Дурт Ищущий Кровь История кровопийцы

Вступление

Обычный день в джунглях Тернистой Долины. Лучи солнца, пытаясь пробиться через густую листву деревьев, отблескивают на коре деревьев, еще влажной после недавнего дождя. Воздух чистый и свежий, даже на дороге неподалеку, где довольно часто проносятся одинокие путники на своих питомцах, поднимая столбы пыли. Пантеры и тигры вылизывают свои намокшие шкуры, готовясь к ночной охоте, животные поменьше просто выглядывают из мест, где спрятались от тяжелых капель дождя. Густая темно-зеленая трава прошуршала, рядом быстро проползла полутораметровая змея, почти уткнувшаяся в мой сапог.

Я сделал еще несколько глотков и встал с колен, облизывая губы. Несколько капель крови стекли с моего подбородка на саму бороду, а потом скатились по ней и упали на мертвое тело, лежащее на земле. Это был клыкастый тролль из Крушителей Черепов, и было так так уж просто его одолеть. Я вытер остатки крови с лица и расправил плечи, а глубокая рана на правой руке быстро зарастала.

Кинув взгляд на татуировки, мерцавшие ярко-красным, я с небольшим сожалением посмотрел на труп, на разодранную шею, из которой все еще сочилась кровь. Но зов уже утих, и я быстрыми шагами отправился к дороге. На сегодняшний вечер сил мне хватит с лихвой, даже если нарвусь на неприятности. Вот сейчас бы поскорей добраться до таверны Бухты и пару часов вздремнуть.

Выйдя на дорогу и покосившись по сторонам, я набросил на плечи плащ и быстро пошел на юг, довольный собой и сытый.

Раб и воин

Меня зовут Дурт. Родился я еще в конце Первой Войны и мало что помню о своем детстве - война закончилась, рос я рабом людей, выполняя кучу тяжелой и ненужной работы. Как и многие орки тогда. Да и вообще, эта часть моей жизни удивительно похожа на то, что расскажет вам любой молодой орк - рабство, Тралл и долгое плавание через море. Очень хорошо помню, как первый раз вдохнул воздух Дуротара, воздух этих свободных земель, на которых мы и начали строить своё будущее. Я развивал выносливость и учился махать топором. Как и все, я ждал войны - в этом мире не бывает спокойствия.

Тогда вечером я вышел через южные ворота Оргриммара и направился в Колючий Холм по поручению одного из тучи начальников. Не захотев потеть в тяжелом доспехе в такую жару, я накинул легкий нагрудник и взял короткий меч, понадеявшись, что нападать на меня никто не будет.

Вот думаю сейчас, а если бы не наткнулся я тогда на этих кентавров? Кем бы я был сейчас? Все так же стоял безмозглым охранником в Оргриммаре? Да, быстро же меняются суждения, если полностью сменишь род занятий.

Как я уже намекнул, напали на меня два конолюда. Кто-то усмехнется, что с двумя кентаврами за раз только слабак не справится, но посмотрел бы я на реакцию того, кто с такими и вправду встретится. Уставший за день да струхнувший, я принял бой и с честью старался держать удар, в конце концов все же смог отбиться от тварей. Да только сам я остался истекать кровью, сил оставалось только на пару шагов. Нет, вру. Сил оставалось только на то, чтобы помедленнее опуститься на землю, а не носом в пыль с размаху шлепнуться.

Очнулся я в темной пещере, чувствуя себя ненамного лучше, все тело ломило, ныли кости и раны. Я хрипло застонал и заметил, что в темноте кто-то шевельнулся, отреагировав на мой стон. Я попытался приглядеться, но вдруг вспыхнуло пламя в костре, осветив небольшую пещеру. Вход был завешен плетеной циновкой, к котором было приделано несколько странно выглядевших амулетов. На стене были нарисованы странные знаки, совсем не похожие на руны, которые я когда-то видел. У костра были свалены несколько черепов разного размера, рядом же валялся странная фигурка в форме человека.

Я с интересом разглядывал место, где очутился, когда ко мне из угла медленно подошел старый тролль и пробурчал:
- Очнулся, орк?

Тролль выглядел весьма и весьма незаурядно: множество странных символов на коже, спутанные жесткие волосы, переплетенные травами, и мелкие амулеты, развешанные по всей одежде, которая выглядела не менее экстравагантно. В руке он держал посох, судя по всему сделанный из палки, на которую насадили чью-то голову, почему-то очень маленькую. Внимательно оглядев тролля, я прошептал совсем банальную фразу:
- Где я?
- Где-где, а то ты не видишь, что в пещере? - недовольно проскрипел тролль и отошел к костру. Там он поднял с земли котелок, плеснул в него воды и подвесил над полыхающим пламенем костра, а я, наблюдая за его действиями, произнес второй банальный вопрос:
- Кто ты?
Тролль кинул в котелок пару травинок из веника, висевшего на стене, отсыпал немного порошка из мешочка на поясе и бросил туда же. Только после этого он также недовольно пробормотал мне в ответ:
- Называй меня Дал'Джин, - тролль уставился мне в глаза и задал ответный вопрос, - а как звать тебя, орк?
- Дурт, - тихо пробормотал я, отводя взгляд от глаз тролля, смотреть в которые было жутко, и сделал третью заранее заваленную попытку не спросить банальность - как я тут оказался?
- Хаккар притащил тебя на мою голову, - сказал тролль и немного улыбнулся, - сильно же тебя побили эти твари, как бы не пришлось всю жизнь хромать и боли в кости терпеть.
Тролль перестал улыбаться и нахмурился, после чего отошел к костру, чтобы помешать закипавшую воду в котле.
- Я чувствую, - попробовав пошевелиться, я зарычал от боли в пояснице, куда пришелся довольно сильный удар дубинкой, и зло продолжил - глупо было бы так умереть, но еще глупее так закончить путь воина.
- Я бы на твоем месте не стал так думать, всегда можно более мощных сил целительных найти, - ободряюще сказал старик и задумался..

