Mychar закрывается 1 мая 2021 года
Пожалуйста, сохраните необходимые вам публикации и изображения до истечения срока.

Саргин "Знахарь Хи'джин"

Да, это доктор Хаус в Азероте, так и задумывалось. Хотя "Хауса" я осилил только два сезона.
На самом деле этому рассказу уже два года. Но когда я захотел пометить его в качестве квенты своего персонажа, я обнаружил, что все места в интернетах, где я его размещал, кажется, умерли.
Посмотрим, переживет ли его мучарик.
Если там есть ошибки, им тоже два года. И лору тоже, так что я даже не подозреваю, где могут быть несоответствия. Как минимум, лоа в рассказе живут в суровом царстве мертвых, как в Зул'драке, а не в изумрудной стране эльфов, как в Катаклизме.

*

«Знахарь Хи'джин»

- You know no thing 'bout voodoo, mon!

Пролог

"Смерть окружает нас с рождения. Смерть ждет и наблюдает, смерть сковывает и гонит нас вперед. Смерть ждет нас всех. Кем бы мы ни были, где бы мы ни были, как бы не жили и как бы не умерли - все мы стремимся к одному финалу. Все дороги ведут лишь в одном направлении. Смерть - истинное совершенство, владыка мира, идеал и основа жизни. Смерть никуда не торопится. Рано или поздно, все мы будем в ее руках. Смерть - это божество".
Он слизнул капельки пота с губ. Оторвав взгляд от исписаного листа бумаги, он посмотрел куда-то вдаль. Его глаза горели губительным пламенем.
- И я стану ее пророком.
Пора начинать.

