Маршал, ну что за пример вы подаёте?

Позже, неподалеку от входа в Аукиндон...

- Красиво...дренеи построили целый город для мертвых?
- Не просто город и не просто для мертвых. Мавзолей защищает их души от Пылающего легиона. Ты не была на осколках Запределья?
- Нет, только родители. Они там...изменились.

Лаэннор нахмурился: - Насколько...сильно?
- Ты никому не расскажешь?
- Слово паладина.
- Они возвращались за мной в Луносвет. Потемневшие, а глаза прямо полыхали зеленым огнем. Пойдем, говорят, доченька, мы вернем себе былую мощь и даже больше!

Лаэннор нахмурился еще больше.

- Я испугалась. Покивала головой...и сбежала в ту же ночь из дома.
- А они? Знаешь что-нибудь?
- Не знаю. Я и в Луносвет-то с тех пор не возвращалась, побиралась где придется, - Тьелиэн проводила взглядом призрак дренея.

Лаэннор скрипнул зубами, шагнул к ней, вряд ли осознавая, что делает, положил руку ей на плечо. Эльфийка испуганно шарахнулась.

- Ты что, малыш?
- Ааа...простите. Не могу привыкнуть, когда меня трогают, особенно незнакомые.
- Я жуткий обнимашка, - виновато улыбнулся паладин. Не знаю, мог бы я покатиться по тому же пути... Меня удержали они.
- Они?

Лаэннор неопределенно кивнул куда-то в сторону Аукиндона... дренеев.

- Хочешь историю? По дороге...
- Да, почему они вас не убили? После резни возле Экзодара...
- Я не эльф крови, - улыбнулся паладин.
- Не думаю, что они видели разницу.

Эльф улыбнулся.

- Ну, я тогда был... хм... - он немного смутился, заалел кончиками ушей и стал смотреть куда-то в сторону. - матросом.
- А...- неопределенно выдохнула эльфийка. - А что здесь еще, кроме этого портала?
- Можем постоять у порога... Чуть-чуть и только со мной. А потом я тебе расскажу.

Тьелиэн принялась с интересом разглядывать дозорного.

- Это такие же, как наши часовые?
- Экзархи и воздаятели, умирая, отдают свои души. Эти души заключены в дозорных. Не знаю, смог бы я...
- Интересно, каково им там...проводить вечность в доспехе...
- Это-то я как раз понимаю. Я тоже все время в нем, - попытался улыбнуться паладин. - Есть хочешь? Не думаю, что тигра тебе надолго хватило...
- Не, спасибо, - быстро ответила она. - Мне еще тигрятина икается.
- Ну, все равно. Теперь, когда призрак отца перестал быть абстрактным, я чувствую ответственность за совращение девушек с поста. Пойдем в лагерь. Я-то не ел тигрятины.
- Показывай дорогу, - Тьелиэн вертит головой, пытаясь оглядеть Аукиндон.

Поднявшись по лестнице, они нашли один из постов, где можно было хоть как-то расположиться. Лаэннор уселся за стол и достал нечто съедобное.

- Точно-точно не хочешь? Вот здесь совсем интересно, и ваших много, только уже совсем не безопасно.
- Точно-точно, - улыбнулась она. - Много есть не вредно только пандаренам.
- Я сомневаюсь, что ты наешь себе фигуру как у пандаренки, даже если будешь съедать по три тигра в день.
- Вы так говорите, как будто я ем больше проглота.
- А кто такой проглот? - Лаэннор внимательно прислушивается к окружающим звукам, но все-таки безмятежно улыбается.
- Папка рассказывал - в подземье водятся такие здоровенные черви. Они ползут и что попадется на пути - проглатывают, даже если еда размером с них самих.
- Это я был после дежурства. - с деланной серьезностью ответил паладин.
- Кстати, лагерь наш там, - кивнула эльфийка, - восточнее.
- Угу. Если меня придут бить, я хотя бы буду знать, откуда.

Тьелиэн засмеялась.

- Так вот, история... Жил-был паладин. То есть, посвятили его в паадины уже тогда, когда Плеть начала свой марш... Но это не важно. У него была жена и двое детей. И вот однажды ему, уже потрясенному убийством Утера, сказали, что и жена, и дети его погибли...
- Они жили в Луносвете?
- И паладин потерял веру, отрекся от Света и ушел в море... Стал сильно пить. - продолжил он. - Нет, они жили в столице Лордерона, и жена его была человеком.

Тьелиэн удивленно моргнула.

- И никто даже не удивлялся?
- Что тебя удивило? Я сбежал из дома, когда мне было пятнадцать и полтора века прожил в Лордероне, в Пограничье.
- Ясно...
- Ну и вот... Паладин запил и ушел в море.
- И что, так всё и закончилось, а потом он вернулся?
- Совесть взяла свое, и он однажды все-таки ушел с торгового судна. НО так и не сказал, кто он. Капитаном его был некто Одиссий. Они оказались у берегов Калимдора... Как раз тогда, когда там оказались и дренеи. Именно поэтому уши паладина были в безопасности, а он сам впервые услышал голос Наару.

Тьелиэн тем временем заметила леди Лиадрин и какое-то время восхищенно пялилась на нее.

- Ой...что? Простите, отвлеклась.

Лаэннор скосил глаза и пробубнил: "Это не я... не я... Ой, шо будет... Пронесло". Потом продолжил:

- Паладин ушел в Запределье с благословением пророка Велена, и так родился Лаэннор Луч Рассвета, защитник Наару, которого пускают в Аукиндон и не решут ему уши. Моя жизнь изменилась навсегда.

Какое-то время они сидели молча, потом поговорили на отвлеченные темы, пока не пришла пора расходиться. Разведчица скомканно попрощалась и оставила паладина, выклянчив разрешение валить всё на него, если что.

ID: 17062 | Автор: Cheshire priest
Изменено: 11 января 2015 — 21:38

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
11 января 2015 — 20:51 Pentala
Тьелиэн-ВечнаяПесня

И запятые поправьте.
А так вполне неплохо)