Внимание: материал сексуального характера!
Опубликованный на этой странице текст содержит описание сексуальных отношений.
Не читайте его, если вы младше 18 лет или сторонитесь подобного.
Внимание: материал с «шок-контентом»!
Опубликованный на этой странице текст содержит описание жестоких убийств, пыток, расчленений и тому подобное.
Не читайте его, если вы младше 18 лет или сторонитесь подобного.

Meet the Dragon


AHTUNG!!! WARNING!!! ВНИМАНИЕ!!!
Далее будут сцены нетрадиционного секса.
Нежным фиалкам просьба покинуть страничку.

     Вместо ответа Фальнир судорожно втянул воздух сквозь клацнувшие зубы, когда ладонь рыжего опустилась ниже пупка. Прикрыл глаза, пытаясь успокоиться. Напрягся всем телом, вжался плечами в кровать, лишь после этого приоткрыл глаза, глянул мутным, поплывшим взглядом:
     - А если... тебе не... понравится?
     Брюнет прилагал неимоверные усилия, чтобы унять дрожь в теле, но рука рыжего, лежащая... внизу, не позволяла так легко это сделать.

     - А это будет уже не твоя, а моя забота. Или не только моя, - рыжий напоследок обернулся на Пройдоху и хищно оскалился, демонстрируя едва выдающиеся на фоне ровного ряда зубов клыки. Маг по-прежнему ожидал, что хозяин питейной присоединится к действу, однако тот продолжал сидеть в кресле. Что ж, воля Ваша, сударь.
     Пальцы Квилиана скользнули по широкой бляхе ремня бармена, не спеша расправляться с той, сползая сантиметром ниже и обводя указательным пальцем внушительное возбуждение сквозь ткань черных брюк.

     Фальнир сжал пальцами бедро Квилиана, словно это простое движение могло помочь ему совладать с собой.
     - А если я... не позволю... сбежать тебе? - с трудом вытолкнул слова из горла брюнет, часто сглатывая.
    
     Рэви наполнил опустевший бокал до краев, поставил бутылку на пол и поддернул подол своего халата, прикрывая обнажившиеся ноги. Судя по блуждающей на лице улыбке, происходящее его как минимум забавляло.

     - Зависит от того, какой смысл ты вкладываешь в эти слова, - эльф, упираясь коленями в мягкую постель, подхватил вдруг руку Фальнира, касаясь центра ладони пальцами, а затем без всяческих зазрений совести уложил ту на собственный пах поверх сползающего одеяния, призывая ко вполне понятным действиям.
     Признаться, он и сам был не на шутку возбужден, но контролировал себя доселе просто отменно. Каких трудов ему это стоило!.. И, может, понятную реакцию молодого организма удалось бы сохранить в тайне... Если б только не прожигающий почти на физическом уровне взгляд Пройдохи.

     - Самый прямой, - выдохнул Фальнир, охватывая пальцами возбужденную плоть. Сжал, а следующим движением нащупал пояс, удерживающий одеяния, и потянул за него. Взгляд брюнета упал вверх, на зеркальный потолок, и эльф прикусил губу.

     Чувствуя касание руки бармена, Квилиан слабо дернулся и медленно прикрыл глаза, испуская рваное приглушенное рычание, следом стискивая тонкие фаланги чужих пальцев уже в районе напряженной плоти и голову назад откидывая. Зеркальный потолок? Правда? С ума сойти.
     - Что именно ты собираешься не отпускать? Тело, душу, внимание, интерес? Может, и вовсе... Сердце?

     Чтобы избавить мага от тяжёлых одеяний, развязать пояс оказалось недостаточно. Фальнир свободной рукой подцепил полы одеяния на бедре мага и потащил вниз:
     - Покажи мне... своего... Дракона, - хрипло прошептал брюнет. - Целиком...

     - Ну, гляди, - маг напоследок усмехнулся, помогая Фальниру стащить с себя уже изрядно измявшееся одеяние, медленно приподнимаясь и небрежно отбрасывая предмет гардероба прочь, в ближайший угол. Сам Квилиан, впрочем, тоже не терял времени, избавляя бармена от широкого кожаного кушака и поддевая кромку брюк пальцами, при этом уже склоняясь чуть ниже, кончиком носа ведя вдоль шеи Фальнира и втягивая шумно пряный аромат его кожи.

     Кажется, каждый взгляд наверх заставлял брюнета забыть о дыхании. Потянулся, собирая длинные квилиановы волосы в ладонь, перебрасывая их через плечо, чтобы не мешали разглядывать спину мага в отражении. Связать бы их... Да хоть в косу заплести.
     Фальнир фыркнул от досады, провёл пальцами по спине, по изгибам словно пульсирующий, дышащей татуировки. Она и правда была горячей.
     - Как красиво, - снова прошептал брюнет, пялясь то на склонившегося над ним мага, то в потолок...
    
     Когда Квилиан сбросил одеяния, глаза Рэви заинтересованно расширились, вцепившись любопытным взглядом в нательную живопись. Кажется, Пройдоха даже про вино забыл.

     - На меня гляди, - вдруг зарычал рыжий, болезненно стискивая пальцами чужие скулы, а затем вдруг прижался лбом ко лбу Фальнира, опаляя приоткрытые губы мужчины горячим дыханием, не целуя, но откровенно издеваясь.
     Покрывала зашуршали. Квилиан осторожно перебрался на чужие колени, оттуда - выше, усаживаясь едва ли не на пах и располагая руки точно по обе стороны от лица бармена, пальцы вплетая во вьющуюся мягкую шевелюру у макушки, сжимая волосы у корней.
     Маг начинал задыхаться и сам. И черт знает, было ли дело в драконьем жаре или в касаниях теплых рук, сохранять самообладание почти не представлялось возможным.
     - Укуси меня.

     Фальнир сдержано улыбнулся, не спеша исполнять чужое желание. Руки его скользнули по бокам спины вверх, задержались на лопатках, затем, следуя изгибам драконьего рисунка, ладони перетекли на грудь и слегка оттолкнули от себя мага, заставляя то ли выпрямиться, то ли прогнуться.

     Бармен не казался более таким уж покорным, каким выглядел поначалу, и Квилиан едва ли скрыл удовлетворенную ухмылку, по-змеиному следуя за уверенными прикосновениями его рук, прогибаясь в позвоночнике, склоняясь и вновь выпрямляясь, накрывая горячие ладони своими двумя, перехватывая инициативу, словно бы намекая, какой части тела стоит уделить большее внимание, где стоит задержаться чуть дольше.

     Ограничение в виде чужих направляющих рук Фальнир воспринял своеобразно. Поджал пальцы, впиваясь в кожу ногтями, и потянул ладони вниз по бокам живота к бедрам оседлавшего его мага.
     Как раз по обе стороны от усатой ощерившейся пасти...

     Следы чужих ногтей всполыхнули на коже живота мгновенно, постепенно белея, а затем краснея вслед за опускающимися ниже руками бармена. Квилиан, слегка ссутулившись, дернул чертовы фальнировы штаны вниз, наконец кое-как, но освобождая мужчину от тканевой оковы и присвистывая едва слышно - вид открывался восхитительный.

     Если можно назвать восхитительным вид на темное белье... С еще более темным влажным пятном над хорошо очерченым возбужденным органом, на котором Квилиан столь беззастенчиво ёрзал.
     Фальнир быстро прошелся ногтями по бедрам мага до самого колена, а после поймал его за бока, ощутимо сдавливая. И потянул вниз, заставляя опуститься на себя сильнее. Хищная улыбка уже не сходила с лица брюнета, даже когда он покусывал губы.

     Рука мага беззастенчиво легла на пока еще скрытый бельем возбужденный член брюнета, почти любовно очерчивая контур пальцами, спускаясь ниже и слабо сдавливая плоть у самого основания.
     Квилиан, впрочем, и сам до сей поры был облачен в белье, только в светлое и весьма тонкое, едва прикрывающее напряженный орган, что, в общем-то, удовольствия не доставляло. Наоборот, хотелось поскорее избавиться от тесной тряпки, что маг и попытался в скором времени провернуть, но был так некстати утянут вниз и приземлился грудью на чужую, клацнув зубами у влажным фальнировых губ.

     Фальнир, кажется, не ожидал, что Квилиан припадёт к его груди. Охнул от обжигающего прикосновения, закусил нижнюю губу. Ладони скользнули на спину, ниже, подныривая под белье, впиваясь пальцами в упругие ягодицы и с силой прижимая к себе. А потом Фальнир поддернул мага выше, как раз так, чтобы иметь возможность впиться зубами в губы Квилиана.

     Целоваться с Фальниром магу понравилось, если укусы острых зубов можно было назвать подобным образом. Во всяком случае, отвечать рыжий старался совсем иначе, нарочито контрастно - максимально мягко, языком проскальзывая меж чужих губ и шумно выдыхая носом, реагируя на властные прикосновения то ухмылкой, то вдруг тихим низким мычанием, ладонями скользя по шее и плечам бармена, не забывая изредка с усердием проходиться собственным пахом по его напряженной плоти.

