Золото покойного барона Золото покойного барона: ужин и его последствия (6)

Гильдия Ганза

ДМ: К тому времени море совершенно успокоилось, и "Ведьма" степенно шла к северу, мерно переваливаясь с носа на корму. Чтобы королевский фрегат не отставал, паруса быстроходной шхуны пришлось зарифить: этой бедой поделился с наемниками все тот же Бен, седая обезьяна с боцманским свистком. Он же и пригласил охрану отобедать.
- Поскольку я как ваш командир должна есть за одним столом с офицерами, - сказала "Альбина", когда боцман убрался, - вам достается важная задача - как следует познакомиться с командой. По возможности расположить матросов к себе; также узнать, заглядывают ли вахтенные на нижнюю палубу и оценить вооружение возможного противника. Аккуратными расспросами - сомневаюсь, что они ставят паруса и едят кашу, не выпуская из рук сабли и пистолеты. Есть поправки или другие предложения?

Геллемар: У Геллемара вопросов не было.

Мартин: Роджер тоже кивнул, хоть и сомневался, что способен получить необходимую информацию, не вызвав нездоровых подозрений со стороны команды. Все-таки он был солдатом, а не шпионом. Но он приложит все усилия, чтобы выполнить поставленную задачу. Или хотя бы не завалить ее.

Гельмут: У Гельмута вопросов тоже не возникло. Ясное дело, познакомиться надо.

Алек: Алек только поднял руки:
- Вы командир, ваше слово закон. Сделаю.

ДМ: Файре кивнула и отправилась на заклание - обед в обществе пухлощекого капитана, старичка-маразматика и хмурого помощника сложно было назвать иначе.
Матросы обедали в носовом кубрике, который располагался над помещением, выделенным охране. И стало понятно, что не зря Гремучка завидовала наемникам - это была тесная прокуренная каморка, освещенная несколькими фонарями. Вдоль стен в два яруса располагались койки, между которыми на крючках висели куртки; были здесь сундуки и полки, стол и стулья - и восемь шумных, галдящих человек, полных энтузиазма в отношении заслуженного обеда. Чернокожая девушка, надевшая под фартук рубашку с закатанными рукавами, обносила желающих рассыпчатой рисовой кашей и жареной рыбой.
Когда вошла охрана, матросы немного притихли. На чужаков смотрели в основном с любопытством, кое-кто - со снисходительным презрением, а один здоровяк, чья рожа наводила на мысли о каторге, - с открытой враждебностью.

Геллемар: Честно говоря, при виде этого сброда Геллемару захотелось сделать разворот на сто восемьдесят градусов и отбыть в "дежурку" напротив охраняемой ими каюты. Но задание есть задание, поэтому квельдорей изобразил на лице улыбку, больше подходящую волку, попавшему на псарню.
- Чудесные запахи, - возвестил он. - А нас угостят?

Мартин: - Присоединяюсь к вопросу, - в помещение следом за клириком протиснулся снайпер.

Гельмут: - Привет честной компании, - Штольценфельс пригнулся, чтобы часом не треснуться лбом в притолоку.

Алек: - Всем здравия, - гадостно хмыкнул Алек, заходя в каюту.

ДМ: Южанка с подточенными зубами остановилась рядом с Геллемаром, отделенная от него только подносом. Томно вздохнула, натянув рубашку тугим бюстом; "каторжник", пожиравший ее глазами, при этом еще сильнее насупился.
- Уж тебя-то я откормлю, - ухмыльнулась чернокожая. - Садись, придвигай тарелку.
- Лу, черная ты драная кошка! - беззлобно вознегодовал боцман, развалившийся во главе стола. - А ну втягивай пушки и закрывай порты! Вот я тебе хвост накручу, если не дашь покоя королевским, еть его меть, охранникам.
- Ага, - поддакнул тот самый, с мордой висельника. - Они гладенькие, чистенькие, не нам чета. Брезгают, должно быть - и тобой, Лу, и твоей стряпней.

