Внимание: материал из кузни
Автор разместил рассказ в кузню — раздел для начинающих.
Помогите ему исправить ошибки и недочёты.

Кровавая Маска

Глава I
Война – это мечи. Война – это огонь. Война – это голод. Но самое главное в войне – кровь. В любой войне есть кровь. За все время своего существования Азерот видел много войн. Войны за территорию, за философию, за артефакты. Но есть одна война, во время которой иногда льется гораздо больше крови. И это война за Свободу.
Был солнечный день в Элвинском Лесу. Такие дни бывают нечасто. Солнце освещало поля, луга и, конечно, лес. Посреди леса пролегала дорога, рядом с которой отдыхал всадник. Это был парень лет двадцати шести. Его молодое лицо, на которое спадали темные волосы, было задумчиво. На нем была надета легкая рубашка, кожаные штаны и сапоги. Рядом с ним лениво жевал траву конь. Юношу звали Джеймс Киненгтон.
Жизнь Джеймса представляла собой служение. Его родители когда-то владели небольшим участком земли, что находился рядом с поместьем графа Вильдера. Но мать Джеймса умерла при родах, и вскоре отец начал пить. Киненгтон старший довольно быстро пропил всю свою землю, а затем и вовсе скатился долги. Главным образом он задолжал Вильдеру, и вскоре, чтобы отдать хоть что-то он начал сам работать в поместье. Он прожил недолго, а его сына забрали, чтобы отработать долг. Правда, за неимением точных отчетов о долгах, Вильдер сильно увеличил долг и оставил Джеймса себе. Но, несмотря на все это, мальчику жилось неплохо. Однако, как только ему исполнилось десять, его отправили работать. Так он и жил шестнадцать лет. Теперь юноша работал гонцом. Это его не особенно радовало, но так он жил.
Но сейчас его голова была наполнена тысячами мыслей. Он вспоминал о Братстве Справедливости. Он много слышал об этом Братстве. Свободные воины, которые несут смерть богачам и графам. Которые раздают деньги бедным. Возможно, все было не совсем так, но именно такими их представлял себе Джеймс. И он тоже хотел быть свободным и нести свободу. Но что он сделал за свою жизнь для этой свободы? Подчинялся графу, который разрушил будущее его отца и его будущее. И Джеймс должен был заслужить свободу. Собрать воинство, которое будет нести справедливость! Уничтожить короля и создать великое будущее для людей! Будущее, где каждый сможет жить, а не кланяться графиям и королям!! Правда, для этого придется долго работать. Вот о чем думал юный Киненгтон, сидя на поляне и отдыхая. Но были и другие мысли в его буйной голове. Как организовать это будущее? Для любой войны нужно оружие. Хоть плохое, хоть хорошее, а надо. И тогда у «революционера» появился план. Через несколько минут он встал, подумал и, наконец, решился. Вскоре он уже запрыгнул на коня, а тот со всех ног полетел по дороге.
Глава II
Прошло совсем немного времени, прежде чем Джеймс оказался у небольшого дома. На доме висела вывеска с нарисованной на ней наковальней. Джеймс постучал.
- Кто там? – раздался грубый мужской голос.
- Хильмар, это я! – проорал Джеймс.
- Какой еще «я»? – крикнул Хильмар.
- Не придуривайся, - снова крикнул Джеймс.
- Ладно, заходи, - сказал Хильмар и открыл дверь, - Чего тебе надобно? Зачем приехал?
- Дело есть важное, - тише произнес Киненгтон, - Ну так ты меня впустишь?
- Ладно, заходи, давай, - буркнул Хильмар.
Хильмар распахнул дверь, и перед Джеймсом в очередной раз предстал мужчина лет пятидесяти, весь в морщинах, с длинной бородой. Но Джеймсу некогда было разглядывать мужчину, и потому он быстро зашел в дом и присел на ближайший стул. Хильмар быстро захлопнул дверь. Сидя на стуле, Киненгтон оглядел уже знакомую комнату – стол, за которым сидел Хильмар, оружие и броня, развешенная по стенам, шкаф с разной мелочью в углу, еще один шкаф, уже в другом углу, с кучей разных чертежей. После осмотра комнаты нетрудно было догадаться, что здесь жил кузнец.
- Ну чего тебе? – спросил Хильмар.
- Оружие нужно.
- И зачем же тебе оружие?
- Если граф приказал мне привезти оружие, то я не спрашиваю его зачем, Хильмар, - будто с обидой произнес Киненгтон.
- Ладно, орк с тобой, - буркнул Хильмар. Затем начался отсчет денег, оружия и всего, что было нужно. Тут надо отметить, что граф Вильдер никогда не доверял Джеймсу больших сумм – мало ли что в голову юноше взбредет. А вот немного серебра – пожалуйста. Все же Киненгтон хорошо проявил в деле «гонечном». Поэтому Джеймс вполне мог один раз объявить, что он не виноват, а что, мол, ограбили. Всякое бывает, тем более в таком криминальном месте, как Западный Край (а поместье Вильдера находилось именно там). Но, так как денег-то было мало, купить многого было нельзя. Да и качество оружия было не лучшим. Однако, вскоре набрав всего, что можно, Джеймс Киненгтон снова несся на лошади к своему будущему в поместье.
Глава III
Кузнец Хильмар занимался своим делом с раннего детства. С начала он помогал отцу, а потом начал ковать. Так уж сложилось, что Хильмара часто ковал разные вещи для графа Вильдера. И, в общем-то, Хильмару нравился граф тем, что тому всегда нравились изделия Хильмара. По крайней мере, он делал такой вид. Но обычно граф все же готовил Хильмара к всякого рода заказам. Он присылал гонца (нередко Джеймса), рассказывал о том, что нужно делать, что нужно подготовить. Теперешнее отсутствие оповещения сильно настораживало кузнеца. У кузнеца был один сын, ровесник Джеймса, и вскоре после отъезда Киненгтона, Хильмар позвал его:
- Арентол!
- Что такое отец? - произнес Арентол, вылезая из погреба, где он искал что-то.
