Внимание: материал с «шок-контентом»!
Опубликованный на этой странице текст содержит описание жестоких убийств, пыток, расчленений и тому подобное.
Не читайте его, если вы младше 18 лет или сторонитесь подобного.

Чума в Элвиннском Лесу

Глава I. Форт Стонвоч.

Шёл страшный для живых рас двадцать седьмой год от открытия Тёмного Портала. Орды нежити уже попытались напасть на столицы государств Альянса и Орды, но безуспешно, благодаря отважным воинам и героям. Остатки окончательно мёртвых воинов Плети сложили в большие кучи и сожгли. Кто-то из простых жителей присутствовал на этом действе, некоторые плакали, так как среди этих куч гнилой и свежей плоти, костей, рваных тканей и кусков брони были чьи-то родственники, защищавшие свои города и поселения.

Пятнадцатое число ноября месяца. В небольшой деревушке в Элвиннском Лесу под названием Роща Говарда, что находится и по сей день в северо-восточной части Элвиннского Леса за несколько десятков миль от Восточной Долины, наконец собрали тела погибших. Точного количества нет; кто-то говорит, что около тридцати, а кто-то, что около пятидесяти. Ведь в такой горе ничего не разберёшь уже. Сначала у мёртвых было всего три человека, которые поливали тела с разных сторон какой-то жидкостью. Вскоре к ним начали подтягиваться местные жители. Одеты все они были по-разному, но нельзя было сказать, что они были бедны. Хотя учитывая произошедшее, это скоро может статься. Мужчины и женщины останавливались на расстоянии семи метров от умерших.

Наконец вышел староста деревеньки. Худощавый старик с короткой бородой, одетый в выцветшую котарди. Его дряблая, тонкая дрожащая рука сжимала горящий факел. Однако кидать он его в гору мёртвых тел он не спешил: старик кивнул какому-то мужчине средних лет, облачённому в ризы Святого Света, и тот подошёл к остаткам падших, дабы прочитать молитву. Вскоре молитва закончилась, и староста бросил факел в гору, и тела воинов Плети и Штормграда охватило жаркое пламя. И где-то со стороны тракта послышался стук копыт всадника.

— Вот и явились наконец, — на выдохе произнёс старик, указывая рукой на тракт, после чего залился кашлем. Вся толпа, состоящая из чёртовой дюжины людей, посмотрела в ту сторону. Продолжил он уже тогда, когда всадник с геральдикой Штормграда остановил своего коня, — Вы пришли слишком поздно...

— Где вы были, когда в вас нуждались?! — крикнула какая-то девушка из толпы.

— У вас форт с войсками недалеко! — послышался уже мужской крик.

И этой пары выкриков было вполне достаточно, чтобы все остальные подхватили это. Недовольное ворчание, яростные крики и угрозы — вот, что слышал от толпы всадник. Но тот ничего не сказал, сквозь забрало не было видно ни его эмоций, ни лица. Когда толпа начала приближаться к новоприбывшему всаднику, он развернул своего коня и карьером ускакал прочь. Его и след простыл. Вскоре и толпа начала расходиться: кто к скоту, кто по домам. Особого выбора не было. А гора трупов до сих пор горела. И вскоре пошёл дождь.

И до сих пор путь всадника не прекращался. Его скакун до сих пор нёс его на северо-запад через великий дубовый лес Элвинна по широкому тракту, размер которого не уступал пути из Штормграда в Приозёрье. По пути ему не встретилось ни души, пока он не вышел из леса. И пока он скакал по лесу, на Элвиннский лес опускалась ночная тьма. Дальнейший путь был перекрыт воротами из серого камня. Над воротами появился арбалетчик, выйдя из башни справа. Он нахмурился, глядя на всадника, а после и крикнул ему: "Кто идёт?".

— Эйрн Фейт, — подняв забрало, представился всадник, дёргая поводья на себя, тем самым останавливая коня, — У меня депеша для коменданта Карлоса от генерала Хаммонда Клэя.