* * * * * * *

Вечернее солнце уже перестало так печь, как в полуденный час, и деревня оживилась. Стройные девочки и сутулые мальчики танцевали у костра на центральной площади. Гулкие голоса торговцев предлагали всему поселку и ближайшим окрестностям приобрести сушеных тараканов, древко для топора или пресную воду. Старые ведьмы, ничуть не тише, проклинали молодые нравы и плакались по старому вождю, который их покинул на неведомо кого. И только шаманы стояли в стороне от деревни, у нескольких перекошенных веток, являвших собою алтарь великому Дамбале, и хранили молчание. И то лишь потому, что загляделись на девчонок, решивших смыть с себя тяготы трудного дня в Великом море.
Со страшным скрипом в хибару вошел старый тролль. Скрюченный и хромой, он неспешно прошел, опираясь о посох, вдоль полки с рядами дымящихся колб, баночек с разноцветными зельями, зловещего вида амулетов и стройной пирамидой лесных орешков. На одной из колб сидела лягушка и с величайшим любопытством взирала то на человека, сидевшего в кресле посреди комнаты, то на старого тролля. Тролль тоже взглянул на нее. Спустя мгновение лягушка полетела на пол, получив по зеленой макушке крепким посохом. С возмущенным кваканьем она покинула этот дом, не оборачиваясь.
Тролль плюхнулся на плетенное кресло, блаженно вытянул ноги и посмотрел на них с неописуемой гордостью. Оценив состояние двух больших пальцев на правой ноге, он перевел взгляд на того, кто сидел в кресле напротив.
- Удивите меня.
После секунды неловкого молчания хрипловатый голос ответил ему.
- У меня гайморит.
Тролль был удивлен. Опираясь на посох, он нагнулся, чтобы поближе разглядеть пациента.
- Вы уверены?
- У меня насморк. Мне трудно дышать и постоянно болит голова. Я почти уверен, что это он, доктор. Это гайморит. Вот так вот.
"Доктор" внимательно осмотрел больного. В его глазах читалось явное недоверие.
- ... У вас не может быть гайморита.
- Почему?
- Вы мертвы.
Пациент почесал то, что осталось у него от подбородка. Выглядел он при этом весьма и весьма угрюмо.
- Я недавно простудился.
Доктор встряхнул головою и тяжело встал на ноги, опираясь на верную трость.
- Уважаемый... Простите, как вас там? Не важно. Когда-нибудь я таки повешу на дверях табличку: "Жмуронов не принимаю".
- Но доктор Хижин...
- Знахарь Хи'джин! Вам нужен психиатр, не знахарь. Таких полным-полно и у вас, в Подгородье. Езжай домой, приведи себя в порядок и не езди больше сюда. И друзьям скажи, чтобы не ездили. Проклятье, ведь у вас проблема лишь, что челюсть наконец-таки отвалится. Да и то можно вылечить в вашей клоаке, в кружке кройки и шитья...
Знахарь расхаживал по хибаре туда и сюда, прихрамывая и ругаясь, но пациент уже давно сбежал. Он знал, что все тролли сумасшедшие, но то, что он увидел, превзошло все его опасения. Очень скоро он вернется в Подгород, сходит таки к психиатру, и по его совету познакомится с очаровательной девушкой, такой же мертвой, как и он сам. Вместе они будут жить долго и счастливо.
А знахарь тем временем уже уселся в свое излюбленное кресло и налил себе чегой-то в чашу. Чаша была сделана из черепа. Точнее, как мог определить опытный глаз знахаря, из черепа ночного эльфа, большую часть своей жизни прожившего у берега моря. Жутковато, хотя незнающий пытливый ум содержимое "кубка" - дымящаяся красная субстанция - могло бы напугать куда больше.
Немногочисленные отрекшиеся, которые время от времени приходили к нему в хижину, раздражали знахаря. Но они также тешили его самолюбие. Их визиты значили, что о Хи'джине говорят, и говорят не просто как о знахаре, а как о чудотворце, который может исцелить все, буквально все - даже болезни жмуров. Великая слава. Хи'джин развалился в кресле и тешился в лучах собственной важности.
Долгие-долгие годы он практиковал свои методы лечения, тренировал глаз (а также уши и пальцы, и, особенно, нос) в распознавании болячек, исследовал их и ставил на них опыты. Непростая дорога к уважению, но оно того стоило. Так считал не только он, но и все, кто продлил свою жизнь на пару лет стараниями великого лекаря. Именно по этому никто и никогда не смел отрывать Хи'джина от его деятельности, даже для того, чтобы отправить его, как чудотворца, в военные госпитали. И уж тем более ему прощались маленькие странности и бесхитростная лень.
Увы, не все восхищались его талантами в полной мере.
- Хи'джин!
Старый тролль встрепенулся. Перед ним, во всей своей пышногрудой красе, стояла троллька в расцвете сил. Она была в гневе. На ней были вызывающе надеты маловаты по размеру прелестей одеяния мамбо, а огненно-рыжие волосы разлохматились и безобразно, но чертовски обаятельно спадали на плечи. Очаровательная фурия.
- Маман Хи! - в голосе тролля читалась неприкрытая радость. Сарказм, конечно же.
- Старий пень, что ты сделал с моей девочкой?!
- Не больше, чем хотелось, моя милая зулфи, - последнее слово было произнесено с неприкрытой насмешкой. "Зулфи" - это тилул, которым тролли старой закалки награждали троллих, дерзнувших сунуть свои очаровательные носики в "неженское дело" знахарства. Место троллихи - у очага, гласил закон, проверенный веками. Хи'джин не понимал, почему его нужно менять именно сейчас, и по этому и он никогда не испытывал должного уважения к мамбо Хи, хоть та и была выше него рангом. Она его почти что ненавидела. Он смотрел на нее свысока.
- Дамбала тебя возьми, когда же ты уймешься?!
- На первом же уроке предупреждай своих девчонок, что каждая, кто еще раз ступит своей стройной ножкой в дом Хи'джина, останется лягушкой до скончания дней.
- Да мне больше никогда не пришлют новую ученицу, старый ты хрыч!
- Значит, тебе не придется делить ни с кем молодых тролликов. Как я классно все тебе организовал, а, сестренка?
Мамаша Хи, казалось, на миг потеряла дар речи, будто ей было впервой терпеть столь наглое обращения. Спустя минуту обернулась и молнией вылетела из хибары. Хи'джин поднялся и прошествовал до крыльца, чтобы посмотреть ей вслед. Конечно, она ни о чем не доложит начальству, даже если инцидент повторится. Хотя она не презирала его больше, чем любовь без оргазма, его знания и умения были слишком уж уважаемы в обществе, чтобы против него можно было что-то предпринять. Смешнее всего, что маман Хи уважала его куда больше, чем все остальные.
Да, мало кто мог оказывать хоть какое-то влияние на полоумного Хи'джина.
Старый тролль осмотрел деревню Сен'джин, обожаемые им соломенные хибары; на спокойное озеро посреди деревни, где жизнь кишела еще гуще, чем в муравейнике, куда случайно вонзилась его трость; на закат, что прятался где-то за красными нагорьями Дуротара. Он мог бы владеть всем этим, мог бы занимать место старого мастера Гардана, стать главным знахарем Сен'джина. К счастью, у него хватило ума отказаться от всей этой головной боли. Пока Гардан вел глупую войну с остатками армии зомби Залазана на островах Эхо, Хи'джин исследовал почти каждый случай новой и странной болезни по всему Азероту, и даже за его пределами.
Сегодня был тот странный день, когда знахарь совершенно разгордился собою. С этим срочно надо что-то делать. Отбросив лишние мысли, он вдохнул поглубже закатным бризом, и...
- Паренек!
Заслышав хриплый голос знахаря, юный зеленоволосый тролль, задремавший у порога хибары знахаря, подпрыгнул и стал в стойке "смирно", крайне противоестественно для тролля.
- Принеси мне что-нибудь пожрать да в прямо в кабинеты, живо!
Отдав нехитрый приказ Хи'джин вернулся в свои апартаменты. Где-то в шуфлядках стола его ждали письма прямиком из топей Зангара, где-то на другом свете. Даже там был кто-то, кому нужен его совет.