А я уставился на отблески пламени на потолке пещеры и провалился в нездоровый сон.

Путь к спасению

Долгий сон, так и не принесший выздоровления. Очнулся я от боли, чувствуя себя так, будто вчера ел толченое стекло. Каждый раз, когда я пробовал пошевелиться, стискивал зубы, чтобы не заорать. Скосив взгляд вниз, я увидел, что на моей груди лежит амулет, выглядевший как засушенная голова. Впрочем, она это и была. Тролль, приютивший меня, снова мешал что-то в котле, недовольно бормоча на непонятном мне языке. Увидев, что я очнулся, Дал'Джин поднес к моим губам плошку с очередным зельем, пахшим довольно приятно. Мелкими глотками я выпил горьковатый настой и вопросительно посмотрел на тролля, до сих пор молчавшего.
- Плохо все, орк, быть может, даже я не смогу тебя исцелить. Сильно тебя побили, а в знахарском искусстве я особо не разбираюсь.
Я отвел взгляд на стену и промолчал.
- Есть один способ попытаться тебя полностью вылечить, но я не думаю, что согласишься. Лоа бы могли тебе помочь, если бы сам их просил.
- Лоа? Вуду? - удивленно спросил я, - разве это не только магия троллей?
- Вуду - не магия, как у эльфов, а наша вера, - сверкнул глазами Дал'Джин, - Лоа многим, кто к ним обращается по-настоящему, помогали. Да не только троллям.
- Ты предлагаешь мне просто молиться Лоа? Я не понимаю.
- Не молиться, а верить. Ты сам поймешь, что нужно делать. Амулет, лежащий у тебя на груди, обратит внимание духов на тебя, когда это будет нужно. Если же Лоа помогут тебе - излечишься и бойцом более сильным станешь, чем раньше.
Обнадеженный, я задумался и кивнул троллю. В конце концов, что плохого в вуду? Вряд ли что-то такое, что меня удивит. Что ж, я ошибался, не осознавая, что откроют для меня Лоа.
"Лоа, вы мне поможете". Амулет на груди, кажется, потеплел, мне снова захотелось спать. Я закрыл глаза и погрузился в свои мысли о вуду, незаметно для себя уснув.

Темнота. Шорох. Крылья. Передо мной летучая мышь. Она хлопает крыльями, приятно обдувая лицо. Садится мне на руку. Следующий взмах крыльев окропил руку кровью. Моя или мышиная? Я машинально подношу руку к губам, приметив, что она уже не болит. Слизываю кровь, не ощущая обычного железного привкуса. Она сладковатая и пахнет.. жизнью. Мышь летает кругами надо мной, иногда приближаясь ко мне. Я продолжаю слизывать с руки кровь. Крылья мыши сгорают, она падает вниз и разваливается на куски, заливая землю кровью. Я падаю на колени и пытаюсь лакать кровь, а потом и просто слизываю, чувствуя на зубах песок.

Глаза Дал'Джина сверкнули, когда я рассказал ему про непонятный сон, немного недоумевая, почему мне снится такое.
- Это же твое спасение, орк, - возбужденно говорил старый тролль, - как я сам не подумал про Хир'ика, голова дырявая.
- Хир'ик? Кто это? - удивленно пробормотал я, - ты думаешь, что мой сон имеет какой-то смысл?
- Хир'ик, Летучая мышь! Его сила тебе точно поможет, главное разобраться, каким способом лучше всего с Лоа в контакт войти, - надежда тролля понемногу передалась и мне.

Моя судьба

Утром следующего дня я проснулся и увидел, как Дал'Джин готовит какой-то ритуал. На каменном полу пещеры стояли четыре дымящиеся плошки - две из них дымились, в третьей поблескивало что-то густое и темное, а четвертая пока была пустой. Лицо тролля скрывала жуткая маска из красного дерева с обведенными белой краской глазницами, тело скрывала широкая роба из черной ткани, местами вытертой.

Подойдя, Дал'Джин сунул мне под нос пучок трав, я глубоко вдохнул пряный запах и потерял сознание. Очнувшись, я увидел, что лежу на полу внутри узорчатого круга, выложенного костями и стеблями растений. Я был полностью обнажен, слева и справа от головы были выведены две руны, а засушенный амулет на груди налился красным.
- Пора начинать, - донесся до меня глухой голос тролля, - делай все так, как я скажу, орк.
Дал'Джин взял в руки первый сосуд и поднес его к моим губам.
- Хириик, Великий Лоа, призываю твои силы сюда, - выкрикнул жрец, - приди сюда и яви силу свою!

