Калимдорская экспедиция 27. Конец

Гильдия Шестой взвод
Фэрриан Гардсон
Филиус Ревилиан
Лаэрин Кейн
Рей Дрегори
Наэри Клаудель
Хейвинд

Атака началась вскоре после того, как уцелевшие солдаты и матросы закончили свою трапезу. К тому моменту, как бойцы высыпали на улицу и направились к стенам, над городом уже разносились крики, заглушаемые грохотом канонады.

Командование сочло за лучшее не ввязывать измотанных бойцов лейтенанта Гардсона в сражение, по крайней мере, до тех пор, пока в резервах не возникнет крайняя необходимость, и поручила им заботу о раненых, в которых не было недостатка с первых минут штурма.

- Лекарь! Ле-е-е-карь! - вопил Филиус, пытаясь перекричать звон в своем латном шлеме и залпы осадных орудий.

Старший сержант тянул от стены тераморца, едва державшего в руках арбалет одной рукой и пытавшегося прикрыть второй огромную дырку на животе, из которой торчала стрела.

- Капрал, помогите тащить его! - Филиус быстро помахал рукой в сторону Кейна.

Мгновение спустя Кейн подхватил умирающего под руку и на пару с сержантом потащил в сторону лекаря.

- Он уже мёртв, - вздохнул капрал, после того как латники опустили кричащего пехотинца рядом с лекарем в красном от крови фартуке. Мечник открыл было рот, чтобы добавить что-то ещё, но махнул рукой и бегом двинулся к стене.
- Бесы, - от безысходности выдохнул Филиус, поправляя на голове латный шлем рукой в перчатке, окровавленной кровью тераморца.
- В укрытие! - разнеслось от стен и через секунду над головами защитников с до смерти пугающим свистом пролетел огромный каменный снаряд баллисты, перелетев стену и обрушившись на деревянное здание - кажется, стойла.
- И куда нам отступать, когда они и город захватят, твою ж в рот?! - перекрикивала остальных Хейвинд. - В море прыгать, что ли?
- Не ссы, девка. Не захватят, - бородач-громила ткнул Сару в плечо латной рукавицей, подгоняя к стене. Вниз по каменной лестнице им навстречу пара тераморцев волокла безногого лейтенанта, оставлявшего за собой кровавый след и неистово кричавшего. - Помоги вон лучше офицеру.
- В Северной Страже ту же херь шпарили. И в Форте ебучего Триумфа, - фыркнула Хейвинд, покорно двигая к безногому офицеру, чтобы принять его, и уже на ходу оценивая его взглядом на наличие каких-либо побрякушек.
- Эй вы, - окликнула она тащивших. - Давайте его сюда и возвращайтесь наверх. Мы о нём позаботимся.
- Лучше сами дотащим, - пропыхтел один из бойцов. - Чтобы времени не терять. Держитесь, сэр.

Второй согласно закивал. Судя по лицам, солдаты не столько хотели выиграть время для лекаря, которому предстояло спасать их командира, сколько хотя бы на время уйти со стены.

- Надеетесь протянуть подольше, уклоняясь от основной задачи? - фыркнула она, кивая на истошно вопящего офицера. - Кто у вас за старшего после него? Может, мне рассказать ему о вашей храбрости?

Тераморцы переглянулись, одарили Хейвинд полным ненависти взглядом, но всё-таки опустили командира на землю. Один из солдат побрёл вверх по лестнице

- Ты не протянула бы там и минуты, - процедил сквозь зубы другой, после чего сплюнул себе под ноги.
- Не бзди, сэр, сейчас дотащим, - дождавшись, как носильщики свалят, Хейвинд наклонилась к безногому офицеру и заботливо закутала кровоточащие обрубки в его же плащ. - Ляха, ну и кровищи тут. Хоть бы обмотали чем для начала.

Укрыв в складках плаща в том числе и перевязь офицера, она наощупь нашарила заранее примеченный у него украшенный серебряный кинжал и сунула в сапог, прежде чем привстать и начать волочить его в сторону лекаря.

