Джон Келинж: Глава первая.

Душа Джона безвольно двигалась в Темные земли, как вдруг - цепи из темной магии связали ее, и потащили обратно, в мир живых...

Келинж открыл веки, моргая и вспоминая последние события - нападение Отрекшихся, помощь в эвакуации жителей, катапульты с чумой, и клинок в своей груди... Джон провел пальцами по месту ранения, рана была зашита, но ужас постиг его - когда он перевел взгляд на руку.
Он стал Отрекшимся.
Его одолевали смешанные чувства - что ему делать? Почему так вышло? Он осмотрелся вокруг, и ужаснулся еще больше - вместе с ним, находились также поднятые жители Хилсбрада и окрестных ферм. Он поднял глаза, и увидел немертвую эльфийку, которая горячо спорила с бурокожим орком.
Он не понимал их языка, но осознание происходящего сводило с ума. Затем, Келинж увидел группу немертвых в мантиях, которые очень сильно напоминали жрецов Священного Света, вот только мантии были в темных тонах. Они вошли в толпу воскрешённых, и начали приводить тех в чувство, рассказывая, что с ними случилось.
Джон ясно понимал - что произошло, он оказался по другую сторону конфликта. Теперь, жители, которые спаслись с его помощью, при встрече с ним - сделают попытку его убить. Пока он думал, один из темных священников - подошел к нему, и фальшиво покашлял. Келинж обратил на это внимание, и посмотрел в глаза епископу.
- Я смотрю, при жизни ты был жрецом, - весьма добродушным тоном, заговорил темный священник, - Не желаешь ли, присоединиться к Культу Забытой Тени?
Келинж даже не задумался над словами епископа, и задал встречный вопрос,
- Я пленник?
Темный священник лишь улыбнулся и сказал,
- Нет, ты свободен. Но, если ты пойдешь против Темной госпожи - тебя уничтожат.
- Вера в Свет запрещена? - Келинж пытался узнать как можно больше о ситуации, в которой оказался.
Темный епископ с грустью посмотрел на воскрешённого жреца,
- Запрета нет. Но, Свет будет приносить тебе пытки и страдание.
- И вы сдались, основав культ тьмы? - сказал Келинж резче, чем хотел.
Епископ занервничал, похоже, слова жреца сильно задели его,
- Свет, оставил нас...
Келинж бросил гневный взгляд на епископа, и сказал:
- Нет, это вы оставили Свет.
На этих словах, жрец начал молится Свету. Но, вместо знакомого тепла, душу его пронзила боль, Келинж чувствовал себя так, как будто горит заживо. Но это его не остановило, он думал - раз уж он противен Свету, то пусть и сгорит от него же. Потоки светлой магии захлестнули округу, но, Келинж не переживал об этом - он уже был готов упокоить свою душу в Свете.
Все отошли от жреца, и лишь темный епископ стоял рядом, терпя боль, которая исходила от ауры Света. Келинж стал кричать, боль стала невыносимой - и его тело окутало языками священного пламени. Но, раны, которые на нем были, стали заживать на глазах. Жрец упал на колени, аура Света покинула его, и языки священного пламени угасли.
Келинж посмотрел на место бывшей раны, немертвая плоть была целой, но эхо боли не покидало его. Он посмотрел на епископа, и тяжело промолвил:
- Свет меня исцелил, - Келинж посмотрел на свою руку, которая все еще дрожала, - Мое состояние, лишь испытание веры.
Епископ наконец заговорил,
- Ты сдашься, как и другие.
- Свет заявил о свой цене. Я принимаю ее.

ID: 19610 | Автор: Gulandar
Изменено: 9 июня 2017 — 17:04