1. Элдре'Талас: пока время бесконечно

Тайлиф Азария
Шендо Снежный Барс
...и еще миллион персонажей Gjyr

Заглянем в прошлое. Ниже - первый кусочек из жизни затворников Забытого города, рассказы о котором начинаются с одного дождливого вечера.

Грозовые тучи, собравшиеся над Фераласом, казалось, выжали весь воздух. В душной ее келье померк свет, и Азария, устав щурить глаза на мелкую вязь букв в книге, отложила перо. Она вышла на полукруглый балкон, надеясь на дуновение освежающего ветерка.
Балкон выходил на узкий сквер, белые статуи которого утонули в нестриженых зарослях. Свежего ветра не наблюдалось, и в надвигающейся грозовой темноте единственным ярким пятном был ровный луч одного из пилонов.
Непогода не могла навредить чудодейственным пилонам Элдре'Таласа, но на этот раз Азария ощутила смутное беспокойство, глядя, как над бледно-синим лучом чернеет небо.

Лорэйн:
Там, внизу, среди зелени, ещё одна фигура внимательно всматривалась в жадно тянущиеся к городу тучи. Опускаясь всё ниже под тяжестью грозы, которую несут в себе, проглатывая оставшиеся клочки голубого неба, они отбрасывали тени на сосредоточенное лицо.
Но довольно быстро интерес к небу был утерян - сидящяя в сквере эльфийка вновь опустила взор на цветастые карты, разложенные перед ней в строгом порядке. Нахмурилась. Достала из колоды ещё пару, положила сверху. Стала водить пальцем, вглядываться, как будто перед ней книга, а ей сложно не перескакивать со строчки на строчку. Широкие рукава её нелепого шелкового одеяния так и норовили что-то зацепить, скинуть в траву, изменить расклад. Но нет, ничего не менялось. Магичка ленивым движением собрала карты, выровняла и бережно уложила в шкатулку. Вздохнула и, словно ощутив на себе чей-то взгляд, обернулась в сторону балконов.
Лорэйн, болезненное дитя, она помахала бледной ладошкой - рукава скатились почти до плечей. Склонила голову, рассматривая, и невинно улыбнулась. Впрочем, вряд ли у кого-то осталась вера в её нарочистую болезненность или её улыбку.

Азария:
Тайлиф прижала тонкими пальцами виски, закрыв глаза: болела голова. Она никак не ответила на взмах руки, а, отвернувшись, скрылась в келье.
Прошла мимо своей простой кровати и редкой мебели, заставленной книгами, на которые уже пала тень от туч. Далеко-далеко полыхнула зарница.
Удивительно, но сгустившиеся тени на плохо освещаемой лестнице мешали Азарии как следует видеть впотьмах. Она списала это на мигрень.
Спустя несколько минут она, обняв себя за локти, была в заросшем сквере, среди позелененных дождями статуй, рядом с Лорэйн.
- Все гадаешь, Лорэйн, словно бумажные картинки умеют предвидеть?

Лорэйн:
- Картинки ничего не умеют. Они - лишь краска на бумаге, - тонким голоском отозвалась та, проводя ладонью по шкатулке, - зато умею я.
Лорэйн помолчала, устраивая шкатулку на коленях, осторожно, как очень большую ценность. Её жизнь вообще состояла из мелочей, к которым, казалось, она слишком крепко привязана.
- ...И пока мне совсем не нравится то, что я вижу. Башня. Башня. Смерть. Плохие карты.

Азария:
Мутные предчувствия Азарии окрепли. Она сказала:
- Наверное, это все из-за грозы. Я и не знала, что тучи могут идти таким плотным строем, как солдаты. Здесь тоже нечем дышать. Сады запущены, а Меритас скоро лишится глаз.
Она показала на одну из статуй, чью голову плотно обвил плющ.

