Внимание: материал с «шок-контентом»!
Опубликованный на этой странице текст содержит описание жестоких убийств, пыток, расчленений и тому подобное.
Не читайте его, если вы младше 18 лет или сторонитесь подобного.

Одна голова, две головы... проклятые пословицы.

День ясный и холодный, как ртуть. Ветер на время прекратил бить по лицу поднятым сухим снегом. Позаимствованный у обитателей тундры мех позволяет не тренировать природную стойкость к холоду. Ближе к утру, когда выйду к поселениям людей придётся избавиться от одежды – следы крови не вызывают доверия. До боли сжимаю древко посоха.

---

– И какое же дело тебя сюда привело?
Ирдис Ледяной Ручей оправдывала своё имя. С незваной гостьей бывшая часовая держалась холодно. В этом забытом уголке уже давно никто её не беспокоил и это было весьма на руку. К посланницам Храма Луны в этом уголке были не рады.

Галенфэа глубоко вздохнула.

– Мне нужен «Медальон душ», который принадлежал Илидрии. В Храме мне сказали, что вы с ней были близки и после Наксрамаса, ты распоряжалась её имуществом. Это очень важно и может помочь не только одному из нас. Я прошу его на время.
– Почему Храм считает, что он вправе распоряжаться жизнью и волей всех и каждого? Тебя даже не Шандриса прислала. С чего мне тебе помогать?

Галенфэа прикусила губу. Ирдис явно была настроена негативно и это только раздражало. Но показывать своё раздражение было не время.

– Мы из одного народа. Даже если ты имеешь что-то против Храма, ты не можешь иметь ничего против собственного народа. Я ищу медальон, чтобы помочь тому, в ком нуждается наш народ. Мне нужен этот медальон и я готова сделать многое, чтобы его получить. Если тебе нужна какая-то помощь...
– Скажи ещё, что ты просишь меня дать тебе задание. Ты, что из этих, которые везде суют свой нос и мнят себя после великими героями? Иди к демонам Галенфэа Лиственный Шёпот.
Воительница угрожающе прикрыла ладонью рукоять меча и жрица втянула воздух.
– Почему ты так реагируешь? Я не желаю тебе зла, какие бы дела не держали тебя тут, и какие бы причины не заставили тебя отдалиться от дел ночных эльфов – это твоё право. Я прошу тебя о помощи не потому, что хочу тебе досадить или доставить неудобства. Я не имею другой возможности. Этот медальон мой единственный шанс.
– Заткнись. Я тебе скажу какие у меня причины. Мы всегда жили обособленно, и это ваше храмово-друидское якшание с молодыми расами привело нас всех только к беде. Я это понимала и не хотела отпускать Илидрию, но она поверила этой чуши, что влили ей в уши и доверилась людям, которые не удосужились прикрыть ей спину и оказались трусами. «Близки?» Да, мы были близки, кому ещё кроме матери, распоряжаться имуществом дочери? Медальон – это вещь Илидрии и он останется со мной. Не важно, что ты знаешь о его свойствах, я знаю о нём больше и мне он нужнее. А сейчас ты развернёшься и отправишься куда подальше. Так доступно объяснила?

Галенфэа насмотрелась на таких упрямиц в своё время и пришла к выводу, что пора выпускать демона раздражения.

– Доступнее не бывает, но теперь ты послушай меня жалеющая себя отшельница. Зло не спрашивает кто, как и где живёт в Азероте, оно просто приходит и делает своё чёрное дело. Наш народ веками помогал хранителям этого мира, именно для того, чтобы в нужный час использовать свои дары и предотвратить его гибель. Демонам не интересно в какую глушь сумеет забиться одинокая ночная эльфийка, они просто приходят в мир и делают из него собственный ад. Я стояла на Хиджале продив орд из Круговерти Пустоты, я как и Илидрия сражалась плечом к плечу с людьми, дварфами и прочими «маложивущими» в ледяных пиках Нордскола. Я была на волосок от смерти, теряла друзей и лишалась их поддержки в нужный момент, не потому, что они трусы, а потому, что они были мертвы и я не могла не винить себя за это! Из всего отряда Илидрии назад не вернулся никто. Ты не могла этого не знать! Можно бежать от смерти, можно прятаться за щитом из собственной жалости, можно оплакивать прошлое, но это ничем не поможет ни одной живой душе и прежде всего тебе самой. Ты отдашь мне медальон, я воспользуюсь им, и верну его тебе. Что бы ты о себе ни думала, но перед тобой стоит жрица Храма. Богиня помогает мне. Мне нужен медальон.

Ирдис убрала руку от меча, задумчиво окинула взглядом жрицу и развернулась, намереваясь войти в своё убежище.

– Хорошо. Ты получишь... то, что заслуживаешь!