Геллемар: - Ничего подобного, - вконец раззубастился клирик, хлопаясь на лавку и подтаскивая к себе тарелку из тех, что почище. - Провалиться мне сквозь палубу, если от запахов стряпни этой красавицы у меня не бежит слюна, как у бешеного пса. А есть мне доводилось всякое. Бывал я на севере, у дремучих селян, ихней жратвой даже свиней кормить зазорно было. И ничего, ел. Попробуй им возрази, сразу за ружья да копья хватаются, честь их обижают, видите ли. Уж не проверял, насколько они тем и другим хорошо владеют, да вот только гляжу на вас и сдается мне, что любой за этим столом этих дремучих людей одной левой уделать может. Верно мне думается?

Мартин: Мартин улыбнулся висельнику самой милой улыбкой, на которую только был способен убийца с большим стажем и еще большим количеством трупов за плечами. Наемник сделал вид, что вообще не заметил презрения со стороны команды. Так что, изобразив на лице невозмутимость, которую можно было заряжать в пушки вместо ядер, снайпер кивком согласился со словами Геллемара и взял себе тарелку, весело подмигнув поварихе.

Гельмут: - Ну вот, размахал хвостом, - беззлобно рассмеялся Гельмут, забирая свою порцию. - Аверион, это ж моряки, ты по части байки травить и рядом не валялся.

Алек: -Надо заметить, - поддержал Тейн клирика, - что компания подобралась вполне себе симпатичная, - он намекающее подмигнул чернокожей стряпухе, - помню в Нордсколе, попал я по-настоящему: нежить слева, нежить справа, нежить впереди и сверху и даже посрать не сядешь – и под земли выползет.

Гельмут: - А сверху на тебя нежить не падала? - поинтересовался блондин, зачерпывая ложкой кашу. - Или так и пробыл на северах не срамши?

Алек: - А ты как думаешь? - хмыкнул Алек в ответ, - Или мы просто так в атаки, по твоему ходили? Это рыцарям славу и почет, пехтуре и на бегу сподручно.

Мартин: Снайпер с удовольствием уплетает кашу.

ДМ: Тарелка Геллемара, к слову, при ближайшем рассмотрении оказалась достаточно чистой, чтобы стоять и на более изысканном столе: кем бы ни была эта Лу, свое дело она знала. И запах от угощений, немедленно предложенных охране, шел весьма аппетитный.

- Свои ребята, - хохотнул боцман, выслушавший клирика с одобрением. - Вишь, тоже их помотало по свету.
- Сефер - это та-а, - многозначительно протянул Кашалот Пэн. - Эт-то сефер.
- Насчет левой ты, конечно, загнул, - неразборчиво, сквозь чавканья, заявила Гремучка. - Но, думается, оно сразу видно, что руки у нас не только под снасти заточены.
- Кому видно, кому нет, - буркнул "висельник". - Видно было бы там, наверху, не стали бы обижать нас конвоем. Будто мы сами за золотом не приглядим. От кого это, интересно, они будут его охранять? От нас, что ли? Или от чаек?

Алек: - Благородных не знаешь, что ли? Они за своим золотом трясутся, что и чайку приговорят, подлети она к монетам, - лениво ответил Алек.

Гельмут: - От крыс, - пояснил Штольценфельс, работая ложкой. - Крысы - они жутко прожорливые заразы. Помнится, раз в Штормграде крысы прожрали сейф у одного богача. И, значить, попортили десяток монет. Тот богач как стал теми монетами расплачиваться, его и повязали немедля, за то, что портрет короля на денежках покарябанный оказался. Оскорбление изображения Его Величества, коронное преступление, не хер собачий.