Арбалетчик ничего в ответ Эйрну не сказал. Он направился ко входу в одну из башен, между которыми и были ворота, и скрылся внутри. Вскоре послышался шум цепей и лязг стальной решётки: арбалетчик прокручивал лебёдку, чтобы открыть всаднику путь дальше. Дождь всё лил, и находиться под тёмным небом, затянутым серыми тучами; более того, у посла была важная миссия, посему Эйрн пришпорил коня сразу же, когда решётка поднялась настолько, чтобы можно было спокойно проскакать дальше. Когда всадник оказался за воротами, решётка начала медленно опускаться. Когда её низ достиг уровня земли, раздался грохот. С забора, который оберегал путников на идущей впереди горной тропе, слетели чёрные вороны.

Дальнейший путь Эйрна Фейта лежал по горной тропе. Она вилась серпантином вверх, к вершинам горного хребта, разделяющему Элвиннский лес от Красногорья и Пылающих степей. По мере подъёма открывался шикарный вид на дубовый лес, посреди которого, даже на таком расстоянии, виднелось прекрасное озеро Каменных Столбов. Однако всадник по сторонам не смотрел — только вперёд. Вскоре долгая дорога окончилась. За поворотом показалась стена горного форта Стонвоч. Высокая дозорная башня, вершина которой явно была занята чародеями, башни пониже, флаги королевства Штормград... Верхний уровень виднелся даже за стенами: шпиль тамошней часовни Святого Света и вершина донжона, уходящего в скалу. Из каждого окна Стонвоча лился свет. Судя по дороге сюда и по виду крепости, Плеть сюда не дошла. А вот ворота были открыты. Эйрна это немного насторожило, но он не остановился; его конь скакал вперёд. Пока не достиг ворот в донжон. И покамест он не встретил ни одного солдата. Двери были приоткрыты, и из них лился золотистый свет от простых напольных канделябров, виднеющихся сквозь щель.

Эйрн Фейт нахмурил брови и спешился с коня. Он взял его за поводья и отвёл к столбу, к которому и привязал. Всадник погладил своего коня по гриве и направился в донжон. Со скрипом двери открылись, и перед ним предстала довольно странная картина: застолье. Все солдаты крепости — маги, мечники, лучники, арбалетчики, всадники на грифонах — сидели за несколькими длинными столами, набитыми всевозможными яствами так, что некоторые ели стоя, так как места не хватало. Эйрн встал, словно вкопанный. Он не понимал, почему все здесь так пируют в то время, как близлежащие деревни страдают под натиском легиона мёртвых, однако мешать веселью он не стал. Он повернул направо и шёл в тени за колоннами, пока не достиг другого конца зала, где за широким столом, словно царь, посредине сидел комендант. Эйрн Фейт вышел из тени к столу и крикнул на весь зал.

— Комендант Карлос!

Разговоры солдат, их смех и шёпот в миг затих, и все посмотрели на орущего посланника из Штормграда. Сам комендант, который в этот самый момент делал глоток "Даларан Нуар" пятигодичной выдержки, поперхнулся и перевёл взгляд на Эйрна, вставая со стула. Его лицо быстро поменялось с праздного на серьёзное.

— Капитан Фейт! Какая приятная встреча! — вновь заулыбался командант, подливая в свой бокал вина; делал он это явно для прибывшего, — А мы тут...

— Да, очень интересно узнать, комендант Карлос, с чего вдруг праздник, и почему ваши люди не пришли на помощь в Рощу Говарда. Этим вопросом лично интересуется генерал Хаммонд Клэй, — сдержанно говорил капитан, доставая из сумки депешу и протягивая её коменданту.

Карлос наконец вышел из-за спин своих подчинённых. Слегка полноватый для солдата... или это всего лишь кажется из-за доспехов? Довольно крепкий человек с короткими рыжими волосами, грубыми чертами лица, на котором нет ни одного шрама; облачён он в тяжёлые латные доспехи, на нагруднике золотом горит штормградский лев, за спиной широкий щит, в ножнах длинный меч. Словом, типичный комендант форта. Он подошёл к Эйрну, улыбаясь и неся в руке стеклянный бокал, доверху наполненный вином. Свободной рукой он взял депешу, а другой протянул капитану вино. Эйрн его взял и сделал глоток в то время, как Карлос вскрывает печать и погружается в чтение. Его зрачки начали сужаться, когда он читал последние строки — он боялся, однако спустя пару секунд он вновь заулыбался, сминая пергамент и бросая его в камин.

— И что это значит, комендант? — всё также равнодушно спросил Эйрн Фейт, глядя на сгорающее послание, — Что мне сказать генералу?