Глава 1

- Результаты исследования очень интересны... Ну очень... Так-так, просто о-очень...
- Что там! - раздался грубый женский голос. Доктор принялся шелестеть бумагами. Атмосфера в низкосводчатой комнате стала еще напряженнее, насколько это было возможно. Если это вообще возможно в комнате, подобной этой: темной и тесной, где из всех предметов мебели были лишь письменный стол, поднос с приборами и еще один стол, на котором лежал совершенно нагой человек. На первый взгляд человек выглядел куда здоровее двух полусгнивших особей, которые вели разговор, стоя возле него. Но он, в отличие от них, был совсем-совсем мертвым.
Непричесанный отрекшийся в серой робе поправил пенсне и взглянул в файлы папки.
- Надо сказать, это очень-очень странный случай...
Женщина закатила глаза. Если бы все с этой смертью было в порядке, она бы ни за что не обратилась бы за помощью к этому зануде.
- На теле не обнаружено следов физического насилия, - зачитал доктор. - Так же в организме обследованного не найдены следы ни одного из ядов, известных Королевской Фармацевтической Картотеке. Ни на теле, ни в энергетическом поле жертвы не найдено следов арканной и божественной магии в известных нам проявлениях...
- Что это значит? - зарычала женщина. - Вы так и не установили причину смерти?
Доктор усмехнулся добродушной улыбкой учителя, который, терпеливо выслушав предположения учеников, готов теперь несколькими движениями мелка по доске расписать очевидную истину.
- Его тело и магическое поле в полном порядке. Честно сказать, даже я не смог узнать, причину смерти. Он ведь абсолютно здоров, пренебрегая фактом, что он совершенно мертв. К счастью, мой ученик предложил осмотреть его своим друзьям... "знахарям"... из отдела нетрадиционной алхимии. Они с первого взгляда установили что так называемый "дух" этого человека искалечен до неузнаваемости!
Женщина не нашлась что ответить. Она взглянула на человека еще раз. Совершенно нормальный, здоровый мужчина, в рассвете сил. Красивые дуги черных бровей, ровный нос, мужественные губы, красивые изгибы мышц на обнаженном теле. Но, взглянув в его глаза, она в который раз удивилась им. В них не было ничего, кроме пустоты и отчаянья, как у самых сломленных верой подданных Королевы, как у бездушных тварей Предателя-принца. Что же могло так сломить этого человека, не задев ничего другого?
Она опомнилась, и легкий комок страха, пробравшийся в ее бездыханную грудь, исчез. Пока это дело сулило лишь ворох проблем.
- И в чем же причина этого... сломления духа?
- А это уже вопрос не ко мне, милочка... - добродушно улыбнулся мертвый доктор