- Фьюри, помоги Саре! - выкрикивал Филиус, подбегая уже к новому раненому, которого, бесчувственного, тащили вниз - его плечо было истерзано куском какого-то снаряда.

Работы взводу Гардсона в следующие пол минуты доставало - солдаты в белых накидках всё чаще тащились вниз, окровавленные и смертельно израненые от самых различных орудий: стрелы с характерными для троллей оперением, куски снарядов - и это только малая часть.

Но, когда казалось, что рук лекарей жутко не хватает на всех израненых и многие помирали лишь от того, что не дожидались первой помощи, от северных ворот послышался гул.

Это был не тот яростный гул, который сопровождал всю схватку, это были ликования. Постепенно крики перебрасывались на все стены:

- Победа! Они отступают!
­ - Мы отбросили их!

Не успели крики утихнуть, как к позиции шестого взвода быстро приближался ездок на гнедой укрепленной лошади. Всадник был облачен в латы с частично позолоченными пластинами. Кажется, совсем недавно он был в гуще схватки: наплеч, выполненный в форме грифона, был заляпан кровью, как рукавицы и накидка с штормградским львом. Всадник остановил лошадь, стащил с себя шлем и выкрикнул:

- Мне нужен лейтенант Гардсон. Шестой взвод четвертого стрелкового!
- Здесь, - отозвался лейтенант неподалёку и коротко козырнул в качестве воинского приветствия.

Офицер-латник быстро отсалютовал в ответ, второй рукой управляясь с беспокойной лошадью:

- Я лейтенант Стивенс. Пятый пехотный. Важное поручение от майора Гиббса. В вашем распоряжении достаточно боеспособных человек?
- Зависит от задачи, лейтенант. Здесь едва наберётся хотя бы взвод. Если добавить остальных, пришедших с нами - может быть, хватит на роту.
- Командование уже планирует контрнаступательную операцию, - офицер выдохнул. - В частности, майор Гиббс приказал отправить вас с вашими людьми на разведку к Дозорной Башне, недавно взорванной. Мы должны знать, не устроили ли там ордынцы перевалочный пункт. В бой приказано вступать лишь в крайнем случае и в случае стычки с малыми отрядами противника. Соберите всех людей, лейтенант, и выступайте в ближайшее время. Приказ майора.

Фэрриан в сердцах проклянул и этот день. Надежды на покой уже не было.

- Так точно. Выдвинемся сразу же, как возьмём передышку и пополним припасы.
- Не задерживайтесь, лейтенант, и... благослови вас Свет, - офицер снова приставил ребро ладони к виску, поворачивая лошадь обратно.
- Вас тоже.

***

Потрепанный взвод и остатки других взводов и отделений, которые вошли в Терамор вместе с шестым, в скором времени, пополнив боеприпасы и наточив клинки, замаршировали в сторону Дозорной Башни, к той самой, взрыв у которой они смогли лицезреть. Они выдвинулись почти синхронно с отрядами Часовых, которых выслали преследовать отряды ордынцев, освободивших из плена своего пособника.

Путь разведчиков же был не самым далеким, но Топи не предполагали к быстрому маршу, так что приходилось часто задерживаться, чтобы помогать соратникам, изрядно уставшим. Они успели лишь забраться на уже известные холмы, когда они услышал навязчивый шум...

Этот звук усиливался с каждым мгновением - жужжащий, механический звук, источник которого находился где-то высоко и далеко за спинами разведчиков.

Сначала на острый звук позади останавливались единицы, затем всё больше и больше солдат пытались вглядеться в сторону Терамора из-за редких зарослей Топей.

- Сэр, - Филиус обратился к лейтенанту, указывая в сторону источника шума. - Может вы с подзорной трубой сможете увидеть, что там происходит?
- Дирижабль, - ответил лейтенант, доставая свою подзорную трубу, возвращённую в схватке с Клыком. - Вспомните Тернистую. Такие подвозили припасы к ордынскому лагерю.

