Не вынуждай...

Элли
Ксивилая Алый Сокол


Отдельное спасибо Jane за вычитку и правку


Продолжение игры Столь прекрасна... и столь порочна, действие происходит спустя несколько месяцев после.


Ночь в Кель'Таласе была, как обычно, тёплая и тихая.Звуки шелеста крон деревьев, подёргиваемых лёгким ветром, сливаясь в своеобразную мелодию, разливались по лесу. Луна тускло освещала эльфийские земли, хотя леса и скрывали своих обитателей от ночного небожителя.

Затерявшись меж толстых стволов деревьев, в относительной дали от столицы стояло старое здание цилиндрической формы. Чем-то оно походило на арканную обсерваторию, только без огромной астролябии на крыше. Немного запущенное, оно могло похвастать восходящими лозами на стенах, беспрепятственно тянущимися ввысь.

Внутри круглого зала, обставленного вдоль стен полупустыми стеллажами с книгами, за письменным столом сидел чародей. Подоткнув щёку кулаком, он резкими росчерками покрывал пергамент эльфийскими письменами, периодически макая перо в чернильницу. Чародейская лампа, стоящая на столе, слабо освещала пространство вокруг бело-лунным светом, и в её лучах было видно, что вся зала усыпана книгами: одни стояли стопками на столе и вокруг него, другие лежали поодиночке, иные же были раскрыты посередине и лежали переплётом кверху на диване, стоявшем не поодаль от письменного стола, или подле него, но большинство же было хаотично разбросано вокруг.

Чуть поодаль, в тени деревьев, застыла невысокая, хрупкая с виду фигура. Лицо было скрыто широким капюшоном, полы лёгкого алого плаща развевались, открывая воздушные полупрозрачные ткани одежд. Судя по всему, это была девушка. Тонкая бледная ладонь уверенно лежала на простом деревянном посохе.

Элли стояла так уже довольно долго, наблюдая и прислушиваясь. Сомнений быть не могло, он тут. Она кожей чувствовала его магическую ауру. В глазах блестела полубезумная жажда. Элли чуть подалась вперёд, но острые иголки кожаного ошейника тут же впились в кожу, отрезвляя. Это было её собственное изобретение. Вынужденное изобретение. Так она могла немного контролировать своё безумие...

Лёгкая улыбка пробежала по губам. Девушка тихонько, нараспев проговорила:

- Чувствуешь ли ты, что я уже рядом, милый Ксивилая...

Чародей убрал перо в чернильницу и, потерев переносицу указательным и большим пальцами, потянулся в своём кресле. Час был поздний, а работа весьма утомляла. Да и кому вообще в радость целыми днями исписывать пергамент, дублируя чужие слова, с которыми ты ещё и не всегда согласен? Однако дело есть дело, и его нужно было довести до конца.

Ксивилая встал из-за стола, передвинув лампу на другой край, и двинулся к дивану, где несколько часов назад оставил интересующую его книгу. Сев на краю дивана, тот принялся зачитывать новую порцию текста на староталассийском, которую ему ещё предстояло адаптировать на новый лад.

Усталость нахлынула на него новой волной, мягкость обивки дивана манила и соблазняла приятным сном, но чародей стоически сопротивлялся. Впрочем, не сказать, что совсем уж успешно.

Элли заметила, или, скорее, почувствовала, как что-то внутри изменилось. Быть может, освещение... Полы плаща неслышно взлетели, когда она сдвинулась с места. Маленькие босые ступни скользили по прохладной и немного влажноватой траве. Сердцебиение участилось, девушка остановилась у запертой двери. На секунду брови сошлись к переносице, словно она готовилась произнести заклинание. Элли уже подняла свободную руку... Но тут её что-то остановило.

"Незачем делать это сейчас" - прошептала девушка. Все также улыбаясь, Элли постучала.

Хоть и пустовата была зала по части мебели, но хорошей звукопроводимостью она похвастаться не могла. Чародей безмятежно почивал на диване с книгой на коленях, и, по крайней мере, в этом мире звуков уже не слышал.

Элли прислушалась. Никаких признаков жизни. Но она знала, что он там. Она практически видела сияние его тела. Эту магию она впивала, впивала не единожды. Тогда она текла по её жилам, словно кровь, неся блаженство и облегчение... Острая боль вновь пронзила кожу на шее.