     Фальнир сжал предплечьями тело мага, плотно охватывая его, прижимая к себе. Глухо зарычал в чужие закушенные губы, прошелся по ним языком. Длинные рыжие волосы путались под руками, татуировка жгла кожу, но брюнет сейчас думал об этом меньше всего. Как и о вальяжно развалившемся в кресле Рэвиалане, с насмешливым любопытством наблюдавшем разворачивающееся перед ним действом.
    
     Фальнир подался вперед, садясь на кровати, подпирая мага сзади полусогнутыми ногами. Левой рукой провел по груди, а правой снова сгреб разметавшиеся рыжие патлы, крутнул, наматывая на кулак, и оттянул вниз вдоль спины, заставляя Квилиана запрокинуть голову, открыть шею. И глянуть заодно в искрящееся отражение на потолке, где на скомканых покрывалах замерли на мгновение два эльфа в тесных объятьях.

     Крепкая хватка за волосы заставила покорно откинуть голову назад, и маг напряженно выдохнул сквозь стиснутые едва ли не до скрипа зубы. Чертовы зеркала на потолке... От мысли, что сей чудесный элемент интерьера появился здесь не просто так, а с весьма конкретной целью, становилось еще жарче.
     Рыжий глядел на себя затуманенным взором с полсекунды, прежде чем в тысячный раз прикрыть глаза, зашептать неразборчиво и сипло и прижаться к бармену еще чуть теснее, хотя, казалось бы, куда уж еще — расстояние меж телами и без того сократилось до минимума. Длинные пальцы нырнули в копну темных локонов, путая, сминая, слабо царапая кожу головы, тем временем охотно подставляя острые ключицы и пока нетронутую шею горячим губам.

     Прикосновение губ, языка к напряженной шее. Вскользь, словно ласковое, ослабляющее внимание. И неожиданный укус за мышцы над ключицей, между шей и плечом, одновременно с толчком между лопатками навстречу к себе. Второй рукой, оказавшейся зажатой между телами, нашарил грудь мага и сжал пальцами сосок, скручивая и впиваясь ногтями.
     Чуть ослабить нажим зубов, погладить кожу языком и снова сжать челюсти. Фальнир глухо заворчал сквозь стиснутые зубы, приоткрыл глаза и встретился взглядом с Рэвиаланом. Пройдоха всё так же возлежал в кресле с бокалом вина в одной руке, а другой прикрыв губы. Наверное, по старой привычке покусывал первую фалангу указательного пальца, пока внимательно наблюдал за происходящим.

     Эльф дернулся. По крепкому телу пробежала мелкая дрожь, сопровождаемая слышимым, пожалуй, одному только Фальниру приглушенным стоном. Присутствие Пройдохи более совершенно не смущало, хотя по-прежнему слегка напрягал факт его бездействия — лишь взгляды и редкое шуршание цветного халата.
     Квилиан тряхнул головой, если не освобождаясь от властной хватки, то как минимум ослабляя её, склоняя голову и обхватывая ладонями лицо брюнета, недолго всматриваясь в глаза напротив, а затем целуя: горячо, хищно, глубоко, сталкиваясь зубами и прикусывая ощутимо чужой язык. Помедлив, прогнулся в пояснице, вдруг свел до боли острые лопатки, напрягся, словно тетива охотничьего лука, а после вдруг с усердием надавил на горячие плечи бармена в попытке вновь завалить его на мятые, перепутавшиеся и ныне почти сползающие с постели покрывала.

     Фальнир позволил себя поцеловать, насмешливо улыбаясь. И завершил поцелуй сильным укусом за чужой наглый язык.
     - Встань, - хрипло рыкнул, подтверждая слова рывком за стиснутый ногтями сосок вверх.

     - Нежнее будь, нежнее, – сипло парировал рыжий, медленно поднимаясь на ноги и отступая ради сохранения равновесия на полшага в сторону. Покачиваясь, склонил голову к плечу, расправляя плечи, не забывая откинуть спавшие на глаза пряди волос, пальцами зачесывая те назад и открывая раскрасневшееся лицо. "Пострадавший", заалевший от жгучего щипка сосок ощутимо жгло.

     - Я не обещал быть нежным, - ответил Фальнир, взглянул на задумчивого Рэвиалана. - Впрооочем... Ты всегда можешь сбежать, - пожал брюнет плечом, одной рукой поглаживая бедро Квилиана. И добавил негромко, подняв лицо вверх. - Пока ещё можешь...

     - Считай, что это пожелание, – усмехнулся маг, по-прежнему стоя над Фальниром и вместе с ним, обернувшись с трудом, переводя глаза на Пройдоху, мельком осматривая того и улыбаясь куда-то в сторону лишь самыми краями губ. Скользкое покрывало едва позволяло стоять уверенно и неподвижно.

     Фальнир слегка перекатился на одно бедро, потом на другое, стаскивая ниже полуснятые штаны. А вместе с ними цепляя и протягивая под собой осточертевшее шелковое покрывало. Слава Солнцу, под ним оказалось вполне себе нормальное постельное белье.
     - Переступи, - фыркнул балансирующему над собой магу, невольно задев его бедра взъерошенными стараниями же Квилиана волосами.

     Квилиан негромко усмехнулся, одну ладонь укладывая на свою же поясницу, покорно переступая с ноги на ногу и даже относительно отскакивая в сторону, позволяя вытащить из-под себя скользкий шелк, а следом тут же возвращаясь на прежнее место. Помедлив, не сдержался — вновь коснулся волос брюнета, спешно накручивая локон на палец и тут же отдергивая руку.

     Фальнир взбрыкнул, скидывая с ног штаны и сталкивая их вместе с покрывалом на пол. Отправил туда же сползшую с плечей рубаху и поднял взгляд на Квилиана, усмехнулся.
     - Нравится? - брюнет быстро облизнул губы. - Не бойся, не укушу...
     А сам неторопливо повёл тыльной стороной ладоней по внутренней стороне бедер мага вверх, от колен к паху.

     - Кусай, – рыжий блаженно выдохнул, едва заметно пожимая плечами, ладонью без спешки скользя по собственной груди вниз, вдоль мышц пресса, по животу, пальцами поддевая кромку белья и малость приспуская то, - Я не боюсь.
     Он, в общем-то, и правда не боялся. Хотелось поскорее обнажиться окончательно. Взгляд же тем временем снова поднялся к потолку, с интересом рассматривая отражение.

     Фальнир приобнял мага за бедра, привлекая к себе поближе. Склонил голову к плечу и прикусил верхнюю часть бедра, прямо над ощутимо горячей татуировкой. Ногтями царапнул по задней стороне бедра от кромки белья вниз, к колену.
     - Так? - фыркнул, чуть отстраняясь назад, лизнул по месту укуса.

     Рыжий оскалился, скользя пальцами по чужому затылку вверх, вдруг спускаясь в сторону, к длинному уху, легко царапая под самой мочкой аки одного из множества городских котов.
     - Еще немного, – ответил чуть надрывно, вдыхая глубоко и медленно выпуская воздух из легких, закусывая покрасневшие от чужих укусов губы и вдруг покачивая бедрами вперед, навстречу лицу Фальнира.

     Фальнира не надо было просить дважды. Сильный укус за основание бедра, прямо под кромкой почти прозрачного белья и резкий рывок ладоней по коже.
     В этот раз полосы от ногтей вспухли на бедрах капельками крови.
     Отшатнулся чуть назад, облизал губы:
     - Повернись... Спиной, - еще и ладонями толкнул колени, если слова не понятны вдруг оказались.

     Квил зашипел, в отместку больно дергая мужчину за темные волосы, смеривая затуманенным отчасти взглядом и только после постепенно отпуская, с явным сомнением на лице неторопливо отворачиваясь от бармена и... тут же натыкаясь глазами на Рэвиалана. Маг тихо кашлянул в дрожащий кулак. Полосы ссадин, мгновенно проступившие на молочной коже, покрасневшие щеки, вспыхивающие то и дело кольца тату - видок оставлял желать лучшего.

     Рэви даже приподнялся в кресле, опираясь локтем на подлокотник, чтобы усесться поудобнее. Полы алого халата поехали, обнажая стройную, возможно, слишком худую ногу почти целиком, но Пройдоха даже не заметил этого, не отрывая пристального ядовито-зеленого взгляда от Квилиана.
    
     Фальнир провел ладонями вверх по бедрам. Чуть отодвинулся назад, забирая вытянутые между ступней мага ноги и опускаясь за его спиной на колени. Провел по бедрам вверх, до самой талии, зацепил большими пальцами пояс белья и потянул, спуская вниз полупрозрачную тряпку. Наверное, Квилиан мог ощущать тяжелое дыхание брюнета на пояснице...