- Не нравится мне сегодня Джей, - ответил Хильмар, - что-то явно не так. Мне-то и наплевать, да не хочу я, чтобы с графом что случилось. Он хорошо платит. В общем, езжай-ка ты к графу и узнай что происходит. И постарайся догнать Джея. Как бы парень чего не натворил. Скажи ему что-нибудь... Что надо тебе, видите ли, с самим графом встретится. Придумаешь, в общем. Ну, езжай. А то не догонишь парня.
Не прошло и двадцати минут, как Арентол ехал на лошади, подгоняя ее. Стоит сказать пару слов об этом юноше. Он очень хотел, чтобы граф был о нем высокого мнения. Он был юношей довольно хитрым, однако все же нельзя сказать, что это был коварный человек.
Несмотря на всю поспешность Джеймса, его лошадь устала и потому не могла ехать настолько быстро, как лошадь Арентола. Это и объясняет то, что Арентолу удалось довольно быстро догнать Джеймса.
- Постой! – заорал Арентол. Джеймс обернулся и увидел перед собой Арена. И уж он точно был сейчас не к месту для исполнения его плана. Ведь нужно было отправить лошадь в поле и спрятать оружие. В общем, дел было полно, и лишний свидетель ему отнюдь не помогал.
- Арен? – удивленно произнес Джеймс.
- Да, это я. Видишь ли, мой отец забыл, что было у него дело к графу. Хотел он послать меня с тобой, да позабыл совсем. Так что, поеду я с тобой.
- Да на кой тебе ехать туда? Передай дело мне, а сам возвращайся домой.
- Передал бы я, да отец велел самому ехать.
- Ерунда какая! Зачем тебе ехать куда-то, когда я могу все сам сделать.
- Сказал же – не могу. Велел отец, значит поеду.
- Ну, как хочешь.
Сначала Джеймс пытался отговорить Арентола, но потом к нему вдруг пришла интересная мысль. «Арентол тоже живет не очень хорошо, - думал Джеймс, - что если уговорить его помочь?»
- Слушай Арен, - произнес Джеймс, - как ты относишься к графу Вильдеру?
- Что ты несешь Джей? Конечно, мне он нравится!
- Давай на чистоту. И ты, Ия прекрасно знаем, что ты угнетен, как и. Но подумай только! Ведь мы могли бы подняться с колен и поднять весь наш народ! Ты представляешь себе это?
- Мне… я… мне сложно представить такой мир.
- А мы можем сделать его! Ты только подумай! Ведь это великое дело!
Весь дальнейший разговор сводился к рассказам Джеймса обо всех прелестях свободы. Но Арентолу важно было не это. Он понял, что, захватив Киненгтона и притащив его графу, он получит свою выгоду. Будь он чуть поумнее, то, конечно, подумал бы, что это провокация. Обдумал бы все десять раз. Может быть, даже забросил это дело. Понял бы, что граф может не поверить ему. Но Арентол не знал таких умных слов, как провокация и поэтому он посчитал, что Киненгтон действительно задумал революцию. И теперь у него появились свои идеи, из которых он мог извлечь выгоду.
Вскоре два юноши нашли небольшую полянку, на которой и решили передохнуть. Джеймс решил, что Арентолу нужно время, чтобы все обдумать и понять. Вскоре два человека уже лежали на земле. Джеймс думал обо всем, а Арентол выжидал. Затем усталого Джеймса начало клонить в сон. Не прошло и получаса, как он уже спал. Арентол тихо встал и вытащил нож, на случай, если Джеймс решит обороняться. Затем юноша медленно двинулся на лежащего противника. Затем он резким прыжком оказался на Джеймса и быстро приставил нож к горлу юноши.
- Что… Арентол, какого тролля ты делаешь? – произнес Джеймс.
- Я? Не волнуйся, просто тебе нужно немного охладить голову! – прошипел сын кузнеца. Киненгтон ничего не понимал. Он был прижат к земле. Что ему было делать? И Джеймс решил, что единственно верное решение – сопротивляться. Через секунду он резко ударил Арентола в живот. Тот ничего подобного не ожидал, так как считал, что Джеймс лежит и теперь полностью под его контролем. Через секунду он оказался на спине, а Киненгтон рванулся к мешку, выхватил меч и начал размахивать им. В этот момент Арентол встал и с ножом понесся прямо на Джеймса. Тот хотел просто отмахнуться, но на несколько мгновений опоздал. Арентол был слишком близко, когда Джеймс попытался защититься. В тот момент, когда меч был на уровне пояса Киненгтона, Арентол был на расстоянии этого самого меча. Лезвие остановилось о живот сына кузнеца, а через пару мгновений холодное железо пронзило юношу насквозь. Глаза Арентола в последний раз расширились, рука отпустила кинжал. Из живота потекла кровь. Джеймс сначала сам не мог понять, что случилось. Но через секунду он отпустил меч и отшатнулся. Труп тихо рухнул на землю. Киненгтон застыл на пару минут и только потом очнулся. Убийство. Настоящее. Не графа, а сына кузнеца. Киненгтон тяжело вздохнул и начал думать. Теперь надо было ехать вперед – дороги назад уже не было. И он отправился в путь.
Глава IV
Джеймсу потребовался час, чтобы подготовиться к «пришествию» в поместье. Во-первых, не сразу он свыкся с мыслью, что придется убить еще многих. Первое убийство шокировало Джеймса. Во-вторых, нужно было отправить лошадь куда-нибудь, однако лошадь совершенно не хотела куда либо отправляться. В-третьих, требовалось спрятать оружие. Наконец, когда все это было сделано оставался последний штрих – придать себе вид побитого разбойниками. В конце концов, все это удалось сделать, Киненгтон отправился к поместью, до которого оставалось совсем немного.
Скоро Джеймс оказался в поместье. Первым, кого он увидел, был стражник Криос.
-Криос! Помоги… Я ехал по поручению.… А потом разбойники. Напали.… Ранили… - произнес Джеймс, тяжело дыша.