* * * * * * *

В тростниковой хижине не было стен, но дым клубился у дырявого свода, будто ветер предпочитал обходить это место стороной. Даже духи ветра боялись того, что можно подцепить среди алхимических паров. Под соломенным кровом домика, в пяти котелках, стоящих почти в ровном круге, всецветные жидкости нагревались от тонких струек волшебного огонька. У каждого, кто находился слишком близко к хижине, во рту появлялся тяжелый горький привкус. Тех, кто жил в соседних домиках, он будет преследовать еще пару дней.
В общем, вряд ли кто видел, что одного-единственного тролля все это ни капельки не волновало.
Тролль этот имел презабавнейший внешний вид.
Если бы его увидел человек, он бы долго искал слова, чтобы описать его ритуальную маску, сучковатую и кривую, раскрашенную белыми узорами на алом фоне. Немало бы он думал, как точнее рассказать о его грубом посох. Набалдашник этого посоха парил над ним и вертелся, подсвечивая сторону, в которую смотрел, будто это и вправду был вовсе не набалдашник, а химерный глаз. И вряд ли бы человек заметил за всем этим килт со странным узором, свисавший с набедренного пояса, груду черепов, подвешенных к этому поясу, которые негромко стучали по его ноге, и струйку пыли, что сыпалась из его левой руки.
А если бы его завидел тролль, он описал бы его емко и кратко: "Знахарь"
Тролль, прихрамывая, бегал между котелками и столом с реагентами. В его движениях улавливался определенный такт, будто это был танец на неслышный мотив. Временами этот мотив и вправду звучал, выражаясь в гортанном пении: "Капли в чашу... Капли в чашу... Дамбале кабала - задуби да выдуби... Дверь свою отвори...". Когда мотив накалялся до предела, в критической точке знахарь бросал в котелок новый реагент. Громкий взрыв - и мотив падал, опять напряженно накаляясь в бульканье и гудении котелков.
Тролль вышел из своего круга котелков. Он поднялся на табурет и стал что-то декламировать. В прокуренном алхимическими парами воображении ясно появился образ оратора, вдохновляющего речью восхищенных слушателей с круглыми гладкими боками. В голосе знахаря слышались призывные нотки, тонкий сарказм, насмешка, нарочитое опасение и пафос. Котелки восторженно гудели, отдаваясь во власть своего демагога.
Но речь была направлена не к котелкам. Истинными слушателями были вещества внутри.
На высокопарной ноте тролль оборвал речь и поднял руки к небу, призывая аудиторию к реакции.
БАХ!
Зелье в каждом котелке взорвалось разноцветными искрами. После они потихоньку стали охлаждаться.
Суть знахарства состоит в том, чтобы пробудить духов, которые спали в компонентах зелья. Проснувшись, они придают настоям особенные свойства. Те зелья, которые могут дать вам возможность бегать со скоростью гепарда Степей или без труда поднимать тяжести вашего веса, считаются чуть ли не наиболее безобидными.
Тролль снял свою маску. В уставшем, покрытом потом и парами зелий, лице, без труда узнавался Хи'джин. Он был доволен собой.
Только что он обеспечил деревню Сен'джина средством против кезанской лихорадки на несколько месяцев вперед.
Блаженствуя, Хи'джин вытянул ноги, и стал играть своими пальцами, любуясь ими издалека. Деньги, которые он получит от ордынской казны за проделанную работу - сущий пустяк. Особенно, если сравнить его с тем, сколько пылилось на банковском счету знахаря. Великим альтруизмом и патриотическими мыслями знахарь, слава лоа, тоже не страдал. Казалось бы, чему радоваться-то?
Но Хи'джин не просто был доволен собой - он был восхищен. Никто, кроме него, не смог бы справится с задачей.
Тонкости знахарского искусства столь сложны, что ни один человек не может постичь его в полной мере - для этого люди недостаточно сумасшедшие.
Знахари говорят, что каждая болезнь - это вредоносный дух, который паразитирует на духе больного. И удалить его из тела можно лишь двумя способами: изгнать его, если он еще недостаточно силен, или натравить на него другого духа. Не обязательно целительного, просто противоположного. В хорошем случае, другой дух сожрет первого и уйдет восвояси. В еще более хорошем, духи загрызут друг друга. Есть также вероятность, что они пойдут на мировую и будут вдвоем изводить тело пациента, но тролльская медицина никогда и не считалась надежной, хоть она и знает больше всего побед над болезнями.
