ими?
Он хлестал вопросами, раздувая ноздри хищного, ястребиного носа.
- Что вы делаете на "Ведьме"? Тоже охотитесь за золотом?

Алек: - Потрясающий ум, - сквозь стиснутые зубы ответил Алек, - даже поразительно, что вы способны к таким прекрасным размышлениям, оставаясь уверенным в верности кого-либо кому-либо, когда на кону такие деньги.

ДМ: - Бросьте, - ухмыльнулся штурман. - Ребята знают, что я их не подведу и не обижу. У другого капитана может быть иначе.

Алек: - Люди не любят делиться, - ответил Алек, не обращая внимания на браваду Шутника, - а главные обычно получают самую большую долю, делая, как кажется людям, меньше всего.

Гельмут: - Ваши люди? - блондин коротко рассмеялся. - Мистер Шутник, они ваши ровно до тех пор, пока верят, что получат свою долю золота из трюмов. Что же до нас, то мы действительно не моряки, клюз от кранца не отличим. Нас отбирали за боевые умения, а не за ловкость в лазании по вантам. И хватит об этом. Лишние вопросы вызывают лишние осложнения. Давайте лучше дождемся Авериона и поговорим предметно о том, как бы нам получше разойтись миром.

ДМ: Шутник иронично цокнул языком.
- Вопиющее незнание морских обычаев. Существует кодекс, устраивающий всех - от капитана до юнги. Понимаю цель ваших усилий, но, поверьте, они смешны. Отупевшие от жадности пираты, которые дерутся за прекрасных женщин - простите, мадам, - или бесценную добычу, существуют только в наивных балладах. Присутствие лекаря вам обязательно, чтобы высказать свое мнение о Фалривере?

Алек: - Честные люди и следование кодексам тоже редко встречаются вне баллад, - Алек изобразил кривую улыбку.

Гельмут: - Ну да, кодекс, - кивнул Штольценфельс. - Уважение к старым обычаям - вещь похвальная, спору нет. Впрочем, капитан Шутник, это, как я уже говорил, ваши проблемы. Сейчас дождемся Авериона и конца фрегата, а там можно будет и поговорить в подробностях.

Геллемар: На этой самой ноте из каюты явился рекомый Аверион. Выглядел он не особо хорошо, но взгляд имел вменяемый, благодаря шестигранному флакону в руке. Флакон уже почти не светился.
- Последняя склянка, - предупредил квельдорей, по привычке засовывая стеклотару в карман. - Капитан жить будет и почти адекватен. С помощником хуже, но имеет шансы оклематься, если его не трогать.

ДМ: Конца фрегата ждал не только Гельмут: матросы, хоть и делая вид, что занимаются своими делами, часто бросали взгляды на корабль, неотступно следующий за "Ведьмой". Мимо штурмана прошла Гремучка, настороженно бросив тому "Вы обещали". Шутник криво усмехнулся. Послал девушку стеречь каюту с подлеченными офицерами.
- Говорите сейчас, - предложил Дик.

Гельмут: - Если, - это самое "если" было четко выделено, - фрегат пойдет на дно, вы высадите нас на вестфолльский берег. Золото нам не нужно, но в числе груза есть еще и бумаги. Вам они без надобности, а вот нам пригодятся. Мы забираем эти самые бумаги, вежливо прощаемся и забываем о том, что вообще были знакомы.

ДМ: - И таким образом я оказываюсь в убытке, не имея полноценной команды с самородками, отобранными за боевые умнения, - констатировал штурман, - зато оказав вам услугу без малейшей выгоды для себя лично. Господин, если не ошибаюсь, Шапиро, у меня над головой случайно нет светлого нимба?

Мартин: - Если мистер Шутник не согласится с нашим предложением, то может потерять еще часть команды или ее всю. Вы же не думаете, что мы покорно поднимем лапки и позволим себя безнаказанно убить?