Элли отошла на несколько шагов. Раз так, пусть её приход станет ещё большей неожиданностью. Пронзительный взгляд сконцентрировался на круглом балконе. Девушка легонько крутнулась на носочках, исчезая в полах плаща, и тут же оказалась там, куда только что смотрела снизу. Занавеси, отделявшие выход на балкон всколыхнулись, словно от порыва ветра. Меньшая из лун показалась из-за облака, освещая серебряным светом невесомую фигуру эльфийки. Отодвинув ладонью все ещё легко покачивающуюся ткань, Элли неслышно прошла внутрь.

Он был тут. Он спал. Девушка откинула капюшон, освободив светлые волосы, и тихонько пошла по ступенькам винтовой лестницы вниз. Полубезумные огоньки плясали в глубине её ярко-зелёных глаз.

Чародей спал тихо. Он не храпел, не сопел и не ворочался во сне, лишь еле слышно дышал. Он спал глубоко, но спал очень чутко, и когда плащ Элли, зацепившись, свалил одну из лежавших на лестнице книг, тот встрепенулся в лёгком испуге от грохота. Переведя дыхание, чародей глубоко вдохнул и растёр лицо руками. Дремота не хотела выпускать его из своих объятий.

Ксивилая поднялся с дивана, взяв книгу, лежавшую на коленях, с собой, и слегка неуклюже сел за стол. Там его ждал свет лампы и чашка с чаем, уже давно остывшим. Эти два компонента могли вернуться ненадолго бодрствование чародею. Он распростёр ладонь над чашкой, и продержал её некоторое время, пока от поверхности жидкости не стал подниматься лёгкий дымок. Ксивилаяподнёс чашку к лицу, вдохнув аромат чая из отборных трав, и отхлебнул. Жидкость была горячей и слегка обжигала язык, но именно этого и хотел чародей.

В момент, когда чародей поднялся с дивана, Элли застыла. Словно призрак, казалось, она стала почти невидимой. Но он её даже не заметил... Иллюзия бестелесности развеялась, Элли сделала ещё несколько шагов и очутилась рядом с ним. Теперь она уже могла почувствовать его запах... Элли сосредоточилась, воздух вокруг едва заметно засиял, она наклонилась немного вперёд, свободной рукой легонько провела по его волосам, взгляд следит за малейшим его движением, брови слегка сдвинуты.

- Здравствуй, милый Ксивилая...

Что-то резко кольнуло руку чародея. Что-то знакомое. И хотя выцарапанный на плоти глиф уже давно затянулся, память о тех ощущениях остались.

Чародей не дёрнулся, и нельзя было точно сказать, почему: либо он был все ещё слишком сонным, либо просто имел железную выдержку. Он неспешно отставил кружку ближе к краю стола и подался на спинку кресла в опасном, граничащим с самоубийством, действии.

- Прошу, скажи, что это сон, - испросил чародей, сложив руки в замок и опершись на подлокотники, но в его тоне не было мольбы, лишь интерес и любопытство. Ему не требовалось уточнять, кто стоит за спиной. Этот голос он не спутает с другим.
- Конечно это сон... - прошептала Элли, склонившись к самому его уху. Она быстрым движением прислонила посох к столу, освободившейся рукой дёрнула за шнурок на плаще, отчего тот упал к её ногам.

Элли легонько развернулась и наклонилась вперёд. Теперь её лицо было на одном уровне сего. Она осторожно провела ладошками по его щекам, впиваясь взглядом в губы. Она слишком хорошо помнила это ощущение... Глаза заволокло дымкой, она подалась ещё немного вперёд... Боль в шее запульсировала с особой силой. Элли на секунду закрыла глаза, и тут же распахнула. Дымка безумия не ушла, но теперь она колыхалась где-то в самой глубине.

- Как поживаешь, милый Ксивилая? Ты рад меня видеть? - на губах заиграла все таже едва заметная улыбка.

Чародей был недвижим, он не менялся в лице и не отводил взгляда от темноты впереди него:

- Живу, не жалуюсь, - чародей свёл большие и указательные пальцы рук вместе, подоткнув ими подбородок. - Ты далековато ушла от своей уютненькой башенки, и всё ради меня? - маг негромко вздохнул. - Что ж, надеюсь, твои ножки не устали с дороги. Чаю? - добавил Ксивилая, слегка повернув лицо к гостье, однако взгляд его по-прежнему был устремлён во тьму.
- Чаю... - тихим ласковым шёпотом повторила эльфийка, уголок губ пополз вверх, - Что же, можно и чаю. Если это все, что ты можешь мне дать...