- Какого… Что случилось? Объясни спокойно, Джей? На тебе напали? Ай, ладно орк с тобой, я позову графа, - обеспокоено сказал Криос и рванулся к графу. Граф был занятой человек, а потому лениво пришел лишь через десять минут. В это время Джеймса окружила толпа народу, и каждый пытался узнать, что произошло. Как только граф пришел, толпу разогнали на работу, а сам граф посмотрел на Джеймса и сказал:
- Ну и что это? Разве же это крестьянин? Вот у моего отца были слуги настоящие, не эти жалкие оборванцы. Тогда если едет такой паренек по дороге, то все в страхе разбегались! А это что? Все потерял? И деньги? Ну, значится, зачтем ему. Гриндо!
Гриндо управлял всеми делами графа, пока он развлекался. Он же отвечал за долги. Большинство работником, которые работали у графа, денег не получали – они в основном отрабатывали свой долг. А когда кто-то провинился, его долг увеличивался. Ну а так как за законом в такой глуши следили мало, а те, кто за ним следили либо были шестерками какого-нибудь важного лица, либо легко подкупались. Поэтому граф и творил в своем поместье буквально все, что хотел. Через десять секунд ко всему происходящему присоединился Гриндо со своими бумагами.
- Итак, Гриндо запиши в долг Киненгтону… пожалуй… семь… нет, шесть.… А лучше десять золотых. Записал? Сколько у него там теперь?
- Тринадцать золотых, семь серебряных и три медняка, сир.
- Маловато.… Ну да ладно. В общем, распорядись им как-нибудь. Хотя, пожалуй, я просто отправлю его отдыхать. А вот завтра… придумаю кое-чего ему.
Так и решил граф Вильдер, а сам отправился завершать свою партию в Hearthstone с приехавшим графом Андрю Антьюсем.
Глава V
Слуги и крестьяне графа Вильдера были довольно беспокойны. Большинству из них было нечего терять. Как уже говорилось, большая часть была в «долговом рабстве». Хотя, конечно, рабством это назвать трудно, однако ничего хорошего у крестьян и слуг не было. Поэтому Джеймс и решился на такой отважный шаг, как рассказ особо верным людям (а, учитывая, что он был довольно «популярной личностью», то этими верными людьми была большая часть крестьян) об оружии. И многие его поддержали. Конечно, особо ярым его сторонником оказался верный друг по имени Джонатан Кейв. Родители этого парня тоже попали в долги. Теперь он жил тоже не особо хорошо. Именно Джонатан нашел спрятанный мешок с оружием и придумал, как пронести его. Он просто дал каждому по мечу, ножу или любому предмету вооружения. А стража была не самой лучшей, поэтому все удалось на отлично. И вот оружие лежало на столе, а крестьяне сидели в круге.
- Итак, господа! Мы собрались здесь… - начал, было, Джеймс.
- Давай без вступлений. У нас мало времени! – быстро ответил Кейв.
- Может быть. Но это не важно. Сегодня великий день. Мы должны победить, господа, иначе.… Не важно, что будет, потому что мы победим! Мы атакуем сейчас, когда никто к этому не готов. Свергнем графа! И восстановим справедливость! – тихо, но так, чтобы все слышали, сказал Киненгтон.
- И да пребудет с нами Свет!
В этот момент все зашуршали. Каждый брал что-то себе. У кого нож, у кого меч. Вскоре все были готовы, а Киненгтон дал сигнал к действиям.
Через мгновенье раздался дикий крик, а крестьяне кучей выбежали во двор. По несколько человек прыгали на сонных стражников и кололи, рубили, резали их.
Несколько стражей успели подготовиться и выхватить мечи, и тут же раздался крик одного из крестьян, который бежал на них, а сам крестьянин упал замертво на землю. Джеймс окончательно потерялся в этом бою. Повсюду слышались какие-то дикие крики людей, но громче всех кричал, призывая к порядку, Джонатан. Вдруг из дверей поместья выскочил полуодетый Гриндо со слугой. Он быстро понял, что к чему, заорал «Бунт!» и затрубил в рог. Но слуга быстро понял, что сейчас есть шанс очень сильно подняться в глазах бунтовщиков. Он хотел, было, ударить Гриндо в спину и схватить его, однако сам Гриндо оказался не промах. Чиновник успел обернуться и ударить слугу в живот, от чего тот рухнул на землю. Сам Гриндо рванулся в поместье, но вдруг раздался свист, и его правое колено пронзила стрела. Гриндо вскрикнул.
- Это тебе за то, что увеличил мой долг с тринадцати серебряных до двадцати трех золотых! – заорал один из лучших охотников графа по имени Зибар. Через секунду вторая стрела пронзила левое колено.
- А это за Твиста! – вновь крикнул Зибар. Гриндо полз в строну поместья, однако, все уже заметили его. И вся крестьянская толпа, которая ненавидела его, побежала прямо на чиновника. Последнее, что вырвалось из уст Гриндо, было диким криком. Через пару секунд толпа разорвала его. И, несмотря на подходящее подкрепление стражи во главе с главой охраны Арестром, толпа не собиралась заканчивать. На крики Кейва об опасности собралось лишь небольшая группа людей. Джеймс же заворожено смотрел на происходящее у трупа. Люди буквально взбесились. Описать их злобу на Гриндо было невозможно. И сейчас вся она вылилась на его искореженный труп. В это время Кейву в одиночку приходилось биться сразу с Греором и Криосом. Хотя силы и был неравны, Кейв некоторое время удерживал их. Вдруг, Греор нанес удар щитом прямо Кейву по туловищу. Он упал на землю. Джеймс увидел это, и внезапная ярость охватила его. Они посмели ударить Кейва! Они за это заплатят! Вихрем рванулся Джеймс к обидчикам, которые решили остановиться, чтобы перевести дух (до битвы с Кейвом они уже успели посражаться). Мощный удар меча Джеймса, хотя и не нанес особого вреда Криосу, но оказался настолько мощным, что сбил его с ног. Греор успел блокировать первую атаку Киненгтона, а сам даже попытался нанести удар, но Джеймс был быстрее. Через секунду Греор оказался насажен на меч. Киненгтон снова почувствовал тихий вой в душе. Он снова убил. Но времени не было. Уже был рядом Арестр. Нужно было побыстрее это закончить. К счастью для Киненгтона толпа, наконец, разобралась с Гриндо.