Чтобы сделать лекарство от кезанской лихорадки на месте, Хи'джину потребовалось изьять образчик духа болезни из тела больного, путем отрезания правого клыка. После, сравнив его с другими духами напастей и лихорадок (найти их не представлялось слишком сложной задачей; многие вольные духи были знакомы со старым знахарем и приходили к нему на свист), найти ближайших родственников. А потом, путем сложных ритуалов, точнейших подборов трав и фетишей, плясок с бубном и голодания, соединить компоненты духов, враждебных родственным лихорадке, и вывести новый дух - антидух кезанской лихорадки.
Даже мастер Гардин, главный вудуист племени Черного Копья, махнул бы рукой после третьей неудавшейся попытки провернуть все это. Хи'джин не допустил ни единого промаха.
"Следующую неделю буду отдыхать" - рассудил Хи'джин, попивая сок кактуса - "За такое госотпуск полагается".
... в каркас дверного проема постучали.
- Доктор Хижин?
В почти непроглядной паровой дымке старый тролль разглядел два смутных образа. Строение тела человеческое, одна самка, один самец, средний рост, хронические нарушения осанки. А несет, как от перегноя.
Хи'джин стиснул зубы. Если бы он не был занят, он уловил бы этот запах еще до того, как его источник приблизится к деревне на милю. Он ненавидел этот, и, порою, открыто стремился его уничтожить.
- Жмуронов не принимаю! - гаркнул он.
Гости опешили. Такого приема они явно не ждали.
- Доктор Хижин, нас к вам направило руководство Ассоциации лекарей Оргриммара. Сами мы из Королевского Фармацевтического...
- Что Я Вам Непонятно Сказал? - отрывисто прокричал знахарь, поднимаясь на весь рост. Только что ему испортили день, и он будет за это мстить. До тех пор, пока сладкая месть не сделает его таким же приятным, как до появления этих двух болванов. - Я Не Принимаю Жмуронов, 'дай вам лоа ноги повыкручивает. Понятно?
- Позвольте нам объяснить всю ситуацию, мы не пациенты. Мы...
- У-у-у, гадюка. - вставил тролль.
Отрекшаяся внезапно исчезла, а ее взволнованную речь продолжила тихоньким шипением ящерица, стоявшая точно на ее месте.
- А ты, жмурон, тоже хочешь поболтать?
- Не, я - не.
Знахарь ухмыльнулся. Компаньон отрекшейся исчез вслед за нею, а рядом с ящерицей появился кролик. Исходя из богатого жизненного опыта, старый тролль не очень доверял чужим словам. Особенно - словам живого трупа. А еще он всегда был поборником метода профилактики.
Хрипловато напевая пошловатую песенку о маленьких зулфи, знахарь поднял одной рукою своих новых питомцев и вынес их из дома. При свете дня кролик оказался лысым и наполовину сгнившим, а ящерица - сушеной. Знахарь небрежно сбросил их возле порога.
- А теперь, друзья мои, я советую вам ковылять туда, откуда пришли. Как только вы окажетесь за милю от моего дома, проклятие развеется. Но если вам вздумается вернутся...
- ХИ'ДЖИН!!!
Через треть деревни к нему бежала сочная троллька. Во время бега она придерживала руками бюст, чтобы тот, лоа упаси, не вылез из и так нескромных одеяний на всеобщее обозрение. Пока она неизбежно приближалась к ним, старый тролль облизывался на ее стройные и сильные бедра, которые по очереди обнажались с каждым шагом. Тигрица, мать ее Ошун!
- Что ты наделал, старый ты пень?!
- И вам доброе утро, маман. - ответил Хи'джин страстным баритоном, подражая голосу молодых поклонников троллихи. Но мамаше Хи и в обычный день не было настроения шутить со старым знахарем. А уж тем более сейчас.
- О, лоа, зачем я отправила их одних?
- А-а-а, так это твоя клиентура. Если бы я тебя не любил так сильно, я бы и тебя сглазил. Гы. - тролль улыбнулся, - Какая гадюка могла бы...!
- Их прислали к тебе из Подгорода, - улыбнулась ему в ответ мамбо, той улыбкой, которая предвещает близость состояния аффекта, - Они - фармацевты и лучшие умы Орды. И по приказу самого Вол'джина ты должен помочь им, или тебя отправят работать травником в Пыльные топи, ПОНЯТНО ТЕБЕ?!
- Хо-хо! Самого Вол'джина! Сам Вол'джин знает о моем существовании! Смотри, великий Дамбала, меня распирает от гордости! Так и лопнуть недолго.
- Дурак. - констатировала мамбо Хи. - Они пришли за советом.
- Дай угадаю. Они хотят знать, как сделать клей для челюсти?
- Болезнь, которая мгновенно уничтожает дух живого существа.
- Что? Стрела в лоб - не болезнь.
- Речь идет об инфекции.
Вместо ящерика и кролика на красноватом песке появилась лежащая вразвалку вразвалку парочка мертвецов. Знахарь кивнул им:
- За мной. Рассказывайте все, что знаете.

