Золото покойного барона Золото покойного барона: "Мурлочья матерь" (3)

Гильдия Ганза

Утром выяснилось, что Эйлин, никого не предупреждая, покинула дом, оставив после себя собранную кровать, записку на столике в гостиной и пять золотых в качестве платы за проживание и возможные неустойки. Кроме того, из записки можно было понять, что она еще прошлым вечером успела напроситься пассажиром на торговое суденышко, с рассветом отплывающее в Терамор.
Ссылаясь на печальный опыт, свой поступок Торн объяснила нежеланием связываться с делом, в котором одновременно фигурируют большие деньги и придворные интриги, и, при всем этом, успех его выполнения от нее самой практически не зависит.

Особо высыпаться Зухель ганзе не дал. Около девяти утра гоблин вошел на подворье в сопровождении высокого, элегантно одетого человека. Проводив гостя до беседки, Зухель встал под окнами спален, гаденько ухмыльнулся, вытащил из кармана уже знакомую наемникам хлопушку, бросил ее немного в сторону и прикрыл уши.
Громыхнуло качественно.

- Да демон растереби твою холерную душу, - обругали Зухеля голосом Файре, которая за считанные мгновения успела скатиться с кровати, цапнуть последнюю гранату и осторожно высунуться в окно, чтобы оценить диспозицию. Утреннее солнце било в глаза, заставляя эльфку щуриться. - Что такое?

Через десять секунд после хлопка на балконе нарисовался встрепанный эльф в одних полотняных шортах и с винтовкой наперевес. Заспанность морды могла стать оправданием для столь необдуманного выскакивания на всеобщее обозрение; было видно, что клирик ещё толком не проснулся и готов палить даже в неосторожного пускателя ветров.

- Без штанов, но таки с оружием, - довольно осклабился Зухель. - Спускайтесь, будем принимать пополнение, пить чай и начинать мучиться.

- Поносом прокляну! - горестно возвестили с балкона, после чего эльф с ружьем исчезли в полумраке комнаты. Через пять минут клирик, уже одетый и без ружья, выбрался через парадную дверь, приглаживая мокрыми после умывания пальцами отросшие вихры.

За те же пять минут Зухель успел смотаться на кухню и приволочь в беседку поднос с плюшками-пряниками. Вузи и Фаза получили задание не пялиться на задницу эльфа, а готовить чай.

Файре понадобилось больше времени, чтобы спуститься вниз. Страдать так страдать, обреченно решила эльфка, управляясь с застежками своего доспеха; если тренироваться, то в условиях, приближенных к боевым. Перед тем, как выйти на ратчетскую жару, она прикрыла темный металл накидкой, привезенной из Бухты.
- У пополнения есть имя? - поинтересовалась синдорейка, поднявшись в беседку.

Человек встал, отвесил вежливый короткий поклон.
- Честь имею представиться: Гельмут Штольценфельс. Взломщик, механик, боец.
Садиться обратно блондин не спешит, ожидая ответного представления.
- Этот молодой человек таки лучшее, шо я нашел в этом городке, - пояснил гоблин. - И если старый Зухель хоть немного знает за жизнь, то и не только в нем.
К этому времени Вузи и Фаза принесли чай. Разглядев гостя, девчонки дружно заулыбались, но подстегнутые взглядом строгого дедушки немедленно ретировались в дом.

- Файре, - назвалась эльфка. Ее родовое имя уже давно не произносилось вслух, и это утро исключением не стало. - Рыцарь крови в отставке. Не сомневаясь ни в тебе, Зухель, ни в твоем выборе, все-таки уточню - какие гарантии, что молодой человек сохранит в тайне затею нашего нанимателя?

- Геллемар, - в свою очередь представился эльф и по заведенной традиции разлил чай по чашкам.

- Рад знакомству, - еще один поклон, затем блондин степенно опустился на скамейку. - Прекрасная леди, что касается гарантий, то в нашем деле их дает только могильщик. Да и тот, узнав про нежить, прекратил это гиблое дело... Если бы у нас было несколько больше времени, вы могли бы справиться о моей репутации в определенных кругах, но поскольку времени в обрез... Боюсь, иных гарантий, кроме моего слова, вам не дождаться.
Зухель тем временем уцапал ближайшую чашку и с наслаждением к оной приник. Гоблин явно успел немало побегать с утра пораньше.