В несколько глотков я опустошил плошку с зельем, которое было сладковато-горьким на вкус, и ощутил в своем теле что-то новое. Боль еще не ушла, но я ясно осознавал, что сила Лоа коснулась ослабленного тела.
- Залечи раны орка, Хириик, во славу твою, Великий Лоа! - продолжил тролль, взяв второй сосуд и подняв вверх, - благослови зелье и подними на ноги верующего в тебя!
Зелье в сосуде ярко засияло красным и заискрилось, Дал'Джин принялся быстро обмазывать мое тело горящей смесью. Было больно, но я знал, ради чего приходится терпеть это. Равномерно покрыв мое тело зельем, тролль отбросил плошку и вытащил нож.

- Силой своей крови я прошу тебя излечить орка, Хириик! - жрец полоснул ножом по руке и окропил меня каплями крови, от которых по моему телу пошли целительные волны тепла. Я лежал в эйфории, чувствуя, как кости срастаются, отбитые органы снова начинают нормально работать, а раны закрываются кожей. Это длилось недолго, около минуты, но за это время я успел понять многое, а главное - силу вуду и Лоа. Шаманизм никогда меня не прельщал, но религия Лоа прекрасна в своей сути и том, что ты получаешь от нее. Раньше я не понимал, почему тролли настолько религиозны и не желают отказываться от своих ритуалов, теперь же у меня больше не было вопросов.
- Благодарю тебя, Хириик, за помощь, - прокричал тролль, увидев, что рана на его руке тоже заросла, - кровь этого орка теперь навечно принадлежит тебе!

Вдруг в пещеру влетела большая летучая мышь, почти такая же, как в моем сне. Она подлетела ко мне и опустилась на пояс, вцепившись клыками в грудь и выгрызая что-то на ней. Я не чувствовал боли и страха, а просто смотрел на ее работу, понимая, что такова воля Хириик. Кровь из поцарапанной клыками кожи текла медленно, скапливаясь в лужицу в центре груди.
Через пару минут животное взлетело с моей груди и принялось летать по пещере, на моей коже на груди проявился рисунок - ровный круг с тремя рунами в центре, от которого отходили четыре "луча" к рукам и ногам. Кровь в центре круга была ярко-алой и мягко светилась.
Я вскочил на ноги и громко зарычал, ощущая в себе небывалую силу, данную Лоа. Раны на груди заросли, оставив шрамы, которые продолжали светиться. Я чувствовал запах своей крови и крови тролля, ясно различая их. Я чувствовал, как кровь струится по моим жилам и дает мне жизнь. Я понимал, что стал абсолютно другим.

- Хириик спас тебя, Дурт, - Дал'Джин смотрел на меня и улыбался, - но ты должен будешь теперь служить Лоа, когда это будет необходимо. Вот, выпей это.
Я одним глотком выпил холодное зелье и подошел к троллю, улыбаясь.
- Спасибо тебе за все, Дал'Джин. Я не знаю, выжил ли бы без тебя. У меня есть последняя просьба.
- Говори же, - взглянул мне в глаза жрец. Я, почти не думая, сказал ему то, что должен был:
- Позволь мне остаться тут с тобой и научиться всему, что ты знаешь. Я не смогу жить среди орков.
Ответ я прочитал в сверкнувших глаза тролля. Остаюсь.

/* Четыре года спустя */

Ритуал крови

- Как же ты жалок, - оскалился я и ударил связанного эльфа ножом по горлу, когда он окончательно утомил меня своим нытьем и всхлипами. Вообще, в идеале кровь для проводимого мной ритуала должна быть как можно более свежей, только-только взятой из тела, а все необходимые приготовления я еще не успел закончить. Что ж, думаю, и так сойдет. Схватив медный кубок, я с силой воткнул острые края в порез на шее жертвы, пока из нее еще била потоком алая кровь. Кривые руны, вырезанные внутри кубка, быстро закрылись красной жидкостью - кубок наполнился до конца. Я посмотрел на кровь, которая, казалось, чуть светилась в лучах солнца, скатывающегося за линию гор, и облизал пересохшие губы, но пить ее еще нельзя. Слишком рано.

Кубок, с которого тонкой струйкой стекала кровь, я поставил в центр каменного алтаря и еще раз внимательно оглядел рисунок рун, которые начертал раньше. Руна контроля - маленькая, но четкая, похожая на острый росчерк пера. Круг в виде солнца, но с паучьими лапами вместо лучей - руна призыва, которая ни разу меня не подводила. Несколько фокусирующих силу рун, похожих на татуировки на моем теле. Да, вроде бы все верно, линии нигде не нарушены. Осталось проверить ингредиенты заклятий, чтобы дозировка была идеальна - и можно начинать.