     Не сказать, что рыжий избегал смотреть на Рэви. Вопреки своему нынешнему положению, он старался как можно чаще ловить его взгляд собственным, нагло-оценивающим, улыбаясь недобро, хищно, словно бы бросая неясный никому вызов или, может, желая заинтересовать. Квилиан уже давно успел приметить в себе некую схожесть с Пройдохой, и теперь весьма забавно было наблюдать за реакцией своего своеобразного "отражения".
     Ткань поползла вниз по бедрам, и рыжий ощутил, как дрогнули его собственные колени. Опаляющее кожу дыхание Фальнира на пояснице заставляло невольно напрягаться всем телом, желая то ли машинально отстраниться, то ли прижаться теснее, выпрашивая новые поцелуи и укусы. Магу страшно хотелось за что-нибудь ухватиться, впрочем, стоило ему еще раз наткнуться на пристальный взор Рэвиалана, как он тут же выпрямился, все-таки малость прикрывая возбуждение ладонью.

     Рэви, заметив взгляд мага, словно через силу расслабился, снова вальяжно развалившись в кресле, и одарил Квилиана маслянистым взглядом поверх бокала вина, который пригубил.
    
     Ладони Фальнира легли на руки мага чуть повыше локтей. Пальцы сжались, привычно впиваясь ногтями в кожу, опускаясь ниже, к запястьям, разводя руки на ширину бедер.
     Сам брюнет прогнулся чуть вперед, прижимаясь телом к ногам мага, удерживая его за прижатые к бедрам запястья. Горячий язык коснулся кожи, отслеживая границы змеящейся татуировки, и в следующее мгновение острые зубы впились в правую ягодицу Квилиана поближе к пояснице.

     - Я бы тоже не отказался от глотка вина, - севшим слегка голосом вдруг выдал Квилиан и вновь зашипел, маскируя едва не вырвавшийся из глотки стон и напрягая невольно ягодицы.
     Было жарко. Невыносимо жарко и душно. Если раньше татуировка имела обыкновение слегка покалывать, обжигая теплом, то теперь ощущения были сродни объятиям с раскаленным куском железа. Удивительно, что кожа Квилиана не покрывалась толстой черной коркой, не горела прямиком на хозяине. Во всяком случае, именно это он чувствовал прямо сейчас, задыхаясь от странного наслаждения, плавясь от грубых ласк.
     Возможности ответить Фальниру, увы, не было, хотя касаться его хотелось все сильнее. Маг более не смотрел на Рэви. Он вообще ни на что уже не смотрел, покусывая губы и мыча негромко всякий раз, когда ногти бармена впивались в кожу сильнее обычного.

     Ягодицы мага расцветились следами укусов, как поверх татуировки, так и на светлых участках кожи, где они были особенно заметны. Фальнир поглядел с улыбкой на дело рук своих, вернее зубов, провел широким движением языка по обжигающе горячей коже и потянул за запястья вниз, на кровать.
     - На колени, - хрипло выдохнул, пытаясь совладать с собственным сбившимся дыханием.

     Маг едва стоял на ногах, нервно сглатывая и все облизывая пересыхающие искусанные губы, а потому, шумно и часто дыша, по инерции, вслед за рывками вниз, закачался и буквально рухнул на колени, умудряясь задницей от души проехаться по животу и паху Фальнира. Ненадолго зависнув, вскоре все-таки отполз слегка вперед, склоняя голову и лицо невольно пряча за копной рыжих волос.
     - Мы поменялись местами. Теперь ты приказываешь мне?

     Вместо ответа Фальнир собрал ладонями волосы мага на затылке в кулак, убирая их с лица. Потянул к себе, одновременно нажав второй рукой на плечо, вынуждая Квилиана сесть на кровать между его же собственных подогнутых ног.
     Не слишком заботясь о сохранности рыжей шевелюры, брюнет скрутил её, собирая, и сноровисто перехватил шнурком. Тем самым, который снял со своих волос немного раньше. Удовлетворенно ухмыльнулся, глянул поверх рыжей головы в ядовито-зеленые глаза напротив. Нет, не ожидая команды или знака. Просто, с вызовом и насмешкой. Мол, смотри, какая красота мне досталась. Мне одному. Вся. Моя.
    
     - А разве ты против? - вкрадчиво спросил Фальнир у Квилиана, склоняясь к его плечу и горячо шепча на ухо, пока обе ладони оглаживали по бокам горячее тело от подмышек к бедрам и царапая там кожу с внутренней стороны.

     С усмешкой, кстати, неожиданно добродушной, эльф послушно то склонял, то поднимал обратно голову, позволяя бармену делать с патлами все, что заблагорассудится - состояние шевелюры в данный момент волновало менее всего.
     Маг выпрямился, лопатками прижимаясь к солнечному сплетению Фальнира, приподнимая трясущуюся от избытка и позабытых, и совершенно новых ощущений руку, хватаясь за шею бармена и запрокидывая вновь голову назад, глядя снизу на острый подбородок и с силой притягивая его владельца к себе. Тот, впрочем, и сам очень кстати склонился.
     Маг повернул голову к Фальниру. Замерев ненадолго, бросил затуманенный взгляд на Рэви. Хмыкнул тихо и вместе с этим спустил вниз свободную руку, касаясь собственного члена беззастенчиво, беспечно, все силясь коснуться фальнировых губ. Показательно. Раз уж у нас здесь такое представление.

     Теперь, когда завязанные в тугой узел пышные волосы мага не прикрывали его тело и не путались под руками, Фальнир мог гладить и разглядывать его, сколько душа пожелает. Брюнет заметил движение мага, и видел взгляд, брошенный ненароком на вновь напрягшегося в кресле Пройдоху, жадно облизывавшего потемневшие (от укусов, что ли?) губы.
    
     И словно решил подыграть Квилиану в его невинной затее. Перехватил мага правой рукой, пропущенной подмышкой, прижимая к себе, а левой нажал на подбородок, ещё больше выворачивая голову и жадно целуя-кусая и так припухшие губы рыжего. Пальцы лежавшей на груди руки нащупали твердый сосок и сжали, впиваясь ногтями, чуть выкручивая.

     "Ого, Рэви напрягся?" Квилиан ухмылялся, ладонью сползая на горячую щеку бармена, отвечая на его поцелуй не менее жадно, кусаче, языком проскальзывая в горячий рот и тихо постанывая. Реакция Пройдохи по-прежнему забавляла, впрочем, умудрялась подогревать интерес куда более животный, яркий, что ли?
     Маг осторожно отстранился от губ Фальнира, кусая того за подбородок. Ничем не скрываемое возбуждение брюнета упиралось в спину, и эльф осторожно скользнул рукой назад, заламывая ту, но таки касаясь затвердевшей донельзя плоти ладонью. Рыжему до неприличного хотелось вновь услышать столь ласкающие слух, уже знакомые вздохи.
     Чужую руку же, помедлив, своей свободной осторожно отвел от груди, ненавязчиво подталкивая ниже, вместе с этим вновь прижимаясь к вспухшим губам Фальнира мокро, к характерным причмокиванием.

     Фальнир и застонал. Прямо в поцелуй, в искусанные чужие губы, судорожно выдохнул, выдох сорвался на стон. Задрожал, впиваясь ногтями в ребра рыжего, расчерчивая вытатуированную на животе морду дракона новыми царапинами. Костяшки пальцев наткнулись на член. Фаль прервал поцелуй, накрывая головку раскрытой ладонью, круговыми движениями размазывая обильную смазку по головке, не касаясь члена пальцами, лишь ложбинкой ладони.
     И улыбался, глядя прищуренными глазами в глаза Квилиана, которого продолжал придерживать за подбородок.

     Маг мысленно ликовал, если родившиеся внезапно бурные чувства в его голове можно было назвать таким образом. И ликовал бы дальше, не коснись так скоро рука Фальнира сочащегося смазкой члена.
     - Фаль... - только и смог выстонать в прерванный поцелуй маг, зажмуриваясь, медленно втягивая, казалось, раскаленный воздух сквозь плотно стиснутые ровные зубы. Что-то в этом хриплом "Фаль" было до жути... Интимное? Словно бы знакомы уже не первый год, да и в постели уж явно не впервые. Рыжий даже малость зарделся - не в его стиле были все эти случайные обращения.
     Затем вновь распахнул глаза, по-прежнему вывернутой неестественно рукой нарочито осторожно, издевательски проходясь по чужому возбуждению, предпринимая попытку извернуться, оказаться к брюнету лицом, всматриваясь в глаза напротив, словно спрашивая некоего разрешения.

     Разрешение не последовало. Даже больше, жесткое движение пальцев на подбородке заставило мага отвернуться, смотреть прямо перед собой. Еще и щекой подпер, опустив подбородок на плечо, касаясь губами бледной кожи. Затем ладонь соскользнула с подбородка на грудь, на бок, назад, на ягодицу.
     Фальнир ладонью, что ласкала член, вытянулся вдоль, выпрямляя пальцы на всю длину, прижимаясь к члену. А потом стал медленно сгибать пальцы, подтягивая к ладони, лежавшей на головке, ведя ногтями по коже. Не слишком нежно, но и не так, чтобы остались следы. Одновременно пальцы на ягодице сжались, впиваясь в упругие мышцы.

