2. Элдре'Талас: безмятежная жизнь

Тайлиф Азария
Шендо Снежный Барс
...и еще миллион персонажей Gjyr

Котта:
Порывы шалого ветра иногда заносили им водяную пыль. "Правда, Тайли, расскажи о своем паломничестве. Иногда ты смотришь в окно с таким видом, словно пытаешься проглядеть и горы, и небо... Где-то там ты потеряла Сурамар?"
Пугливый лепесток спасся случайно на его разверстой странице. Покрытый от дождя гусиной кожей, тот мелко дрожал, когда ветер терся о каменные ставни - по его душу ведь терся. Котта поместил книгу на колени сестры, но незванного гостя пока не смахнул, а взял со стола ее непочатую чашку.
В розовой тени сырели хвосты строк и усеченные гравюры чудовищ, предмет их последнего спора. Котта хорошо помнил, что где-то точно их уже видел - и толстенные панцири, и голодные хищные пасти... короткохвостые плотоядные монстры, провозвестники конца света, дремлющие, по преданию, где-то глубоко на океанском дне, но только и ждущие своего часа, чтобы вынырнуть. А ему не верили: мол, нету в библиотечных списках, значит нету вообще. Она сама уберет лист, когда захочет. И Котта, предчувствуя удовольствие от признания своей победы, отхлебнул, не думая, обжигающей жидкости, выпучил от неожиданности глаза.

Азария:
- Это всего один из многих городов, - приземлив свой взгляд, рассудила Азария. - Немного жаль, что камерность его масштабов утрачена навеки. Она была неповторима.
Путешествие было долгим, а под конец, после перевала через Когтистые горы, мне пришлось идти пешком, потому что вдали от Зин-Азшари города, поселения и удобные дороги исчезали. В общем, обычное нелегкое странствие в совершенном одиночестве. Не думаю, что это интересно.
Разводить на откровения Азарию ни у кого не выходило. Она просто комкала истории и сюжет так, чтобы преподнести все в скучном свете, без живости красок и тайных переживаний.

Котта:
А он все равно прислушивался, хоть во рту и полыхало белое пламя кипятка. Там, где Тайлиф смазывала краски в пятно, его воображение рисовало радуги: Сурамар тоже был городом, в котором тоже когда-то была жизнь, были маги, друиды, жрецы, были такие, как он и сестра, и особенно такие, как Азария. Другой мир Котта видел только с крепостных стен, на страницах книг или с чужих немногословных пересказов.

Лорэйн:
Тихий смешок был почти неслышим, скрашенный полутенями магических светильников, скрытый за замысловатым ритмом дождя. Лорэйн рассматривала чернильные рисунки на отсыревшем пергаменте, уронив трепещущий лепесток на холодный пол. Ветер не стал медлить - подхватил, закружил в вихре, поднял себе на помощь какие-то бумаги, замахавшие им на прощание уголками из-под тяжелых книг.
- Я поэтому называю его блужданием, Тайлиф. Возвращаться к прошлому, которого нет, в город, которого не существует. Я не понимаю, а ты не хочешь рассказывать. Вот и получается разговор слепого и немого.

Азария:
- Страшное было время. Жриц учили чувствовать перемены по поведению природы и небесных сфер, и я ловила чьи-то взгляды, как будто бы посланные с обратной стороны неба. Вот как сейчас я смотрела в тучи, только наоборот. Но объективнее всех примет, конечно же, поведение Колодца. Его мутила королева, а отдавалось в моем сознании. Впрочем, не только в моем.
То, что Азария улавливала состояние древнего Источника, будучи в сотнях миль южнее, удивило бы, наверное, любого зрелого мага. Но ее слушатели не застали той чудодейственной силы, и поэтому Азария не считала, что ее полностью поймут.

- Когда я оказалась здесь, мне не было пути ни в приёмные покои принца, ни в тайные подвалы и хранилища, которые, по слухам, ломились от секретов. Если бы не письмо матери, кто знает, смогла ли я пустить здесь корни.
Однако одно из чудес Элдре'Таласа открылось сразу. Наисветлейшая готовилась к необыкновенной встрече с, - сдержанная усмешка и пауза не заставили себя ждать, - и для того, чтобы украсить ее волосы, непревзойденные мастера растили в городской оранжерее цветок, красота которого соответствовала бы великолепию королевы.
Рассказывали, что они загубили тысячи прекрасных цветов, забирая их лучшие ароматы, оттенки, силуэты, чтобы сотворить совершенный образец.
Земля, в которой посажено семя, удобрена илом с берегов Источника вечности, а воду, необходимую для полива, привезли из неведомых северных далей, где в бескрайнем море дрейфовали белые льды. Причем привезли в кратчайшие сроки, на хвостах зачарованных ветров.
Расцвет бутона совпал с днем моего появления в стенах города, и мне дозволили издали посмотреть на чудо чудес. Было раннее сонное утро - время, когда глаз особо чувствует цвет. То, что я увидела, трудно назвать совершенством, ведь, похоже, чародеи кудесничали ночами, и расцветка их грандиозного труда получилась... странной.
Куст был пышным и волнующе пах. В войну оранжерею разрушили подземные толчки, и с тех пор я цветок Азшары не видела.

ID: 10066 | Автор: Toorkin Tyr
Изменено: 23 июня 2012 — 1:48