Файре устроила металлический тыл на скамейке и присоединилась к чаепитию.
- В обрез, - согласилась она. - Обрез - тоже гарантия. Своеобразная. Однако, доверяясь чутью Зухеля и собственному впечатлению, обойдусь без набора избитых предупреждений. Вы помогаете нам, мы помогаем вам. Кстати, какой суммой?

- Уважаемый Зигильбзиккс сказал, что возможны два варианта выполнения задания, - Гельмут пригубил чай, одобрительно кивнул. - Чудесный напиток. Помнится, в последний раз нечто столь же вкусное я пробовал в Гилнеасе. Передайте мое восхищение юным леди.
- Так вот, - продолжил блондин после второго глотка. - Если удастся сработать по первому, короткому, как выразился уважаемый Зигильбзиккс, варианту, мои услуги обойдутся вам в пятнадцать золотых. Если придется работать длинный - цена будет зависеть от затруднений, которые придется преодолеть. Господин Зигильбзиккс уведомил меня о том, что суть и количество рекомых затруднений пока не представляется возможным определить. Соответственно, я не могу озвучить конкретную сумму.

- Предлагаю условиться насчет суммы предельной, поскольку нам не надбавят ни одного медяка за поднявшихся со дна моря чудовищ, внезапные ураганы, нападение наг, эпидемию тропической лихорадки или забившийся гальюн, - без энтузиазма перечислила Файре. - Скажем, сорок.

Блондин на несколько секунд задумался, затем согласно наклонил голову.
- Эта сумма меня устроит, леди Файре. Тем более, что некоторые из перечисленных вами трудностей, а именно забившийся гальюн, не представляются мне столь уж непреодолимыми.
Штольценфельс допил чай и вернул чашку на стол.
- Господин Зигильбзиккс сказал, что сегодня отряд приступает к тренировке боевых действий на корабле. Если у мне предоставят пятнадцать минут на смену костюма и помещение, то к концу указанного времени я буду готов исполнять ваши приказания.

- А господин Зигильбзиккс при этом не ржал, как как конь, отведавший тролльской травы? - проворчала синдорейка. - Если нет, то внесу в формулировку некоторые уточнения. "Отряд", способный на боевые действия, состоит из трех единиц, причем одна из них - наш врач, обученный меткой стрельбе, другая была нанята вчерашним утром, а третья перед вами.
Да, Файре читала записку. И поэтому чай, заваренный гоблинками, совсем не казался ей вкусным.
- Гостевые комнаты на втором этаже. Четвертая по коридору теперь пустует.

- Победу добывают не числом, а умением, - без малейшей иронии процитировал блондин. - Благодарю за чай, через пятнадцать минут буду готов.
Штольценфельс подхватил свой багаж, состоявший из большого чемодана и саквояжа навроде докторского, и ушел в указанном направлении.

- Серьезный молодой человек, - изрекла Файре, поглядев в свою опустевшую чашку. - Как ты нашел его, Зухель?

Проводив блондина взглядом, Геллемар оглядел себя, счел комплект из рубахи-штанов-сапог вполне пригодным к предстоящей тренировки и снова потянулся за чайничком с заваркой, сделать остатки чая в стакане покрепче.

- Честно сказать, мине просто повезло, - пожал плечами Зухель, прожевав плюшку. - Зашел в таверну, шоби узнать, хто из местных специалистов не при деле. А бармен мине на него и показал. Он таки действительно известный специалист, командир. За некоторые его дела ходит серьезных историй. И крови не боится.
Гоблин посмотрел на тень от фонтана, прикинул время.
- Мине надо спешить в Оргриммар, командир. В Ратчете нужного мага мы не найдем, окромя вечно пьяного Джилроя. Да и Кантангу легче вызвать оттуда. Он если сам не возьмется, посоветует шамана для шторму. В бухте ждет шхуна "Мурлочья матерь", я договорился с ее капитаном. Он от серьезных дел уж отошел, но натаскать вас сумеет, хотя бы по минимуму. И это... ви с собой все берите, как для дела. Потому как Моржовый Хрен будет каждого по специальности гонять. И перекусить чего прихватите, до вечера дома не будете.

- Моржовый хрен? - не поняла Файре. - Это официально или, поднявшись на борт "Матери" и спросив Хрена, я получу совсем не то, на что рассчитываю?

- Кличка у него такая, - хмыкнул Зухель. - И не спрашивайте за где он ее заработал, не знаю.