— Ох, капитан, ничему ему говорить не надо, в этом нет необходимости, — улыбаясь всё больше и больше, говорил Карлос. Он забрал вино у капитана и залпом выпил всё до дна, — Эта война уже проиграна, нам не устоять перед натиском Короля-Лича.

Комендант Стонвоча подошёл к столу, вновь доверху наполнил стакан вином и вышел в центр зала. Эйрн с места не сдвинулся, ожидая конца речи коменданта, ведь он её ещё не закончил. Карлос посмотрел вокруг, всматриваясь в лицо каждого солдата за столом и у колонн, а потом начал ходить по кругу, иногда делая отступы в сторону. Это немудрено, ибо по виду коменданта было видно, что это уже далеко не первый бокал алкоголя за этот вечер. В тени от сидящих солдат и не было видно, как его сапоги оставляли чёрный след. Вскоре комендант остановился и поднял руку с вином верх.

— Я поднимаю этот бокал за нашего нового короля — Короля-Лича! — заявил Карлос. И что самое странное, он был трезв, — А теперь поприветствуем нашего господина, вестника Его воли!

Эйрн среагировал слишком поздно. Комендант Стонвоча ударил по начерченной руне сапогом, произнося тёмное заклинание чётко и громко. Линии в центре зала начали зловеще светиться фиолетовым; от них веяло могильным хладом. Кто-то из солдат побежал к воротам донжона, кто-то начал обнажать клинки. Капитан Фейт же кинулся на коменданта, обнажая на ходу клинок, чтобы успеть убить его до того, как произойдёт что-то... Но тщетно. Волна тёмной энергии прибила всех к стене. Некоторых спасли шлемы, но их носили лишь единицы. Остальные же впечатались либо затылком, либо лицом в камень крепости. Свечи погасли, и зол наполнился лазурным светом от сияния луны. Карлос отошёл на два шага назад и упал на колени, склонив голову.

В центре зала появилась фиолетово-красная воронка, из которой доносился стон, лязг, чавканье и чудовищный рык — врата смерти. Из неё начали выходить тонкие фигуры, закованные в похожие на скелет человека доспехи, поглощавшие свет. Из их шлемов торчали длинные оборванные уши, которые указывали на расовую принадлежность — син'дорай. Эльфы крови первой четвёрки были похожи друг на друга как капли воды; они рассредоточились по всему залу, угрожающе помахивая чёрными и шипастыми клинками. Спустя пару секунд из врат смерти вышла беловолосая эльфйика крови с алыми глазами. Она не скрывала своё лицо ни маской, ни шлемом, ни капюшоном; с её губ стекала чья-то свежая кровь. Эльфийка осмотрелась и одобрительно кивнула кому-то, после чего повернулась к порталу. И после прибытия последнего воина Плети портал закрылся. Это был эльф чрезвычайно высокого роста, весь закованный в саронитовые доспехи с ног до головы. Что его отличает от остальных, так это свисающая с плеча чёрная ткань, исачканная в запёкшейся крови, рогатый шлем с маской-черепом и клинки, которые одним своим видом пробуждают смутное чувство страха и отвращения. Одна мысль о том, как подобные орудия смерти вонзаются в твою плоть, может вызвать тошноту.

— Повелитель! Я сделал всё, как вы велели! — тихо говорил Карлос, не вставая с колен и глядя на рыцаря смерти в маске. Выдержав трёхсекундную паузу, он робко спросил, — Вы исполните то, о чём я попросил?..

— Анлель, — отовсюду послышался голос высокого эльфа; по произношению было ясно, что эльф говорил на родном языке. Беловласая эльфийка подошла к эльфу и провела рукой по его нагруднику, выдыхая.

— Да, господин? — спросила она, глядя тому в леденящие глаза через дыры на маске. Её пальца прошлись вновь по саронитовому скелету на нагруднике.

Закованный в саронит эльф блаженно выдохнул, словно испытывающий наслаждение живой. Он провёл шипастой перчаткой по волосам Анлель и указал на Карлоса, который стоял на коленях, словно ничтожный раб.

— Седлай то, что умеют сан'лейн лучше всего, — послышался его, казалось, мурлыкающий голос.

