Бернард «Одноглазый» Трамелл Единственное различие - разговоры

Удар, удар, еще удар. Противники расходятся, так и не задев друг дружку рапирами.

- МакГиган, если ты и дальше будешь так вихлять задом, то тебе нужно будет идти в бордель, а не в атаку.
- Молчи лучше, Бернард. Мне твои шуточки давно посередь горла встали, ты только языком трепать и умеешь, а рапиру что шампур держишь. Еще разок?

Рыжеволосый улыбнулся в усы и покачал головой. Воткнув острием в землю свое оружие, мужчина расстегнул мокрую от пота рубашку и вдохнул сырой воздух, который пах прелой листвой.

- Нет, пожалуй, на сегодня все. Я думаю, если мы сойдемся на ничье, то это устроит обоих. Все же не всегда тебе проставляться за проигрыши элем?
- Да пошел ты, Одноглазый....

<...>

- Стыдно! Это позор на весь отряд! Лучшие из бойцов Синдиката, а устроили склоку, свару, как бабы, или кровь, которую вместе проливали для вас уже не кровь, а так водичка? А ты? - Палец, уткнулся в грудь МакГигану, который понуро стоял, свесив голову. - Стыдно тебе, одному из потомков знатного рода, на свои обиды израсходовать ту злость, ненависть, которая должна быть только по отношению к врагам Королевства, только к ним одним.

Покачав головой, Бернард отвернулся от зачинщиков драки и с грустью посмотрел единственным глазом на пламенеющий шар солнца, которое уходило за снежные шапки гор. Очередная драка... Какая она по счету на этой неделе? Третья? Четвертая? Бойцы были сильны и здоровы, но ожидание... Ожидание убивало мораль, а избыток свободного времени рождал разброд и шатание. Еще немного и придется поступиться с планом и выдвигаться на запасные позиции, дабы хоть немного разбавить эту трясину скуки.

На плече легла рука.

- Ты как, Одноглазый?
- Нормально. Просто иногда мне начинает казаться, что, похоже, единственное различие между нашими друзьями и врагами — в том, сколько времени они тратят на разговоры, прежде чем выстрелить в нас.
- Опять шутишь? - МакГиган подошел к обрыву и сел, свесив ноги вниз и задумчиво глядя на такую далекую речушку, которая плескалась внизу. - Ты сам понимаешь - тут собрались люди действия, а не сидения на одном месте.
- Ты хочешь покритиковать мой план? - Бернард подошел к другу и сел рядом. - Ну чтож, давай, я внимательно выслушаю тебя.

Воцарилась тишина. МакГиган вздохнул и, ничего не ответив, принялся скидывать вниз камушки. А Бернард, поняв, что ничего не добьется от своего собеседника, завалился на спину, уставившись в желто-оранжевые кроны деревьев.
Текли минуты. Лагерь позади двух мужчин жил своей жизнью: кто-то принес забитого зайца, кто-то в очередной раз точил меч, кто-то ругался по поводу отсыревшего пороха и вони соседа по палатке. Всех этих людей, которые раньше были людьми разных профессий, объединяло одно - все эти люди состояли в Синдикате. Они были в отряде Бернарда Трамелл, - одного из выдающихся тактиков диверсионной деятельности и заядлого дуэлянта.
К недовольству некоторых, многие в современном Синдикате не были альтеракцами. В отряде людей, которые помнили цель создания Синдиката было лишь двое.
Бернард посмотрел на МакГигана и, пригладив бороду, хмыкнул.

- Я смотрю, от тебя критики не дождешься, друг. Ну ничего, я думаю скоро ты перестанешь ныть как дитё и покажешь свои умения не в дружеском поединке. Я думаю, что очень скоро...

<...>

- Разбежались! Каждый сам за себя! Встреча возле склада! - Бернард схватил разряженный пистолет за дуло и нанес сокрушающий удар рукоятью в висок мальчишки-оруженосца. - МакГиган! За мной!

Вокруг раздавались ружейные выстрелы, отрывистые команды офицеров Альянса и крики умирающих. Засада... Они ждали их... "Как? Как это было возможно?". Настойчивая мысль, от которой невозможно было избавится даже в горячке боя. Протыкая точным ударом сердце очередного воина, Бернард пытался уйти от очевидного ответа.
Но ответ словно окружал командира: он чудился в криках умирающих, вырисовывался в крови, шептался кронами деревьев и визгами пуль.
В отряде был предатель...

<...>

Прыжок, прыжок, пригнуться от низкой ветки. Ноги несли Бреттера вперед, дальше от места засады. Сначала они добьют тех, кто не смог вырваться, а потом пойдет погоня. Так что нет пути назад - вперед, вперед и только вперед.
В голове уже шумит, а из груди дыхание вырывается с хрипами. Вязкая слюна в очередной раз заполнила рот, а нос уже давно перестал ощущаться от морозного воздуха.
За спиной крики погони. У них лошади... В лесу они не могут двигаться быстро, однако все равно догоняют... Эх, лесок, почему же ты не вырос гуще?
Голубые глаза... Голубые глаза - первое, что увидел мужчина. А уже потом он понял, что перед ним стоит маленькая девочка. Видимо она собирала хворост - в руках было немного палок. Откуда она здесь? Что она делает так далеко от жилья?
Звуки погони приближались.
Мужчина упал на колени и, с мольбой в глазах приложил палец к губам.

