Хердис. Обрывки растоптанной судьбы

Хердис
Обрывки растоптанной судьбы


_
_

Мечта о смерти сладоcна и свята,
Смерть лучше,чем бездонном страхе тлеть,
Но в этом-то и кроется суть ада,
Что ад не дарит счастья умереть

_
_
_

(лист персонажа)
(ссылка на старую квенту)
_
_
_
_
_
_

Пролог

Медленная, печальная, убаюкивающая. Эта музыка была воплощением одновременно и теплоты и скорби. Оставляющая после себя призрачное звучание, все еще будоражащее разум с каждым заводом и щелчком маленького барабана… Музыкальная шкатулка, память о детстве.

Старая шкатулка играла свой завод так же, как и в момент своего создания. Эта деревянная восьмигранная коробочка, совсем маленькая, что даже помещалась на ладони хозяйки, была сделана из лакированного темного дерева. В некоторых местах лак был уже затерт, где-то отвалился. Зато внутри шкатулки все было цело и невредимо: и завод и серебряная вращавшаяся под музыку фигурка; вернее две фигурки: большой неуклюжий великан с большим туловищем и руками, но маленькими ногами, и маленькая щупленькая девочка, которую он кружил под играющую мелодию.

На этот призрачный танец, освещаемой парящей над тоненькими ноготками женской руки живинкой, взирали два красно-оранжевых глаза. Они горели, словно два огонька, и в этих огоньках отражалась великая печаль, и в то же время великая злоба. Из одного из них по серой бархатной щеке вдруг покатилась слезинка. Она проскользила по скулам к заостренному подбородку.

Подбородок дрогнул, и слеза со звоном рухнула камнем на ледяной пол. Через мгновение музыка шкатулки оборвалась. Хозяйка захлопнула крышку, а ее наполненный обидой и гневом взгляд устремился вверх.

- Я не остановлюсь… вы все заплатите, - прошептала она.

На крышке же шкатулки в полумраке виднелась надпись – «Хердис, от дядюшки Викара».
_
_
_
_
_
_

Отрывок Первый. Прах Тенегорна

Посох со свистом рассек пропитанный серой воздух темницы и легко достиг своей цели. Оглушительный удар был такой силы, что могло показаться, как из глаз закованного в цепи карлика летят искры. На несколько мгновений в камере стало тихо, но потом заключенный пришел в себя, слегка приподняв голову.

Нет, перед ним стоял не пыточных дел мастер, и не дознаватель. Сначала можно было бы подумать, что это молодая девушка, лет пятнадцати-шестнадцати. Но светло-пепельный окрас ее кожи, ее красные глаза выдавали в ней дворфийку клана Темного Железа.

- Удивительно, - промолвил седобородый заключенный, почти догола раздетый, ни единожды избитый, выплюнув выбитый темножелезницей зуб, - Даже ваш хваленый капитан Белд так бить не может.

Только узник успел это сказать, как в стену, чуть выше его лысой макушки, влетел огненный шар. Дворфийка же подскочила к старику и сдавила его шею тем же посохом.

- А почему, ты, кстати, без него? И без своего маразматика-учителя? – прохрипел он, - хотя...

Дворф только сейчас, когда темножелезница была вблизи, увидел на ее лице синяк. Такие кровоподтеки остаются от сильной пощечины, от которой дворфийка бы не устояла на ногах, если не отлетела вовсе.

- Он больше не придет – в глубоком, всегда подозрительно нежном и лукавом голосе Хердис в этот момент звучали нотки обиды, но в тоже время странного облегчения. Хердис ослабила нажим на могучую шею узника-дворфа, а потом почему-то вовсе опустила посох.

Тут комната озарилась нарастающим сиплым смехом закованного в цепи карлика. Басистый хохот дворфа отскакивал от стен, будто нацеливаясь на юную волшебницу. Он ударялся по ушным перепонкам, словно новые и новые пощечины. И Хердис, только охладевшая, вновь накинулась на заключенного.

- Ублюдок! Как ты можешь еще смеяться! – зашипела дворфийка. Бросив посох, одной рукой она схватила седобородого узника за бороду, а другую подвела к его избитой физиономии. Длинные тоненькие пальчики Хердис от кончика ноготков вдруг запылали. Одно прикосновение – и дворф останется слепым на один глаз…

- Забавно… - откашливая, отвечал седобородый, не теряя силу духа даже в таком положении, - …ты ненавидишь бронзобородов, ненавидишь темножелезников… Ты жаждешь покончить со мной, как с твоим наставником… Все это просто очень забавно. Ты не любишь ни себя, ни кого-либо другого.

В это мгновение гнев дворфийки словно растворился. Вместо него появилась хмурая опечаленная маска, за которой и скрылся весь этот огонь. Состояние Хердис выдавали лишь глаза. Темножелезница подняла посох и отшагнула от бронзоборода.

- Тебя когда-нибудь пытались забить камнями? – вновь тем самым спокойным голосом говорила она, - Спускали на тебя собак?.. Нет. Тех, кого я любила, отняли у меня вы. Бронзобороды, темножелезники… Тенегорн и Стальгорн одинаковы. Никто из вас не заслуживает жизни.

- Ты сделала неправильный выбор.

- Мне его не предоставляли, - прошептала дворфийка. Посох ее был направлен на собеседника. Но, дело, было прервано голосами, звучавшими за окованной дверью. Опустив свое оружие, темножелезница накинула на себя капюшон и поспешила к выходу.

- До скорого, - промолвил узник с некой ухмылкой в голосе.

- Непременно, генерал, - прошептала Хердис, выскочив через приоткрытую дверь и растворившись во мраке.

ID: 5846 | Автор: Soulburn
Изменено: 7 января 2012 — 17:27