Внезапно развернувшись Ирдис выхватила меч и попыталась достать жрицу ударом. Рефлексы Галенфэа не подвели и она вскольз парировала удар посохом, а затем прыжком разорвала расстояние между собой и напавшей воительницей.

– Одумайся! Ты совершаешь ошибку, Ирдис!
– Моей ошибкой было то, что я допустила тебя к своему дому. Сейчас я её исправлю.
– Ирдис, предупреждаю, я применю силу, если ты не подчинишься!

Ответом стал рык воительницы и мощный удар по тому месту, где только что стояла жрица.
С каждым взмахом Ирдис становилась всё больше похожа на разъярённую медведицу. В глазах бывшей часовой разгорался совсем не эльфийский огонь: Галенфэа уловила красный отсвет; а рычание становилось всё глуше. Ощерившись Ирдис наносила удар за ударом, тесня жрицу к краю скалы, в которой находилась пещера отшельницы. Галенфэа удавалось уклоняться или парировать удары посохом. «Неужели сейчас будет трансформация?» — подумала ученица друида, но ничего «друидского» с Ирдис не происходило. «Она просто охвачена гневом. Она не понимает, что делает!» – раздалась отчаянная мысль, подтверждённая ощущением отсутствия земли сзади.

«Богиня!» – призыв жрицы, хоть и столь краткий, без соблюдения всех традиционных формул, не остался без ответа и на этот раз. Удар, который должен был поразить эльфийку или заставить её сверзиться вниз остановился в золотистом сиянии, не дойдя до её головы. Но жреческие возможности не впечатлили нападавшую. Раз за разом Ирдис с силой опускала оружие в золотистое сияние, не дававшее причинить вред жрице.

Галенфэа попыталась успокоить Ирдис природной магией, но номер с сердитой эльфийкой не прошёл.

«Это же глупо, мне нужен медальон!» Эта мысль расставила всё по своим местам. Сияние заметно ослабело, но оно дало время Галенфэа прорваться за спину Ирдис и разорвать дистанцию. В действие пошёл арсенал бывшей тюремщицы.

– Ты вынуждаешь меня причинить тебе боль. Остановись, я приказываю.

Ирдис вздрогнула, но гнев подпитывал её волю и Галенфэа, попытавшаяся было навязать воительнице борьбу с помощью чистого разума, была откинута.

– Вот ты и показала своё истинное лицо. А теперь, я убью тебя!

Бросившаяся в атаку Ирдис нанесла опешившей противнице поистине сокрушающий удар, который должен был разрубить жрицу пополам, и, в самом деле, прошёл сквозь неё лучше, чем нож сквозь масло. Примерно, так, как меч проходит через теневые иллюзии. После чего получившая подножку воительница упала на живот и почувствовала, что её прижимают к земле коленом, а шею покалывает острый кинжал жрицы.

– Где медальон?
– Значит ты всё-таки за медальоном пришла, да?
– Да, только за ним.
– Там, в пещере есть проход, за гобеленом. По коридору прямо будет комната, он там на видном месте.
– Поднимайся и веди. Без глупостей.

Галенфэа крепко удерживала Ирдис, той пришлось сдать оружие и подчиниться. С кинжалом у горла она казалась значительно более разумной и сговорчивой. Когда Ирдис одёрнула занавес закрывавший заднюю комнату, взору Галенфэа предстала алхимическая лаборатория, окутанная духом разложения. Посредине оной стоял стул с высокой спинкой, почти трон, а на троне опутанная верёвками сидела ночная эльфийка. Её реакция была очень медленной и выглядела она очень плохо.

– Ма-ма?

Привязанная к стулу эльфийка медленно подняла голову, как будто опасалась, что она отвалится, или ей хватало сил только на этот жест.

– Что тут демон меня задери происходит?!

Шокированная жрица оттолкнула Ирдис так, что та упала на колени, но затем медленно поднялась и развернулась к Галенфэа. В глазах Ирдис полыхал красный огонь.

– Медальон на ней.

В самом деле, на шее у связанной эльфийки висел медальон, по описанию напоминавший тот, о котором она услышала в Храме Луны.

– Что это такое, Ирдис?

– Это моя дочь Илидрия, покинутая и преданная смертными, но обретшая бессмертие. А это, – она обвела рукой свою лабораторию, – то, что мне удалось выкрасть из Наксрамаса, чтобы вернуть ей то, что она заслуживает. Медальон на ней – связующее звено между её душой и телом. Пока что она не может без него обходится, но я почти нашла решение, осталось ещё немного.

– Ма-ма, про-шли го-оды. Отпу-у-усти ме-ня.

Тихий голос пленницы резанул Галенфэа как по живому.

