Йанéтель Светлолист Тетрадь в каплях крови.

Все было законченно, на этот раз - Сурамар пал. Вернее, лоялисты демонов, вместе со своими отвратительными хозяевами и Гул'Даном. Йанто словно очнулся несколько лет назад, кода эльф стоял плечом к плечу с дренеями на плато Солнечного колодца вглядываясь в его ласковый, но яркий свет, оживший и пульсирующий новой силой, но сейчас все было иначе. Средоточие силы ночерожденных умирало, жалобно высвобождая остатки энергии, перед лицом первой чародейки и ее небольшой свиты. Они печально, но решительно смотрели в глаза страдающего зверя питавшего их тысячи лет. Сожаление захватило сердце следопыта, как и сердце Аштеля, что стоял у входа в обширную залу с тускнеющим светом, только предводительница ночных эльфов осталась непреклонна, взирая на всех присутствующих с какой-то неподдельно жесткостью.
- Им придется либо выжить, либо освободить этот мир от своего существования.- Мрачно произнесла расположившаяся недалеко калдорай, перехватив свой лук поудобней, от чего по коже Йанетеля прошла легкая волна дрожи.
Слушать что-то подобное ему не хотелось - слишком точно били слова не смотря на то, что направленны они были совершенно в чужой адрес. Извиняясь, следопыт вышел на балкон с которого открывался прекрасный вид на взятый город. Неосязаемые лилии взмывали фейерверками в полуночное небо, ознаменовывая победу Помраченных, но взгляд эльфа был прикован к северо-востоку, где за грядой вздымалась гористая местность Штормхейма с золотыми лесами, так похожими на родной дом.
- Тобас,- одними губами произнес мужчина имя отрекшегося,- что с тобой сейчас?
Вопрос вырвался в воздух поднятый соленым ветром залива и остался без ответа.
Облокотившись на парапет из камня фиалкового цвета разделяющий эльфа со зданиями на десятке метров внизу, он опустил голову и капюшон съехал ему на глаза закрывая лицо. Казалось, сделай один шаг и все будет завершено, может в этот раз ему удастся стать жителем темных земель: бродить в тумане, ловя отголоски прошлого, ускользающие, как только холодная рука успеет их коснутся, но не трусость была причиной того, что Йанто все еще оставался в живых, не страх оказаться в забвении терзаемый тварями тени, а что-то другое. Год назад, он бы смог назвать это верой, верой в то, что даже его жизнь может стать лучше если он приложит к этому определенную долю усилий, но сейчас... голос погибшего Верховного лорда звучал одним словом, поглощая все окружающие шумы, голос который глушил и пытался заставить утихнуть хололный ветер, голос что громко твердил: надежда.
Йанто старался отмахнутся ото всех воспоминаний, что лавиной обрушивались на него - слишком многое он видел и слишком многое сделал. Усталость навалилась на плечи следопыта и он практически сполз на холодный пол балкона, отодвигаясь к стене и опираясь на нее. И он бы просидел здесь - в сердце древнего города поглощенный отсутствием сил еще несколько долгих часов, но одиночество прервал негромкий кашель: тактичный, предназначенный только для того, что бы предупредить, что эльф тут больше не один. Слегка приподняв голову, опущенную в сторону колен, поджатых к туловищу, мужчина поправил капюшон и заметил край распахнутой синеватой мантии спускающейся чуть ниже начала кожаных сапог, на уровне щиколотки.
- Йанетель,- зрелый но чистый мужской голос прозвучал весьма сдержанно, хотя беспокойство в нем все равно ощущалось,- я бы хотел пригласить тебя в ряды войск Кирин-Тора.
Эльф поднял взор еще выше и встретился с изучающими глазами магистра.
- Мне нечего делать среди вас - члены Серебряный Союз могут воспринять это не слишком тепло.
- Твоя сдержанность в выражениях похвальна,- маг подал руку следопыту и тот принял ее, что бы встать и поравняться с седовласым магистром.
- Это лишь манеры,- эльф ухмыльнулся,- их остатки. Мое личное отношение к ним ничего не решает.
- Все зависит от того, как это воспринимать, друг мой,- мужчина мягко улыбнулся,- в любом случае, знай, что я буду рад принять тебя если ты дашь свое согласие.
- Вы не член Совет Шести, чтобы что-то решить а этом вопросе,- Йанетель сощурился и усмехнулся,- но я вас понял.
Даарий расплылся в улыбке, хотя его вид, как и вид всех присутствующих был усталым.
- О, вот еще что,- мужчина протянул эльфу свернутый пергамент,- откроет его, когда я уйду.
Предложение выглядело сомнительным, но никаких опознавательных знаков, от кого именно было это послание и было ли оно им – выявлено не было. Следопыт осторожно взял свиток и медленно проводил озадаченным взглядом человека, вновь оставшись наедине с собой и крышами ночной столицы, осыпанными искрами салютов.
Помедлив, Йанто развернул сверток: синяя восковая печать внутри, рельефно вырезала оскал льва альянса, а текст исполненный на всеобщем языке, с типичными ошибками неграмотного оборванца из клоаки содержал лишь одну мысль - "правая рука мертвеца в квартале врага". Шифр детского уровня, явно не рассчитанный на то, что письмо может попасть хоть кому-то в руки, кроме представителей сообщества Кирин-Тора, оказался прекрасно понятен и эльфу. Он сжал листок, распахивая двери в комнату портала, ведущего к подножиям Цитадели Ночи и растворился в потоках слабеющей магии.

ID: 19881 | Автор: Ianto
Изменено: 2 июля 2018 — 9:39