- Пойду упакуюсь, - сказал клирик опустевшей чашке, после чего поднялся из-за стола и направился к дому.

- Заинтригована, - призналась Файре, вставая. - Что ж, Зухель, удачи в Оргриммаре. Я тоже схожу за припасами.
Когда эльфка снова появилась во дворе, потратив на сборы около десяти минут, ее плечо оттягивала походная сумка. Попутно рыцарь заглянула к Мартину и сообщила ему название шхуны - на случай, если наемник, еще не вполне оправившийся от яда, найдет в себе силы на тренировку.

Геллемар собрался быстрее, - он только ружье с подсумком прихватил, - и потому уже ждал на крыльце.

Гельмут вышел из дома как раз вовремя, чтобы пожелать удачи Зухелю в его поисках. Гоблин пожелания благодарно принял и умотал к полетной станцию
Свои пятнадцать минут Штольценфельс потратил с толком. Вместо элегантного денди пред ясны очи нанимателей из дому вышел натуральный головорез: легкий кожаный доспех, местами усиленный нашитыми кольчужными лоскутами, у пояса тяжелый ятаган, перевязь с десятком метательных ножей, блондинистая шевелюра совершенно по-пиратски украшена алой косынкой. И саквояжик в руке, напрочь выбивающийся из образа.
- Я готов, командир, - доложил блондин. - Когда отправляемся?

Доспех Файре, состоявший из пластин и звеньев зачарованного металла, тоже нельзя было назвать тяжелым, но эльфка не без зависти отметила практичность Гельмутова снаряжения.
- Прямо сейчас. Если случайно отстанете, идите к моржовому хрену на мурлочью матерь, - любезно ответила она перед тем, как направиться к калитке в сопровождении молчаливой Тории.

Порт Ратчета ничем не отличался от порта Бухты, разве что размерами поскромнее. А так - тот же набор ароматов, толкотни, суеты, пьяных матросов в увольнении, пробегающих рысцой купцов, матерящихся грузчиков и сонно зевающих стражников.
"Мурлочья матерь" оказалась классической шхуной - двухмачтовый кораблик около восьми тонн водоизмещением, быстрая посудинка, мечта мелкого торговца. Вероятно Зухель, выбирая корабль для тренинга, старался отыскать нечто максимально похожее на судно, которое ганзе предстояло грабить. Новой шхуну назвать было затруднительно, но с пирса ни малейшего беспорядка разглядеть было невозможно. То ли судно недавно кренговали, то ли капитан был жутко дотошным и аккуратным - даже ватерлиния выглядела свеженаведенной в те моменты, когда легкая прибрежная волна отходила от борта.
В качестве доказательства капитанской дотошности выступал и вахтенный матрос у трапа, с тоской глядящий в буйную зелень берега, туда, где за пальмовой аллеей виднелась крыша ратчетского борделя. С палубы доносились переругивания остальных членов экипажа, которые, готовясь к отплытию, проверяли состояние судна от киля до клотика.

Вы слышали когда-нибудь об эльфийском флоте? Нет? А все потому, что крылатые ладьи Квель'Таласа, хоть и красивые до дрожи в эстетских коленках, не могли сравняться с грубыми, как на вкус Файре, но надежными кораблями людского изобретения ни в остойчивости, ни в маневренности. На этом заканчивались ее познания в морском деле, но рыжеволосая эльфка все равно многозначительно хмыкнула, разглядывая такелаж.
И выступила вперед, как и полагается командиру.
- От Зухеля Зигильбзиккса. Где ваш капитан?

Геллемар к тому моменту уже мечтал о панамке. Или о косынке; макушку ощутимо припекало и вообще эльф осознавал, что не любит эти юга ну совершенно ни одним своим местом. Еще бы порождение леса их любило, мрачно съязвил он про себя, оглядывая причал, порождению бы дерево какое, а еще лучше, - несколько деревьев. Лес, короче. Можно сосновый.