Гельмут: - Ну как же так без выгоды, капитан Шутник, - возразил Штольценфельс. - Вы получаете полный трюм золота без малейшего сопротивления со стороны "самородков, отобранных за боевые умения". Дело в том, капитан, что мне тоже пришлись по душе ваши люди. Пусть я и не одобряю пиратство, но резать глотку той же Гремучке или добряку Бену не имею ни малейшего желания.

ДМ: Молчание Файре объяснялось тем, как эльфка посматривала на высокие паруса за кормой. Очень скоро все выяснится, считала она, - и не ошиблась.
Ветер был попутным. Звук взрыва, разворотившего все три палубы, оглушительной волной накрыл "Ведьму"; деревянный корпус фрегата занялся огнем, и судно, черпая воду пробоиной, быстро дало крен на правый борт.
- И да покоятся они с миром в пучине морской, - бесстрастно произнес Шутник, даже не оглянувшись. - Резать, говорите, глотку? Да вы весельчак. Не от вас ли я слышал мудрую фразу о клюзах и кранцах? Перебив команду, вы попадете во власть волн, подводных чудовищ и опасных течений. Даже если корабль выбросит на берег, вы заблудитесь в джунглях, станете легкой добычей троллей. Мы нужны вам. А вот ваша полезность в том случае, если мы расстанемся у Вестфолла - куда нам, кстати, нет смысла идти, - вызывает глубочайшие сомнения. И еще одно. Господин Аверион, вы в любом случае остаетесь. Не извольте беспокоиться, вреда вам не причинят.

Геллемар: - С какой великой радости? - невнятно осведомился клирик, ритмично надавливая ладонями на уши, "оттоптанные" грохотом.

ДМ: - Я обещал это Гремучке, - не моргнув глазом, соврал штурман. Говорить об истинной причине ему не хотелось.
- Она передумает, - помолчав, сказала Файре. Таким тоном, что судьба оной Гремучки внезапно показалась незавидной.

Алек: Синие глаза Алека при звуках взрыва наполнились сталью:
- Боюсь, вы совершили большую ошибку, убив невинных людей, - отчеканил Тейн, - не стоит считать, что на вас мир клином сошелся.

Геллемар: Клирик только фыркнул, ясно дав понять, что счастье Гремучки находится в её же руках. Причем в прямом смысле слова.

Гельмут: - То-то мне так не понравился цвет вашего лица, мистер Шутник, - хмыкнул Гельмут. - Печень пошаливает? Или лихорадку ухватили, перемежающуюся? В любом случае, Аверион с вами не останется. И хватит торговаться. Если вы соглашаетесь на озвученные мной условия, ваша команда не уменьшится в числе. А в качестве бонуса наш целитель перед высадкой на берег подлатает ваш организм. Если нет - "Морская ведьма" станет очередным кораблем-призраком с дохлой командой на борту. Выгода более чем очевидна. И я сомневаюсь, что ваши люди поддержат вашу принципиальность в таком вопросе.

Геллемар: Слова Гельмута заставили эльфа сморгнуть и на пару секунд сосредоточить свое внимание на морде штурмана; обозвав себя идиотом в квадрате, квельдорей дал себе слово, - по возвращению обложиться тематической макулатурой. Дожили, - лекарь очевидного не замечает.
- Да, - помедлив, кивнул он. - Я займусь вашим лечением, но только по прибытии на место. Вот вам и смысл идти в Вестфолл.

ДМ: - Я? - поразился Шутник. - Сударь, я не убийца. Это сделал такой же человек, как вы, приняв самостоятельное решение.
В отдалении от наемников происходило что-то неладное: один из матросов, тощий и чернявый, ругался с Беном, активно жестикулируя; остальные моряки, бросив работу, смотрели то на спорщиков, то на горящий фрегат, и лица у них были безрадостные.
Слова Гельмута стерли с лица штурмана снисходительную ухмылочку; он злобно сверкнул глазами.
- Не стоит обсуждать мое здоровье, господин Шапиро, - процедил Шутник. - Вот вам встречное предложение: вас высаживают в джунглях, после чего мы разворачиваемся и идем задуманным курсом. В качестве альтернативы предлагаю любой из встреченных пустынных островов. Но к Вестфоллу "Ведьма" не пойдет.