     И снова взгляд Квилиана был направлен на Пройдоху. Сказать, что именно испытывал хозяин питейной в данный момент, было сложно, да маг и не пытался угадать. Мельком оглядел худую ногу, скользнул глазами по обхватывающим бокал пальцам... и отвлекся на Фальнира, едва сдерживая сумасшедшую дрожь во всем теле и уже какой раз проглатывая рвущийся наружу то ли стон, то ли всхлип.
     Рыжий повернул голову к брюнету, слегка откидывая ту назад и таким образом аналогично пристраивая на плечо мужчины, губами приникая к его щеке, умудряясь слабо покусывать скулу, двигаясь к уху, шепча черт знает что и навстречу руке охотно пахом подаваясь, дергаясь от прошибающих насквозь прикосновений.

     Фальнир чуть переступил коленями на ковати, подаваясь чуть вправо. Навстречу вывернутой руке Квилиана, сжатой на возбужденном члене брюнета.
     Бармен выпустил на секунду достояние мага, дабы перекинуть руку через плечо, чтобы удобнее было, снова сомкнул пальцы на члене, а локтем надавил под грудью, прижимая к себе. Вторая рука теперь получила хороший доступ к спине Квилиана. Фальнир пробежался пальцами по всё еще поблескивающей маслом коже вдоль позвоночника, опустился ниже поясницы, соскальзывая пальцами в ложбинку между ягодиц.
    
     Словно бы позабытый всеми в кресле Пройдоха в который раз прикусил нижнюю губу. Улыбнулся, почувствовав на языке солоноватый, железный привкус, отставил на пол опустевший бокал.
     Легкий пасс пальцами, беззвучное движение губ, и в комнате, и так напитанной отзвуками заклинаний, добавилось ещё одно. Из школы Иллюзий. Возможно, оставшееся незамеченным увлеченными друг другом эльфами. Что ж. Тем лучше...

     Отсутствие возможности действовать хоть сколько-нибудь свободнее откровенно раздражало мага. Он привык отдавать в равной степени столько же, сколько получал, ежели речь шла о любовных утехах.
     Теперь же, когда бармен слегка сдвинулся вправо, касаться его возбужденного члена стало куда удобнее. Квилиан удовлетворенно хмыкнул, скользнув пальцами под тонкое темное белье, напрямую касаясь напряженной плоти, конкретнее — самого центра головки, то ли щекоча, то ли слегка, самую малость царапая, изредка на ощупь съезжая ниже, чтобы ладонью проскользить по всей длине, возвращаясь вверх.
     Заметил ли рыжий движения Пройдохи? Едва ли. Сообразил ли, что именно тот сотворил? Тем более нет. Он был настолько увлечен нынешним своим партнером, что все внимание мага всецело было приковано к нему одному.

     Фальнир в ответ на неожиданные прикосновения замер, сжал пальцы на чужом члене, судорожно выдыхая сквозь стиснутые зубы прямо в плечо рыжего. Протяжное "аах" утонуло в укусе, когда он сжал челюсти на основании шеи Квилиана.
     Еще несколько мгновений, и руки брюнета продолжили движения. Спереди - по дрожащему от возбуждения члену мага, сзади - дальше вниз, скользя пальцами меж упругими ягодицами.

     Было очень сложно не начать вторить вот этому самому "аах", но эльф сдержался, слабо покачивая бедрами, подаваясь навстречу то ласкающей член руке, то скользящим позади пальцам, чувственно, надрывно выдыхая вместо стонов, впрочем, и от них не отказываясь — свободной рукой по инерции вновь находя щеку Фальнира, вскоре спускаясь от неё слегка, поглаживая крепкую шею.

     Фальнир с трудом разжал челюсти, лизнул осторожно, словно извиняясь, темные следы под тонкой шеей. Брюнет развел колени, оседая на простыни позади мага, чуть сбоку, и сам к нему полубоком, прижался щекой к пахнущему маслом, обжигающе горячему загривку.
     Рука позади опустилась ниже, подныривая под мага, скользкие подушечки указательного и среднего пальца, сложенных вместе, подловили движение Квилиана назад и надавили, прорываясь через тугое колечко мышц. Совсем неглубоко, чуть покручивая пальцы, словно оглаживая, растягивая. В этот момент Фальнир и сам застонал, вздрогнув всем телом и чуть отстранясь, уткнулся лбом в выступающие позвонки на загривке Квилиана.

     Рыжий невольно напрягся, склоняя голову к груди и вдруг на выдохе хватая бармена за руку, ту самую, что так беспечно и вместе с тем умело касалась интимной зоны меж ягодиц, не останавливая, не направляя, кажется, вообще не предпринимая никаких иных действий — только сжимая крепко запястье, следуя за теплой рукой и чуть шире ноги разводя и вперед склоняясь, прогнувшись.
     Рыжего и правда уже давненько никто не касался... вот так. Все это мракобесие с побегом от ярости Джайны, бессмысленные попытки вернуть хотя бы часть утерянного имущества, скитания от лачуги к лачуге... На каждое новое прикосновение тело отзывалось новой порцией мурашек. Квилиан прикрывал глаза, все силясь опуститься, упереться руками в постель. Сохранять хоть какое-то самообладание помогала мысль о чужом столь призывно торчащем члене — рыжий ускорился, обхватывая чужое хозяйство пальцами и принимаясь отлаженно двигать ладонью то вверх, то вниз, чуть сжимая ствол то и дело.

     Тонкая струйка ароматного масла вылилась на поясницу мага, побежала вниз, вдоль руки между ягодицами, Фальнир повел ладонью вверх, обильно смачивая дрожащие пальцы.
     Чужая рука на запястье сковала движения, а внезапно ускорившаяся на члене брюнета ладонь мага заставила Фальнира глухо зарычать, вздрагивая всем телом, стиснув до боли зажатое между пальцами достоинство рыжего.
     - Руки... убрал... - хрипло выдохнул бармен, а для убедительности ещё и лбом в загривок толкнул.

     - А иначе? – эльф, словно очнувшись от чужого рычание буквально у уха, спросил с усмешкой совсем беззлобной, руку с запястья все-таки убирая, а вот вторую — с пульсирующей плоти — даже не думая, лишь замедляя движения, вновь принимаясь едва ощутимо поглаживать, с издевкой задевая головку кончиками пальцев.
     Масло, льющееся на поясницу, казалось едва ли не ледяным — так сильно раскалилась кожа рыжего. Он, впрочем, с ощущением постоянного внутреннего пожара уже почти свыкся, да только задыхался теперь все заметнее, еще посматривая иногда на Рэви и подмигивая тому.

     Сидевший в кресле Пройдоха на подмигивания не реагировал, да и вообще за всё это время едва ли изменил позу. Рука, опирающаяся локтем на подлокотник, ладонью на подбородке, белоснежные острые зубы впились в искусанную до крови костяшку указательного пальца. Одна пола халата зажата между закинутых на подлокотник ног, вторая пола халата небрежно опала на пол, оголяя бленую пройдохину конечность почти до самого бока. Неторопливое, может чуть нервное покачивание босой ступни, и задумчивый, словно смотрящий сквозь обоих эльфов, взгляд.
    
     - Иначе ты... - прохрипел Фальниру, вжимаясь лбом в загривок мага, пока умасленные пальцы вжимались в плоть, соскальзывая глубже между ягодицами. - Встанешь... - подушечки пальцев нащупали цель, прошлись вокруг, обильно размазывая масло. - И уйдешь... - резкое, не слишком заботливое движение, и сложенные вместе три пальца вошли в Квилиана едва ли не по самую ладонь.

     Рэвиалана, казалось, вообще ничего не удивляло. Квилиан слегка нахмурился, прикидывая, сколько всего уже успел повидать Пройдоха, раз уж подобное зрелище едва ли вызывало в нем хоть какие-то чувства...
     - Чтоб тебя... Фальнир! — пальцы бармена оказались внутри чересчур резко. Эльф негромко зарычал, болезненно поморщился, с трудом сглатывая слюну, срываясь на ругань и шепот, в отместку до боли стискивая чужой член в ладони — стоило расплатиться с брюнетом за его наглость хотя бы подобным образом. Мышцы нутра ожидаемо сократились, едва ли позволяя скользким от ароматного масла пальцам толкнуться глубже, а сам маг машинально рванул вперед, вытягивая руки перед собой и наконец-то склоняясь, выгибаясь напряженной дугой.