Геллемар: - Да мы и сами в непонятках, - пожал плечами Геллемар, - да только наше дело маленькое, приказы начальства выполнять. Что и почему, такое нам знать не следует, да. Видимо, ценный груз, раз столько народа на охрану согнали, и монеты им не жалко на такое дело. А вот интересно мне, - если, упаси Свет, какая лихая пиратня на нас нападет, - отобьемся? Я-то на суше больше по стрелковому делу был.

ДМ: При словах о лихой пиратне матросы дружно переглянулись. "Каторжник" осклабился. Боцман опустил глаза и поскрёб лапищей в поросли на груди.
- Так за нами тащится целый фрегат, как сранье за каракатицей, - пробасил он. - Отстреляется. Наше дело маленькое, привести эту красотку, ну, "Ведьму", в целости и сохранности. Скучища.
- По стрелкоффому делу? - заинтересовался эльфом Кашалот. - Из метких стрелкоф получаются карошие канониры.
- Я вот чего не пойму, - Гремучка взмахнула вилкой с наколотым на нее рыбным хвостом. - Вы, парни, получаетесь не из армии? Знакомы хоть между собой?

Геллемар: - Уже знакомы, - клирик закинул в рот ложку каши, и пережевывая её, выразительным взглядом оценил бронебойные орудия негритянки. - Но с тобой, красотка, я охотно познакомился бы поближе, чем с этими мордоворотами, с которыми вынужден жить в одной каюте. Эх, кабы не законы на корабле, так бы и приударил!
Ничего умнее для отвода разговора со скользкой темы Геллемару в голову не пришло.

Гельмут: - Ёкарь-перехватчик, тоже мне, - оскалился блондин. - Слухай, Аверион, а вот скажи, у тебя на северах бабы были? Из тамошних, коренных?

Геллемар: - Э-ээ, Рони, да сколько можно про это рассказывать! - незамедлительно залыбился клирик, толкнув блондина кулаком в плечо. - Ну, была одна такая. Только я от нее сбежал. Знаете, небось, что они там, на севере считают, будто от врайкулов произошли? Вот той северянке по меньшей мере врайкула и надо было подавать. Чтобы пушка с ядрами, ну ты понял. Жить мне хотелось, понимаешь!

Мартин: Язык у клирика был подвешен хорошо, уж больно быстро он придумывал истории, большая часть которых была ложью. Мартин пока помалкивал, предоставив Геллемару и остальным выкручиваться. Вместо разговоров он еще раз внимательно осмотрел матросов, прикидывая, на чьей стороне будет преимущество в случае прямого столкновения.

Алек: - Значит у тебя и пушка-то с мортирку, и ядра картечь? – ехидно поинтересовался у клирика Алек.

Гельмут: - О! - обрадовался Гельмут. - От ты мне и скажи, правда, что у северянок эта самая потаенка не вдоль, а поперек?

ДМ: При словах Гельмута звериное лицо "каторжника" странным образом преобразилось и стало напоминать физиономию большого ребенка, которому сказали, что Дедушки Зимы на самом деле нет.
- Это как? - оторопело спросил он.

Геллемар: - У меня в штанах столько, сколько надо, - отозвался эльф, подмигнув при этом Лу с Гремучкой. - Аккурат, чтобы нормальная баба довольной осталась, и что перед собой на тележке возить не надо. Насчет потаенки скажу так, - она у них вглубь. Сами девки крепкие, ну и потаенка тоже мускулистая, стало быть. Как сожмет, так аж глаза выскакивают!

Алек: - Не, - разочаровано протянул Алек, - я потому эльфок больше люблю. Они худые, конечно, как палки, но зато скачут… ах, - Тейн изобразил ностальгические воспоминания.

ДМ: Наблюдения Мартина подсказывали, что команда "Ведьмы", несмотря на внешнюю неухоженность, может задать жару в схватке: даже темнокожая дикарка, присевшая угоститься обедом собственного приготовления, обращала на себя внимание не только роскошным бюстом и смазливой мордахой, но и крепкими мускулами, а подвернутые рукава показывали несколько шрамов, оставленных, несомненно, пулями. Боевые отметины были и у других матросов, включая носатого юнгу-картежника.