Элли с усилием оторвала взгляд от губ Ксивилая и немного отодвинулась, опираясь о стол. Несколько секунд она неотрывно смотрела на него сверху вниз, сложив руки на груди. Сердце билось чуть чаще, чем нужно. Воздух все ещё едва заметно, неуловимо мерцал: быть может, игра света... Тут Элли вновь протянула ладонь вперёд, легонько касаясь его волос.

- Почему бы мне не прийти ради тебя? Но я... забежала к тебе по пути, если можно так сказать. Я возвращаюсь, - произнесла девушка так, словно это было чем-то совершенно понятным и само собой разумеющимся.

Чародей скользящим, словно гладящим кого-то, движением провёл по воздуху. Витиеватым ручейком чай потёк из графина, так же стоявшем на столе, и, змеёй извиваясь в воздухе, наполнил пустую чашку ароматной жидкостью.

- Изволь, почти как тот самый, что мне довелось испить у тебя, - чародей протянул блюдце со стоящей на ней чашей девушке. - Разве что этот, в отличие от того, не вгоняет в беспробудный сон.
Ксивилая был на удивление спокоен, хотя память о последствиях общения с Элли до сих пор свежа. Он был не индифферентен, но сдержан, терпеливо выжидая опасных перемен в её глазах.

- И заверяю, предложить тебе я могу многое. Но вот дам ли? Это уже другой вопрос, - чародей внимательно смотрел на девушку, на её стан, на кончики пальцев, на изгибы талии, на скос бровей, словом, на всё.

Элли протянула руку, задевая пальцами ладонь Ксивилая. Чашка словно переплыла из его руки в её, было неясно, касается ли девушка чашки на самом деле. Поднеся ладонь к лицу, чародейка сделала маленький глоток. За секунду до этого, лицо её озарилось блаженством толи от предвкушения, то ли от наслаждения этими маленькими магическими манипуляциями. Девушка отвела руку в сторону, и чашка аккуратно переплыла на стол.

Тут Элли снова склонилась к лицу эльфа. Пальчики пробежали по его щеке, задержавшись на губах:

- Боюсь, теперь мне нужно несколько больше, чем ты смог бы дать мне, - тут что-то в её лице изменилось, взгляд словно стал глубже и сосредоточеннее, в глубине плясали огоньки.- Как считаешь, милый Ксивилая, я исправляюсь? – чуть склонила голову набок.
- Мне бы хотелось в это верить, - чародей смотрел строго в глаза Элли. - Но... знаешь, это из тех несбыточных вещей, которые знаешь, что никогда не сбудутся, но при этом сильно-сильно, как ребёнок, веришь, что ошибаешься.
- Быть может, ты и правда ошибаешься, - нараспев проговорила Элли. Пальчики пробежали по его подбородку, к виску, спустились к шее.- Я возвращаюсь в мир, Ксивилая. Думаю, в Академии пригодятся многие из моих навыков, ведь я была магом Кирин-Тор, - в глазах на долю секунды мелькнул алчный блеск, но тут же исчез. - И я узнала некоторые новые вещи за последнее время. Думаю, будет полезным поделиться моими знаниями с юными чародеями.

Пальчики остановились чуть ниже затылка Ксивилая, взгляд стал особенно сосредоточенным.

- Мне уже жаль твоих гипотетических подопечных, - чародей хмыкнул, слегка улыбнувшись уголками рта, и на миг отвёл взгляд в сторону. - И что же ты постигла столь значительного? - выражение лица мага застыло в холодной мине. - Что жертвы иногда сопротивляются? - эльф слегка сощурил взор.

Элли смотрела на Ксивилая очень внимательно. В глубине глаз вновь заплясали полубезумные огоньки.