— Да, Элнир. Для тебя, — эльфийка ненадолго замолчала, провела рукой по уху рыцаря смерти и зашла за спину коменданту Стонвоча. Пустив свои холодные, ледяные пальцы в его волосы, она продолжила, — ... всё, что угодно, генерал.

Карлос не понимал эльфийскую речь. Он смотрел то на Элнира, то на Анлель преданным взглядом, показывая всем своим видом, что готов исполнить любую их прихоть. Сан'лейн наклонилась и прошептала вкрадчивым голосом на ухо коменданту на его родном языке: "Закрой глаза". И как покорный слуга он закрыл глаза. Анлель улыбнулась, оскаливаясь, и дёрнула голову человека вправо, тем самым открывая себе его шею. Острые эльфийские клыки, заострённые и удлинённые благодаря тёмной магии, вонзились в мягкую плоть на шее. Глаза у сан'лейн окрасились в алый, и она начала пить его кровь. Это длилось до тех пор, пока последняя пинта крови не покинула тело Карлоса, который даже ничего не почувствовал. Обольщение сан'лейн отняло у него все чувства. Наконец Анлель закончила и с дьявольской ухмылкой швырнула тело коменданта в стену. Удар о стену приняла голова, и череп раскололся в крошки.

— Я так понимаю, остальных обратить в нежить и начать распространение чумы в этом лесу? — спросила Анлель своего господина, слизывая с губ остатки крови коменданта с таким аппетитом.

— Как всегда проницательна, — холодно ответил Элнир, обнажая Ала'тори и Кель'фалор, — Как и говорил Повелитель, скоро мы изничтожим и Альянс, и Орду. Его воля исполнится быстро...

Генерал Плети скрестил клинки и начал нашёптывать заклинание чёрной магии — некромантии. От тел бессознательных воинов, заваленных друг другом, к гравированным лезвиям начала тянуться блёклая и прозрачная лазурная пелена — их души. Ала'тори и Кель'фалор не питались душами живых с тех самых пор, как они были созданы в кузне Короля-Лича. Некоторые сразу же теряли сознание, другие же тянулись к выходу, но их попытки побега были тщетными: они были слабы. Более того, каждого движущегося солдата Стонвоча рыцари Элнира убивали сразу же, как замечали.

Эйрн Фейт не потерял сознание, когда все остальные отлетели к стене. И он чувствовал, как с каждым мгновением он опустошается; его лицо замерло в страхе. Он больше не будет служить короне Штомрграда. Он больше не увидит свою жену и дочь, как он их видит сейчас... Но умереть сегодня ему не было суждено. Благо, он находился в углу, до которого пришлось бы добираться через тела других солдат. Скрытно ему сделать задуманное не удалось, да и не планировал он это: он резко выхватил из сумки тёмный камень, похожий на агат, крикнул что-то, и исчез в лазурной вспышке. Возможно, этим он хотел напугать генерала Плети? Ведь теперь Штормград узнает о произошедшем.

Однако Элнир бездействовал в этот момент. Когда человек исчез, он лишь вздохнул, а его клинки принимали последнюю душу. Все в донжоне, и во всём Стонвоче были мертвы. Рыцарь смерти медленно убрал клинки в ножны и подошёл к тому месту, откуда телепортировался капитан Фейт; под его ногами ломались кости бездушных тел солдат. Генерал Плети провёл рукой в воздухе и кивнул сам себе.

— Штормград, — прошипел Элнир, разворачиваясь и возвращаясь в центр донжона. Его взгляд упал поочерёдно на каждого эльфа из его свиты, — План нарушен, у нас мало времени. Анлель, возвращайся в Цитадель и возвращайся с подручными Мерзоцида с его штамом чумы. Нирас, поднимай из этих свиней нечистивый зверинец. Айран, укрепи стены этого форта льдами Нордскола. А вы, Ллойл и Арниан, готовьте ритуальный круг. Элвиннский лес падёт пред Королём-Личом, — раздав поручения, генерал Плети развернулся к широкой лестнице, что вела наверх, и направился туда, — Ва фаиль.

Эльфы кивнули своему господину и начали выполнять его поручения. Так горный форт Стонвоч и оказался в лапах Плети, благодаря предательству некогда одного из лучших комендантов Альянса.

ID: 19655 | анонимный автор
Изменено: 12 декабря 2018 — 17:31