     Фальнир задушил собственный хриплый рвущийся вскрик в ответ на стиснувшиеся пальцы мага, сжал зубы. А когда Квилиан сгорбился, рухнув вперед на втянутые руки, бармен вздохнул с облегчением. Переступил коленями, прижимаясь к боку рыжего животом, бедрами и... возбужденной плотью, и чуть склоняясь над ним. Рука меж ягодицами мага оставалась неподвижной, разве что чуть поворачивались вокруг оси вправо-влево сложенные вместе пальцы.
     А вот руку, лежавшую на члене мага, брюнет убрал. Царапнул по нервно дышащей груди, тронул влажными пальцами ключицу, кадык, нащупал подбородок... Влажные подушечки пальцев нашарили губы Квилиана, погладили от середины к уголку рта...
     - Что б... меня... что?.. - хрипло выдохнул брюнет, склоняясь ниже над выгнувшимся рыжим.

     Эльф медленно стиснул пальцы, впиваясь ногтями в простынь едва ли не до тихого треска льна. Напряженные некогда руки ослабевали, подрагивали, так и норовя согнуться в локтях, роняя мага его собственной грудью на смятую постель. Он, впрочем, терпеливо ждал, понемногу расслабляясь, постанывая приглушенно в плечо и изредка закусывая ребро ладони, только б не позволить себе лишнего, не показывать... слабость?
     Когда пальцы Фальнира вдруг оказались у самого рта, эльф отчего-то улыбнулся мимоходом и приоткрыл тот слегка, обхватывая подушечки губами воспаленными, покусывая, скользя по фалангам горячим влажным языком — лишь бы только брюнет не расслаблялся, лишь бы только всецело ощущать пылающей кожей его возбуждение.
     - Возьмешь меня? – получилось с усмешкой, с придыханием, слегка неразборчиво, сквозь все те же чужие пальцы.

     Фальниру хотелось... Много чего хотелось... А ещё остро хотелось укусить за пылающую татуировку на плече рыжего. За шею, за длинное дрожащее ухо... Хотелось до ощущения ноющей боли в зубах...
     Вместо этого основанием ладони оперся между ягодиц рыжего и шевельнул пальцами, слека вытаскивая их, шевеля, снова немного протлкивая обратно, чуть разводя...
     - Просишшшь? - хрипло выдохнул брюнет, прижимаясь грудью к дрожащей спине-боку рыжего, забирая изо рта рыжего свои пальцы и опираясь этой рукой о кровать под грудью Квилиана, словно боялся не удержать равновесия.

     - Требую, — парировал маг. Голос его звучал относительно уверенно, хотя на деле рыжему хотелось выть от возбуждения, он этого томительного ожидания, от продолжающихся умелых ласк, тут и там проскальзывающих по коже. Жар татуировки переходил все границы. Эльф не был напуган, а вот удивлен — весьма и весьма. На его памяти подобного "драконьего буйства" еще не случалось. Может, пламя утихнет, получи нарисованный зверь то, чего так желает?..
     Рыжий, выждав немного, медленно развел ноги в стороны. Еще чуть шире. Коленями проезжая по влажной простыни и задницу слегка приподнимая, тем временем ладонью с шумным вздохом накрывая свой собственный член, пару раз проходясь по стволу и мельком оглядываясь на бармена.

     Фальнир почувствовал, как Квилиан приподнял ягодицы, от этого движения сжалось всё внутри, а в паху заныло так же, как за мгновение до этого ныли зубы. Сжал втиснутые в рыжего пальцы, слегка их загибая и... поддергивая ими зад рыжего выше, словно хотел заставить полностью встать на колени, прогнуться в спине, прижимаясь грудью к прохладным простыням.
     - Громче... Я не расслышал... - прохрипел дрожащим голосом Фальнир, от звона крови в ушах, кажется, уже и сам слегка теряя связь с реальностью.

     Движение пальцев внутри заставило эльфа невольно вздрогнуть, с негромким сдавленным мычанием опускаясь грудью ниже да, наоборот, еще немного поднимая блестящие от масла поджарые ягодицы, без всяческого смущения лаская себя самого, пропуская подрагивающий, сочащийся прозрачной смазкой член под собственной ладонью.
     - Я сказал тебе взять меня, – достаточно громко для того, чтобы быть услышанным, впрочем, рвано, сбивчиво, – Скорее, Фаль...

     Фальнир подался телом назад, чуть отстраняясь.
     - А иначе?.. - издевку в голосе подпортило хриплое, сбивчивое дыхание. И пальцы, продолжавшие свои едва заметные возвратно-поступательные движения.

     - Мне придется сделать все самому, – максимально спокойно ответил, выдавливая из себя слабое подобие нагловатой улыбки и, прижавшись к простыни щекой, продолжил самостоятельные прикосновения к занывшему давно уж члену, поглядывая на Фальнира из-под опущенных ресниц.

     Брюнет молчал на несколько секунд. Даже, кажется, дышать перестал, словно размышляя над словами Квилиана. Пошевелил пальцами, расправляя их внутри мага и... вытащил.
     - Хорошо, - Фальнир приподнялся на коленях, переступая в сторону и другой рукой толкая снизу вверх мага в грудь, заставляя выпрямиться. - Только сделай так... чтобы я всё видел.
     Движение руки на этом не остановилось, словно он хотел завалить рыжего на спину.
     Да, голос бармена дрожал от возбуждения. Да, ему не удалось до конца обуздать дыхание, как и возбужденную плоть. Но подернутые зеленоватой дымкой темные глаза смотрели с насмешкой.

     Толчок в грудь оказал желаемый эффект. Маг осторожно приподнялся, стоя на трясущихся коленях, затем выпрямился и резво опустился на лен уже поясницей, опираясь на локоть. С губ слетел едва заметный полустон-полувздох, и эльф неторопливо развел колени в стороны, так, чтобы бармен в самом деле видел... все.
     Рука легла на требующий незамедлительной разрядки член, возобновляя присновения, затем смело сжимая головку, двигаясь ниже, к середине ствола, и там замирая. Все это время Квилиан глядел на Фальнира если не с вызовом, то с явным интересом - как долго тот сможет продержаться? Действительно ли так и продолжит лишь глядеть, не касаясь, подобно Пройдохе?

     По резкому движению навстречу магу могло подуматься, что всё, уже не выдержал. Фальнир привстал, переступая коленями, стал между разведённых ног мага, накрыл ладонями острые его колени и... сел на подогнутые ноги, глядя на Квилиана с хищной ухмылкой.
     - Посмотри наверх, - хрипло выдохнул брюнет, царапая тыльной стороной ногтей бедра от коленей к паху.
     А наверху и правда было на что глянуть. Отражение на потолке словно стало ближе, и Квилиан мог бы без усилий рассмотреть даже мельчайшие детали своей татуировки, не говоря уже про все остальное.

     Квилиан, следую правилам игры, вновь покорно последовал чужому указанию - приподнял голову, устремляя глаза к потолку и сквозь размытую дымку возбужденного сознания наконец фокусируя взгляд на себе самом. Щеки вспыхнули с новой силой. Кажется, впервые от легкого смущения. Смотреть на собственное обнаженное тело, раскинутое в подобной позе, было удивительно, даже странно.
     Маг вновь возвратил взгляд к Фальниру, осторожно подаваясь навстречу и протягивая к тому худую руку, осторожно касаясь крепкой груди, задевая сосок, а затем подсаживаясь несколько ближе, так, чтобы пах брюнета оказался совсем рядом с его, Квилиана, собственным.

     Фальнир приближению не препятствовал, вдруг задрожал, со стоном выгнулся, поддаваясь грудью вперёд, и сам взглянул наверх. И даже раздвинул собственные колени, подсовывая их под приподнятые ноги Квилиана. Забавно, но из одежды на бармене уже ничего не осталось.

     Отсутствие всякого тряпья, скрывающего достоинство бармена, значительно упрощало ситуацию. Квилиан подобрался совсем уж близко, приподнимаясь ровно для того, чтобы одной рукой приобнять Фальнира за пояс, а второй обхватить сразу два члена - и свой, и чужой. Едва подавил звучный стон, с тихим рычанием дотянулся до подбородка мужчины, слегка покусывая тот, в это время принимаясь скользить ладонью то вверх, то вниз по стволам, стискивая, нетерпеливо потираясь.

     Фальнир задрожал, выгибаясь сильнее, с глухим полустоном полурыком впился ногтями в бедра рыжего, словно хотел его разодрать.
     На пальцы Квилиана, лежащие на пояснице брюнета, капнуло что-то, показавшееся прохладным.

     Квилиан улыбнулся, мельком скользя по чужой пояснице вверх, с пальцев стряхивая пару холодных капель. Пот?..
     Захрипел, напрягая болезненно бедра, губами вдруг опустился ниже, шумно втягивая носом воздух, по-животному вдыхая запах Фальнира, а затем с упоением прихватывая зубами соленую кожу где-то у кадыка - не сильно, едва-едва доставляя неприятные ощущение.

     Пальцы мага наткнулись на странные неровности на коже практически одновременно с укусом за шею.
     Фальнир зашипел, рука сорвалась с исцарапанного бедра Квилиана, толкнула мага в грудь, опрокидывая на спину.
     - Я не... разрешал... прикасаться... - прохрипел брюнет, низко склоняясь над рыжим.
     Пальцы мага, ласкавшие спину бармена, были испачканы кровью, а если бы Квилиан поднял взгляд, он бы заметил три глубокие царапины между лопатками Фальнира.