- И это тоже. И что иногда стоит... Не оставлять свидетелей некоторых событий... Но, видимо, в последнем я ошиблась. Ты, как я понимаю, считаешь все это неплохой идеей, - Элли сжала в пальчиках его волосы у самого основания, все также не отрывая взгляд.
- Неплохой идеей? - чародей хмыкнул. - Ну что ж, выбирать жертву среди неопытных колдунишек, которые ещё сами-то не знают своих сил и всецело доверяют наставнику... - Ксивилая разочарованно двинул бровями. - С твоей стороны, это, безусловно, неплохая идея. Она отметает возможность получения отпора.
- Ты считаешь, что я смогу действовать настолько грязно? - уголок губ пополз вверх, пальчики отпустили волосы, и теперь острые ноготки забегали по его шее. Элли едва уловимым движением скользнула к магу на колени, и склонила лицо к самому уху:- Ты плохого обо мне мнения, милый Ксивилая, - голос едва слышно дрожал. Она втянула в себя воздух, голова пошла кругом от его запаха, такого знакомого запаха, того ощущения... Его сила была тут, так рядом, так близко, и он просто спокойно сидел... Элли едва ощутила укол в шее, боль не смогла прогнать слишком желанное наваждение.

Ксивилая ладонью правой провёл по волосам Элли, скользнув по щеке вниз, к шее, на которой и оставил руку:
- Тише-тише, моя ненасытная маноманка, - чародей тихо нашёптывал на ухо девушке в ответ. - Ты пришла сюда за мной, не так ли? А я ведь был с тобой так добр, оставив в живых, - Ксивилая положил другую руку на бедро девушки. - Я даже добровольно дал тебе испить себя, но ты всё равно тут. Какая же ты ненасытная у меня, Элли, но не думай, что сегодня ты получишь меня.

Голова пошла кругом. Элли всегда была голодна, но к сегодняшнему дню она готовилась. Она не хотела терять рассудок, идя сюда, потому неимоверными усилиями остатков воли старалась не расходовать энергию. Но она чувствовала, как по его телу струится магия, она видела воочию это аметистовое сияние... Испив её однажды, она, как зверь, вновь тянулась за ней.

Элли не слышала его слов и не чувствовала каких-то отдельных прикосновений. Она с силой, обеими ладонями прижала его к себе и впилась губами в шею, чуть ниже уха. Она пришла сюда не за его магией. Она собиралась лишь убедиться, что он не представляет опасности для её планов, а если всё же представляет... А теперь она едва сдерживалась, это могло все испортить, но становилось все более и более невыносимым, последние крохи здравого смысла покидали её разум, уступая место всепоглощающему желанию.

Чародей нажал ладонью в плечо девушки, большим пальцем давя на ключицу, создавая небольшую дистанцию между ними:

- Не вынуждай меня, - громко и грозно отзвенело по залу, и казалось, словно даже свет лампы потускнел при звуках речи мага.

Из груди Элли вырвался сдавленный стон. Она перевела ладони на его грудь и с силой оттолкнулась. Голова почти безвольно отбросилась назад, перед глазами мелькали дикие образы. И вдруг чародейка, резко наклонив голову вперёд и смотря перед собой безумным невидящим взглядом, сжала ладони на его шее. Она почти не видела его лица, лишь сверкающую энергию. Едва заметное сияние вокруг неё стало словно более оформленным, мельчайшие голубоватые частицы потоком хлынули по рукам, концентрируясь на ладонях и вырываясь из них горячим потоком арканы.

Чародей зашипел от жгучей боли, но среагировал мгновенно. Как и в прошлый раз, маг хлопнул в ладоши в пространстве между ним и Элли. Воздух исказился, словно втягивая самого себя, и раздался яркой лиловой вспышкой, вслед за которой последовал удар, разнёсшийся по все стороны от места возникновения. Элли отлетела вместе со столом и всем находившимся на нем, разлетевшимся в разные стороны: где-то о стену звонко разбился графин и чашки с чаем, где-то с бумажным шелестом осели листы пергамента, но главное - стукнувшись об пол, с хлопком вспыхнула последний раз чародейская лампа, чтобы затухнуть навсегда. В зале воцарился полный мрак.

Элли больно ударилась о стену и рухнула на пол, но тут же, мягко, словно пантера, вскочила на ноги. Ошейник с силой впился ей в шею, но в её воспалённом мозгу жажда лишь немного отступила, давая место чуть ли не животной концентрации. Она чувствовала его присутствие, она знала, что он совсем рядом... И сейчас он был особенно опасен. Она чуть ли не до крови стиснула губы, частицы концентрированной энергии вихрями закружились вокруг её тела, ладони зажглись мистическим огнём. Она знала, что он увидит её, но она была готова.