- Молчи, милая, только молчи...

Секунды вязко падали на дно песочных часов жизни.
Крик... Звонкий, девичий крик, который резанул по ушам Одноглазого... Крик, который разнесся по лесу...
Секунды, которые только что были медлительны, взорвались головокружительным танцем. Нужно принять бой, пока еще есть силы. Иначе загонят как волка и убьют.
Через полминуты из кустарника выскочила взмыленная лошадь, но уже без всадника - пуля, выпущенная в тело, пробила кирасу и смешала осколки ребер с легкими. Второй пистолет дает осечку и новый противник на скаку пытается разрубить ненавистного альтеракца кавалерийским палашом. Пригнуться, немного наклониться к животу лошади и кинжалом нанести глубокую рану. Бедное животное дергается от боли, встает на дыбы и скидывает всадника, который тут же получает несколько ударов в промежуток между латным воротником и шеей.

- Давайте, мерзавцы! По очкам вы пока побеждаете, но я выровняю счет! Ну, где же вы!?
- Я здесь, Бернард...

<...>

- МакГиган? Какого... Что?..
- Поверь своим глазам, друг. Да, это я. Да, я оказался не тем, кем ты меня считал. Сдавайся, Трамелл: твоя группа почти вся уничтожена, на складе стража из Южнобережья. Ты проиграл. Сдавайся, я не хочу драться с тобой.
Бернард тяжело вздохнул и взглянул на голубое небо, которое жило своей спокойной жизнью в кронах осенних деревьев.
- Значит, это был ты... В счет нашей прошлой дружбы скажи зачем. Зачем ты сделал это?

МакГиган положил руку на эфес свой рапиры и настороженно осмотрелся вокруг.

- Ты и сам все это прекрасно понимаешь. Я вступал в Синдикат как в организацию созданную альтеракцами и для альтеракцев. А сейчас мы имеем лишь самодурство аристократов, которые делят шкуру неубитого медведя и бандитов, которые под нашими знаменами набивают свои карманы. И я предпочту уничтожить агонизирующего орла, чем приклеивать ему перья.
- Чтож... А я предпочту не предавать друзей. - Одноглазый опустил взгляд и посмотрел единственным глазом на своего... бывшего друга. - К оружию.
- С большим сожалением, Бернард... С большим сожалением...

<...>

Схватка была глупа. Схватка была не нужна. Атаки, контратаки, защитные позиции и маневры были лишь мишурой. Настоящая схватка была в душах двух друзей. Двух товарищей, которые не раз спасали друг другу шкуры, делили одеяло в холод и висели на одном тросе в горах. Два товарища, между которыми стеной встали принципы.
У Бернарда кровоточила левая рука, и было сбито дыхание. У МакГигана была рассечена бровь и порезана нога. Каждый ждал ошибки противника. Каждый боялся этой ошибки, так как после неё нужно будет делать выбор.
Шаг... еще... А теперь удержать противника на этом месте как можно дольше. Бернард поменял стойку, выставив здоровую руку с рапирой вперед и перенеся вес на левую ногу. Сейчас не нужно атаковать.. Только удерживать.
Стряхнув кровь с левой руки, Бернард хрипло усмехнулся, видя как МакГиган с матом отскочил назад , пытаясь одновременно сохранить оборонительную стойку и стряхнуть муравьев, которые заползли на его штаны и усиленно атаковали человека, посмевшего наступить на один из входов в их жилище.
Удар.
Мужчина вздрогнул. Мужчина упал на колени и выронил рапиру. Мужчина взглянул в глаза своему бывшему другу.
Бернард медленно вынул острие рапиры из живота МакГигана и осторожно вытер оружие о его одежду.

- Добьешь?

Одноглазый сел на корточки и тяжело взглотнул.

- Нет, друг... Я слышу, скоро здесь будут твои люди... Они не оставляют попыток нагнать меня и принести мою голову на потеху толпе. Они спасут тебя... Если, конечно, ты им еще нужен. - Трамелл похлопал мужчину по плечу и горько улыбнулся, - Прощай, МакГиган. Я желаю тебе больше никогда не появляться здесь. Я оставляю тебе жизнь, но не могу дать прощения. Живи, МакГиган... И постарайся больше не попадаться мне на глаза. Потому что в следующий раз ты уже не будешь мне другом.

И, подняв свои пистолеты с земли, Бернард ушел в сторону гор.

ID: 7505 | Автор: Zenov
Изменено: 24 декабря 2012 — 2:02

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
10 ноября 2011 — 19:14 Zenov

Решил вывести из Семьи часть про Бернарда в отдельное повествование, дабы не мешались задумки.

10 ноября 2011 — 21:19 Ing

Сильно.

24 декабря 2012 — 2:07 Lone_Wolfy

Вторая страница клёвая. Первую не читал. Но вторая понравилась.

24 декабря 2012 — 2:10 Zenov

Итак, Вульф опередил... ладно, не важно.
Вторая страница, которую я решил написать в связи с происходящими событиями. Описывается сон, который показывает всю суть переживаний персонажа в связи с вступлением в армию Альянса.