- Итак. Тройка загадочных смертей абсолютно здоровых людей. Никаких физических повреждений, никаких следов магии. И совершенно изнасилованный дух. Я вас правильно понял?
Отрекшиеся кивнули. Они сидели на на маленьких, низеньких и жутко неудобных стульчиках, которые знахарь оставлял для нелюбимых пациентов - то есть, для всех, кто приходил к нему на дом. Положив руки на коленки, лучшие умы Орды были похожи на школьников.
Сам Хи'Джин развалился на кресле из тростника с мягкими поручнями, оббитыми кожей дуротарских тигров. Над ним, как дух совести за левым плечом, нависала мамаша Хи.
Тролль высокомерно улыбался.
- Зачем оно вам? - спросил он, минутку поразмыслив.
- Что?
Отрекшиеся переглянулись. Они все никак не могли привыкнуть к манере разговора знахаря.
- Ну, умерли себе парочка живых из округ Южнобережья, земля пухом их телам - вам то что?
Женщина поправила воротник на своей робе.
- Понимаете ли... Тут замешаны некоторые политические тонкости. Я не думаю, что вам будет интересно слушать о...
- Я жду ответ. - голос Хи'джина явно показывал, что старый тролль не терпит возражений.
Женщина выдохнула.
- После предательства Гнилесса Альянс с крайней враждебностью относится к Подгороду, и, особенно - к фармацевтическому сообществу. Случаи, которые мы рассматриваем - они ужасно противоестественны. Конечно же, учитывая наши прошлые конфликты с Южнобережьем, и... и то, что мы сделали с Хильсбрадом... у живых не возникнет сомнения, что виноваты во всем именно мы. А ситуация сейчас напряжена настолько, что при первом же конфликте командование Альянса может перебросить войска из Нордскола в Подгород. А у нас совершенно нет сил, чтобы противостоять какому-либо вторжению.
- То есть вы хотите сказать, что алхимики Подгородья не имеют к болезни никакого отношения?
- Конечно же, ...
- Вы лжете.
Светилу Подгорода понадобилось несколько секунд, чтобы опомнится от шока, произведенного словами Хи'Джина.
- ... да... Да как вы смеете? Свет вас прокляни, что вы о себе возомнили? Кто вы такой, чтобы обвинять нас в чем либо? Жалкий шарлатан, проходимец...
К ее воплям присоединилась мамаша Хи.
- Хи'джин, вот уж от кого, а от тебя я не ждала подобного. Как стереотипно - взять, и сбросить всю вину на провинившихся когда-то аптекарей. А нет, чтобы предположить, что они...?
- ТИХО ВСЕМ! - гавкнул знахарь - ... так лучше.
Опираясь на трость, тролль поднялся на ноги.
- Что вы толком знаете о том, что такое дух, мадам? - спросил он у отрекшейся.
- Нет, но, знаете что, теперь я не уверена...
- Заткнись, - добродушно сказал Хи'джин. - Сейчас я проведу вам краткий курс тролльской медицины.
Для воссоздания образа картины последующего монолога, стоит заметить, что свои лекции Хи'джин любил читать, мечтательно размахивая свободной от трости рукой. Его голос менялся от спокойного и мелодичного к порывистому совершенно внезапно и непредсказуемо. Еще иногда, обращаясь к кому-либо из слушателей, он любил резко оборачиваться к нему, тыкать в него пальцем и вместе с этим на миг повышать голос до страшноватого рычания. Правда последнее качество сегодня проявить себя не успело.
Итак...
- Любой тролль, или разумное троллеобразное существо, делится на три части: тело, душу и дух. Тело делится на три части: твердую, жидкую и полужидкую. Твердое тело - это кости, мясо и кожа. Жидкости тела делятся на сангву, флегму, меланху и холеру. То, что вы называете "органами" - это полужидкие тела. У тролля есть сто восемдесят одна кость...
- Хи'джин, я не уверена, что нашим гостям интересно именно это... - промурлыкала мамаша Хи.
- Ах, да, увлекся. Итак, душа...
- Сто... восемдесят... одна-а... Стойте. - отрекшаяся будто производила в голове подсчеты. - Если убрать от человеческого скелета лишние для тролля пальцы а также кости запястий и плюсны, с ними связанные... Получается сто восемдесят. Где находится одна лишняя...?
- Тебе и вправду хочется это услышать? - саркастически спросил Хи'джин.