- Эльфок, значит, - заухмылялся боцман. Наклонился к столу, заговорщически подмигнул. - Ваша-то как, дает?
Гремучка ответила Геллемару благосклонным взглядом, но вообще казалась задумчивой и, разглядывая охранников, хмурила густые брови.
- Нет, - сказала она наконец. - Не пойму. Вы вроде свои, хоть счас грузи на борт и отчаливай. Не какие-то армейские хмыри. Но королевское золото доверили вам, а не постным харям в форме. Почему так?
- А может, они тех хмырей подушили и грамоты у них стыбрили, - "каторжник" говорил вроде в шутку, но слова Сью, похоже, заставили призадуматься и его.

Алек: - Командирша наша пускай не дает, но репутацию имеет, - проникновенно начал отвечать Алек, - а, когда действительно большие деньги крутятся, репутация она вещь самая главная.

Геллемар: - Потому что постные хари в форме только маршировать умеют, да по стойке смирно стоять, - отозвался клирик, напустив на себя благодушный вид. - А мы, видишь, меж собой знакомые, как семья одна. Одно дело вернее сделаем, чем парни, которых меж собой только номер части связывает. Потому, видать, нас и выбрали, - что друг друга поддержим, ну и соратников заодно. Таких вот как вы, честных и смелых людей.

Гельмут: - Видать до кого-то доперло, что если охране платить, а не командовать с погонами наперевес, то оно толку больше выйдет, - дополнил Гельмут, сосредоточенно выскребая ложкой остатки еды с тарелки. - У нас свой кровный интерес имеется, денежный. А солдату чего? Не деревню ж свою защищать. А за богатейское золото башку класть - оно солдату надо?

ДМ: - Шутишь ты все, Крэддок, - пожурил "каторжника" Бен. Его маленькие глазки приняли хитрое выражение. - А я вижу, что грамоты у них настоящие. Сам бы таким раздал, не побоялся. Только... Хорошо ты, парень, сказал про богатейское золото. Меня аж проняло. Ведь оно как получается - барон-кровосос награбил, а достанется другим упырям, не простому народу, который этим золотишком мог бы распорядиться по справедливости. Прямо за душу такое берет. Признайся, думал об этом? Или ты, эльф-северянин? Или ты? - толстый палец обвиняюще указал на Тейна.

За столом притихли. Слышно было, как чавкает, доедая кашу, медлительный Пэн.

Мартин: - Тебя послушать, так ты бы все золотишко сироткам бедным да вдовам солдатским раздал, - хмыкнул Мартин, глядя куда-то в потолок.

Алек: - Я, значит, слыхал такие речи уже, - хмуро ответил Алек, - парень такой был забавный в красное рядился, про справедливость плел. А еще я слыхал, что с ним потом сделали. Так что пусть золото будет у того, кто своровал. Жить спокойнее.

Геллемар: Геллемар лишь усмехнулся. Оглядел компанию, бросил ложку на тарелку, усмехнулся чуть шире.
- Опасные тут вещи говорятся, как я погляжу, - подытожил он всё вышесказанное. - Слишком опасные, чтобы их в тени фрегата произносить. Друг мой верно сказал, не любят богатеи, когда их наворованного лишают. Обижаются. Из пушек палить начинают, на дно отправлять. К берегу не подпускают. По столбам на берегу развешивают. Вольным воздухом дышать не дают, оглядываться вынуждают. Стоит ли сотня золотых монет такой анальной боли, как сами думаете?

