Найригос Прошлое

Я прикрыл глаза, лучше не смотреть, что будет дальше. Всё ещё прижимая к себе последнее, что у меня осталось, невольно начинаю вспоминать…

Мы просто хотели, что бы нас оставили в покое. Уйти от всех, улететь куда подальше. Война Нексуса окончена, но красные всё равно смотрят на таких как мы со смесью презрения и неприязни. В этой войне погибло много моих собратьев по стае синих драконов. Но главная наша потеря – Малигос. Отца рода больше нет, это окончательно подкосило нас. Мы больше не могли сопротивляться Драконьему союзу.

Часть из нас догадывалась, что последует за этим и поэтому решила переждать. Я был среди них. Мы с Таригосой и нашим малышом решили затаиться в Грозовой гряде. Просто переждать пока всё уляжется, успокоиться. Однако, судьба распорядилась иначе.

Сейчас уже нет тех чувств, сейчас осталась лишь пустота. Но тогда…

Я возвращался на наше временное место стоянки, в небольшое ущелье, что в горах между Борейской тундрой и Низиной Шолозар. Ещё подлетая, увидел спящую Тари и полдюжины двуногих с оружием рядом с ней, складывающих какие-то сети, веревки и ящики.

Сначала была ярость, бешеная, неконтролируемая… эти смертные, прихвостни красных собираются напасть! Я рванулся вниз, на копошащихся ничтожеств. Впереди меня уже летели два арканных заклятья. Первое попало в заросшего рыжей копной волос дварфа, второе в человека в мантии, обоим хватило с лихвой, они буквально взорвались. Остальные же четверо уставились на невезучих товарищей, пытаясь понять, что с ними случилось. Пока они были в замешательстве, я, наконец, достиг земли и всем весом обрушился на двоих. Третий со всей силы получил хвостом. Им повезло, они умерли быстро. За то, что они хотели сделать с Тари, надо было заставить их помучатся. Ничего, остался ещё один. Пылая гневом, я нашел взглядом последнего. Щуплый на вид человек с арбалетом, судорожно заряжающий болт. Зашипев, я поднялся во весь рост. Человек, попытался было убежать, но тут же был придавлен моей лапой. Не буду описывать, что с ним сталось, он заслужил.

Лишь когда затих последний его крик, багровая пелена ярости рассеялась. Я вздрогнул и кинулся к своей Тари. Только тогда я осознал, что с ней что-то не так. Пригляделся, на мгновение прикрыл глаза, надеясь, что когда открою, всё будет иначе. Но ничего не изменилось. Подавив поднимающуюся изнутри панику и отчаяние, заставил себя подойти. Раньше она казалась просто спящей. Теперь же… я всё никак не мог решиться проверить её дыхание. Ведь если… если… нет, лучше не думать. Мотнул головой, но перед глазами всё равно стояли лапы с вырванными когтями и сухожилиями, крыло со срезанной перепонкой, стальные инструменты и небольшая ранка от пули у основания шеи. На миг снова зажмурился. Уже догадываясь о результате, проверил дыхание. Мир как-то сразу потерял краски, стал тусклым и серым. Я осторожно коснулся её чешуи на боку, дыхание перехватило. Не хотелось ничего, абсолютно.

Внезапно, меня словно ударило. Малыш! Не знаю, сколько искал в окрестностях, но чем дольше – тем хуже мне становилось. Начало темнеть, но я не мог найти, ни следа. Его нигде не было. Уже в сумерках вернулся назад к ущелью… к Тари. Не зная, что делать, лег рядом с ней, обнял крылом, как она любила. Хотелось выть.

Проглотив ком в горле и взяв себя в лапы, я наконец сделал то, что должен был сделать с самого начала – осмотрел место. Всё было так же как и тогда, когда я улетал на поиски малыша: трупы смертных, веревки, раскиданные сети, ящики. Подвинул к себе и открыв один из ящиков, с яростью отбросил прочь. В нём оказались когти Тари. В следующем были поцарапанные стальные прутья и крепления. Почти сразу пришло осознание – сборные клетки! Что если они увезли и малыша? Но куда? И на чем? Лихорадочно принялся осматривать землю. Так и есть… следы от лап. Наверняка какое-нибудь верховое животное.

Не теряя времени, стал принюхиваться, однако если запах и был, то его уже унёс ветер. Взвыл, кляня свою глупость.

Всю ночь я выведывал в ближайших селениях, обратившись местным, не слышал ли и не видел ли кто наездника с клеткой. Уже к утру, где силой, где уговорами я расспросил в деревушках жителей. Однако, никто ничего не знал.