- На обучение? - уточнил разом проснувшийся вахтенный и оглушительно заорал. - Кэп! Салаги пришли!
Явление капитана произошло через тридцать секунд. Над планширом появилась заросшая бородой до самых глаз человеческая рожа, оглядела прибывших из-под полей надвинутой на самые глаза треуголки. Затем рожа открыла рот и заговорила.
- Вот эти? Вот это несчастное сухопутное убожество я должен обучать? Да старый хер Зухель совсем свихнулся нахер на старости лет, октопуса ему в задний клюз? Да я лучше сраных кентавров возьму, и то толку будет больше! Он же говорил, наемников надо научить в качку с ног не валиться, а это разве наемники? Вы, мать вашу нагу на трезубец, вы - наемники? Да из вас наемники, как из жабьей икры шрапнель!
Высказавшись таким образом, рожа метко сплюнула на доски причала и добавила:
- Капитан Спэрроу к вашим услугам, мать вашу. Добро пожаловать на борт.
После чего рожа скрылась из виду, а вахтенный, с трудом загоня внутрь смех, сделал приглашающий жест, указывая на трап.

- Я тебе устрою шрапнель... - пробурчал квельдорей и полез на борт, без особого труда балансируя на досках трапа; зареченская практика торчания на узких мостках частокола давала о себе знать.

Пока Моржовый хрен, чье прозвище из странного сразу стало заслуженным, высказывался в адрес ганзы, Файре воплощала собой незыблемое спокойствие, напоминая то ли гранитную скалу в бушующий шторм, то ли придорожный столб, на который задрал ногу кобель - в зависимости от поэтичности наблюдателя. Потом она поиграла в гляделки со смешливым вахтенным и поднялась на палубу.
- В рожу дать? - задушевно спросила синдорейка, поискав взглядом треуголку и бороду. - Чтобы развеять, так сказать, сомнения уважаемого капитана.

Мартин все-таки нашел в себе силы, чтобы у самого трапа нагнать ганзу и вместе с ними принять участие в грядущей тренировке. Снайпер до сих пор выглядел не очень, но при этом старался держаться бодрячком, хоть это и давалось ему с трудом.
- Я не опоздал? - спросил наемник, удерживая винтовку на сгибе левой руки.

- Узнаешь, - буркнул клирик, не глядя на командиршу; оказавшись на палубе, огляделся и, отставив ногу в сторону, упер кулаки в бока. Вернее чуть пониже.
- И что, - начал неожиданно громко, с весьма уловимыми истеричными нотками в голосе, - мы тут тренироваться должны? На этой скорлупке, которую, того и гляди, штилевой волной перевернет? Свет небесный, терпеть не могу морскую воду, у меня от нее портится прическа. А это что такое, канаты? Нам что, по ним лазать? Нет-нет, я не могу, у меня голова от высоты кружится, упаду и мне будет больно. А что там капитан говорил про октопуса и задний клю... шлюз? Какой он затейник. Может быть, мы с ним как-нибудь отдельно потренируемся? У него такая мужественная борода, что все наемничье во мне прямо-таки волнуется, аж в штанах тесно.

Несмотря на задушевный тон Файре, вокруг ганзы немедля нарисовался экипаж шхуны в полном составе - восемь угрюмо-зверских морд. Особенно угрюмой и зверской выглядела морда орка восьмифутового роста, на род занятий котрого недвусмысленно указывали дубинка за поясом и свисток на шее.
- Вообще-то, любая угроза в адрес капитана, коий согласно всех уложений является высшей властью на своем судне, может расцениваться как бунт, - не менее задушевно сообщил Моржовый Хрен. - Со всеми положенными последствиями. Но поскольку мы еще не отошли от причала, я спешу в мирном порядке довести до вашего сведения следующее. На этой посудине - я царь, бог и создатель всего сущего, по той простой причине, что я и никто другой во время плавания отвечаю за ваши жизни и сухопутные души. И если я говорю, что вы - компания несуразностей, значит так нужно. И любого, кто попробует вякнуть что-то наперекор, я вздерну на грот-рее. Ясно?
Тираду клирика капитан выслушал с нескрываемым удовольствием, даже языком поцокал одобрительно. А дослушав, ответил:
- Слышь, блондинчик, ты не вздумай в теятер податься. Из тебя пидор, как из мурлока - лошадь. Хотя если настаиваешь, так у меня в команде есть любитель жопы поотворять, я вас живо в кубрике сведу и дверь заколочу, чтоб ты там артистизм свой проявлял без помех.
Спэрроу обвел ганзу взглядом.
- Еще вопросы есть?

- Какой крутой, - прокомментировал монолог капитана Мартин. - Аж башню сносит.

- Вопросов нет, - отозвался клирик, сменив тон, но не позу. - Кроме одного, профессионального; капитан, на кой черт вам в команде педераст?

- А мне насрать куда он свой конец сует, - пояснил капитан. - Главное, кок он отличный, моряк до мозга костей, а все остальное меня не колышет.

