Золото покойного барона Золото покойного барона: ужин и его последствия (6)

Гильдия Ганза

ДМ: А в это время в кают-компании уже подавали обед. В небольшой полукруглой комнате, посреди которой находился круглый стол с мягким продолговатым диваном в форме полумесяца. На столе уже «раскинулись» несколько блюд: копченые грудинки гуся, прекрасный черепаховый суп и нарезанные тропические фрукта. В качестве аперитива подавали хмельное красное и белое вино, хмельные пузырики которого бодрили и возбуждали аппетит. Свежо и остро пахли морем на блюде устрицы во льду – прекрасная закуска к вину. За столом уже сидел королевский надзиратель и рассуждал о цене на гусиное мясо. Офицеры и предводитель наёмников ещё не пожаловали.
Войдя в кают-компанию, Файре сразу почувствовала себя по-идиотски: ее доспех, выглядевший вполне солидно, ждал своего часа в сундуке, а повседневная одежда наемницы никому не позволила бы угадать, что она - не кто-нибудь, а бывший офицер элитного ордена. И леди. Из древнего, как рога Малорна, рода. Машинально одернув куртку, рыжеволосая эльфка заняла место напротив штурмана Вайса - единственного представителя команды Ревилгаза, приглашенного к офицерам. Желтолицый моряк галантно ей улыбнулся.

Надзиратель: - Великолепный, кхмок, да-да! – старый Горнеолл довольно поделился известиями, прожёвывая мясо гуся и запивая его вином. – Вкуснейший!
Старик был очень доволен, он тепло улыбнулся вошедшей эльфийке, продолжая вещать.
- А вы, кхе-ом, должно быть тоже проголодались?

ДМ: Файре чистосердечно созналась, что так и есть, и принялась за еду. Впервые за долгое время ей пригодились правила застольного этикета.
Штурман взял откупоренную бутылку красного, повертел в руках; длинный манжет на его запястье заслонил от эльфки узкое горлышко.
- Чудесный букет, - сказал Вайс, снова поражая слух чрезмерно правильной, безжизненной речью. - Рекомендую.

Надзиратель: - А вы моетесь? – поинтересовался старый маразматик видимо у всех присутствующих за столом.

ДМ: Капитан Мюррей состроил обиженное лицо, сложив губы утиной гузкой, и пригубил вино. Его помощник бросил на старика колючий взгляд, однако штурман, взявшийся подливать собравшимся расхваленный напиток, ответил:
- Мытье, сэр, укрепляет тело и ограждает от множества злокозненных хворей. Это угодное королю и богам дело, не так ли?

Надзиратель: - А моя покойная жена, кхмом, Капитолия, - прочвакал старикашка. – Говорила, что мыться – вредно! Мы носили исподнее несколько недель, кхме, не снимая. А потом обтирались уксусом? Показать?
Дед осмотрел всех поочередно, он то был на все сто уверен в правоте покойной супруги.
- Именно по этой причине я доил до 97 лет, - о том, что его супруга скончалась в 34 года от какой-то жуткой болезни, Майкл Стенли промолчал.

ДМ: Штурман, сохраняя на лице бесстрастное выражение, отговорил старичка от намерения показать исподнее. Чувствуя, как волосы на голове становятся дыбом, Файре схватилась за бокал с вином, как утопающий - за спасательный круг. У происходившего за столом безумия, правда, была и своя положительная сторона: помощник капитана, казавшийся человеком умным и подозрительным, не приставал к "Альбине" с щекотливыми вопросами.

Надзиратель: - Как пожелаете, - обижено пробурчал старичок, принимаясь за черепаховый супчик. Несколько минут он весьма сосредоточенно наблюдал за содержимым пустеющей тарелки, чтобы затем спросить:
- Куда плывем?

ДМ: - Плывем в Штормград, сэр, - доложила старичку Файре, разделываясь с устрицами.

Надзиратель: - О! – радость была подобна детской. – Как это великолепно! Бывали в Злато-кхмок, Златоземье? Словное место.
Старичок уже пообедал, он с удовольствием рассматривал собравшуюся компанию.

ДМ: - Славное, - согласилась Файре, ни разу Златоземья не видевшая. Боги, ну почему мерзкий старик не выберет для домогательств кого-нибудь другого?

Надзиратель: Видимо боги услышали молитвы эльфийки, и дед окончательно ушел в себя. Он лишь изредка что-то бормотал себе под нос, порой донимая помощника капитана:
- Славная Рыжая Писюренчиха, - Майкл Стенли принялся выхвалять эльфку Дугласу. – И где вы только такую взяли!?

ДМ: Услышав новое прозвище, Одноглазая Цыля с трудом удержала в руках вилку. Хуже всего был сочувственный взгляд капитана: помощник и штурман сделали вид, что ничего не слышали.

Надзиратель: - А что? – дед не понял всеобщей реакции. – Я что-то не то сказал?
Старичок по-детски удивился и выпил ещё немного вина. Это был уже второй бокал.

ДМ: Внезапно помощник поднялся, с грохотом отодвинув стул и, поспешно извинившись, покинул кают-компанию. Штурман проводил его недоуменным взглядом, а Файре вспомнилось, как злобно скалила зубы чернокожая повариха и как аппетитно дрожала вокруг нее магия.

- Мнээ... Позволю себе не согласиться, - деликатно высказался капитан. - Уважаемая Альбина, хоть и происходит из меньшинств, известных достаточно вольным поведением, едва ли заслуживает такого порицающего прозвища, в связи с чем я спешу принести свои извинения и выразить надежду на то, что ее чувства не оказались задетыми.

Надзиратель: - О! Да-да! Прошу покорнейше простить! - извинился старик. - Но я слышал, что её так называли члены команды, вот и решил, что это её имя! Какое странное!

- Ох! – старичок развел руками. – Как поздно!

ДМ: Что до Мюррея, то он в этот момент промакнул пухлые губы салфеткой, попрощался и тоже вышел из кают-компании. Файре не задержалась наедине со штурманом и малодушно сбежала вниз, где села на свою койку, прижимая ладони к вискам: в голове шумело. Вино? Качка?

ID: 10384 | Автор: mandarin
Изменено: 14 июля 2012 — 17:02

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
14 июля 2012 — 17:02 Dea

Добавила ники.