- Придержи Арестра, Джонни, а я окончу судьбу графа! – перекрикивая толпу, проорал Джеймс.
- Хорошо, удачи тебе! – ответил Кейв. В эту секунду Джеймс рванул к толпе. Он быстро организовал отряд, который состоял из него, Зибара, Райдера (крестьянин, который когда-то было вором, а потом приговорен к «работам» и который успел схватить свои любимые ножи) и Кроствера (лесорубу, который, очевидно, использовал топор) и понесся в сторону поместья. А Джонатан в это время попытался организовать хоть какую-то оборону. К счастью народ уже был разгорячен битвой, а потому рванулся прямо на стражников. Сам же Кейв решил сражаться с «самым главным». Он бросился в бой с Арестром. Несмотря на то, что Кейв был крестьянином, родители научили его пользоваться оружием, а потому эта схватка была не самой просто для Арестра. Ко всему прочему, Кейв был довольно быстрым и успевал уклоняться от атак стражника.
В этот момент отряд бежал по поместью. Они довольно быстро смогли пройти по лестницам и теперь находились почти у дверей в комнату графа. Двое стражником побежали на них, однако горло одного из них быстро пронзила стрела Зибара. Ко второму подскочил Кроствер и нанес смертельный удар по голове.
- Неплохо, господа, - произнес Джеймс, но вдруг из-за угла выскочил стражник. Он буквально подлетел к Зибару, который лишь успел обернуться, и нанес удар в живот охотнику. Зибар отлетел к стене, посмотрел на свою рану, издал последний предсмертный хрип, обмяк и закрыл глаза. Джеймс на мог поверить в увиденное. Зибар всегда казался ему крепким. Таким, какого невозможно повалить. А сейчас он лежал мертвый на полу. В чувство его привел лишь крик Райдера, о том, что он задержит стражника. Кроствер рванул к дверям. Джеймс последовал за ним. Они ворвались в спальню графа и увидели его самого с двумя пистолетами. Первый из них тут же выстрелил. Пуля попала в грудь бежавшего впереди Кроствера. Кровь обагрила чистую спальню графа. Кроствер понял, что конец настал, но всю свою последнюю силу он направил в бросок топора. Граф не успел отпрыгнуть, и через секунду топор вонзился в его ногу. Вильдер повалился на пол. Пистолеты отлетели к стене. Джеймс выхватил нож, чтобы закончить все это. Но его рука задрожала. Он опять собирался убить. Зачем он придумал все это? Сколько уже погибло по его вине? Кроствер, Зибар, Греор, с которым у Киненгтона всегда были нормальные отношения. А сколько еще? Возможно, Кейв уже погиб. А ведь он не знает, кто еще лежит на поле битвы. Но времени думать не оставалось. Граф медленно полз к своему оружию. Джеймс зажмурился, вспомнил всю свою ненависть к графу и ударил. Раздался хрип. Джеймс вынул нож и посмотрел на человека перед ним. Вильдер был мертв. Но нужно было прекратить бойню. Джеймс тяжело поднялся и поднял труп графа. Он медленно подошел к окну и вдруг почувствовал запах дыма. Поместье горит! Нельзя было терять ни минуты – сообщить всем о гибели графа и бежать из поместья! Джеймс высунулся в окно. Там, внизу, используя уже четвертый меч, сражался Кейв с Арестром. Джеймс напрягся и крикнул:
- Стойте! Граф мертв! Вам более не за что сражаться! Вот он! Закон…
В эту секунду раздался свист стрелы, которая через секунду вонзилась в живот юноши. Через мгновенье произошло сразу несколько событий. Лучник, который пустил стрелу, рванулся со своего места. Группа крестьян побежала прямо на него и скоро догнала его. Кейв нанес резкий удар Арестру, который еще не успел вернуться в бой и смотрел в окно, где только что стоял Джеймс, который повалился вместе с трупом графа на пол. Арестр не успел отреагировать и упал на землю. Кейв быстро подлетел к нему и закончил его жизнь в роли капитана. Затем он вскочил и побежал в поместье. Нужно было спасти Джеймса. Джонатан вскочил в горящий коридор. Сквозь языки пламени он бежал к лестнице. Сама лестница уже наполовину обрушилась, но Джонатану удалось пролезть по ней. В конце концов, он выбежал к дверям в спальню графа. Там было несколько трупов. Три мертвых стражника, Зибар и лежащий под завалами Райдер. Вдруг он услышал голос Райдера:
- Помоги!
Кейв быстро разгреб завалы и вызволил Райдера.
- Я уж думал, что, вырвавшись из-под гнета графа, умру под гнетом досок! Спасибо.
Они быстро ворвались в спальню графа. Там лежал Джеймс. Кейв схватил Джеймса и произнес:
- Райдер, прыгнуть сможешь?
- Я хоть и немного ранен, но не инвалид! – крикнул Райдер и выпрыгнул из окна. Джонатан посмотрел на Джеймса и произнес:
- Ну, уж если мы погибнем, то я надеюсь, кто-нибудь окончит наше дело.
Он улыбнулся, вылез из окна и прыгнул вниз. Через пару секунд Джонатан очнулся, оттащил Киненгтона от крестьян, которые уничтожали ненавистное поместье, и попытался оказать Джеймсу посильную медицинскую помощь.
Глава VI
Вскоре все закончилось – поместье было уничтожено. Рана Джеймса оказалась не очень серьезной, поэтому он вскоре стоял на ногах. Много речей потребовалось, чтобы остановить крестьян, которые хотели разбежаться в разные стороны. Постепенно все успокоилось, однако, во-первых, нужно было куда-то деть всю ярость крестьян, которая высвободилась теперь, а, во-вторых, для революции нужны были деньги. Это и были главные причины, по которым крестьян графа Вильдера стали часто видеть на дорогах в качестве грабителей, а вскоре и в поместьях. Местные стражники тоже не особенно пытались уничтожить этот рассадник «революционеров» - им самим не очень-то нравились графы, которые вели себя с ними не самым лучшим образом. К тому же стража не особенно хотела терять своих людей в борьбе с уже не маленькой группировкой.