Гельмут: - Джунгли нам не подходят, - с ходу отмел вариант Гельмут. - Там слишком много змей, троллей и прочей дряни. Остров... это уже лучше. Как полагаете?
Последний вопрос, само собой, адресовался ганзе.

Геллемар: - И что мы будем на этом острове делать? - хмуро осведомился "Аверион", поглядывая в сторону спорщиков. - Смотреть друг на друга до тех пор, пока к нам не прилетит Калекгос и не спасет нас всех? Я за джунгли. По крайней мере, это материк.

Алек: Остров, остров, ну не знаю, - начал вещать Алек, кивая. Тихо, чтобы Шутник не расслышал, добавил: - Почтовые птицы. Где-то возле каюты капитана. Нет троллей на этих островах, а я против еще одного риска. Да, да, остров, возможно, подойдет, - напыщенно закончил он.

ДМ: - Ничего не знаю об островах и джунглях, - пожала плечами Файре. Несмотря на сложность ситуации, синдорейка выглядела беспечной. - Пожалуй, нас устроит любое удобное для вас место, штурман.
Грузно ступая, подошел Бен.
- Со страшной силой извиняюсь, - проворчал он, - но у Сверчка Диаса к капитану Шутнику есть вопросы. Оно как было уговорено? Что фрегат встанет с пробоиной, спустит шлюпки. А это...
Боцману пришлось замолчать. Огонь добрался до порохового погреба военного корабля, что означало его конец: прозвучал еще один взрыв, мощнее прежнего. Переломившись пополам, как игрушка, судно начало погружаться в волны.
- Нехорошо это, - подвел итог Бен.
- Гоблинская взрывчатка, - покачал головой штурман. - Надежности в ней - как в женщине, снова прошу прощения у мадам. Вырази Диасу мои соболезнования. Он получит возмещение, как будто бы его родственник погиб в бою. Итак, на чем мы остановились? Впрочем, вы можете спуститься вниз и все обдумать. Я буду ждать ответа утром.

Геллемар: - А какое беспокойство господину Диасу до того фрегата и до его команды? - проявил любопытство клирик.

ДМ: Шутник бросил на боцмана предупреждающий взгляд, но Бен, развернувшись к эльфу, уже отвечал, нахмурив кустистые брови:
- Да сын его тетки был на борту, ядрена вошь. Нанялся, стало быть, проследить.
- Увы, - без тени сожаления прокомментировал Дик. - Он знал, что рискует и, тем не менее, согласился.
- Знал, что взрывчатки будет на все три палубы? - мрачно уточнил боцман.
Шутник поглядел на него в упор; желтое, осунувшееся лицо ничего не выражало.
- Случайность. Все мы ходим под его величеством Случаем, старина Бен. Я не просил закладывать столько. Или не веришь мне?
Боцман отошел, не говоря ни слова.

Алек: - Да сохранит Свет души погибших, - грустно сказал Алек, приложив руку к сердцу - и пусть благодать его осенит души и даст задуматься тем, кто виновен в их гибели. Уверен, что этих гоблинов настигнет правосудие.

Геллемар: - Пошли вниз, - коротко сказал Геллемар.

Гельмут: - Сперва надо проверить каюту надзирателя, - остановил эльфа Гельмут. - У него должны быть шифры от замков на сейфах.

Геллемар: - И ключи, - напомнил клирик. - Старик лежит в нашей каюте, ключи могут быть при нем.

Гельмут: - Тоже верно, - кивнул Штольценфельс. - Помнится, у него в штанах имелся характерный "звяк".

ДМ: - Не беспокойтесь, - резко сказал штурман, которому разговор с Беном испортил настроение. - Бумаги мне не нужны, и вы получите их. Вместе с заложниками, которым решили оставить жизнь: распоряжайтесь этими господами по своему усмотрению, хоть берите их в качестве запасной провизии. И помните, что выбор места высадки обменивается на услуги господина Авериона. Доброй ночи.