ДМ: - Какой боли? - тупо переспросил Крэддок. Образованный Грош - тот самый, разжалованный в юнги ловкач, - перевел. Каторжник задумался.
- Сотня... - протянул Бен, улыбнувшись, как уже упомянутый Дедушка Зима, у которого на коленях мешок с подарками. - А ведь богатый человек был тот барон. Помножь сотню на сотню, вот тогда оно будет правильней. Рядом с такими деньжищами и фрегат уже не фрегат, а рыбацкая лодочка. Я чего, я так просто рассуждаю. Если б вы, скажем, были разбойниками с поддельными грамотами, могли бы приставить старому Бену нож к горлу и сказать - веди, толстое пузо, шхуну под всеми парусами. "Ведьма" ведь от фрегата уйдет, как молодая девочка от колченогого трахаля.

Алек: - Мне прям жалко, что мы не разбойники. Хотя, - Алек снова гнусно ухмыльнулся, - может податься в благородных бандитов, что грабят и награбленное раздают. Их хоть и вешают, зато все любят.

Мартин: Губы наемника скривились в ухмылке. Ход мыслей матросни ему определенно был по нраву, особенно, если учитывать тот факт, что сказал про сейфы вор. Вот только офицеры вряд ли согласятся опорочить свою честь подобным "событием".

Геллемар: - А не проверяете ли вы нас, ребята? - прищурился клирик. - Может, кого из вас за живое моя любвеобильность задела, приревновали своих девок, а теперь хотите нас на грабеж подбить, да начальству заложить, чтобы вздернули нас на реях? Награду получить за то, что разбойников вычислили и в руки закона сдали немедля, м? Я тоже рассуждаю, если что. О чем только люди за ужином не болтают, верно?

Гельмут: - Боль эта по простому называется жопная, - пояснил Гельмут, вытирая уголки рта большим пальцем. - А ты, Бен, хоть и вроде по уму толкуешь, только одного не учитываешь: там столько рыжья, что за такие деньги нас и у Смертокрыла в жопе найдут. Это тебе не кошелек спереть на базаре. Ну слиняем мы от фрегата, и чего? Всю жизнь сидеть в какой-нибудь дыре, молиться, чтоб сюда королевские люди не додумались заглянуть? Это ж теперь не покойного барона денежки, а Короны, мать ее три раза через каждый зубчик.

ДМ: Гремучка беспокойно поглядела на Геллемара, потом беспардонно пересела к боцману на колени и что-то горячо прошептала ему на ухо, прежде чем вернуться на свое место.
- Это ты, парень, уже загнул, - добродушно ухмыльнулся Бен. - Мы ведь люди Ревилгаза. Нам от Штормграда ни медного гроша не причитается, хоть юлой на палубе крутись, хоть заговор культистов-жопотрахов им вынь и положь. Ну все, все. Гляжу, у вас от таких разговоров кишки скручивает.
- Нет уж, Бен, - резко сказала Гремучка. - Поднял паруса на фоке, ставь и на гроте. Ревилгаз, медуза скользкая, стрекается, когда речь о снабжении. Плавали мы под его флагом, да наплавались - половины команды как не бывало. Но есть в этих морях и другая сила, да такая, что ни барончику, ни его вшивейшему величеству с ней не тягаться. Я это так, тоже для примера болтаю.
- А если фрегат вдруг пойдет ко дну, - вставил для примера каторжник, - то в порту и не узнают, что стряслось.

Геллемар: - Это какая же? - заинтересовался клирик.

ДМ: - Это она о Фалривере, - сообщил Бен, с невиннейшей рожей разглядывая рыбий скелет у себя на тарелке. - О Кровавом, значит, парусе. Слыхали?

Алек: - Которому Ревиглаз выдал так, что тот драпал из бухты со всем своим флотом? – поинтересовался Алек, - о нем, думается слыхали.

Геллемар: - Доводилось. Опять же, для всем известного примера, - не хотите ли вы барское добро хапнуть и вместе с ним к краснопарусникам примкнуть, свое место долей от награбленного купив?

Мартин: Роджер сконцентрировался; разговор плавно перетекал в опасное русло, и один Саргерас, наверное, знает, куда оно могло привести ганзу.