За это время многое изменилось. Киненгтон перестал бояться убивать, хотя и старался не совершать убийств без нужды. К нему стали сбегаться крестьяне, размер «армии революционеров» увеличился, и Джеймс решил даже продумать организацию своего «войска». Но он все откладывал это в долгий ящик. Зато придумал название – «Мстители».
Сам Джеймс нередко участвовал в нападениях. Как-то раз Киненгтон узнал про одного богатого графа, который должен был ехать куда-то через Западный Край, в частности по дороге недалеко от месторасположения Мстителей. Конечно, такое дело нельзя было упустить. Джеймс собрал отряд, и в нужный день они отправились к дороге, где и устроили засаду.
Было раннее утро, когда отряд выжидал кареты. Но кареты все не приходили. Все уже готовились разойтись, однако тут раздался свист, и две кареты выехали на дорогу. Правда, на крыше задней сидел, держась за крышу, человек в красной маске, а вокруг ехала не охрана, а люди на лошадях с кинжалами. Но времени не было. В кучера первой кареты выстрелили и отправили к предкам, а мощный человек по имени Литл прыгнул на место кучера, со всей силы потянул за поводья. Первая карета остановилась. Кучер второй дернулся вправо, чтобы объехать, но ему это не удалось, а сама карета врезалась в первую. Человек, который был на крыше, слетел вниз. Люди на конях остановились. Но тут из первой кареты выпрыгнул человек и заорал:
- Орк с вами! Забирайте деньги, но выпустите нас от…
Он не успел договорить – человек, который упал с крыши кареты, метнул нож ему в грудь. Граф захрипел и рухнул на землю. В этот момент еще двое выскочили из второй кареты, но их быстро отправили к графу. Тут на дорогу высыпали Мстители.
- Если вы пришли за деньгами, то можете убираться! Это наша добыча! – прорычал убийца графа.
- Как бы не так! – крикнул Кейв и бросился прямо на убийцу, но его кулак тут же врезался в живот Джонатану. Несмотря ни на что убийца все же надеялся решить все дипломатическим путем – количество противников его явно не радовало. Это и объясняет то, что он попытался ранить Джонатана.
- Стой! – крикнул вдруг Джеймс, - я хочу тебе кое-что предложить. Пойдем в карету!
Убийца графа согласился. Он рассчитывал, что с ним там будут переговоры о деньгах. Однако Киненгтон говорил о другом. Он предложил убийце графа присоединиться к его отряду. Убийца долго думал и, в конце концов, согласился. Его банда претерпевала не лучшие времена – денег не было, людей тоже. Выяснилось, что его зовут Волк. И что он был в Братстве Справедливости. Более Волк ничего не сказал. Киненгтону удалось узнать от его подручных, что когда-то он здорово подсел на скверноплю, и его психика немного пошатнулась. Но Киненгтону был важен не только его опыт (которым ему пришлось делиться с крестьянами), но и то, что теперь среди них был еще и настоящий революционер. И теперь Киненгтон решил сменить название и назвался «Союзом Справедливости». А еще он объявил всем, что теперь они будут носить красные маски, как символ того, что они не просто жалкие бандиты, а революционеры.
Глава VII
Время шло. Волк сильно помог Союзу. Киненгтон попросил его заняться обучением крестьян. Волку это не особенно нравилось, однако Джеймс постоянно отправлял его на разные грабежи и уничтожения поместий, чтобы сгладить его скуку.
К Союзу стали все больше сбегаться крестьяне. А как-то раз к ним приехала целая повозка, на которой находилась купленная у воров пушка и дворф, которого звали Хрогромаргром Вардерграном. Однако имя было слишком сложно для крестьян, а кто-то придумал, что раз есть Волк, то пусть Хрогромаргр пусть будет Кабаном. С тех пор за ним и привязалась кличка Кабан. Что привело этого дворфа в Союз Справедливости неизвестно, однако он смог собрать группу крестьян, которых обучил использованию ружей и даже пушек.
Но за счет того, что крестьян было больше, то и грабить и убивать люди из Союза стали чаще. Постоянно на дорогах видели людей в красных масках. Сам Джеймс сильно изменился. Он стал сильнее заботиться о деньгах. Один раз даже отправил Райдера с отрядом на какую-то авантюру торговцев, которые искали наемников. В итоге Райдер чуть не погиб, а половина отряда пошла на корм акулам. В итоге Кейв решил, что пора напомнить обо всем Киненгтону. Однажды утром он вошел в небольшую палатку, в которой жил Джеймс.
- Здравствуй! – произнес Джонатан.
- И тебе не хворать, - ответил, читая чье-то письмо, Джеймс.
- Я пришел к тебе по важному делу. Ты слишком углубился в заботы о деньгах. Все хотят пойти на какое-то стоящее дело, которое поможет революции, а не на очередную авантюру каких-то торговцев.
- Я понимаю. Но сейчас важно другое. Нам не хватает денег.
- Тебе стали слишком важны деньги!
- Слушай, и Волк, и Кабан говорят, что…
- То есть мнение вечно пьяного дворфа и бандита-наркомана тебе авторитетнее, чем мнение человека, который провел вместе с тобой всю жизнь?!
- Волк был в Братстве!
- И что?!
- Уж он-то, наверно, лучше знает, как мне двигать революцию вперед!
- Если ты не заметил Братство Справедливости уничтожено, а все его лидеры мертвы! Но это не важно, - при этих словах Джонатан немного успокоился, - я пришел, чтобы сказать тебе о том, что это надо прекращать. Мое терпение не вечно, - произнес Джонатан и обернулся, собираясь уйти, - и терпение крестьян тоже.
Это сильно повлияло на Джеймса. Он решил, что пора совершить один очень важный налет – уничтожить местный гарнизон. К счастью, местный гарнизон был довольно маленький и умещался в казармах и двух башнях. Неизвестно, кто пожалел денег на стены, однако стен не было. Так и жили. А теперь у них были пушки, стрелки и большая армия крестьян. Некоторые, из которых были вполне обучены. В итоге одной ночью армия Союза Справедливости собралась недалеко от гарнизона. План был просто. Пушки начинают обстрел, затем люди атакуют. Группа во главе с Волком убивает командира. И все.