Лорэйн:
Лорэйн покачала головой, но спорить не стала. Лишь капризно заявила:
- Они ужасны, Азария, в своих грязных красках. Тучи. Всё плывут и плывут к нам. Но мне не хочется дождя, даже если он принесет прохладу. Мне не нравится эта гроза, она трусливая, прячется за горизонтом, а потом подберется к нам исподтишка. - Эльфийка махнула руками, что казалось каким-то немыслимым усилием с её стороны. - Но ты ведь готовишься к грозе, да? - Её серьезный голос совсем не вязался с выражением лица.
Она рассматривала статую и, казалось, совсем не ждала ответа на вопрос.

Азария:
Так и случилось. В молчании Тайлиф отвернулась; ветер, дунувший неожиданной затхлостью, так не вязавшейся с величием городских ансамблей, растрепал ее темные волосы. Над городом ударила молния, и тут же раскатился гром.
- В роще, где стоит одна из опор, - определила Азария, увидев росчерк молнии.
Глупо полагать, что небесный огонь мог навредить. Но липкий ком подкатил к горлу волшебницы.
- Расскажи мне о башне и смерти. Я так редко слышу о втором. Последний раз, помню, увидела слово "смерть" в книге о войне с Легионом.

Лорэйн:
- "Смерть", - Лорэйн шевельнула пальцами, и вот на открытой ладони лежит шершавая карта. Азария была неожиданно близка к истине: на картинке изображен демон в черных рваных одеяниях на фоне выжженой земли. Ткань в некоторых местах истлела, под ней проглядывают чешуя и кости, в руках у него украшенное черепами оружие. - Знаешь, она считается не самой плохой. Неизбежная перемена, завершение пути. Конец привычной жизни, к которой ты привык, может даже в лучшую сторону. Только не тогда, когда вместе со "смертью" идёт "башня".
Она подняла руку, выхватив из воздуха вторую карту. Башня, сложенная из огромных серых камней, разваливалась. Вместе с каменной крошкой вниз летел огонь и маленькие темные фигуры, почти неразличимые среди этого хаоса.
- Разрушение, крах привычных опор, болезни, горе, позор. Катастрофа. - Тусклым голосом перечислила светловолосая. - В такой компании "смерть" может быть смертью. Той самой, от отравленного клинка или шальной стрелы. А может и от неудачного заклинания.

Азария:
- Конец, - бросила Азария, глядя в хаотичное сплетение веток и листьев; им было некуда расти, и они прорастали друг в друга. - Если за этим концом следует что-то новое, то смысл в смерти определенно есть. Но мы не умираем, Лорэйн, сами по себе, как умирают таурены. Наверное, посмертие - удел смертных существ.
В храмах говорят, что мы взлетаем в небо и становимся звездами. Это вранье.

Лорэйн:
- А мне нравится в это верить. По-моему довольно забавно наблюдать за всеми сверху, так что если бы у меня был выбор, я бы остановилась именно на этой сказке. Хотя, - усмехнулась, - не пойми меня неправильно, составлять компанию звёздам я пока не собираюсь.
Кстати, ты сегодня на удивление рано оторвалась от пергаментов и манускриптов.

Азария:
- Духота тому причина. Нечем дышать.
Все, кто знал здесь Азарию, знали также о том, что она не руководствовалась магией в быту и не стала бы оберегать себя от капризов природы без сильной нужды.
- Тортелдрин давно не показывался. В окнах его покоев не видно света, в библиотеке его нет, в трапезной тоже не бывает. Как думаешь, если подглядеть, будет слишком неучтиво?
Тайлиф смотрела прямо, а голос был искренним.

Лорэйн многозначительно улыбнулась и аккуратно положила две карты в шкатулку к остальным.

Азария:
- Ты одобряешь, - судила она, подняв взгляд на небо.

Лорэйн:
- Попробуй, - пожала она плечами, - ещё не факт, что у тебя получится. - Лорэйн коснулась тонким пальцем аляповатой ярко-синей брошки на платье, та в ответ несколько раз шевельнула крылышками. Словно между делом, эльфийка проронила: - Обрати внимание на те прекрасные растения у окон принца.

ID: 10054 | Автор: Toorkin Tyr
Изменено: 21 июня 2012 — 15:07