- Никак нет, сэр, - ответила Файре. И щелкнула каблуками.
Перемена была разительной: только что эльфка стояла в нарочито расслабленной позе, не сводя с капитана едкого взгляда, и нехорошо так подергивала уголком рта, и вот уже перед Моржовым Хреном отлично вымуштрованный рекрут рыцарей крови, у которого глаза - как мутные бутылочные стекла: черта с два поймешь, что на уме.
Тренировка, значит...
Отлично.

- Так держать, - одобрил Спэрроу. - Это все, или еще кого черти принесут?

- Все, сэр, - отчеканила синдорейка, вид имея молодцеватый и, ввиду обстоятельств, придурковатый.

Мартин провел ладонью по немного бледному лицу; тренировка обещала быть веселой.

- Отлично, - еще раз одобрил бородатый капитан. - Моисэль, кок, покажет вам где сложить шмотки и сложиться самим. Под ногами не путаться, если блевать потянет - травить за борт.
Кок, синдорей неопределенного возраста и определенной ориентации нежно подмигнул Мартину и пригласил ганзу следовать за собой. А Спэрроу тем временем принялся командовать отход. Командовал капитан громко, выразительно и непередаваемо по соображениям цензуры и приличий. Впрочем, привычная команда понимала капитана с полумата и, подгоняемая свистком орка-боцмана, работала весело, с задором, с огоньком.
"Мурлочья матерь", мягко покачиваясь на волнах, отвалила от причала и взяла курс на выход из бухты в открытое море.

- Терпите, - только и сказала своим Файре, направляясь вслед за коком в кубрик. В самом деле, кто мог гарантировать, что капитан "Морской ведьмы" окажется хоть на йоту любезнее или мягче?
Качка на мелкой зыби ратчетской бухты показалась эльфке пустячным испытанием. То ли еще будет...

Мартин на подмигивание синдо неопределенного возраста не отреагировал, чем, наверное, ранил кока-педераста в самую душу.

Кок с истекающей кровью душой довел ганзу до отведенного им места на баке и ушел на камбуз. Шхуна шла резво, и через пару часов берег уже остался далеко за кормой. Команда занималась своими делами: марсовый сидел наверху, несколько человек драили медяшку, рулевой рулил.
Гельмут, которому трудный характер капитана, судя по всему, был глубоко по барабану, расположился у самого планшира и напевал что-то меланхоличное, вглядываясь в морские просторы.

Геллемара качка не беспокоила. Ему уже доводилось быть в долгих плаваньях, - в частности, он был пассажиром рейса "Менетил-Вальгард". Успел привыкнуть.

Нет, ганза, может быть, и привыкла путешествовать с одного материка на другой при помощи магов с их порталами, Роджер же до встречи с отрядом рыжей эльфийки предпочитал более дешевый транспорт - корабли. Так что опыт плаваний у наемника был, причем неплохой. Конечно, он путешествовал в основном в качестве пассажира, а не матроса, поэтому в морском слэнге разбирался плохо, но пару раз участвовал в морских сражениях, вместе с командой отбиваясь от пиратов.

Время шло. Файре выжидала. Можно было по своей инициативе построить ганзу на палубе и начать учения, но царь, бог и создатель - которому, между прочим, было уплачено, - яснее ясного дал понять, кто должен устраивать тренировку.

Наконец его капитанское величество явилось на свет божий из своей каюты. Рулевой, повинуясь приказу заложил руля вправо, подставляя волне левый борт. Качка немедленно усилилась, а Спэрроу неспешно подошел к ожидающей ганзе.
- Ну как, блевать никого не тянет? - первым делом осведомился капитан.

- Никак нет, сэр, - ответила за всех Файре, опустив банальную, но очень уместную колкость насчет капитанской рожи.

- Отлично, - кивнул капитан. - Второй вопрос: кто имеет хоть какой-то опыт морской драки?

- Я, - отозвался наемник. - Минимальный. Пара сражений, если быть точным.

- Нулевой опыт, - совершенно честным образом признал Геллемар. - Причем не только в драке, но и во всем остальном, что касается моря.

- Точно так же, минимальный, - отозвался Штольценфельс.
Спэрроу вопросительно посмотрел на Файре.

Эльфка тоже ответила отрицательно. Несколько раз, еще в детстве, ее брали в плавания вдоль западного побережья страны, но этот опыт не шел в расчет.