Задумчиво почесав лоб, я случайно размазал по лицу кровь с левой руки. Странно я выгляжу сейчас со стороны, наверно. Молодой орк, грудь которого покрыта троллиными татуировками, на лице красные полосы, а рядом внушительный алтарь. Я нервно засмеялся и, отбросив лишние мысли, начал проверять травы, кости и другие реагенты, разложенные на камнях. Не хватало одного из минералов, который я с таким трудом достал в Пиратской Бухте, потратив последнее золото на маленький округлый кристалл. Пошарив по карманам и переворошив все, я решил, что зацепил потерянный камешек локтем и уронил в траву. Так и есть, вон он валяется. Все готово.

Я схватил широкий нож с зазубренным лезвием, его ручка была обернута шкурой убитой пару часов назад пантеры. Даже не помню ритуала, в котором не понадобилась бы моя кровь, когда-то благословленная Хириик. Быстро проведя ножом по запястью левой руки, я капнул по три капли бордовой крови на каждую руну, начертанную на алтаре, и на обожженный глиняный амулет, на котором был изображен один из символов Лоа Летучей Мыши. Рядом с амулетом нужно положить кожаный шнурок, на котором и придется носить его в будущем. Шнур, кстати, был изготовлен из кожи трупа человека, умершего неделю назад, для этого ритуала подошел только такой.

Капли крови на амулете потемнели, нужно было начинать читать молитву как можно быстрее. Я глубоко вдохнул и низким гортанным голосом начал произносить давно уже выученные строки:
- Лоа Великий, Холод Ночи, Тень Сумерек и Моя Кровь, освяти меня духом Своим, приди к алтарю этому. Одари силой и мощью меня, тело мое и кровь, которая принадлежит и служит Тебе. Неисчислима моя вера в Тебя, Хир'ик, надели меня Своей властью, чтобы прошел я этот путь и битву до конца. Путь к слиянию с Тобой, битву за службу Тебе. Заклинаю кровью моей, Святой Лоа!

Ничего не произошло. Я немного подождал и повторил молитву.
- Лоа Великий, Тень Ночи, Ветер Сумерек и моя Кровь, освяти меня духом Своим, приди к алтарю этому. Неисчислима моя вера в Тебя, Хир'ик, надели меня Своей властью, чтобы прошел я этот путь и битву до конца. Путь к слиянию с Тобой, битву за службу Тебе. Одари силой и мощью меня, тело мое и кровь, которая принадлежит и служит Тебе. Заклинаю кровью моей, Святой Лоа! Мне нужна Твоя помощь и присутствие!

Снова ничего. Неужели Он не явится? Неужели провал? Хир'ик нужен мне сейчас. На глазах выступили слезы, я упал на колени и громко закричал:
- Приди ко мне! Приди!

Капли крови на амулете вспыхнули ярко-красным светом первыми, с них свечение перескочило на сам глиняный предмет и нарисованные руны. Да что там, весь алтарь буквально за несколько секунд заполыхал алым сиянием. Я услышал нарастающий гул в ушах, вначале он был просто невыносим, но потом перестал отвлекать. Лоа здесь! Хириик явился!

Я и правда чувствовал его присутствие. Амулет поднялся в воздух над алтарем, распространяя волны ослепительного красного света, и медленно полетел в мою сторону. Я стоял и ждал, видя, как талисман приближается к моей груди, я почувствовал его прикосновение к моей коже, амулет был раскален и обжег грудь. Точно в центре большой ве-ве, полученной мной давным-давно. Почему-то боли я совсем не чувствовал, только упоение и радость. Улыбаясь сквозь слезы, я видел, как амулет врастает в грудь, погрузившись в мою тело почти на сантиметр. Снаружи осталась только сторона, на которой был начертан Его Символ. Символ Хириик.

Теперь уже светились все мои татуировки и, кажется, глаза. Я громко засмеялся и закричал от переполнявшего меня восторга, чувствуя новую силу в своем теле - подарок Великого Лоа. Амулет в груди впитывал свет алтаря, поглощая испускаемую им энергию, руны теряли красный цвет и переставали светиться одна за другой. Я прошептал слова благодарности и потерял создание.

/* Война в Нордсколе */

Север

К причалу селения клыкарров в Ревущем Фьорде подплыла огромная черепаха, несущая на своем панцире что-то вроде корабля. Несколько местных уже стояли на берегу, готовясь разгружать мясо и шкуры, которых в Камагуа стало не хватать в последние месяцы - природе Нордскола Плеть навредила сильнее всего. Чтобы не голодать, ресурсов пока хватало, но весь народец моржелюдов понимал, что грядут тяжелые времена. Черепаха замерла прямо у причала, после чего на корабль сразу же перекинули небольшой, но крепкий деревянный намост. Разгрузка началась быстро - кто-то таскал тяжелые шкуры и мясо, а кто-то осторожно скатывал вниз бочки.

Из-под навеса выбрался орк и выругался, пытаясь разглядеть что-нибудь вокруг через яркое солнце, влепившее глаза. День был в самом разгаре, а он все равно не выспался, просидев очередную ночь погруженным в мысли. Нужно было решать, что делать дальше. Нужно было как-то менять себя, наверно. Сам Дурт пока так и не решил, чем именно займется, когда все-таки доплывет до Ревущего Фьорда. Разобраться на месте будет проще, да и местные помогут, орк был уверен.