     Эльф мигом отдернул руку от чужой спины, мимоходом замечая на собственных пальцах алые капли и подтеки. Сомнений больше не было — кровь, никакой не пот. Лицо мага исказило невнятное выражение лица. На секунду он даже засомневался, стоит ли вообще... продолжать?
     Коснувшись затылком простыни, Квилиан отчасти виновато уставился на Фальнира снизу, перепачканной ладонью вместо спины прижимаясь к щеке брюнета, приподнимая голову и у самых губ бармена хрипло шепча:
     - Дай загладить вину.

     - Залижешь? - ухмыльнулся брюнет, слегка дергая головой, словно попытался убрать с лица упавшие вперед спутанные темные пряди. - А как же... всё сам?
     Он и не подумал отодвинуться от Квилиана, подпирая его собственным возбужденным членом, прижимаясь мошонкой к скользким от масла ягодицам.

     - Если понадобится. Но я, впрочем, не пес. Толку от этого не будет, – проговорил маг все так же негромко, низко, перехватывая спадающие на лоб темные локоны и всей пятерней убирая те с лица Фальнира, – Сам, пока ты истекаешь кровью? Ха.
     Рыжий усмехнулся, закидывая ноги на поясницу брюнета. Та ведь, кажется, была нетронутой? Обнял, сжимая коленями горячие бока, так и норовя завалить на себя поверх.

     Фальнир усмехнулся, повернул голову, ловя губами запястье мага:
     - Не умру... - прикусил кожу, и откинулся назад, выпрямляясь.
     Ладони вернулись на бедра Квилиана, подцепляя пальцами снизу, царапая ногтями, надавливая, словно размышляя, сможет ли прижать колени мага к его груди.

     - Еще бы ты умер, – Квил вновь прошелся пальцами где-то за чужим ухом, щекоча кожу, а после резво съезжая к плечу, к предплечью, вскоре оказываясь у кисти и обводя крепко сжимающие бедро пальцы. Ему нравилось разглядывать Фальнира с подобного ракурса. Возможно, даже с долей зависти — бармен в самом деле обладал прекрасным, в меру мускулистым телом, в то время как рыжий был довольно худосочным, а за последнее время так и вовсе осунулся.
     Взгляд рыжего метнулся в сторону, падая на Рэви. Тот, кажется, за все это время едва ли поменял позу.

     Хозяин забегаловки и правда, едва ли пошевелился за всё это время, глядя на развлекающуюся парочку из-под полуприкрытых век. Всё так же покусывал первую фалангу указательного пальца, всё так же рассеянно покачивал ногой.
    
     - Будешь скучать? - хрипло спросил Фальнир дрожащим от возбуждения голосом. Близость чужого тела, прикосновения и всё, что он мог охватить взглядом - не позволяло расслабиться ни на мгновение.

     - А ты по мне? – мысли о недолгом пребывании в столице промелькнули в голове яркой искрой. Стоит ли нарушить планы? Губы эльфа растянулись в довольной ухмылке. Он слегка прогнулся в пояснице, в очередной раз проходясь ладонью по по-прежнему колом стоящим достоинствам обоих. Вторая рука была заведена за голову в довольно расслабленно жесте.

     Фальнир резко подался вперед, проскальзывая руками под коленями маговских ног и упираясь ладонями в кровать. Ещё и собственные колени чуть свёл, подпирая вздернутую в воздух задницу Квилиана.
     - Оооочень, - тихо прошептал, склоняясь над магом, растягивая губы в плотоядной ухмылке, и чуть подаваясь бедрами назад, позволяя соскользнуть собственному члену по мошонке рыжего, дальше вниз.

     Рыжий ожидаемо дернулся, заметался по простыни, еще немного подаваясь задницей вверх, ныне чувствуя чужую плоть в опасной близости от напряженно то сжимающегося, то расслабляющегося кольца мышц. Рукой крепко стиснул уже собственный член, замирая, на сдавленном вздохе шепча неразборчиво чужое имя и опуская потрагивающие веки.

     Подаваясь бедрами назад, чувствуя под соскальзывающей головкой члена все неровности кожи, брюнет вскоре замер, понимая, что нашел свою цель. И медленно подался вперед всем телом, наваливаясь на мага, ловя губами, зубами, его бровь, скулу, губы, что попадется. Глухо застонал и остановился на мгновение.

     Рыжий звучно застонал у самого уха Фальнира, словно бы сей стон и вовсе предназначался ему одному, дернул ранее расслабленной рукой, выводя из-под затылка и крепко впиваясь пальцами в плечо, ведя выше, неловко и ломанно обнимая за шею, по-прежнему боясь задеть кровоточащие ссадины, а потом тут же путаясь в волосах у затылка, сжимая те в кулаке.

     Кажется, чужая рука на затылке подстегнула брюнета. Он опустил голову еще ниже, впиваясь зубами в плечо обнимающей его руки, и двинул бедрами, пока ещё медленно, осторожно, словно примеряясь. Очень тесно, местами даже до боли. Слишком сильные ощущения заставили Фальнира снова застонать в закушенное плечо.

     Болезненная, впрочем, вполне ожидаема резь в причинном месте заставила мага глухо застонать, откидывая голову назад и сжимая едва ли не до судороги пальцы на ногах, замирая, почти задерживая дыхание и жмурясь. Позабытые отчасти ощущения яркими вспышками прошибали напряженное тело. Татуировка и не думала остывать.

     Фальнир замер, разжимая зубы и касаясь губами выгнутой шеи Квилиана.
     - Ш-ш-ш-ш, - зачем-то прошептал, целуя пульсирующую под кожей артерию, трогая зубами мочку уха.
     Напряг руки, переместил их на постели, вздергивая задницу эльфа ещё выше. И возобновил неторопливые движения с малой амплитудой. Теперь пульсирующий от возбуждения член брюнета на каждом толчке проходился по простате рыжего.

     Рыжий, мыча, не придумал ничего умнее, как подтянуть до этого скользящую по паху руку выше, поднося ту к собственным губам и вгрызаясь резцами в бледные костяшки пальцев, прокусывая кожу до ярких следов-полосок, а там и до первых капель крови. Почти как Пройдоха.
     Внутри все пылало. Эльф до боли и хруста костей выгибался в спине, пряча глаза за выбивающимися из небрежного хвоста рыжими прядями, продолжая, словно в бреду, стискивать волосы Фальнира, сжимая горячую плоть изнутри непроизвольно.

     - Расс... слабься, - выдохнул Фальнир. Если рыжий и дальше будет... так... он просто скоро не выдержит.
     Брюнет чуть отстранился, приподнимаясь над магом, выпрямляясь и с улыбкой глядя на разметавшегося под ним эльфа. Опустил взгляд ниже, туда, где под напряженным членом рыжего, опутанного горящей татуировкой, двигался его собственный. Сглотнул, хрипло дыша, и снова опустил взгляд на лицо Квилиана, будто любуясь.

     Тц, расслабься. Словно это так легко провернуть...
     Маг беззлобно усмехнулся сквозь стон, однако медленно кивнул, ослабляя что давление мышц внизу, что хватку — более не таская за темные волосы, а возвращая руку к плечу бармена. Мерно сжимающиеся на коже пальцы, казалось, должны были намекать Фальниру, когда нужно ждать, а когда начинать новые толчки.
     Рыжий медленно приоткрыл глаза, всматриваясь тут же в чужие, едва соображая от нахлынувшего цунами эмоций и ощущений. Хотел было что-то сказать и даже рот приоткрыл, но лишь вновь промычал, стискивая до скрипа ровные зубы.

     Фальнир на время прекратил двигаться, улыбаясь, разглядывал растрепанного Квилиана.
     - Такой красивый, - негромко прошептал.
     Повернул голову, целуя чужое запястье, ладонь, большой палец. Может угадал, а может случайно так совпало, что следующее его движение навстречу пришлось на сжатие пальцев рыжего.

     - Не красивее других, – ответил, морщась, но все-таки умудрился довольно искренне улыбнуться в ответ, в следующую минуту срываясь на сдавленный вскрик. Короткий, но достаточный для того, чтобы слышащие могли понять — "больно" решительно и неустанно перерастает в "хорошо". Пальцами мажа по подставленным неожиданно фальнировым губам, предпринял попытку осторожно податься тому навстречу, расслабляясь, позволяя проникать глубже.

     - Что мне... до других, - хрипло выдохнул брюнет в чужие пальцы, подхватывая чужое движение, продолжая его...
     Фальниру хотелось прикасаться. Трогать пальцами, ладонями, кожей, прикасаться к этому обжигающему эльфу, ласкать его, срывая с искусанных губ новый крик наслаждения.

