Шин Громовой Демон Могила посреди джунглей

Легенда о Громовом Демоне началась давным-давно, задолго до того, как человек, носивший это имя, появился на свет, когда Пандария ещё была скрыта от остального мира магическими туманами.

Талантливый молодой пандарен-монах Хан Ву Лонг пользовался уважением среди представителей своего народа. Сверстники смотрели на него с восхищением, поражаясь его успехам в освоении боевых искусств. Наставники благосклонно относились к юноше, пророча ему видное место среди мастеров, а некоторые даже предполагали, что Шадо-Пан обратит на него внимание и с почестями призовёт на службу. Поэтому, когда Ву Лонг объявил, что собирается провести год в одиночестве среди пиков Кунь-Лай, оттачивая и совершенствуя своё мастерство, все лишь в очередной раз поразились твёрдости духа молодого пандарена. Тепло проводив его, они стали с нетерпением ожидать, какие новые способности он обретёт, сражаясь с природой и собой.
Через год он вернулся – и, спустя лишь день, все записи о нём были уничтожены, все упоминания стёрты и само имя его предано забвению. Никто более не желал знать о Хане Ву Лонге.
Боевые искусства, что он создал среди скал, снега и неба, были немыслимы для остальных пандаренов. Вместо безмятежного спокойствия – гнев и ярость. Вместо равновесия – чудовищная мощь. Вместо просветления – безумие. Во время тренировочного поединка со своим мастером, под наблюдением остальных наставников, Ву Лонг потерял контроль над собой и едва не убил его. Остальным присутствующим из числа искуснейших монахов пришлось вмешаться, чтобы остановить разбушевавшегося пандарена – они едва смогли это сделать. Атаки Хана крошили камень тренировочной площадки, валили окружавшие её колонны… И, как удар боевого молота, сражали тех, кто пытался ему противостоять. Когда Ву Лонга наконец обездвижили, восемь лучших послушников и два мастера остались лежать бездыханными, ещё несколько были серьёзно ранены.
Восстановив над собой контроль, молодой пандарен пришёл в ужас из-за совершённого. Он осознал, что натворил, и был готов принять любое наказание.
Старейшины вынесли самое суровое. Забвение и изгнание. Монахи не проливают кровь за кровь, и потому быть изгнанным и забытым – самое тяжкое, на что они могли осудить Ву Лонга. Все упоминания его имени в свитках учёта были найдены и стёрты, и даже само имя подлежало забвению. Тем же вечером его отвели на восток Нефритового Леса, дали морскую черепаху, снаряженную для путешествия, запас еды, и велели никогда не возвращаться. С берега пандарены следили, как фигура собрата с поникшей головой исчезает в тумане.

ID: 17695 | Автор: pasratka
Изменено: 18 июля 2015 — 17:56