– Это же некромантия! Ирдис! Разве ты не видишь? Её тело гниёт!!! Как ты можешь делать это с ней?!
– Замолчи!!! – Ирдис сорвалась на визг, – Ты ничего не знаешь, на этот раз я нашла решение! Осталось чуть-чуть. Оставь нас, убирайся отсюда. Зачем ты вообще сюда явилась, тебя никто не звал!
Связанная эльфийка закрыла глаза и вновь уронила голову на грудь. Казалось, что она устала от долгого спора, о котором жрица не имела представления.

– Илидрия? – Галенфэа окликнула пленную эльфийку, – есть какой-нибудь шанс?

– Я-а-а мертва-а-а. Элуууууна не приимет мен-яа-а-а те-перь, – голос был тихим и глухим, тело не двигалось, но похоже Илидрия была в здравом уме, в отличие от матери.
– Нам не нужна Элуна! Она не защитила тебя там! Я! Слышишь? Я вылечу тебя.

Галенфэа направила на бывшую часовую меч.

– Нельзя вылечить смерть, Ирдис. Ты отвратительно поступаешь. Ты некромант! Ты заставляешь страдать Илидрию, хотя единственное, что ей может помочь — последнее путешествие к Элуне.
– Замолчи!!!

Похоже, что недостатка в оружии у Ирдис дома не было. Каким образом у неё в руках оказался второй меч, Галенфэа не заметила, но рефлексы сработали безукоризненно. Даже слишком. Когда она поняла это, было уже поздно. Тело Ирдис осело на пол, а голова эльфийки, накинувшейся на бывшую надзирательницу, закатилась под стул, на котором сидела Илидрия. Жрица выронила меч и вытерла лицо. На руке осталась кровь.

Немного постояв, Галенфэа подошла к Илидрии. Похоже, что она беззвучно плакала и пыталась ногами достать голову Ирдис из под стула, но ноги были привязаны к ножкам, хотя не факт, что если бы было иначе они слушались бы свою владелицу.

Галенфэа подняла голову Ирдис и поставила её на стол, испачкав свою одежду в крови.
– Прости, я не хотела. Проклятье, что же я говорю. Проклятье!
– От-пус-ти. Так же, как её. То-о-очно так. За-тем, за-бери медальо-он.

Галенфэа оторопела. Хотя она и говорила Ирдис, что она поступает неправильно, но она не могла себе представить, что правильно придётся поступать ей самой.
– Я должна отрубить тебе голову, чтобы ты упокоилась? А нельзя просто снять медальон?
– Прос-то не вый-дет. Да, от-ру-бить.
– Проклятье! Я сейчас вернусь.

Жрица выбежала на свежий воздух. Добежав до края скалы, с которой её чуть не скинули, она остановилась. Ей пришлось многое повидать за свои три века, большая часть увиденного пришлась, конечно, на последние пять-семь лет. Она знала, что такое ненавидеть и что такое убивать в ненависти. Она знала, как выглядят отделённые от тела члены, в конце концов, она была военным лекарем. Но всё это казалось не связанным с нынешней ситуацией. Именно здесь и сейчас было что-то, что скребло её хуже ледопардов по сердцу.

Через десять минут она приняла решение и вернулась к Илидрии.
– Я готова.
– Хоррр-ош-о.
Связанная эльфийка медленно подняла голову, запрокидывая её, как только позволяла высокая спинка стула. Галенфэа встала на удобную позицию и взяла в руки меч.
– Я буду молить о тебе Элуну, ты не будешь одна.
– Спа-си-бо.
Кажется она даже попыталась улыбнуться, но видимо и это давалось ей с огромным трудом. Сделав ещё один глубокий вдох, Галенфэа ударила по горлу мёртвой эльфийки, оканчивая её недосуществование.

---

Ветер снова проснулся и начал швырять в лицо снег. Ирдис и Илидрия были похоронены там где они находили приют долгое время. За обеих Галенфэа молила богиню, и казалось, что она благосклонно приняла эти молитвы, потому, что когда Галенфэа вышла из транса, боковым зрением она заметила отблеск двух огоньков.

Не забыть переодеться. Нужно найти грифона в Седые Холмы. Прости меня Элуна, защити, направь, не дай оступиться. Молю тебя обереги от зла внутреннего и внешнего. На тебя одну уповаю, тебе одной открываюсь, тебя одну молю. Единственная моя надежда, пребудь со мной, даруй мне смелости и разума. Не покинь меня, умоляю. Не покинь.

ID: 14957 | Автор: Galenfea
Изменено: 4 января 2014 — 16:47

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
1 января 2014 — 5:14 Gjyr

Индарион. Спустя год. Рассказывает про Галенфэю, которая ведет какие-то странные дела с изгнанниками.

Ты же знаешь, что они говорят, да? Что как встретишь новый год, так его и проведешь? :ь

1 января 2014 — 11:41 Galenfea

Есть хороший шанс наконец выяснить – работает это или нет.
Проклятые пословицы. )