     - В самом деле? – дрогнувший голос рыжего прозвучало совсем уж хрипло. Взгляд-вызов, с трудом и черт знает зачем обращенный к сидящему неподалеку Рэви, вновь метнулся к брюнету. Обрамляющие чужое лицо темные пряди касались запястья, щекотали... Маг мягко ухватил бармена за подбородок, большим пальцем уже вполне сознательно обводя его нижнюю губу, слегка надавливая на ту.
     - Открой рот?

     Брюнет вдруг на мгновение прикрыл глаза, вздрогнув всем телом. Медленно выдохнул и лишь после этого расслабил нижнюю челюсть, приоткрывая рот, трогая подушечку большого пальца языком. Открыл глаза и глянул на Квилиана.

     Эльф мягко, даже нерешительно отчасти погладил кончиком пальца влажный язык, надавливая на тот, толкнулся чуть глубже, вместе с этим уже в какой раз запрокидывая назад голову и ощутимо проходясь ногтями по коже предплечья брюнета в немой мольбе не останавливаться.

     Фальнир обхватил губами палец рыжего, прижал языком снизу, ногтем к нёбу. Прикусил зубами, нажал языком, выталкивая.
     Не выдержал. Приподнялся чуть, освобождая правую руку, подпирая ягодицы рыжего собой и приподнятыми бедрами, и наклонился вперед, опираясь локтем над плечом Квилиана. Подсунул ладонью под затылок, под шею, так что пальцами дотянулся до противоположного плеча, сдавил. Движения брюнета, до этого момента более менее размеренные, стали более резкими, порывистыми, жадными. Как и руки, стискивавшие рыжего эльфа, словно хотели обездвижить, прижать сильнее к себе, не позволить ни вырваться, ни убежать, наслаждаясь трепетом и стонами.

     Невозможность вырваться, хоть сколько-нибудь извернуться или сменить положение, как ни странно, только сильнее заводили. Рыжий, задыхаясь и срываясь то и дело на уже слабо (или, вернее сказать, совсем не) контролируемые стоны и вздохи, глядел на Фальнира, стараясь при этом не жмуриться — не хотел пропустить ни единой эмоции, проскальзывающей на напряженном лице брюнета.
     Дернулся, закидывая руку за чужой затылок вновь, обнимая как-то судорожно, словно бы вот-вот должен был рухнуть в пропасть, а объятия эти были единственным возможным спасением, негромко усмехнулся собственным действиям, прижимаясь теснее, хрипло рыча на ухо и впуская в себя безукоризненно, с охотой.

     Фальнир больше не в силах был сдерживаться. Резкие, жадные движения, словно удары хлыста с оттяжкой. Глухой полустон-полурык, срываяющийся с его губ, когда он ловит губами путающиеся рыжие пряды, лоб, скулы, брови, нос, губы. Временами откидываясь немного назад, разглядывая пойманного в объятиях Квилиана. Но лишь для того, чтобы снова сжать его в руках, прижимаясь всем телом, так, словно мог слиться с ним в объятиях ещё более тесных, чем сейчас.

     Иногда рыжему всерьез казалось, что он вот-вот отключится — настолько яркими и обжигающими были раздирающие изнутри ощущения. И черт знает, сказывалось ли на происходящем долгое отсутствие близости, ранее не открытые "возможности" загадочной татуировки или же бармен был настолько умелым, что доводил своими резкими толчками, поцелуями и горячими касаниями до полнейшего исступления, Квилиан успевал лишь едва-едва глотать ртом сладковатый воздух спальни, по возможности обнимая брюнета лишь крепче.

     А Фальниру, кажется, было всё мало. Пойманного в объятиях рыжего, его сбивчивого дыхания, бешеного стука сердца.
     - Я хочу... - хрипло проворчал в острое ухо, приостанавливаясь. - Видеть тебя...
     И добавил, заваливаясь на бок, вздергивая Квилиана на себя:
     - Лучше...

     Маг, к счастью, довольно быстро сообразил, что именно от него требуется, а потому уже вскоре предельно осторожно поднимался, не выпуская из себя горячей плоти, по-хозяйски пристраивался на брюнете, упираясь в грудь ладонями и вскидываясь слегка, сметая рыжие пряди со лба. Теперь, когда Квилиан оказался сверху и мог действовать самостоятельно, уверенности в его действиях значительно поприбавилось — звучные стоны сопровождались старательными движениями ягодиц то вверх, то вниз, насаживаясь почти до упора, пусть и не сразу.

     Фальнир сдержанно постанывал, кусая губы, напрягая бедра, двигаясь навстречу рыжему, трогал руками гибкое тело, лаская пальцами, жадным взглядом. Шнурок на волосах Квилиана, кажется, ослабел, и теперь рыжие пряди выбивались, скользили по шее и плечам, красиво обрамляя лицо рыжего.

     В какой-то момент эльф дернулся, прогибаясь в позвоночнике и слегка откидываясь назад. Руки вместе с этим тоже пришлось завести за спину, и теперь цепкие влажные пальцы стискивали чужие ноги не многим выше коленей. Квилиан не прекращал усердных движений, умудряясь иногда покачивать задницей из стороны в сторону и по кругу. С ухмылкой вдруг выпрямился, поймал руки Фальнира, ненавязчиво привлекая к своей груди и в районе сосков отпуская с самым что ни на есть прямым намеком.

     Фальнир успел уже и сам пару раз пройтись ладонями по груди Квилиана, просто не делал акцентов на каких-то отдельных участках.
     Впился в мышцы ногтями, повел пальцами к соскам, царапая горячую чувствительную кожу.
     - Повернись... Спиной... - хрипло попросил брюнет, с трудом поймав момент, когда хватало воздуха для слов.

     И снова покорность, снова послушание. Рыжий медленно кивнул головой и слегка приподнялся, нехотя выпуская скользкий от масла член из себя и только после этого в ускоренном темпе разворачиваясь к бармену блестящей спиной, снова усаживаясь и пальцами, протянутыми где-то меж собственных ног, направляя достоинство Фальнира обратно внутрь — с блаженным вздохом принимая в раскрасневшийся анус, ненадолго замирая, прежде чем возобновить движение, в упор глядя на Рэвиалана и осторожно касаясь собственной плоти.

     Фальнир испустил долгий, протяжный вздох, срывающийся на стон. Коснулся пальцами блестящей от масла спины рыжего, татуировка на бледной коже казалась живым пламенем. А выбившиеся из растрепавшего узла пряди, рассыпавшиеся по вздрагивающим плечам, казались продолжением этого огня.
     Брюнет царапнул кожу, оскальзывая ладонями вниз, сжимая, стискивая скользкие от масла бока, согнул в коленях чуть разведенные ноги, упираясь понадежнее в кровать. И, легкими нажатиями ладоней стал то ли направлять, то ли задавать рыжему темп, движением бёдер порываясь навстречу.

     От прикосновений к спине хотелось снова выгибаться, ластиться, подобно коту, чем рыжий, собственно, и занимался, заодно решительно лаская себя самого, опустив ладонь на твердый член и принимаясь неторопливо тот гладить, сжимая под головкой, неожиданно спускаясь к самой мошонке и тут же возвращаясь обратно.
     Изредка маг приподнимал задницу выше обычного — так, чтобы член Фальнира едва-едва оставался внутри, затем резво "падал" обратно, позволяя проникать до самого основания, по-прежнему шумно делясь своими восторгами — выстанывая чужое имя, всхлипывая и мыча.

     Рыжий Пройдоха, для которого, словно бы, и был предназначен весь этот концерт, смотрел ядовито-зелеными глазами куда-то за спину развлекающегося мага, чуть повернувшись в кресле, изменив позу. Права рука расслабленно лежала на подлокотнике, с указатаельного пальца сорвалась и полетела на пол очередная капелька крови. Левая же рука локтем придерживала полу халата, уже задернутую и прикрывшую худые ноги, а в пальцах сжимала вновнь наполненный бокал вина.
    
     Фаль дернулся, приподнимаясь, ловя за спутанные волосы рыжего, потянул его к себе, заваливая спиной к себе на грудь с хриплым стоном: "Иди ко мне".

     - Иду, – негромко отозвался рыжий, опускаясь спиной на горячую грудь, упираясь в ту острыми лопатками, испещренными полосками и изгибами татуировки, где-то на краю сознания еще боясь обжечь брамена. Тот, впрочем, не жаловался. И хорошо.
     Теперь двигаться самостоятельно стало немного проблематично, и эльф предпочел слегка расслабиться, покорно разводя колени в стороны и стискивая в кулаке свободной руки мятую ткань простыни, кажется, впиваясь в ту до треска расходящегося льна.