Было темно, но пушкари все же смогли прицелиться. Сразу два ядра (Союзу удалось купить еще одну) полетели в башни и казармы. Первое ядро отправилось вверх и упало где-то далеко. Второе ядро пролетело вправо и упало почти в гарнизоне. Поняв, что пока особого смысла полагаться на пушки нет, Джеймс издал крик и бросился в атаку вместе с воинами. Стражников было немного. Кто-то крикнул: «Атакуют!». Через секунду в этого стражника полетели сразу две пули и стрела. Пули врезались в грудь, а стрела пробила горло. Он захрипел и рухнул на мокрую землю. Это подбодрило революционеров, и они с еще большим рвением понеслись в атаку. Но тут засвистели пули и стрелы. На башнях стояли стрелки. Все смешалось. Революционеры бежали вперед, кто-то падал на землю, везде была кровь. В этот момент целое воинство стражников высыпало из казарм. В центре воинства кричал и подбадривал всех некий воин. На Джеймса бросилось сразу два стражника. Он ударил одного из стражников кинжалом в горло, но второй махнул ножом. Киненгтон отпрыгнул назад, но тут же получил удар щитом. Он рухнул на землю. Но тут справа вихрем появился Кейв. Он быстро нанес колющий удар мечом прямо в живот стражнику. Тот рухнул на землю, а Джонатан протянул руку Киненгтону.
- Неплохо дерешься, - произнес Джеймс, вставая.
- В отличие от тебя! – Джонатан усмехнулся. В этот момент Джеймс подлетел к ближайшему стражнику и нанес ему смертельный удар.
- Орк с тобой, беру свои слова обратно! – крикнул Кейв и улыбнулся.
В этот момент Волк со своей группой быстро прорывались к башне. Им удалось попасть в такой участок битвы, где до башни с командиром оставалось совсем немного. Волк порубил трех или четырех стражников. Вскоре они уже были у башни. Группа нажала со всей силы на ворота, и они открылись. На них бросились несколько солдат. Один из них тут же рухнул на землю от выстрела одного из лучников. Пятеро других бросились, было, на революционеров, но одного из них тут же сразил Волк, другого убил один из его банды, а остальных докончила группа. Только в этот момент Волк заметил, что в башне находятся еще два связанных человека. Волк пригляделся к одному из них.
- А ты-то как сюда попал? – произнес он.
- Долгая история, - ответил пленник шипящим голосом, - но я был бы очень рад, если бы ты соизволил меня развязать. И его тоже.
- Все тебя спасать приходится! – сказал Волк, разрубая веревки на телах людей, - вылезай и спасайся! А вы, - указал на несколько человек, - за мной. Остальные держите башню. Волк вместе с остатками группы рванул вверх. Немного пробежав, они вылетели на площадку, откуда ружейники стреляли по воинам Союза. Их было пятеро, противников шестеро. Ружейники обернулись и выстрелили в Волка и его «дружину». Двое рухнули мертвыми. Но Волк тут же рванулся вперед. Один из ружейников попытался атаковать его ружьем в рукопашную, однако кинжал тут же вонзился в его живот. На Волка бросился еще один ружейник с ножом, но тот вовремя уклонился, хотя и получил удар в живот. Тут же «обидчику» всадили нож в спину. Убийца усмехнулся, но не успел он вынуть нож из трупа, как раздался выстрел, и его голову пробила пуля. Улыбка так и не успела сойти с его лица. Волк рванул к выстрелившему, однако его опередил последний из группы (на считая, конечно, Волка), которая пошла наверх. Он ловко подпрыгнул к ружейнику и вонзил ему нож в грудь. Волк обнаружил, что остался лишь один ружейник, который выстрелил в них, промахнулся и выпрыгнул в окно. Двойка же рванулась дальше. Они бежали по лестнице, но в тут из-за угла выбежал стражник и ружейник. Первый со всей силы ударил Волка щитом, от чего тот рухнул на лестницу. Второй же выстрелил. Напарник Волка вскрикнул и полетел куда-то вниз с раной в груди. Стражник уже хотел добить Волка, как вдруг он остановился. Затем вдруг раздался небольшой взрыв. Всего стражника заволокло дымом. Его доспехи упали на землю. Как только дым рассеялся, вместо стражника стояла овца. Она громко «бекнула» и побежала вниз по лестнице. Ружейник ошарашено поглядел куда-то позади Волка. Но через секунду в его шею вонзилась стрела. Он захрипел и рухнул на ступени. Волк тяжело встал, сплюнул кровь и посмотрел на окровавленную руку – он прикрывал ей рану в животе, а затем его взгляд направился на своих спасителей. Перед ним стояли два пленника, которых он недавно освободил.
- Неплохо, правда? Знаешь, я думаю, что ты уже совсем потерял хватку Ерегрон.
- Не называй меня так! Я сейчас не зовусь так, Корегал, - ответил Волк.
- Я к счастью, а может и к несчастью, тоже так более не называюсь, - ответил Корегал, - теперь меня Змеем кличут. А теперь у нас есть другие проблемы! Вперед!
- Как раз тебя имечко. Ну а я Волк.
Они побежали дальше и вылетели на площадку, где и находился командир, а также его двое стражников. Первый из них побежал на Волка, но тот нанес ему удар прямо в грудь. Второго застрелил Змей. Но только они уничтожили стражей, как на Волка рванул командир. Он схватил два меча и обоими ими попытался ударить воина, но тот смог заблокировать первый из них, а от второго уклонился. Волк зарычал и бросился на противника. Второй «пленник» метал заклинания в него, однако тот уклонялся. Змей то атаковал его кинжалом, то стрелял из арбалета. Вдруг командир сделал резкую атаку левой рукой по Змею, его арбалет отлетел куда-то далеко, но тут колдун метнул заклятье прямо в меч, который взлетел вверх и полетел на поле боя. Волк попытался атаковать, но командир заблокировал его, а сам выхватил пистолет и выстрелил в Волка. Командир был довольно меткий, и он выстрелил прямо в рану. Пистолет был хороший и мощный, поэтому пуля влетела прямо в живот и пробила Волка насквозь. Он захрипел и рухнул на холодный пол. Командир хоте рвануться на мага, но тот успел пустить заклинание, которое приморозило командира к полу. В этот момент Змей выстрелил из арбалета, но стрела пролетела на несколько миллиметров мимо. Командир рубанул мечом по льду и высвободил тем самым свои ноги. Он попытался снова атаковать мага, но тот успел отскочить. В итоге они оказались очень близко к краю башни. Но тут Волк с диким то ли хрипом, то ли криком, вскочил, рванулся к капитану и толкнул его на поле боя, но капитан успел схватить Волка, и они оба полетели вниз. Змей посмотрел туда, где исчезли они, подошел к этому месту и усмехнулся. Волк держался за край башни. Капитан лежал где-то внизу мертвый. Бой заканчивался.