Гельмут: - А пойдет ко дну тот фрегат не иначе от могучего поносу, - кивнул блондин. - Креддок, ты с мачты не падал часом? Каким хером ты фрегат топить собрался?

ДМ: - Попробуй Ревилгаз взять Остров Грабежа, фалриверскую гавань, так не драпал бы, - невозмутимо ответил Бен, - а пошел ко дну прямо на месте. Хороший у тебя пример, эльф. Опять же, прямо за душу взял. Будь на месте нас, честных ребят, кто-нибудь другой, так бы и сделали. Мы-то что, мы за капитана Мюррея и штормградскую корону костьми ляжем.
Для убедительности боцман цапнул с тарелки рыбью хребтину и потряс ею. Потом продолжил:
- И ничего, что эта Корона ограбила Пэна, когда он, горемыка, сбежал от мертвяков на юг. Ничего, что Крэддок, душа-человек, в столичной тюрьме год проторчал за такую малость, что стыдно сказать. И что Луизу, красавицу нашу, драли кнутом не дикие тролли, а такие вот мюрреи - она соус на одного пролила. И что я... Э, пустое.
Гремучка зло, весело усмехнулась.
- Фрегат-то в Бухте кренговался, - сказала она, глядя Гельмуту в глаза. - Всякая неприятность с ним могла выйти.

Мартин: - Например? - только и спросил Мартин.

ДМ: Бен протянул волосатую лапу и дал Гремучке, собиравшейся ответить, хорошего подзатыльника. Абордажница выругалась.

- Без примеров, приятель, - осклабился боцман. - Мы же просто болтаем о пустяках. Ни к чему говорить так, будто и впрямь могло что-то случиться. Кто-то ляпнет, не подумав, потом передадут на фрегат, там забегают, будут искать, а ничего-то и нет! Нехорошо выйдет.

Гельмут: - Примеров я тебе и сам приведу, Попугай, - буркнул Штольценфельс. - Чего ты как первый раз родился... Ежу ясно, что если ребята готовились, то и в доке свои были, кто бочку с порохом да отмеренным фитилем протащил. Или доску, термитами точеную, в днище засандалили.

Мартин: Снайпер быстро переглянулся с остальными "королевскими охранниками". По его личному мнению уже на одних примерах они узнали больше, чем должны были. Будь он на месте матросов, то не выпустил бы из этой комнаты никого из охраны живьем.

Алек: Несмотря на неприязнь к снайперу, заметив его взгляд, Алек опустил глаза в знак того, что он его понял. Это пора было заканчивать. Продолжение должно будет происходить в других условиях.

Геллемар: Примерно о том же думал и Геллемар. Клирик уже ни о чем не спрашивал, держа руки на коленях, в непосредственной близи от рукоятки ножа. Ясное дело, что в драке шансы будут крайне неравными, но без боя эльф сдаваться не собирался.

Гельмут: - Ну раз о пустяках, так и ладно, - улыбнулся блондин, откладывая ложку и поднимаясь из-за стола. - Благодарствуем за угощение да за беседу приятственную. Вы заходите к нам в кубрик, если что. Баек потравим, мож еще о каких пустяках поговорим. Чую я, повод для разговора у нас еще найдется.

ДМ: Да, Мартин не ошибался: наемники узнали в кубрике очень многое. И то, что боцман только ухмыльнулся Гельмуту в ответ, не пытаясь его задержать, говорило либо о глупости, либо о самонадеянности, либо о принятых вовремя мерах. Таких, что докладывай капитану, не докладывай - ничего не изменится.
Алек поднялся вслед за Штольценфельсом и с сухим «спасибо, за беседу» вышел из кубрика.
- Это было… неожиданно, - пробормотал он про себя, хмурясь сильней, чем за все время пути.

ID: 10384 | Автор: mandarin
Изменено: 14 июля 2012 — 17:02

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
14 июля 2012 — 17:02 Dea

Добавила ники.