     Одной рукой Фаль перехватил Квилиана под грудью, сжал, словно боялся упустить, отпустить, потерять. С такой силой, что даже вздохнуть толком могло не получиться. Вторая рука легла локтем сверху на грудь, а пальцы сомкнулись на дрожащем горле, запрокидывая голову рыжего на плечо себе. И всё это не прекращая быстрых, жадных, рваных движений бёдрами.
     - Смотри... Как ты... прекрасен, - прохрипел брюнет на ухо Квилиана, движением пальцев на подбородке заставляя рыжего взглянуть на своё отражение.
     Шнурок окончательно сполз с волос мага, и теперь длинные рыжие пряди разметались, спутались на простынях с черными, словно кровь с землей. Татуировка пылала на бледной, словно снег, коже, казалась живой, словно дышала, и пламя было готово вырваться из разверстой зубастой пасти на морде с горящими глазами.

     Маг готов был поклясться — дракон и правда буквально ожил. И если раньше татуировка лишь неимоверно жгла кожу что внутри, что снаружи, теперь эльф, казалось, ощущал, как двигаются по всему телу чешуйчатые кольца, царапая детально прорисованными когтями, щекоча колючей гривой.
     Чужой рваный шепот у уха заставил мгновенно распахнуть глаза, вновь всматриваясь в отражение и тут же смаргивая — на секунду клыкастая пасть у солнечного сплетения дернулась вверх... открываясь?
     - Замолчи, Фаль... — Квилиан зажмурился, откидывая голову назад, на плечо бармена, по ощущениям все-таки прорывая простынь, и гортанно застонал, не сдерживаясь более ни капли, ускоряя движения по напряженному члену в такт пульсации, готовый вот-вот излиться в собственную трясущуюся ладонь.

     - Прекр... ааааасен, - слово, больше похожее на рваный стон. Фальнир отпустил горло Квилиана, перехватил ладонью его бок над основанием бедра, с силой вжимая в себя, навстречу собственным резким, глубоким движениям.
     - Рааааах...зве нет? - прошептал, глядя широко раскрытыми глазами вверх, чувствуя, что ещё мгновение и он больше просто не выдержит.

     От резких, несдержанных толчков бармена в глазах эльфа плясали цветные пятна и вспышки. Он едва ли соображал, что происходит вокруг, совсем позабыл про наблюдающего за занимательным действом Рэви и с трудом заставлял себя... дышать? Что получалось весьма и весьма относительно из-за все срывающихся без конца сбитых всхлипов и отрывков неразборчивых реплик.
     И Фальнир наконец-то добился своего. Тело рыжего забилось словно в лихорадке. Он вдруг замер, зашипел и вскоре последний раз дернулся куда-то вверх, пачкая пальцы белесыми густыми каплями и понемногу обмякая в сильных руках.

     Фальнир впился зубами в плечо рыжего, пытаясь задавить рвущийся из горла стон. Последние пару движений получились уж слишком... проникновенными. Брюнет застыл на несколько секунд и потом расслабился, откинулся на кровать, улыбнулся, отпуская бедро Квилиана и проводя пальцами вверх, к предплечью перехватившей грудь руки, на котором плавилось что-то вязкое. Смазал, собирая на пальцы и поднял руку выше, трогая подушечками пальцев приоткрытые губы мага.

     Наверное, не будь маг в состоянии, граничащем с некой отключкой, он бы тут же стал плеваться, морщиться и орать, соображая, чем именно ему мусолят по губам. Однако сейчас он лишь шумно и часто дышал через нос, все пытаясь унять колотящееся в безумном темпе сердце и прогнать прочь яркие круги, что мгновенно появлялись перед глазами, стоило только попытаться открыть те.
     Выждав с пару минут, рыжий заерзал по влажной от пота и масла фальнировой груди, нет, не вырываясь, а так — подавая некоторые признаки жизни.

     Мазнув пальцами по губам Квила, Фальнир облизал те же пальцы и уронил руку на покрывало. Тяжело дышал, с довольной улыбкой глядя в потолок, на отражение мага, не спешил его отпускать. Только ноги вытянул, соскальзывая пятками с кровати и чувствуя, как по члену стекает горячее липкое...
    
     Тяжело хлопнула дверь в комнату. Фальнир скосил глаза, и увидел в отражении лишь лежащую на боку бутылку из-под вина и пустое кресло. Похоже, третий безмолвный участник этого сумасшествия только что покинул комнату.

     - Кого из нас он прикончит раньше — тебя или меня? – негромкая, усталая слегка усмешка нарушила тишину комнаты лишь спустя некоторое время после ухода Рэвиалана. Рыжий мягко коснулся пальцами руки Фальнира, той, что обнимала его поперек груди, с полминуты совершенно бездумно поглаживая от локтя к запястью и обратно.
     - Отпустишь? – севшим голосом поинтересовался маг и вдруг тихо рассмеялся, старательно отводя глаза от блядского потолка.

     Фальнир улыбнулся, чувствуя, как покрывается мурашками влажная от пота кожа, там, где рыжий его касался.
     - Тебя он не тронет, - хрипло произнёс, нехотя убирая руку с груди мага, но не предпренимая пока попыток встать самому.

     - На моей совести будет смерть невиновного? — эльф приподнялся, сползая медленно с бармена и укладываясь лениво совсем рядом с ним, буквально под боком, затем с негромким шипением переворачиваясь на живот и роняя подбородок на сложенные в замок ладони.

     - От любимых и... так легко не избавляются, - криво улыбнулся Фаль, глядя на потолок. Шевельнул на пробу плечами, поморщился, понимая, что льняная простыня попросту присохла к ранам на спине, и скорее всего... Перекатился на бок, в сторону рыжего, провел ладонью по гибкой спине, тем временем локтем незаметно придавив простыню и отодрав её от собственной спины.
     - Тебе стоит сходить принять ванную... Пока я попрошу девочек перестелить тебе постель...

     - Ты в норме? — простынь под чужой спиной заметно пропиталась кровью. Квилиан лишь краем глаза окинул багровые пятна на светлой ткани и предпочел просто зажмуриться вновь, отзываясь на прикосновение вздохом и едва заметным движением плеча. Татуировка, кстати сказать, притихла — уже не переливалась всеми оттенками красного как сумасшедшая, да и жечь почти прекратила, возвращаясь к обыденному своему состоянию.
     - Хорошо, благодарю за... беспокойство.

     - Ничего сверхординарного, - улыбнулся спокойно Фальнир, оглаживая ладонью до самого низа спины и мимолетно сжимая пальцами упругую ягодицу рыжего. - Иди. Ванная комната - напротив. Не заблудишься...

     Что-то в ответе бармена показалось магу... не шибко искренним. Впрочем, он лишь мягко пожал плечами, предпочитая не соваться туда, куда не просят, и приподнялся. Недолго посидел на краю постели, прежде чем окончательно встать на ноги и, слегка пошатываясь, двинуться в сторону неподалеку расположенной двери. Замер у самого проема, обернулся на Фальнира через плечо, слегка нахмурился, думая о чем-то своем.
     - Будь осторожен.

     Фальнир, успевший усестся на кровати, лишь молча кивнул в ответ. Потом подумал и добавил:
     - Спасибо... За Дракона, - широко улыбнулся, глядя на рыжего с нескрываемым весельем.

     Эльф выскользнул из комнаты почти бесшумно, прикрывая за собой дверь, пересек чисто формальные крошечный коридор меж комнатами, попадая в уже знакомую ванную. Казалось, квадратный резервуар в той всегда был наполнен горячей водой вне зависимости от надобности. Или, быть может, эльф так удачно попадал под раздачу — наверняка он сказать не мог. Огляделся, наткнулся на здоровое зеркало и... замер. Свободные от колец татуировки полоски молочной кожи горели ссадинами, засосами, следами ногтей и зубов. Метки были повсюду. Квилиан обомлел и тихо выругался куда-то в потолок, спустя мгновение осторожно ступая в воду. Ступни, колени, живот с драконьей мордой — и вот рыжий уже ныряет, умывая лицо, моментально смачивая рыжие волосы.

     Фальнир подождал минуту, удостоверяясь, что никто не вернется внезапно назад. Поднялся, сдернул с кровати кровати простынь, вытирая краем её пах. Повёл плечами и скривился от боли. Осторожно провел чистым участком простыни по пояснице, стирая подсохшую кровь. Подумал, закутался в перепачканную простынь на манер тоги, тщательно прикрыв спину, подобрал с пола свою одежду и выскользнул из комнаты.
    
     Через несколько минут комната гостя была прибрана, всё лишнее - убрано, на кровати - свежее благоухающее бельё, на столике - бутылка вина и свежие фрукты. Даже воздух посвежел, словно морской бриз. Ни малейшего следа того, что происходило здесь какие-то пятнадцать минут назад.

     Квилиан возвратился нескоро – сначала долго торчал в воде, вслушиваясь в тишину, затем все разглядывал свежие метки на теле, а когда вернулся в комнату, то, разумеется, в той уже не было ни души. Идеальная чистота, блеск и свежесть помещения заставляли всерьез задуматься над тем, а не привиделось ли магу все происходящее. Он глянул вверх, на потолок, ловя глазами отражение — плечи по-прежнему оставались искусанными в кровь.
     А еще ныла поясница. И растраханная задница.

ID: 14625 | анонимный автор
Изменено: 20 марта 2018 — 23:13