Глава VIII и последняя
Второй пленник назвался Вороном. Он, как вы уже могли заметить, являлся магом. Как он повстречал Змея неизвестно. Однако он что-то искал. Что-то очень ценное. Это и заставило его присоединиться к Союзу. Змей же являлся торговцем скверноплей. Потом все у него закрутилось, и в итоге он стал обычным бандитом, который и повстречал Ворона, а потом и начал ему помогать. А затем их поймали, ну а дальше их спас Волк. Оба решили присоединиться к Союзу Справедливости.
Они тоже прибавили Союзу мощи. А уж после взятия гарнизона авторитет «революционеров» явно вырос. У них уже собралось большое и не очень организованное воинство. Правда, из пушек попадать все же научились. И вот появилась очередная идея – идти в Элвинский Лес. Элвинский Лес был важным шагом для свершения революции. Ведь Штормград, столица людей с королем, находился именно в Элвинском Лесу. Но не только такие причины были у похода. В Элвинском Лесу жили люди побогаче, а значит и поместья у них были получше. И можно была много там награбить. Киненгтон, Кейв, Волк Змей, Кабан и Ворон долго выбирали, куда двинуться первым делом. В конце концов, в качестве цели было выбрано поместье барона Гросса де Мотруа. Гросс де Мотруа не был особо важным чиновником, но деньги у него водились. Кроме того, у него было два сына – Вильгельм де Мотруа и Джон де Мотруа. Жены у него не было, зато была небольшая охрана и крестьяне, которые неплохо относились к нему, и тем самым не давали революционерам устроить диверсию. Но им это было и не нужно.
Отряды Союза Справедливости опять выдвинулись темной ночью. К поместью шли две дороги. Первая из Западного Края, вторая – в местный гарнизон. Естественно, что революционеры пришли по первой дороге. Но нельзя было оставлять пустой вторую – Союз Справедливости совсем не собирался встретиться с войсками сейчас. Поэтому было решено собрать отряд во главе со Змеем, который не должен дать гонцам противника сбежать. Основная же армия должна была атаковать поместье под прикрытием пушек Кабана с дороги. Вскоре все было готово. Змей, надевший на себя темный плащ, находился с отрядом в таких же плащах на дороге в гарнизон, а Джеймс с красным знаменем в руках был готов вести войска в бой к поместью. Вскоре Киненгтон, удостоверившись, что Змей добрался до нужного места, поднял знамя и произнес:
- Воины мои, сегодня великий день! Мы делаем еще один шаг для свершения революции! Так вперед! Смерть графам! Смерть баронам! Смерть королю!
Толпа заревела и рванула громить поместье. Раздались несколько выстрелов из пушки. Два из них попали в поместье. Раздался крик. Стражники выбежали к революционерам и подготовились к битве. Но воинов Союза Справедливости было очень много. На каждого стражника приходилось по три революционера. Кейв и Джеймс стояли во главе армии. Они же, подбадривая всех, сражались в самой гуще битвы. Ворон отправлял ледяные стрелы в противников, Кабан крыл противника ядрами, Волк рубил стражников с фланга, Змей готовил засаду. Бой был не на жизнь, а на смерть.
В этот момент Гросс де Мотруа стоял со своими сыновьями. И он, и сыновья были полусонным и усталыми. Их глаза слипались. Но, несмотря на это Гросс де Мотруа объяснял им, что они должны сделать:
- Джон, ты сейчас бери с собой четверых слуг и со всех ног на лошадях в гарнизон. Расскажи обо всем. Попроси позвать Леопольда Котствуда с отрядом нам на помощь. Он нам нужен! Беги!
Джон быстро кивнул и рванулся, чтобы взять слуг, добраться до конюшни и отправиться к командиру гарнизона Леопольду Котствуду.
- А ты Вильгельм, ты должен организовать небольшое сопротивление крестьян! Давай, вперед. И да спасет вас Святой Свет.
После этого Гросс, который был уже слишком стар для битв, двинулся в спальню, где планировал надеть доспехи, чтобы быть готовым к бою на всякий случай.
Джон с четырьмя слугами бежал к конюшне. В десятке метров от него рухнуло пушечное ядро, а точно над головой пролетела ледяная стрела, которая насквозь пробила стену поместья. Но он не останавливался. Быстро добежав до конюшни, он оседлал коня. Вскоре Джон де Мотруа и его слуги уже скакали по дороге. Казалось, что вот и все – он спасся из этого ада, а теперь еще немного и он спасет своих родных. Но тут раздался свист, и голову слуги, который ехал справа от Джона, пробила стрела. Джон крикнул:
- Вперед!
Он слышал, как сзади вскрикнул еще один его слуга, видел, как в горло одного из них полетел нож и, наконец, как последнего сбили с коня. Две стрелы пролетели мимо Джона, он уже был впереди, но вдруг раздался крик:
- Не уйдешь, тварь!
В Джона полетела стрела. Она попала ему точно в спину, и он захрипел, но поехал дальше.
- Не бойтесь, господа. Ему не жить. На стреле яд, - произнес Змей, который и выстрелил. Затем он усмехнулся и начал обстреливать людей противника в поместье.