Пришла идея осмотреть трупы этих чертовых охотников. Принял свой нормальный облик и поспешил обратно к ущелью. На месте в нос ударил запах начавшей разлагаться плоти. Преодолев отвращение, я принялся обыскивать тела. К сожалению ни на них, ни на ящиках не стояло никаких знаков. Вообще ничего, что дало бы зацепку.

В отчаянии, принялся ещё раз осматривать местность с высоты полета. Может малыша не поймали? Может, успел сбежать и всё ещё где-то тут? Я принялся летать кругами, высматривая малейшие проблески синего цвета внизу. Солнце стояло высоко, был полдень, когда я наткнулся на труп грифона около Эн'кила, города мертвых. Здесь у меня подкосились лапы. Среди снаряжения и груды костей, что была ранее грифоном, нашлась развороченная клетка. Такая же как была в ящике, но собранная. Камни вокруг было забрызгано кровью. Нежить… я с ужасом посмотрел на стены города-храма Эн'кила. Последняя надежда ушла. Не помню как, но я добрался до рокового ущелья. Мне было уже всё равно, что станется дальше. Хотелось умереть. Усталость, которую так долго подавлял, навалилась на меня. Засыпая, я смотрел на мордочку Тари, только на неё… так она казалась всего лишь спящей.

Проснулся ближе к ночи от нестерпимой вони разложения. Сразу же вспомнились все последние события, сердце сжала когтистая лапа отчаяния. Во всем виноваты смертные! А эти выродки красные ещё и защищают их! Рычание само собой вырвалось у меня из пасти. Смертные, они начали это… а закончила всё нежить. Тут я вздрогнул, словно от удара.

Может ещё можно вернуть Тари… ведь среди неживых… мать рода, Синдрагоса. Эта мысль начала сводить меня с ума, никак не мог её выбросить. Я помню, столько раз доказывал сам себе, что это абсурд, что это бесполезно. Раз за разом приводил доводы за и против. В пух и прах разбивал эту идею. Но где-то в глубине души жила отчаянная надежда.

И вот… теперь я иду по уступу в цитадели нежити, всё вокруг погружено в полумрак. Впереди уже видна Мать. Надеюсь, в ней осталось хоть что-то от возлюбленной Малигоса. Покрепче прижимаю к груди тело Тари, крылья бессильно тащатся сзади. Если честно, мне уже всё равно, пусть будет, что будет, лишь бы Мать дала Таригосе новую жизнь. Стараюсь не смотреть по сторонам и так знаю, что там собирается нежить. Смотрю только на мордочку Тари, кажущуюся такой неуместной здесь.

Остановился в метре от Матери, та лишь наклонила голову. Упал на колени, положил тело перед ней и закрыл глаза. Мне незачем смотреть, я и так знаю, что будет дальше… главное, что теперь я буду рядом с Тари.

***

Дракончик изо всех сил улетал подальше от того чудовищного места, где пара горгулий дожевывала грифона и его всадника. Ловкий и юркий малыш успел выбраться из клетки до того, как когти нежити добрались до него. Он несся, не разбирая дороги, постоянно оглядывался назад и не заметил, как врезался в странное, непонятное создание. Оно было одето в черную робу, из-под которой виднелись копыта, имело хвост, рога и синюю кожу. Дракончик пискнул, упав от столкновения.

***

Небольшой молодой синий дракон, даже скорее ещё дрейк, лежал на уступе скалы в Грозовой гряде, привычно наблюдая, как ветер закручивает снег и вычерчивает свои загадочные письмена внизу. Ничто не нарушало его покой. Внезапно, рядом на несколько секунд открылся портал, из него выпал маленький синий дракончик с письмом в пасти. Всё выглядело так, словно его подтолкнули в портал. Оба были явно ошарашены. Минуту глазели друг на друга, пока большой не отобрал у малыша письмо. Всё встало на свои места, когда он прочел это послание. Оно, оказалось, от Ноолы Аркандис:

«Друг мой, посылаю к тебе мелкого, так как у самой не особо много времени на него. Да и с тобой ему будет лучше. Представь себе, нашла это чудо одно около укрепления Плети в Борейской тундре, города-храма Эн'кила. Летало как ошпаренное. Знаешь, после знакомства с тобой, изменилось отношение к вашему роду. Не смогла проигнорировать малыша. Не бросать же. Только вот не очень знаю, что с ним делать, поэтому и посылаю к тебе. Надеюсь, ты сможешь управиться с этим шалопаем.»

Дракон задумчиво поглядел на малыша, забравшегося под его крыло и жалобно пищащего оттуда.

ID: 809 | Автор: Зей-Уж
Изменено: 16 декабря 2010 — 17:36