Сразу после этого землю содрогнула оглушительная кононада, источником которой был, вне сомнений, силуэт над Терамором огромных размеров, лейтенант опознал его, как дирижабль. Следом, в перерыве в какие-то секунды, снова разразились пушечные выстрелы и на этот раз им вторил рёв какого-то огромного существа.

А потом была вспышка. Будто всё в мире замерло на мгновение, чтобы загореться с новыми силами. Весь Терамор, несокрушимая крепость, в одну секунду подорвался в облаке лилового пепла. Взрывная волна была настолько велика, что отряд Гардсона мог почувствовать всю мощь бомбы, сброшенной с дирижабля.

Крики. Кричали все и каждый, а потом всё снова затихло. И только фиолетовые языки пламени сияли над вызженной пустошью на месте великого города.

Лейтенант продолжительное время пребывал в онемении. Пальцы вцепились в подзорную трубу и не отпускали до последнего, даже когда он зажмурился и опустился к земле, ослеплённый взрывной волной. Наконец он собрался с силами и, уставившись в неё, на несколько мгновений оценил последствия взрыва.

- Это конец, - проглотив ком в горле, коротко произнёс он севшим голосом.

Наэри круглыми от удивления, испуга и осознания произошедшего смотрела на то место, где еще какое-то время назад был Терамор. В глазах беловласой, казалось бы, еще стояли вершины морской крепости, но на деле там уже ничего не было. Девушка разинула рот, чтобы хоть что-то сказать, но голос ее покинул, и она так и замерла, ничего не сказав.

Старший сержант Ревилиан с болью взирал на руины города, нервно стиснув рукоять клинка на поясе и приоткрыв рот, пытаясь что-то сказать своим товарищам, крикнуть, чтобы те побежали на помощь. Но он не мог. Его глаза, затуманенные сокрушительным поражением, казалось, глядели более чем на тысячу ярдов, но не видели конца этой войне.

- Куда теперь? - замогильным голосом выдавил из себя старший сержант, уводя взгляд от последствий взрыва.
- Ни единой идеи, - покачал головой лейтенант. - Я бы сказал, что теперь мы точно между молотом и наковальней. В гораздо большей западне, чем все те, в которых мы пребывали до этого.

Хейвинд опустилась на траву на горке и, забыв про прежние приказы и опасность демаскировки, нашарила курительную трубку, чтобы набить её табаком и прикурить. Чиркач с упорством отказывался высекать искру. Она коротко и отрывисто материлась, скрашивая повисшую тишину.

- Банная в рот войнушка. Надо было сразу отсюда валить, - наконец разразилась она чем-то осмысленным, когда наконец-то смогла затянуться. - Всё лишь в ещё большие ебеня скатилось.

Рей медленно, крайне медленно открыл глаза и опустил руки, до той поры закрывающие уши. Затем медленно надавил пальцами на глазные яблоки. Медленно затряс головой. Сделал один медленный шаг назад, другой, третий...

- Это неправда! Просто не может быть... - вдруг заявил он с лицом, белизна которого могла посоперничать с горным снегами. - Как нам сражаться с врагом, у которого такое оружие?
- Мы потеряли все командование, - Ревилиан осел на землю, скрипнув пробитыми доспехами. - Получается, вы наш последний командир, лейтенант. Либо мы остаемся и сражаемся с Ордой... как? Не знаю. Либо мы уплываем. Как? Не знаю, - под конец он выдохнул и с злостью бросил рядом с собой тяжелый щит.
- Решайте без меня, - раскурив то немногое, что было в трубке, Хейвинд встала, отряхнулась и стянула с себя накидку со штормградским львом. - Я сваливаю.

