Внимание: материал с «шок-контентом»!
Опубликованный на этой странице текст содержит описание жестоких убийств, пыток, расчленений и тому подобное.
Не читайте его, если вы младше 18 лет или сторонитесь подобного.

Один день

Шло тёплое, осеннее утро. Эндир вышел из своей квартиры и направился прямиком в парк. Это был молодой, светловолосый эльф, с усталым вытянутым лицом, покрытым двухдневной щетиной. Подбородок украшала неаккуратно выбритая маленькая бородка, волосы были растрёпаны, а глаза светились тусклым зелёным светом с багровыми прожилками, словно маленькие жучки-светлячки, которые время от времени то и дело залетали по ночам в форточку, спеша на встречу с пламенем керосиновой лампы. Дни в Сильвермуне шли своим ходом, по большему счёту ничего не происходило. Жители спешили на свои рабочие места, и никому не было дела к незнакомцу в изрядно изношенной и местами рваной коричневой мантии и изогнутым эльфийским мечом на поясе.

Проходя сквозь жилой район, Эндир изрядно нервничал, ускоряя свой темп с каждым новым шагом, но останавливаясь каждые несколько сотен метров для отдышки. Дойдя наконец до парка, эльф смахнул волосы с лица, и, тяжело вздохнув, спокойным и размеренными шагом направился в сторону фонтана, у которого его уже ждал друг детства Ольвэ – бледный эльф с длинными, каштановыми волосами и красным от злоупотребления алкоголем носом. Оба синдорея были высокими и тощими, они довольно долго о чём-то разговаривали. Эндир то и дело делал непроизвольные движения, потирал время от времени руки, глаза бегали со стороны в сторону. Речь зашла о долгожданных кристаллах манны, которые должны, наконец, утолить его жажду магии.
-Ну что, Ольвэ, вам удалось достать камешки?
-Нет, прости дружище. Фелендрен привлёк слишком много внимания, пытаясь вынести их из академии, нас схватила стража и отобрала все до последнего.
-Ты что, издеваешься? Как ты мог доверить камни этому тупице? Я же предупреждал тебя, у него явно не всё в порядке с головой!
-Успокойся, идиот. Скорее, пойдём, у меня кое-что припрятано на черный день.

Они шли по пустой улице с высокими каменными заборами, тихо переговариваясь о чём то и постоянно оборачиваясь, словно за ними могла быть какая-то слежка. Внезапно Эндир выхватил отцовский меч, и с криком «Чёрт, я сейчас сдохну» вонзил его в живот своему товарищу. Острое лезвие со свистом прошло сквозь кожу, не оставляя никаких шансов бренной печени на спасение. Он надеялся, что в крови еще живого, но абсолютно беспомощного Ольвэ таки осталась магия. Склонился над телом, прислонил губы к ране и начал жадно глотать солёную жидкость. Спустя несколько мгновений до эльфа дошло, что это обычная кровь, без всякой живительной силы. Он поднялся, сплюнул на землю, смахнул рукавом алый сок с лица и помчался прочь с места преступления. Еще никогда Эндир не испытывал подобного стресса. Страх и ненависть раздирали его душу, отвращение к окружению вызывало тошноту и головокружение, невыносимая ломка с каждым шагом всё больше и больше сдавливала его лёгкие. Нечем дышать. Полёт в пространстве. Падение - безрадостный финал неловкой встречи башмака и камня. При попытке встать на ноги - снова падение. Очередная безуспешная попытка, и от паники у эльфа начинается приступ эпилепсии. Кровь возможно уже покойного лучшего друга смешивалась с пеной, образуя алые пузырьки, словно спелые вишенки.

Такие вишни росли в деревне, в далёком детстве Эндира. Однажды он прогуливался в саду со своей младшей сестрёнкой, они наслаждались обилием фруктов и подшучивали друг над другом. Мириниэль проглотила очередную вишенку и подавилась. Братец воспринял это как нелепый розыгрыш, и когда сестричка, рухнув на землю, начала биться в конвульсиях, отчаянно пытаясь проглотить воздух, он изо всех сил бросился к ней на помощь, во что бы то ни стало пытаясь спасти невинное дитя. Так не стало его сестры.

Прошло около часа. Эндир решил, что начался дождь, но открыв глаза, обнаружил, что это на него капает слюна одного из немёртвых. Два живых мертвеца стояли над ним, и вертели отцовский меч, который ранее пронзил бедного Ольвэ. У одного из них не было челюсти, и гнилая слизь то и дело стекала на рваную рубаху. Носы отсутствовали у обоих, чёрные искукоженные глаза, словно гнилые черносливы, облезлые морды и частично лысые черепушки вызывали страшное отвращение. Синдорей быстро вскочил на ноги и, крикнув – Вы не на того нарвались, тупые… – почувствовал как ломается его нос о скользкие костяшки. Полёт в пространстве. Падение. Любовная встреча головы с изменившим башмаку камнем.

Лужица алой крови у лица эльфа напоминала озеро, у которого он несколько лет назад стащил старую потрёпанную книгу с непонятными символами. Эндир провёл много времени над переводом, и именно отсюда узнал, что кровь магического существа, например, демона, способна утолить жажду магии. Более того, кровь могучего магического существа способна значительно увеличить силу мага, испившего этой благодати. Именно такую цель эльф поставил себе на будущее.

Когда Эндир очнулся, он почему-то был связан, его куда-то вели и толпа вокруг скандировала «смерть убийце» «позор этому ублюдку» «смерть». Вот его уже завели на какие-то ступеньки. Это, наверное, сцена. Какой-то розыгрыш? Зачем мне на шею закинули верёвку? Скрип…

Эндир проснулся в холодном поту, было уже утро, он опаздывал на встречу. В парке у фонтана его ждал верный друг Ольвэ, они с Фелендреном должны были похитить в академии кристаллы манны, и наконец он получит свою порцию лекарства. Нужно было ещё успеть навестить сестрёнку Мириниэль. Не успевая даже умыться, Эндир выскочил на улицу, и с растрёпанными волосами скрылся в городской суете.

ID: 16612 | Автор: Yan031
Изменено: 22 сентября 2014 — 14:42