Чародей растёр ладонью обожжённую шею, облегчённо выдохнув. Однако расслабившимся его назвать было нельзя. Лишь потухла лампа, тот встал с кресла, выбросив вперёд ладонь, широко растопырив пальцы.Сверкнула голубым светом искорка, вмиг растянувшись плёнкой вширь, образуя перед чародеем экран.
Теперь и она видела его. Нарочито медленно она пошла вдоль стены, держа обе руки на уровне груди. Арканный вихрь вокруг её тела кружился, полупрозрачная ткань развевалась, словно под ураганным ветром. Свечение вокруг ладоней стало более явным и рвалось наружу.

- Чего же ты медлишь, милый Ксивилая? - почти пропела Элли, не сводя с мага глаз и ожидая малейшего изменения в его движениях.

Железным скрежетом слова грозно сорвались с губ:

- Уходи. Быстро. Не вынуждай меня лишать тебя жизни.

Это был уже не тот чародей, что любил наблюдать за девичьими ножками и с упоением слушать пение, о нет. Это был маг, чья вековая мощь была уязвлена подобным нападением, но, несмотря на это, глас рассудка не покинул его.

Элли рассмеялась. Её смех эхом ударялся о стены и звенел в ушах. Так долго сдерживаемая и подавляемая жаждой мощь боевого мага Кирин-Тор рвалась наружу в условиях смертельной опасности.

- Глупец... - прошипела Элли, выбрасывая вперёд руки.

Казалось, что сверкнула молния. Разрывая воздух громкими, звенящими хлопками, нетерпеливая энергия сорвалась с ладоней мощными узкими направленными потоками и со сверхзвуковой скоростью полетела в сторону Ксивилая.

Чародей лишь слегка прижался к полу для устойчивости. Грозовые разряды, врезаясь в защитный экран, оказывались словно внутри мыльных пузырей, которые, сжимаясь, превращались в тоненькие фиолетовые струйки, спиралью обвивающиеся вокруг мага, чтобы в конечном итоге слиться с ним.

Ксивилая повторил другой рукой проделанный ранее жест, создав второй слой барьера:

- Ты играешь с огнём, девочка.

Элли зло зашипела. Она все также двигалась по кругу, выдерживая расстояние. Мозг работал на пределе. Она не собиралась отступать, она поставила на карту все. Осознание этого только ещё больше усиливало её концентрацию, изгоняя из головы все посторонние мысли. Она вся словно превратилась в цельный сгусток аметистовой энергии. Она не тратила свою силу на бесполезные мелкие заклинания, она не чертила в воздухе так любимых людьми защитных знаков. Ладони светились пока ещё все также ярко. Она не бормотала заклинаний, ей не нужно было какими-то манипуляциями призывать силу на помощь, она и так бежала по её телу. С глубоким вздохом, Элли сосредоточилась, вбирая в себя мельчайшие частицы живительной силы из окружающего воздуха и усилием мысли направляя во всё также протянутые вперёд ладони.

- Твои силы не бесконечны, маг. Как долго ты будешь увиливать, - в голосе больше не слышалось музыкальных ноток, только холодная, сосредоточенная уверенность.

Чародей не ответил. Он стиснул кулаки, словно вжимая в них всю возможную силу. С балкона подул сильный ветер, он собирался вокруг чародея, кружась вихрем и собирая всю мелкую утварь вокруг: листы пергамента, стеклянные осколки, небольшие книги, даже пролившиеся чернила и чай - всё смешалось в причудливом танце ветра, закручивающимся все сильней и сильней.

А затем был разряд. Резким молниеносным взмахом кисти от плеча чародей отправил смертоносный порыв ветра в девушку.