Сержант в иной раз воспринял бы действия Хейвинд в штыки, но сейчас он лишь косо глянул в ее сторону и без укора проговорил:

- В одиночку и без припасов вы и дня не продержитесь, Сара.
- Ага. А у вас тут этих припасов дохера. Тем скорее перебьёте друг друга через пару дней, - фыркнула та, вспарывая ножом отличительные знаки и нашивки с лёгких доспехов.
- Проваливайте, Хейвинд, - отмахнулся Филиус. - Если вас не убьют Топи или орки, то вздернут в Штормграде.

Кейн мотнул головой, сгоняя охватившее всё тело оцепенение. Мечника трясло от ненависти, но хуже всего было бессилие что-либо предпринять для спасения тысяч соратников или хотя бы для отмщения за них. Капрал сделал шаг в сторону Хейвинд, положив ладонь на рукоять меча:

- Сначала сдай оружие.
- Тебе оно не поможет, - смуглокожая сплюнула под ноги, перебрасывая лямку ружья на плечо и уперев руки в бока. - Свали с пути, святоша.
- Лишняя винтовка лишней не будет, - латник остановился в шаге от смуглокожей, по-прежнему держа руку у оружия, готовый обнажить его при любом резком движении соратницы. - Это собственность армии, Хейвинд. Ты можешь остаться с нами и попытаться выжить, либо ты можешь сдать оружие и умереть в топях. Выбирай.
- "Собственность". Слово-то какое, - коротко рассмеялась та. - Я выбираю третий путь. Ты проваливаешь с дороги и остаёшься в живых. И ни одна цепная шавка больше не указывает мне, что делать. Доуказывались. Сами теперь расхлёбывайте.
- Не смей даже поднимать оружие на Кейна. Он, в отличие от тебя, сдерживает свои клятвы, - Филиус приподнялся и тоже сцепил пальцами рукоять клинка; он тыкнул в Сару пальцем. - И лучше послушай капрала, потому что меч ранит быстрее, чем винтовка.
- Клаудель. Дрегори. - коротко проговорил лейтенант Гардсон, отвлёкшись от размышлений на перепалку рядовой с капралом и сержантом. - При любом лишнем движении открывать огонь. Не хватало нам ещё бунта дезертиров.
- Есть, сэр, - Наэри вытащила винтовку, помотав головой, и подняла ее в руках.
- И ты туда же, - досадливо вздохнула Сэл. - А ведь выглядела нормальной.

Смуглокожая не торопилась до поры до времени, оценивая обстановку вокруг. Руки, однако, всё так же упирала в бока, готовая в любой момент выхватить одну из болтающихся на перевязи железяк. Внешним видом она напоминала стянутую пружину, готовую выпрямиться в любой момент по одному щелчку.

- Ты это самое... Не твори херню, да? - начал Асмелт, подняв руки на уровень живота, как бы показывая, что безоружен. Пока, - Ты завалить взвод не сможешь, да? Сваливай тихо без пушки. Шумная херня тебе это... Не сильно поможет там, да?
- Пушка? Вы про эту херь что ли? - она кивнула на ремень на плече. - Пф. Стоило бычить из-за какой-то бум палки. Хоть сейчас забирайте - она на пару с вами мне в душу не упёрлась.
- Меч и крис тоже, - Кейн кивнул на ножны у пояса смуглокожей.
- Делай, как сказал капрал, - быстро добавил Филиус. - Ты должна быть счастлива, что мы отпускаем тебя, Сара. Законы военного времени предписывают либо вздернуть тебя на первом дереве, либо зарубить на месте.
- А вот тут катитесь к демонам, - отрезала Хейвинд и кивнула на след от петли на собственной шее. - Меня уже пытались вздёрнуть несколько раз.
- Это нихрена не лучший вариант - выпендриваться, перед тем как дезертируешь с армии во время битвы, да? - вновь заговорил Фьюри, - Ты если собралась, так ты это... Молча сваливай, да?
- Сдай оружие и проваливай, Хейвинд. Больше повторять не стану.
- Твою мать. И ты, Фьюри, продался за дневной паёк. Ладно бы помалкивал, так ещё и яйца какому-то капралишке вылизываешь. Смотреть тошно, - покачав головой, смуглокожая демонстративно развернулась и двинула в сторону леса.