Ответа не последовало.
- Итак, душа. Душа - это не более, чем та часть нашей личности, которая отвечает за эмоции и нашу взаимосвязь со внешним миром. То есть, пока у существа есть душа - оно естественно связано с миром вокруг. Эту взаимосвязь ваши жрецы называют Светом, а ваши ученые... черти, не помню, мне говорили же, каким-то там шаром...
- Биосферой?
- Не важно! Забудьте о душе, нас интересует дух. Дух - это жизненная сила, стремление к жизни. Это... лоа кляни... "энергия", которая необходима для жизни. Он отвечает за настроение, за стремление, побуждение и все прочее. Теперь скажите мне, зачем я вам все это рассказал?
Ответом ему послужило молчание. Даже на лице мамаши Хи не было ни капли понимания.
- Потому что дух неразрывно связан с телом. Не может такого быть, что процесс смерти духа не сопровождался смертью тела.
- То есть вы хотите сказать, что болезни, от которой умерли пациенты, не существует в природе, а, следовательно, они живы. - спросила отрекшаяся.
- Сарказм - не твой профиль, женщина. - ответил Хи'джин. Он стал прямо перед делегацией из Подгорода, упершись обоими руками о трость, и смотрел прямо в глаза одной из них.
- Я долгое время изучал Чуму Нежизни. Она работает очень просто и эффективно - чего и следовало ожидать от болезни, порожденной орком-шаманом. Суть ее проста: она калечит тело и дух больного, в то же время поддерживая душу в теле арканным заклинанием. Жертва умирает, и - вуаля! Душа все еще в теле, следовательно, полной смерти не наступает. В это время вместо духа в тело жертвы пробирается сознание Повелителя нежити или его некроманта. Жертва не противится из-за того, что за сопротивление внешним влияниям тоже отвечает дух. И, таким образом, жертва оказывается куклой в руках некроманта. Вообще-то, поднять, как куклу, можно любое тело, но для этого его нужно сперва убить. Итак, вывод. Чума - убийца со встроенной системой поднятия из мертвых. Шо не ясно?
Вопросов от учеников не последовало. Хи'Джин продолжил.
- Чума, разработанная вашим Королевским Сообществом рассчитана только на одну цель из трех - разрушение тела. Да, в этом вы достигли совершенства. Оружие всеобщего поражения, превращающее любое живое тело в густую зеленую жижу. Блеск просто. Но, знаете, я и раньше предполагал, что у кто-то из вас пытается пойти и другим путем. Что где-то разрабатывается чума не массового, но одиночного поражения. Чума, которая затрагивает не тело, а дух.
Слушатели вздрогнули. Хи'джин остался целиком и полностью доволен произведенным эффектом.
- Если первый образчик чумы можно использовать против целых армий, открыто, на поле битвы, то второй... Второй - это идеальный убийца. И если бы вы не зарекомендовали себя худшим образом с этим вашим Гнилессом, ни у кого бы не возникало никаких подозрений - что же стало причиной смерти? Как тонко, а?
Какую-то минуту в хижине стояла тишина. Несмотря на то, что солнце Дуротара только-только начало спускаться к горизонту, гостям Хи'Джина показалось, что все вокруг стало темным и прохладным.
- Зачем тогда Сообществу использовать эту чуму, да еще и в Южнобережье? - неуверенно спросила отрекшаяся. - Это же нонсенс - все подозрения сразу упали на нас...
- Кто-то этого и добивается. Не могли же во время битвы за Подгородье упокоиться все коллеги Гнилесса? Кому-то будет на руку, если этот глупый львенок, вождь людей, набросится на вас. Многие хотят войны между фракциями. Очевидно же.
- Этого не может быть... - вздохнула отрекшаяся.
- Хотите, я докажу вам?
Отрекшаяся взглянула на него с легким недоумением. Хи'джин опустился к ней и посмотрел ей в глаза, так близко, что чуть не коснулся носом ее лица.
- Как вас зовут?
- Дженалиссия Мейхер-Барова. Доктор Мейхер.
- А он? - Хи'джин кивнул на ее спутника.
- Доктор Вильямсон.
Хи'джин похлопал отрекшуюся по плечу.
- Что ж... Джен? Док? Мы едем в Подгородье!
Послышался звон стекла. Это мамаша Хи выпустила из рук колбу, которую вертела в руках.