Долго пришлось трудиться, чтобы племя клыкарров в Борейской тундре согласилось взять его на корабль, плывущий на восток. Помнится, усатый вождь тогда, недовольно хмурясь, бросил орку: "Кого попало возить мы не будем, мало ли чего ты на корабле устроишь. Как доверие заслужишь и плату за плавание предоставишь - так и приходи". Тогда кровопийца слишком устал от долгого пути вдоль берега и просто кивнул вождю, отправившись высыпаться где-нибудь рядом с деревней.

Следующие дней десять Дурту и пришлось заслуживать то самое доверие у клыкарров, охотясь, рыбача и просто помогая со всякими хозяйственными делами. Несмотря на то, что работать приходилось много, кровопийца чувствовал, что понемногу отходит от всего произошедшего на корабле Орды и обретает временное спокойствие. Главное сейчас - уплыть отсюда подальше, чтобы не пришлось смотреть в глаза другим оркам, перед которыми Дурт так опозорился. Но часто он все равно не мог уснуть ночью, вспоминая мысли, крутившиеся тогда в его голове. Он хотел убить друзей, тех, кто не раз помог ему, просто из-за того, что не смог контролировать себя и свои желания. Впрочем, назад пути не было, и Дурт продолжал постоянно проводить нужные ритуалы и все чаще пил кровь.

И вот, после двух недель тяжелой работы и недели плавания орк наконец оказался в небольшом поселении клыкарров Борейской Тундры, которое они сами называли Камагуа. Во время плавания Дурт много разговаривал с моржелюдами, которые любили посудачить, и старался узнать, куда лучше ему отправиться после прибытия. Пока что лучшей целью казался мелкий остров Скалаваг, на котором располагался лагерь наемников. Еще во времен жизни в Пиратской Бухте орк понял, что с наемниками проще всего договориться, достаточно лишь иметь кошелек и оружие при себе.

Дурт спустился с корабля и широкими шагами вышел на заснеженный берег, расправив плечи. Пейзаж особо не поменялся, но обстановка тут все равно была другой, более напряженной. Орк оглядел лагерь - несколько навесов, большая хижина вождя в центре, костры, лодки и... Взгляд Дурта остановился на странной компании, выглядевшей слишком угрожающе для спокойной деревни клыкарров. Орк подошел поближе и рассмотрел их: все эльфы, вроде бы не маги, оружие в руках держать умеют, судя по доспехам, совсем не оборванцы. Может быть, это и есть наемники? Дурт оглядел себя, набрал в грудь воздуха и, сделав несколько шагов вперед, произнес...

/* Спустя две недели */

Лоа руин Драккари

Потухший взгляд, бледная кожа и дрожащие руки - орк задумчиво смотрел на свое отражение в лесной луже. Перед глазами стояли красные круги, терпеть эту жажду было почти невыносимо. Но сейчас так было нужно. Именно так и никак иначе. Дурт сглотнул слюну и отвернулся - собственное отражение навевало на него еще больше уныния. Боевой дух и задор, переполнявшие орка вчера вечером, куда-то испарились, и их место заняла апатия и ... жажда, которую не утолит ни вода, ни медовуха, а только свежая кровь. Еще теплая, быстрой струйкой бьющая из разорванного горла ярко-красная кровь, вкус которой просто восхитителен. Она почти пьянит, заставляя голову немного кружиться, но дает ощутимую силу, физическую и эмоциональную.

Орк глубоко вздохнул и попытался успокоиться. Никаких мыслей о крови сейчас, иначе он просто не дотерпит и набросится на первое попавшееся существо, стук сердца которого услышит, и тогда придется снова ждать три дня, прежде чем шагнуть в руины, так манившие кровопийцу. Пока было неизвестно, что там внутри, но судя по зову, взорвавшему виски орка на подходе к ним, нечто очень сильное и злое. Хорошо, что не придется идти туда одному, почти все согласились помочь Дурту в руинах. В очередной раз кровопийца порадовался, что приплыл в Камагуа так вовремя и отправился на север именно с ними.

- Дурт, где ты там? - донесся до орка голос Беатрис, и он понял, что время пришло. Дурт вернулся к костру и оглядел их разношерстную компанию, собравшуюся вместе для цели, казавшейся почти недостижимой. Несмотря на жажду и пустоту, которую орк испытывал сейчас, он был уверен, что сегодня у них все получится. Точнее сказать, он был уверен в них, но совсем не в себе. Еще вчера ночью было решено, что часть авантюристов будет отвлекать троллей дымовыми шашками и выстрелами, а остальные пойдут в руины вместе с Дуртом, чтобы узнать, что именно находится внутри. Договорившись о времени и условных знаках, приключенцы разошлись в разные стороны.

Через полчаса орк уже смотрел на руины и снова ощущал этот зов, немного ослабевший, но все равно явный. Что это или кто? Логика подсказывала Дурту, что племена троллей строят такие алтари только для Лоа, один из которых, возможно, и скрывался внутри руин, надежно охраняемый парой сотен жрецов и воинов. Кровопийца посмотрел на своих спутников: два паладина, рыцарь смерти и воин.

- Когда мы зайдем внутрь и увидим это, - Дурт должен был предупредить их заранее, - не вздумайте напасть на него первыми. И даже в мыслях такого не держите.