Филиус кивнул Лаэрину в сторону Сары.

Капрал промедлил мгновение, опустил оружие, коротко вздохнул, и вдруг резко рванулся вперёд, обнажая меч. Одним стремительным прыжком мечник настиг смуглокожую и коротким ударом снизу вверх с силой внёс в затылок недавней соратницы гарду клинка.

Та не успела даже вовремя обернуться и собраться перед прыжком, как получила по голове и, потеряв чувства, кубарем покатилась вниз по пригорку, распластавшись в нелепой позе с руками-ногами во все четыре стороны.

Кейн поморщился и указал остриём меча в сторону Хейвинд:

- Асмелт, обыщи её и забери всё оружие, какое найдёшь.

Рядовой поспешно спустился в овраг и, сняв латные перчатки, принялся обыскивать её, попутно мельком оглядев рану на затылке и, убедившись, что та явно несмертельная, с облегчением вздохнул. Асмелт снял с плеча Хейвинд винтовку, забрал меч, кортик и кукри. Рюкзак, увы, тоже не остался у Сары.

Фьюри уже хотел подниматься обратно, как вдруг заметил блеск небольшого камушка на поясе Хейвинд. Камень находился на рукояти кинжала. На вид, офицерского. Асмелт лишь на миг взглянул на оружие и, не задумываясь, принялся подниматься обратно. "Армия и долг - это, конечно, нихрена не шутки", - думал он, - "Но девку в болотах без оружия оставлять - это вообще не по-мужицки"

- Это все, - заключил рядовой, держа поклажу Хейвинд в руках.
- Думаю, нет смысла брать её с собой - она всё равно рано или поздно убежит, а тратить силы на неё бессмысленно. Оставим её тут, сэр, а сами пойдем на север или на юг по берегу? Может, мы встретим попутный торговый корабль? - размышлял старший сержант, предварительно кивнув Асмелту и развернувшись к остальным.

Лейтенант Гардсон прошёл вперёд и взглядом оценил результаты произошедшего. Коротко кивнул:

- Здесь и сейчас проявляется ваша настоящая подготовка и дисциплина. Капрал Кейн - досрочно повышаю вас в сержанты. Если со мной что-то случится, судьба этого отряда будет в ваших руках. Надеюсь, они окажутся такими же надёжными и впредь.
- Да, сэр, - Кейн загнал меч обратно в ножны и кивнул. - Но что насчёт Хейвинд? Если оставим её умирать, она может попасть в лапы зеленокожих, а они могут вытянуть из неё информацию.
- Смотря о какой информации речь, капрал. Все наши позиции давно раскрыты и уничтожены. Мы сами едва имеем представление, куда двигаемся, - хмыкнул лейтенант, бросая взгляд на Хейвинд. - Если кто-то из вас испытывает хоть толику жалости к этому дезертиру, можете оставить ей флягу и пистолет с парой пуль. Этого будет достаточно, если она настолько самостоятельна, как считает.
- Милосердие лишним не бывает... Так она сгинет в болотах хоть с какой-то иллюзией надежды и самостоятельности... - Наэри потянулась за флягой с водой.
- Эй, Наэри, - тихо, так тихо, чтобы лишь одна его напарница могла его слышать, прошептал Рей, до сих пор державший опального солдата на мушке; его лице, все еще белое от пережитого ужаса, было непроницаемым. - Это... Правильно? Бросать ее одну, без всякого снаряжения? Она все-таки сражалась вместе с нами...

Докончить фразу он не успел, прерванный словами лейтенанта. Вздохнув, рядовой Дрегори опустил винтовку, удерживая ее одной левой рукой. Быстрый взмах правой...

Короткий кинжал воткнулся в землю подле ног Сары, в каком-то футе от ее сапога.

- Солидарен с тобой, Наэри.
- Она не жилец, рядовые, - покачал головой старший сержант. - И кроме того военный преступник. Остаётся надеятся только на то, что ваш бурдюк, Клаудель, и ваш кинжал, Дрегори, не пригодятся вам в нашем дальнейшем пути.