- Не могу поверить, что ты пошел на это.
- Просто сьездю туда и назад. Всегда мечтал посмотреть на ту канаву.
Мамаша Хи улыбнулась.
Они стояли у подножий башни дирижаблей у стен Оргриммара. Барова и Вильямсон переносили на верх башни свои скромные пожитки и вещи знахаря. Хи'джин не упустил возможность поручить жмуронам грязную работу, прикрываясь хромой ногой. Как и любой вудуист, он твердо верил, что зомби появились на свет, чтобы трудится по-черному.
Истина эта никогда не откроется двум коллегам-фармацевтам, но все тролли как один ненавидят живых мертвецов. Хотя некоторые, как мамаша Хи, тщательно это скрывали. Тролли вообще хорошо умеют скрывать свои эмоции, если они у них вообще есть.
Но иногда это умение их подводит.
Сейчас она стояла в походном плаще жрицы лоа, в котором, впервые за долгое-долгое время, прикрыла от мира свои прелести. Маман Хи считалась одной из самых замечательных троллих на всем Азероте - по праву, а не только по мнению ее обожателей. Достаточно зрелая, она не растеряла молодой нрав, который с годами становился даже горячее прежнего, как хороший алкоголь. Ее добродушный нрав, сладкий, как патока, голос, любовь к шалостям, точно такая, как у маленькой девочки, богатый опыт и острый язык, способный поставить на место любого выскочку - вот что заставляло совсем молоденьких тролликов носить ее на руках и целовать за ней песок, поспевая быстрее ее шага чтобы успеть добраться губами до красивых ножек. Все это - и только потом пышные формы, совсем не характерные для тролльего народа.
Сейчас же, в этой длинной грубой робе, под жгучим ветром широкого оргриммарского поля, она казалась грустной, и оттого была еще красивее.
- Знаешь... Мне будет тебя не хватать.
- Я могу оставить вместо себя вот эту мертвую девицу, если она не возражает, - предложил Хи'джин. - Гадюка языкастая. Она уж точно будет ходить к тебе в дом со всякими отчетами и бумагми, и отвлекать от... чем бы ты там не занималась. Тогда то ты точно поймешь, как тебе не хватало старика Хи'джина!
- Балбес, - улыбнулась маман.
- Как всегда.
Мамаша Хи улыбнулась. Ей было не спокойно. Где-то в районе легких чувствовался холодок, будто туда пробрался воздух из сырого погреба и заявил, что будет там жить.
- Знаешь... У меня какое-то странное предчувствие. Духи намекают, что это - дурацкая затея.
- Успокой их. Они, бывает, такую ерунду несут...
- Нет. Я знаю, они правы. Там случится что-то нехорошее.
- Я зайду в Подгородье и у меня сердце встанет от увиденного?
- Глупый. - мамбо обиженно поджала губки, совершенно недовольная отношением знахаря. Она подошла к нему, близко-близко, и положила руки на плечи. - Не едь туда. У тебя еще есть время отказаться.
Знахарь тихонько рассмеялся и почесал длинное ухо тролльки.
- Все будет в лучшем виде. Духи со мной. Ты мне веришь?
Неожиданно даже для себя самой мамаша Хи крепко обняла тролля. На глаза ей навернулись мелкие бусинки слез, но она быстро их спрятала.
Хи'джин чувствовал себя неловко и с кисловатой миной смотрел в небо. Немного поразмыслив, он похлопал руками по спине жрицы. Он ненавидел, когда его обнимали женщины или пациенты. Тот момент, когда ты стоишь и ждешь, когда этот наплыв чувств пройдет.
- Береги себя там, Хи... - промурлыкала троллька, глядя знахарю в глаза.
- Да куда я денусь.
Мамаша Хи улыбнулась.
Откуда-то сверху раздался визг: "Пора, хозяин! Врремеденьги!". Предположительно, это значило, что груз уже на борту, а гоблин-капитан готов к виражам и пике.
- Ну-с... - выдохнул Хи'джин, - Пора. Не скучайте без меня.
Он обернулся и ушел, опираясь на трость, и вскоре от него остался только стук последней о деревянную лестницу внутри башни. Мамаша Хи помахала рукой невидимому образу. После она привычным жестом поправила грудь и ушла сама, к стойлу рапторов.

ID: 6312 | Автор: PrinceOfHohland
Изменено: 9 февраля 2012 — 10:07

Комментарии (3)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
31 марта 2016 — 18:52 Pentala

А ведь классно вышло.
*скучаем без котэ

20 апреля 2016 — 0:35 Хакиро

отличный рассказ
пишите ещё

20 апреля 2016 — 13:57 Pentala

Прынцаа! Пиши ещё!
И вообще появляйся)