- Итак, Зухель просил натаскать вас по азам боя на море, - Спэрроу заложил руки за спину и принялся прохаживаться перед "студентами" из стороны в сторону. - У нас есть трое суток. Многому за это время не научишься, но что сможем... Первое, что вы должны запомнить: в идеале ваша задача - не допустить абордажа вообще. Просто потому что абордажная команда, если переберется к вам на борт, задавит вас числом. Ты, - палец капитана уставился на Мартина. - Как отражали абордаж в том бою, где ты участвовал?

- Я был, мягко говоря, занят, чтобы смотреть, что и как именно делали матросы.

Капитан кивнул.
- Как проходит, учено выражаясь, классический абордаж, все, полагаю, представляют: сближение, заякорение, высадка абордажной группы. Все это дело атакующий корабль сопровождает плотным обстрелом и матерщиной. По идее, обороняющиеся должны отстреливаться, но вы нужную плотность огня хрен организуете. Стрелков у вас, как я посмотрю, двое, это считай нихрена. Поэтому, двое стрелков должны пытаться выбить командиров. Определить их просто: у них самое дорогое оружие и они всем остальным раздают команды и оплеухи. Остальные, выждав пока расстояние немного сократиться, могут забрасывать готовящихся к десанту врагов гранатами. При этом и первые, и вторые стараются не попасть под ответный гостинец.
Спэрроу остановился, пригладил бороду.
- Если вы грамотно отработаете стрельбой и гранатами во время сближения, то ваши шансы отразить абордаж вырастают охренеть как значительно от нуля. А значит именно это и будем отрабатывать в первую очередь. Вопросы?

- Если отправить капитана вражеской посудины кормить рыб, какова вероятность того, что абордаж захлебнется?

- Если капитан был хороший, то низкая, - пожал плечами Хрен. - Потому что у хорошего капитана обязательно имеется хороший старпом, который легко перехватит командование. Поэтому выбивать желательно начиная с рулевого, чтобы противник хоть на какое-то время испытал проблемы с управлением. Далее боцман, командиры абордажников. Хотя если пристрелишь офицера, это тоже в плюс.

Файре слышала, что морской бой ведут ядрами и картечью, а вот гранаты стали для нее новостью: эльфка полагала, что эти гоблинские штуковины еще не настолько распространены, чтобы их включали в лекции по отражению абордажа. Вопросов она пока что не задавала: капитан излагал ясно и доступно.

Не дождавшись новых вопросов, Спэрроу повел обучаемых на корму, где и пригласил их выглянуть за планшир.
В кильватерной полосе имелись объекты для упражнения. Метрах в двадцати за кормой на тросе волоклась деревянная рама, квадрат два на два метра, для большей плавучести снабженная бамбуковыми поплавками. Рама весело подпрыгивала на невысокой волне. Еще дальше, метрах в шестидесяти, так же на тросах, волочилось через волны и пену несколько шаров, размером с человеческую голову, для вящей заметности выкрашенных в красный цвет.
Тут же на юте имелись: здоровенный ящик с камнями, десятка три запасных шаров, несколько стандартных армейских ружей и скалящийся в развеселой улыбке матрос-калдорей.
- Задача: высунуться из укрытия, поразить цель, спрятаться. Максимум времени на это - три секунды. Отработка стрельбы - по тем шарам. Отработка гранатометания - камнями в раму. Эрендал, - Моржовый Хрен кивнул на калдорея, - поможет и приглядит. Если не хотите тратить свои патроны - можете стрелять из наших ружей. Камней тут несколько сотен. Эрендал потом доложит о ваших успехах. Согласно его мнению перейдем к следующему этапу, либо продолжим этот.
Борода капитана раздвинулась в ехидной усмешке.
- Учтите, судно будет регулярно менять курс, имитируя маневры уклонения, соответственно ритм и параметры качки будут меняться. Раз и навсегда придрочиться не получится. Вопросы?

- С кем можно отработать ближний бой, капитан? - вопрос таки был, причем у Геллемара. - С какой стороны у ружья приклад, я вроде бы знаю. Гранаты тоже кидать доводилось. Только всякое случается. Не хочу, капитан, в случае абордажа, быть куском мяса с куском железа на куске дерева.