Рей только пожал плечами.

- Она мне не нравилась, конечно, но... Иначе меня откровенно будет мучить совесть. Прошу прощения, сэр, - Наэри пожала плечами вслед за напарником.
- Значит, в вас осталось что-то человеческое. За это вас тоже никто не станет порицать.

Фэрриан похлопал напарников по плечам, последний раз посмотрел на дымящиеся руины Терамора через реку и на распластанную внизу пригорка Хейвинд. Махнул рукой:

- Собираем вещи и уходим. Орда наверняка будет прочёсывать местность в поисках недобитков. Укроемся и переждём хотя бы эту ночь. Утро вечера мудренее.

***

Хейвинд разомкнула глаза уже ближе к утру. Голова трещала, как праздничная петарда, пересохшее горло то и дело напрягалось в сухих позывах рвоты. Вокруг - лишь холод, сырость и какафония из кваканья лягушек и стрекота кузнечиков.

Несколько раз она сворачивалась калачом и утыкалась лицом в колени, пытаясь сохранить хотя бы остатки тепла и заглушить окружающий шум, гудящей болью отзывающийся в затылке. После этого она вновь проваливалась в сон без сновидений. До тех пор, пока к полудню не поняла, что без воды и еды просто умрёт, не в состоянии даже дотянуться до собственного рюкзака.

Рюкзака не было. Как и всего оружия. Всё, что ей удалось нашарить - это заныканный в штанах офицерский кинжал, ещё один нож в сапоге и кем-то оброненный армейский кортик у своей ноги. Даже экзотичный, но бесполезный в неумелых руках тролличий кукри - и тот отобрали.

- Ну всё, заживём теперь. Спасибо, хоть флягу оставили. Банный ты в рот.

***

Взвод продвигался сквозь Топи, часто, из-за набравшейся за всю кампанию усталости, останавливаясь на бесшумные и длительные привалы. Не было больше крепостей Альянса в Калимдоре, в которые можно было отступить, потому солдаты блуждали, пробираясь вдоль берега. Костры, по возможности, не разжигали, спали с полуоткрытыми глазами, опасаясь проспать приближение орочьих разведчиков.

На второй или третий день припасов стало настолько мало, что довольствовались термитами с подгнившей коры, а некоторые умельцы пытались пропускать воду из болот через портянки в бурдюк, чтобы сделать её пригодной для питья. По мере ухудшения положения, солдат становилось меньше: некоторые умирали от болезней, некоторые сбегали, но таких было мало и дезертировали они, предпочтительно, когда все остальные уже уснули.

Вскоре вышли к морю и обстановка слегка улучшилась: там можно было поживиться рыбой и пошаркать в поисках припасов из бочек и ящиков, выпавших с кораблей и прильнувших к берегу. Было решено соорудить временный лагерь там.

Дни и ночи казались неделями, и все, как один, вяло тянулись в своей мучительной однообразности. Все, кроме одного.

Тот день, когда на горизонте показался флот Альянса, запомнился уцелевшим на всю жизнь. Десятки, если не сотни белоснежных парусов несли огромную флотилию в сторону Оргриммара. Надежда, давно погасшая в сердцах солдат, загорелась с новыми силами.

Окрыленные солдаты устремились на север, пробираясь к злосчастной разгромленной Крепости Северной Стражи. Ведь именно в том направлении двигался весь флот. Путь занял целые сутки, но и он стоил того: над полуразрушенной крепостью вновь реяли знамена Альянса, а у её берегов был виден королевский флот, весьма потрёпанный и изрядно поредевший после неудавшейся атаки орочьей столицы.

Изнуренные войной солдаты Гардсона, матросы и выжившие бойцы с Громовержца переступили границу Крепости и воссоединились с основным гарнизоном Альянса.

ID: 16091 | Автор: Ferrian
Изменено: 14 июня 2014 — 20:34