Подобравшись к руинам поближе, они увидели, как тролли на капище жгут костры и пляшут ритуальные танцы, что-то гортанно выкрикивая - типичное троллиное племя на закате, взывающее к своим духам, ища надежды и защиты. Беатрис поднесла ко рту ладони и шумно вдохнула воздух - над равниной пронесся громкий крик совы, а за ним еще один. Через полминуты вдали взмыла вверх и громко взорвалась первая дымовая ракета, потом раздались несколько выстрелов из ружей. Тролли закричали, из руин выбежало не меньше сотни воинов, быстро побежавших к источнику взрывов, а по дворе храма осталось около дюжины наряженных жрецов, так и не прекративших свои ритуальные танцы.

Авантюристы переглянулись и одновременно выбежали из укрытия, мощными ударами отбиваясь от нападавших жрецов. Несколько троллей пытались кинуть на них хекс, но не успели - заклинания паладинов сработали быстрее. Из руин выбежали еще несколько жрецов, которых постигла участь остальных.

- Быстрее, внутрь, - Дурт первым зашагал ко входу в подземные катакомбы, откуда и шел зов. Остальные ринулись за ним, и все вместе они ворвались внутрь, быстро продвигаясь вперед и убивая оставшихся жрецов. Орк увидел в кармане одного из троллей что-то тяжелое и остановился рядом с ним, вытащив бутылек с каким-то светящимся зельем. Алхимия драккари наверняка отличалась от того, чему научился Дурт в Зул'Гурубе, потому кровопийца и сунул сосуд в карман, решив изучить подробнее потом.

Храбро ворвавшись в предпоследний зал, все ощутили необычайную силу, которой было прописано все вокруг - жрецы драккари знали свое дело. Проход вперед закрывала стена огня, за которой мелькал какой-то огромный силует. Откуда-то неподалеку донесся крик - пленники троллей пытались привлечь внимание внезапных освободителей, но Дурт не обратил на них никакого внимания, взгляд орка был прикован к полыхающей преграде. Паладины пробежали куда-то в сторону и вытащили пленных из клеток, когда кровопийца вскричал на зандали:

- Пламя Огуна сильнее твоего, неведомый дух! Почему же ты прячешься за тем, что не в твоей власти?
Силуэт за огненной стеной стал немного четче, а в головах каждого из путников раздался шипящий голос:
- Вы даже не представляете мою силу! Проваливайте вон, жалкие твари...
- Нет, ты нас все-таки пустишь, - кровопийца зло засмеялся и снова закричал, - убери пламя и яви нам свою силу!

В зал вбежали остальные, ведя с собой освобожденного пленника в странной шляпе, они что-то кричали про голос, но орк почти не слышал их - злобный голос в голове орка снова прошипел:
- Зайдите и умрите, раз так этого желаете, - стена огня медленно начала гаснуть, открывая вход в ритуальный зал руин. В центре полыхал огромный костер, по периметру зала стояли жрецы, что-то кричавшие, а у алтаря покачивалась на хвосте огромная змея, с клыков которой капал яд. Тролли, полностью подчинявшиеся воле Лоа, пока не нападали на авантюристов, а просто стояли, имитируя покачивания змеи. Дурт вышел к центру зала, разглядывая того, что его звал сюда, а остальные заняли позиции сбоку, готовясь к нападению.

Все тот же шипящий голос теперь раздался не в головах путников, а разнесся по залу.
- Я знал, что вы придете! Вы не можете иначе, гнусные твари!
- Кто ты такой? Назови свое имя, - крикнул кровопийца, руки которого сами собой тянулись к топору.
Бешеный взгляд гигантской кобры остановился на орке.
- Я Текауна, дух этих мест. Когда-то я правил огромным племенем троллей, но сейчас от огромного алтаря остались только эти развалины.

Дурт тоже устремил взгляд блеснувших красным глаз на злобную морду змеи и спросил:
- Для чего ты звал меня сюда?
- Я почувствовал жреца, поклоняющегося не мне, рядом с руинами, - шипящий голос стал насмешливым, - и хотел взглянуть на него. А ты оказался... даже не троллем! Видимо, теперь к Лоа обратились даже тупые создание, раньше не верившие в нашу силу!
- Почему тогда твои жрецы напали на меня, когда поняли, кому именно я служу? Почему Хириик тебя ненавидит? - Дурт прокричал вопрос, ответ на который нужен был ему важнее всего. Жажда крови, испытываемая орком, стала почти невыносимой.
Гигантский змей приподнялся на хвосте и яростно прошипел: - Довольно разговоров! Пришло время смерти!

В этот же момент жрецы будто очнулись ото сна и бросились на приключенцев, а с клыков Текауны брызнул яд, от которого орк еле увернулся. С трудом разобравшись со жрецами, бойцы подняли оружие и бросились на змея, покрытого толстой чешуей как доспехом.

Дурт отбросил топор в сторону, протянул ладонь в сторону огромной змеи и отдался бешеной жажде крови. Тело орка дрогнуло, глаза полыхнули ярким красным светом, а от руки кровопийцы к Текауне протянулся пульсирующий багровый луч, передающий силу крови поверженного Лоа прямо в тело орка. Дурт даже ощущал привкус в крови этого противника, она была переполнена ненавистью и злобой, передавшимися орку. Кровопийца громко закричал и порвал красную линию, связывающую его с мертвой физической оболочкой Текауны.