Элли была готова к этому, она этого ждала. В тот момент, когда он взмахнул рукой, она сделала похожее движение, и другой, не причиняющий вреда, скорее даже ласковый поток воздуха хлынул навстречу, не касаясь, не разрушая. Мягкаятёплая волна стремительно накрывала пространство, удушая, заставляя мысли рассеяться, словно парализуя голос и сознание. Вихри же вокруг тела Элли заклубились словно густой туман, скрывая её тело и поглощая, разрушая связи между элементами, защищали чародейку от возможного вреда. Но мощь её магического щита не была достаточной, чтобы полностью оградить тело от ущерба, она смогла его лишь ослабить достаточно, чтобы девушку не убило и не слишком покалечило. Боль пронзила тело, Элли отлетела назад, к стене и, схватившись за грудь, согнулась, пытаясь вздохнуть. Но сейчас нельзя было расслабляться, иначе все шансы могут быть потеряны. Возможно, у неё есть лишь несколько секунд. Элли подняла сверкающий взгляд и в очередной, быть может, последний раз выбросила руки вперёд. Это заняло всего мгновение, чудовищной силы вспышка сорвалась с её ладоней множеством переплетающихся в воздухе сияющих стрел, и с диким гулом, от которого, казалось, должны были развалиться стены, понеслась в сторону Ксивилая.

Чародей тоже был готов к подобному, однако никакая готовность не могла бы гарантировать ему абсолютной защиты. Наведённый дурман опьянил его и без того усталый разум, и чародей, пошатываясь, сделал пару дрожащих шагов назад. А затем был удар. Даже в таком состоянии он не мог не заметить несущуюся на него кавалькаду острых, источающих яркий характерный свет, чародейских стрел. Руки сами дёрнулись в защитном жесте, начертав пальцами в воздухе фигуру. Вновь вспышка, вновь защитная плёнка начала растягиваться вширь, образуя вокруг мага пузырь, но даже магия может не поспеть за мыслью. Щит не успел затянуться полностью, безумный силы удар заставил чародея отлететь к лестнице, однако чары мага спасли его от заведомой гибели.

Дыхание вырывалось из груди хриплым свистом. Элли пошла вперёд, быстро преодолевая расстояние между ними. Ладони уже не светились, лишь слабое, едва заметное и уже бесполезное мерцание все ещё кружило вокруг её тела. Она упала на колени возле Ксивилая и протянула ладони к его лицу. Она была опустошена практически полностью, она почти не могла дышать. Магия больше не струилась по её телу, а лишь неощутимо вспыхивала, едва позволяя сознанию остаться на месте.

Вот этот момент. Последний решающий момент. Сейчас или уже никогда. Но что-то в Ксивилая заставило её помедлить, всего на секунду. И этого было достаточно. Тело девушки безвольно рухнуло на пол. Элли была то ли без сознания, то ли мертва.

Тяжело дыша, чародей пытался подняться, но не мог. Трепыхаясь, словно черепаха, оказавшаяся брюхом кверху, Ксивилая боролся за наложенным на него заклятьем. Он знал, что нужно встать, нужно оградить себя, нельзя просто так отдаться на волю безумной. Все естество его стремилось подняться, но чары гнули своё. Медленно разум чародея погружался в сон, оставляя все тревоги и мысли снаружи.

ID: 10118 | Автор: Экзарх Фиасаар
Изменено: 26 июля 2012 — 17:26

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
25 июня 2012 — 15:34 Гадкий ретконщик apelsin

Они вернулись!

25 июня 2012 — 15:46 Экзарх Фиасаар

Мы как Диабло, только двое.

25 июня 2012 — 16:00 greymediator

Стерва, оставь в покое моего Ксива!!!

25 июня 2012 — 16:43 Экзарх Фиасаар

Ты профукал свою очередь. )

25 июня 2012 — 16:48 greymediator

Я тебя еще поймаю! Ты не сможешь противостоять силе чулков Азшары!

26 июня 2012 — 1:37 Гадкий ретконщик apelsin

25 июня 2012 — 17:08 Merciless rozalba

*Стерва злобно усмехнулась*

25 июня 2012 — 16:29 Flo

Хех :3
Персонажи харизматичные, отыгрыш получается таким же.

25 июня 2012 — 16:43 Экзарх Фиасаар

Благодарствуем. )

25 июня 2012 — 17:13 Merciless rozalba

Присоединяемся к благодарностям :)

25 июня 2012 — 17:16 Гуляющий DeathRaider

А я пожалуй присоединюсь к восхвалениям) Великолепный отыгрыш. Даже возникло желание наконец-то за эльфа своего серьезно взяться. И жалко слегка, что неизвестна предыстория событий. В общем - класс.

25 июня 2012 — 17:26 Экзарх Фиасаар

Как неизвестна?
Первая игра
Вторая игра

Все известно. )) Дам-ка ссыль в заглавии игры...