Стражников почти не осталось, а оставшиеся отошли в поместье, но на них тут же бросились воины Союза во главе с Волком – Джеймс и Джонатан в это время пытались собрать часть воинов, которые побежали грабить. Волк рванулся к укреплениям, запрыгнул на них, но тут же получил удар щитом по лицу и повалился на холодный пол. Как только он открыл глаза, то увидел над собой мощную фигуру Вильгельма, который крушил щитом и бил мечом наступавших. Волк зарычал, встал, но тут раздался крик о том, что нужно отступать и Вильгельм побежал куда-то. С диким криком Волк рванулся за ним. По дороге он зарубил двух пытавшихся спасти своего хозяина стражников. Вильгельм бежал по лестнице в свою спальню. Ударом он открыл дверь в нее и хотел, было, закрыть, но тут в двери появился Волк. Будущий барон подготовился к обороне, но Волк рывком подскочил к нему, ногой выбил меч, которым он хотел атаковать противника, кинжалом разрубил застежки щита, который упал на пол. Затем Волк пырнул Вильгельма кинжалом, улыбнулся (Вильгельм этого, конечно, не увидел) и вытолкнул его через окно вниз к бушующим крестьянам, которые тут же набросились на него и окончили жизнь Вильгельма де Мотруа. Сам Волк остался в спальне, чтобы забрать все драгоценности, какие только можно, а также деньги, которые были у сына барона.
Как только бой закончился, Ворон залетел в поместье и начал искать нечто, о чем знал лишь он. Он долго бегал по поместью и в конце концов зашел в подвал, где начал рыться в вещах графа.
В это время Кейв и Джеймс прорывались по коридору на самую верхнюю спальню – спальню самого барона. На их пути не было уже никого. Большая часть стражников погибла. Джонатан и Джеймс ворвались в спальню барона. Он был облачен в доспехи и попытался поднять меч, но не смог.
- За всю ту кровь, которую вы пролили, вы заплатите! – произнес он. Джеймс лишь усмехнулся и ударил ножом в горло барона. Из горла полетела кровь и обагрила маску Киненгтона.
В это время к небольшим укрепленным башням подъехал всадник. К нему бросился стражник и узнал в нем Джона де Мотруа.
- На нас напали… люди в… красных… масках, - прошептал Джон. Только в этот момент стражник заметил, что из его спины торчит стрела.
- Поз… позовите… Леопольда… Кот… Котствуда,… он… должен приехать, - Джон харкнул кровью, - помочь… отцу. Я… смог… добраться, - он улыбнулся, в последний раз харкнул кровью и рухнул на землю мертвый. Позвали Котствуда. Это был человек с рыжими волосами и длинными усами, который быстро сообразил, что надо делать. Поэтому вскоре Леопольд с армией из обычных стражей, стрелков и магов выдвинулись к поместью. Прошло немного времени, и они оказались около поместья. Армия маршировала к поместью, когда к Змею подбежал один из его людей, который смотрел на дорогу дальше от поместья, и прошептал:
- Сюда идет целая армия!
- Хорошо, - ответил Змей, после чего произнес громко, - Господа, нам надо отлучиться, а вы пока ждите.
Змей вместе со своим человеком побежали в лес. Но они двинулись не к Джеймсу, а дальше в лес. Вдруг человек остановился и произнес:
- Какого тролля мы делаем? Ты хочешь сбежать от них?
- А ты хочешь отправиться обратно к ним? Хорошо, - ответил Змей, выхватил арбалет и выстрелил в грудь разведчику. Его глаза округлились, и он упал на землю мертвым. Змей усмехнулся и исчез во тьме.
В это время огромная армия во главе с Котствудом двинулась прямо на отряд Змея. Никто не успел среагировать. Все были уничтожены. В этот момент Леопольд Котствуд крикнул:
- Господа! Я предлагаю вам одно – сдаться! Тогда мы вас не тронем!
В этот момент Райдер, который стоял на крыше и пытался приделать там знамя Союза, крикнул:
- Мы никогда не сдадимся! Мы будем биться до конца! Слава Сою…
Какой-то лучник выпустил стрелу. Стрела пробила сердце Райдера, и он спиной полетел назад. Воины пытались собраться, но половина до сих пор грабила поместье. Остатки же армии бросились на войско Котствуда, но залп стрел, пуль и заклятий быстро охладил их пыл. Вскоре все было кончено. Большая часть «революционеров» бежала по поместью в надежде спрятаться. Группа стражей двинулась на пушки. Когда они были уже совсем близко, Кабан выхватил дымовую шашку, бросил её и исчез в темноте. В это время трое самых преданных Волку людей ворвались в спальню и сообщили обо всем, что случилось. Волк глянул в окно, кивнул им, и скоро четыре фигуры в масках исчезли в лесу. Два стража решили осмотреть подвал, где обнаружили Ворона. Он обернулся, но один из стражей уже подбежал к нему и нанес смертельный удар в живот. Ворон лишь сказал:
- А как же… оно?
И пал мертвым.
В этот момент группа стражей побежала в спальню графа. Главенствовал ими Котствуд. Двое стражей ворвались первыми в спальню. Первый из них бросился на Кейва. Он успел отскочить, но еще один страж ударил его в живот. Джонатан вскрикнул и рухнул мертвым. Джеймс вскрикнул и мощным ударом кинжала убил одного из нападавших. Второй стражник попытался нанести удар, но Джеймс схватил знамя Союза и пронзил им второго. Третий бросился на него, но Киненгтон метнул кинжал ему в горло. И, наконец, четвертый стражник подлетел к безоружному юноше и ударил его мечом по голове. Меч разбил череп и раздвоил сверху голову Киненгтона. От удара тихо сползла с горла и упала на пол кровавая маска.
Три слова о трех персонажах
Недолго прожили и трое бежавших. Вскоре в Западном Краю был найден труп Волка и трех его помощников. А вокруг них лежали двадцать гноллов. Видимо, они и убили разбойника. В Красногорье бежал Змей, но случайная стрела крестьянина, который принял его за гнолла, не дала ему бежать. В итоге он был найден стражей и повешен. Наконец, Кабан попытался спастись, но был убит, при попытке уехать на поезде в Стальгорн. Так и закончилась история Союза Справедливости.

ID: 17465 | Автор: The best
Изменено: 19 апреля 2015 — 15:45