Он ощущал небывалое переполнение силой, подобное которому не чувствовал уже давно, ни на одном ритуале. Каждая клетка его тела была пресыщена энергией, похищенной у змея. Дурту казалось, что его сила безгранична, что теперь он сможет все, что захочет, что никто не устоит перед мощью кровопийцы. Но чувство это длилось недолго, меньше, чем полминуты. Орк пришел в себя и понял, что жажда утолена. Энергия Лоа куда-то исчезла - возможно, Дурт не смог ее удержать, возможно, она осталась где-то глубоко внутри молодого жреца. Все, что орк чувствовал сейчас - сытость и злость, что ему не удалось узнать то, ради чего он потащил всех в эти руины.

- Бежим, тролли скоро вернутся! - Беатрис привела орка в себя ударом руки в стальной перчатке, и все вместе они побежали к выходу из руин. Воины троллей и правда уже возвращались в руины, с удивлением и злобой встретив незваных гостей.
- Быстрее, вперед! - прокричал кто-то из эльфов и помчался вперед первым, показывая путь к выходу. Тролли, все еще ошалевшие, не успели схватить авантюристов, и те выбежали из руин, скрывшись в густых лесах Медвежьих Холмов. Только за полумилю от алтаря они замедлили шаг и направились к условному месту встречи, где должны были встретиться с отвлекавшими троллей охотниками.

Кровопийца тяжело шагал сзади и злился сам на себя. Ему не удалось разузнать ничего важного и пришлось убить физическую сущность злобного духа, который наверняка еще проявит себя. Однако орк чувствовал, что он изменился. Что-то было не так. Кровь, похищенная у змея, как-то повлияла на тело и разум Дурта, сделав его, кажется, чуть сильнее. Кровопийца сплюнул на землю и быстрыми шагами бросился догонять остальных - с собой он разберется позже.

Обладание силой

Когда мы обладаем большой силой, нам приходится так или иначе расплачиваться за нее. Иногда золотом, иногда здоровьем, иногда своей свободой и волей. Но, всё-таки, почти всегда мы готовы терпеть неудобства ради того, чтобы стать сильнее и получить новые возможности. Какой бы не была плата за них, нам все равно сложно противиться этой губительной жажде могущества и господства. Однако, потеряв свою силу и обретя свободу, мы первое время даже радуемся этому, надеясь, что теперь желание власти уже не вернется. Но оно всегда рядом, бежит за нами, наступая на пятки и совращая нас пасть еще ниже. И тогда мы будем готовы на все, чтобы вернуть былое величие.

Я не стал исключением. К огромному моему сожалению, не стал. После ритуала я, пусть ослабший и отравленный некромагией, был счастлив, что уже не чувствую той жажды крови, часто лишавшей контроля над собой и ясности мыслей. Как мои татуировки выцвели во время последнего колдовства, так и потеряли красный цвет мои мечты, мои грезы и мои желания. Скудная природа Медвежьих холмов вдруг начала радовать взгляд, обычный мелкий зверек мог надолго привлечь внимание и порадовать своей суетливостью. Высокие прямые сосны, тянущиеся вверх, к солнцу, будто заставляли и меня стремиться к чистому небу. Выйдя на берег океана вечером, я долго смотрел на закат, наслаждаясь буйством красок и чувств, которые испытывал. Пусть природу Король-Лич и мог пытаться загубить, но против солнца даже он был бессилен. Оно всегда будет дарить нам тепло, давать надежду с каждым рассветом и покой с заходом.

Но длилось мое счастье недолго. Понемногу все вокруг начало меркнуть и терять яркие краски. Радость и упокоение в моей душе уступили место желанию былого могущества и... жажде. Такова моя судьба - всегда возвращаться к тому, что вернуло мне жизнь когда-то, возвращаться к своей вере, возвращаться к крови. Наверно, остальные тоже заметили резкую перемену в моем поведении - я стал реже улыбаться, все чаще огрызаться на вопросы и подолгу молчать, уставившись взглядом в одну точку. Мои глаза, как ничто, отражали то, что творилось у меня на душе - они стали черными угольками, отталкивающими любое сочувствие. Теперь казалось, что я был гораздо счастливее до ритуала, отнявшего силы. Пусть без крови я и превращался в беспощадное животное, ищущее лишь глотка этой красной жидкости, но я хотя бы мог изредка радоваться и болтать с друзьями вокруг.

Больше я так не могу. Нужно вернуть свои силы назад, нужно вытравить некромагию, ослабившую меня. Нужно молиться и верить, нужно надеяться, что Хир'иик одарит снова своего слугу. Казалось, что-то жгло меня изнутри и требовало очередного глотка крови, заставляло найти новую жертву и отдаться жажде полностью. Я вскочил со шкуры, на которой обычно спал, и быстро зашагал в ночной лес, почему-то почти беззвучный. А может быть, просто я не воспринимал никаких звуков, кроме будущей жертвы. Глубокое ночное небо было покрыто россыпью сверкающих звезд, но совсем не привлекало внимания и не вызывало никаких эмоций. Я вышел на охоту.