- Ближний бой тоже будет, артист, - успокоил клирика Спэрроу. - Сперва с этим справьтесь. Или ты думаешь, что стрелять по прыгающей, как сумасшедшая, цели, при этом стоя на качающейся палубе, имея на прицеливание не более секунды - это так легко? Так ты ни хрена не прав, смею заверить.

- А я и не собираюсь с этим спорить, - отозвался клирик и приступил к обстрелу шаров.

Тратить во время тренировки дорогостоящие боеприпасы для своей винтовки Мартину не хотелось, поэтому он взял в руки оружие, столь любезно предоставленное капитаном. Покрутив ружье в руках какое-то время, наемник проверил заряжено ли оно, не имеет ли заметных при внешнем осмотре повреждений и только после этого попробовал выстрелить. После громоздкой и тяжелой снайперской винтовки тренировочное оружие казалось обманчиво легким.

По мнению Файре, никогда не ладившей с огнестрельным оружием, натренироваться за три дня было невозможно, поэтому она принялась швыряться камнями, не забывая о воображаемом противнике, который мог выцелить не слишком расторопную мишень.

Клирик пострелял по шарикам, потом принялся за кидание камешками. Весьма увлекательное занятие.

Наемник, как и остальные, после стрельбы принялся оттачивать навык метания камней в мишень в виде рамки.

Эльф Эрендал от души веселился, глядя на весьма скромные результаты тренировки. Впрочем, калдорей не только получал удовольствие, но и выдавал немалое количество практических советов. Пару раз ушастый даже подкрепил советы практикой, продемонстрировав уровень, который тому же Мартину на суше показался бы весьма средним, но здесь выглядел чуть ли не вершиной искусства.
Однообразие тренировки было прервано через пару часов, когда все еще расстроенный холодностью Мартина кок высунулся из камбуза на палубу и пару раз стукнул половником по крышке кастрюли, возвещая обед. Эрендал немедля свернул процесс расстрела и заброса, объявил ганзе, что они все приглашены за капитанский стол. Так что у них есть минут пятнадцать на приведение себя в порядок, после чего капитан ждет их у себя.

Роджер, понятное дело, ни с кем из команды флиртовать не собирался, поэтому необходимости в приведении себя в порядок не видел.

Капитанская каюта выглядела вполне по-капитански. Обилие навигационных приборов, карт, атласов, справочников и прочей морской литературы выдавала в Моржовом Хрене не просто любителя загнуть в тройное коленце, а любителя весьма образованного. Ну и экзотики было с избытком: на полках с в застекленных стендах вдоль стен имелась обширная коллекция всего на свете, от ритуальных ножей троллей до старых фолиантов с древнеэльфийскими письменами. Имелся и непременный попугай в клетке под потолком.
Сам капитан, ради такого случая напяливший парадный камзол, ожидал гостей во главе стола, на котором вопреки сем ожиданиям имелась чистая скатерть и вполне пристойная сервировка на шесть персон. Кок, выполнявший также и обязанности стюарда, вышколенной тенью скользил по каюте, подавая, наливая и ожидая приказаний.
- Прошу к столу, - пригласил Спэрроу наемников. - Подозреваю, вы немного устали и проголодались в непривычных условиях. Моисэль сегодня расстарался, черепаховый суп пахнет просто восхитительно.
Кок приподнял крышку стоящей на столе супницы. Запах действительно чудесный.

- Так сказать, благодарствуем, - фальшиво улыбнулся Мартин, усаживаясь. - Не нищенствуешь, капитан, как я посмотрю. Видимо тренинги для наемников приносят неплохой доход, да? Или живешь на накопленное в бурной молодости?

- Чудесный суп, - не смог не согласиться клирик, который до настоящего момента вообще не пробовал черепахового супа. Искренность в его голосе была хорошо различима.

- Приятного аппетита, - пожелал Спэрроу, привычным движением закладывая салфетку, - Не нищенствую, это верно. И молодость была веселая, чего ж спорить. Если б пару лет назад Джеку Спэрроу не прострелили колено, то как знать, может и сейчас ходила бы "Мурлочья матерь" не только вдоль берегов.
И капитан принялся за суп.
- Эрендал говорит, успехи у вас пока что скромные, - после паузы не то спросил, не то утвердительно произнес капитан. - Жаль, у нас не так много времени. Трудно добиться серьезных результатов за пару дней.

- Иногда на то, что бы добиться серьезных результатов, уходит вся жизнь, - хмыкнул наемник.