Гельмут: - Вам того же, сэр, - выдал ответное пожелание Гельмут. - Идемте вниз.

ДМ: Файре, подходя к трапу, постоянно оглядывалась на неподвижную фигуру штурмана; темное отверстие люка на секунду показалась ей прямой дорогой в могилу, но эльфка немедленно приободрилась, вспомнив о своем козыре.
- Мы в безопасности, - объявила она, когда все спустились вниз. - Маг, отправивший нас в Бухту, оставил способ связаться с ним. Как только мы окажемся на неподвижной суше, он сможет вытащить нас оттуда.

Гельмут: - Именно на это я и рассчитывал, оговаривая место высадки, - кивнул Гельмут. - Леди Файре, вы не поможете мне обыскать господина королевского надзирателя на предмет ключей и шифров?

Алек: Алек с хищной улыбкой высказал свое мнение, - Отлично. Если все пойдет по плану, и вы найдете способ вытащить нас всех из этой ситуации, то все просто замечательно.

ДМ: - Уже не скорбите о загубленных душах? - эльфка с прищуром посмотрела на Тейна. - Мне нравится ваша улыбка. Она означает, что вы умеете радоваться спасению собственной жизни, даже если рядом обрываются десятки других. Наш человек. Воистину.
Сказав это, Файре присела рядом с бесчувственным надзирателем и принялась обшаривать его карманы.
- О небо, - пробормотала она, ничего не обнаружив. - Только не в кальсонах.

Гельмут: - Это придется выяснять эмпирическим путем, - пожал плечами блондин, стаскивая с дедулика штаны. - Кстати кальсоны у него топорщатся в непредназначенных для этого местах. Думаю, искомое именно там.

Алек: - Не совсем, леди - Алек не перестал улыбаться, - однако, если мы будем спасены, эти люди будут отомщены. И воздаяние настигнет эту кучку жадных до золота ублюдков.

Геллемар: - Даже не хочу спрашивать, кто будет отвечать за нанесение воздаяния, - клирик, сбросив свои вещи на койку, разместился за узким столом возле стены. - Наверняка это будете не вы, господин Тейн. Нет ничего легче, чем призывать громы небесные на головы злодеев. Поэтому я их и не призываю.

ДМ: - Ну разумеется, - эльфийка выпрямилась, видя, что Гельмут нашел ключи. Сняв шлем, встряхнула примятыми волосами. - Как только в Штормграде обо всем узнают, они немедленно снарядят флот на бОльшую сумму, чем везет этот корабль, и покарают Фалривера и всех его гнусных пиратов, хотя прежде почему-то были заняты войной с обезумевшим драконом и Ордой.

Алек: - Боюсь, вы не до конца меня поняли, но это и не важно, - Алек улыбнулся гораздо светлей, - не думаю, что понадобиться больше одного корабля. Учитывая, что остальные так заняты войной с «ужасной Ордой».

Гельмут: - Нашли о чем спорить, - Гельмут выпрямился, подбрасывая на ладони связку ключей и блокнот с шифрами. Пахнуло уксусом. - Пойду вскрывать сейфы.

Геллемар: - Теоретик, - устало резюмировал квельдорей, после чего отлепил свой зад от табурета и полез проверять состояние обысканного дедушки. При благоприятном стечении обстоятельств, этот старый перечник мог выжить.

Гельмут: Из помещения с сейфами доносится ритмичное пощелкивание и позвякивание.

ID: 10394 | Автор: Dea
Изменено: 15 июля 2012 — 0:18

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
15 июля 2012 — 0:46 Dea
- А нечего было травить, - незамедлительно перешел в атаку квельдорей, отчалив на одну койку с рыжей синдорейкой; пошарил в кармане, нашарил платок, сгреб Файре за плечи и, прижав к своей груди, принялся утирать синдорейское лицо кругообразными движениями.


Не могла удержаться.

15 июля 2012 — 0:49 Zenov

Получив заряд юмора пойду спать.