Не знаю, как долго я бродил среди деревьев, пока не услышал хруст веток неподалеку. Мгновенно пригнувшись, я начал тихо красться на звук, цепким взглядом ища его источник. Вот и он, судя по росту, один из этих местных плоскомордых тауренов - охотник, который станет сегодня моей добычей. Я нашарил на поясе верный кинжал и стал незаметно приближаться к таунке, кажется, ставившему ловушку для мелких зверей. Глаза сыграли со мной странную шутку - лес вокруг, и так почти бесцветный ночью, стал полностью серым, но жертва будто источала слабо-красное сияние, зовущее меня. Метр за метром, все ближе и ближе, я крался к охотнику, так и не замечавшему врага. Крепко сжав в ладони кинжал, я выпрыгнул из-за широкого дерева и в несколько шагов преодолел оставшееся до таунки расстояние. Услышав меня наконец, он обернулся и увидел лишь мелькнувший кинжал, молнией вспоровший горло.

Еще до того, как брызнула кровь, я ощутил ее несравненный запах, поднявший внутри меня какую-то волну ярости. Не в силах сопротивляться, я отдался жажде и уже не мог контролировать свои действия. Мой доспех окропило кровью, фонтанирующей из горла умирающего охотника, даже ночью я видел ее ярко-красный цвет. Жертва наконец упала на землю, неестественно вывернув шею, из которой тек ручеек. Я упал на колени и, жадно прильнув к крови губами, сделал несколько глотков. Ее мягкий вкус окончательно свел меня с ума, и я клыками начал разрывать шею таурена, чтобы увеличить поток крови. Мне нужно больше, еще больше...

Когда я пришел в себя, тело жертвы уже было холодным, а кровь на горле сворачивалась. Первое, что я ощутил - сытость. Скинув доспех, я убедился, что ве-ве снова налились цветом и слабо светятся. Амулет в груди отреагировал на прикосновение, полыхнув красной вспышкой. Я закрыл глаза и начал молиться, благодаря Летучую Мышь за милость, за то, что силы вернулись ко мне. Все тело переполняла сила, которой я потерял и которую жаждал, она снова была со мной, текла по моим жилам и кружила голову. Из горла непроизвольно вырвался яростный крик, разнесшийся по лесу и спугнувший птиц.

Кровопийца вернулся.

/*Три года спустя. */

К Пустошам

Всю ночь Дурт просидел у костра, то и дело подбрасывая сухие ветки, набранные ещё вечером. Он не боялся нападений, ему просто не хотелось спать. Последнюю неделю орк никак не мог выкинуть из головы странное ощущение, что он не на своём месте, хотя и пробыл тут, в Дуротаре, в течение почти всей осады. В первый вечер он просто напился в хлам. Хорошая пьянка помогает забыть всякую чушь. Но утром всё повторилось, и Дурт, собрав необходимые вещи и захватив в стойлах бурого волка, отправился в путь.

Лоа редко отправляют видения, сразу же понятные и очевидные. Научиться толковать их — сложнейшая часть становления жрецом. За много лет Дурт научился распознавать лишь немногое, а остальное пытался угадать. Сейчас он не понимал, куда стремится, и каждое утро наугад выбирал направление. Эту ночь он провёл недалеко от основной дороги среди Когтистых гор. После перемирия, заключенного Альянсом и Ордой, путешествовать здесь стало безопаснее. Лишь немногие местные отважились бы нападать в одиночку на орка с большим топором.

Орк потушил костёр и, оседлав волка, направил его дальше по дороге. Где-то там находился Солнечный камень, у которого таурены основали своё поселение. Дурт уже забыл, на какой из гор оно находится, но был уверен, что разберётся в течение дня. Через полчаса пути он резко остановил волка.

Вместе с порывом западного ветра он ощутил в воздухе какой-то странный привкус. Привкус не гари или пыльцы, а магической энергии. Дурт торопливо подошёл к плоскому камню и снял с пояса небольшую флягу, наполненную вчера кровью газели. Накапал немного на левую ладонь и правой начал чертить замысловатый рисунок на поверхности камня. Необходимо было провести ритуал и разобраться, что за энергию он почувствовал.

Когда он закончил рисовать руны и пробормотал несколько слов заклинания на зандали, кровь животного замерцала ярко-красными искрами. Дурт прижал ладонь к центру рунического круга и закрыл глаза, перед которыми тотчас заплясали загадочные видения. Истоптанная площадка, заваленная мусором и дерьмом, посреди пустыни. Увядающие деревья с множеством глаз на стволах. Капли пота, стекавшие по зеленой мускулистой спине. Глубокие пещеры, освещённые солнцем. Рогатый динозавр терзал чей-то труп, пока к его голове протянулся зеленый луч из широкого шатра. Целая гора трупов на перекрестке дорог.

Когда Дурт открыл глаза, зуд в голове, надоедавший все эти дни, исчез. Теперь орк и так знал, что зов Лоа направляет в Пустоши. Он слизнул кровь с ладони и вернулся к волку. В приюте у тауренов придётся взять ветрокрыла, чтобы не опоздать.

ID: 37 | Автор: admin
Изменено: 13 июля 2014 — 23:20