- А чем вы вообще занимаетесь, капитан? - поинтересовался квельдорей в промежутке между двумя ложками наваристого лакомства. - Я имею ввиду, - помимо тренировки салаг.

- В основном мелким фрахтом, - пожал плечами Моржовый Хрен. - Судно у меня небольшое, как вы сами видите, груза много не возьмешь, зато быстрое. Так что если потребуется перевезти что-то небольшое быстро и с максимальной гарантией доставки - обращайтесь.

- И сколько времени у вас занимает путь от Ратчета до, предположим, Пиратской Бухты?

- Зависит от ветра и течений, - после нескольких секунд подсчета ответил капитан. - В среднем - от трех недель до месяца.

- Ага, понятно... - клирик, приняв информацию к сведению, снова углубился в потребление южных деликатесов.

Деликатесы продолжали исправно поступать на стол. После супа вниманию ганзы была предложена рыба в изумительном соусе, который, по словам капитана, был собственной разработкой кока с нетрадиционной ориентацией. За рыбой, соответственно, последовал десерт.
- Кстати, вы желаете на ночевку возвращаться в Ратчет? - поинтересовался Спэрроу, прихлебывая из стакана принесенный коком ром. - Или перспектива провести ночь в море не вызывает у вас отвращения к жизни?

- Лично у меня, - Геллемару было неловко, что к нему обращались на вы, однако остальные члены ганзы предпочитали отмалчиваться, - перспектива провести пару дней на борту вашего корабля никаких отрицательных чувств не вызывает.

У Файре не было аппетита: сказывалась качка. Тем не менее, к морской волне надо было привыкнуть, и эльфка согласилась с тем, что ночевать лучше на шхуне.

Мартин старался соблюдать правило: "Пока я ем, я глух и нем".

- Значит не будем терять время на возвращения, - подытожил Спэрроу.
Три дня прошли быстро. Завтраки, обеды и ужины в обществе капитана, который, как оказалось, знал множество историй, способствующих аппетиту, были неплохой разрядкой после тренировок. Интенсивность занятий Моржовый Хрен, исходя из результатов первых стрельб, увеличил, так что уже к концу первого дня Мартин удостоился скупого капитанского "Неплохо", за успехи в стрельбе. Второй день бородатый педагог посвятил тренировке отражения второй стадии абордажа: на палубе установили брус, имитирующий фальшборт. Добровольцы из экипажа набрасывали на брус абордажные крючья, от наемников требовалось как можно быстрее отсекать привязанные к крючьям тросы. В это же время матросы бросали в видимую над "фальшбортом" часть обрубающего мелкой дробью, имитируя обстрел, от которого требовалось, соответственно, прятаться. В этом деле лучшие результаты продемонстрировал Гельмут - блондин оказался вертким, как кошка, а тяжелый ятаган обрубал пеньковые тросы с полувзмаха.
В третий день начались обещанные Геллемару уроки ближнего боя. Основным наставником на сей раз выступал орк-боцман, виртуозно владевший абордажным тесаком. Тут лидерство разделилось: в прямом столкновении один на один лучше всех держалась Файре, в драке с двумя-тремя противниками снова показал класс Штольценфельс (сыграло свою роль правильно подобранное снаряжение). Впрочем Мартин с клириком, которые отнюдь не были специалистами в ближнем бою, тоже оказали здоровенному боцману достойное сопротивление.
Скоротать вечера, когда темнота не позволяла заниматься в полную силу, ганзе по мере сил помогала вся команда, кроме вахтенных. Капитан Спэрроу весьма занимательно рассказывал о способах ориентирования по звездам и давал мини-лекции по морской терминологии и жаргону. Орк-боцман, которого звали Троггор, дополнял лингвистические лекции капитана в их матерном компоненте, рассказывал желающим об устройстве шхуны и учил правильно лазить по вантам. Кок-содомит, оказавшийся владельцем дорогой лютни и прекрасного голоса, развлекал ганзу музицированием. Вот разве что исполняя лирические баллады синдорей слишком уж влажно поглядывал на Мартина.
На исходе третьих суток "Мурлочья матерь" вошла в бухту Ратчета.

Если квельдорей и был рад суше, то виду он не подал; спросив разрешения отлучиться до ближайшей оружейной лавки, Геллемар скрылся в переплетении ратчетских улочек. Нужно было прикупить патронов и клинок для вышеупомянутого ближнего боя.

ID: 10374 | Автор: Dea
Изменено: 13 июля 2012 — 18:07