Сэр Топтемидий Офирус Ильвих Топтемидий Офирус Ильвих.

Огонь в камине таверны "Гордость Льва" слегка потрескивал и играючи выплевывал истлевшие частички дерева в помещение. Эти маленькие огоньки угасали и исчезали в полумраке таверны, едва покинув свою колыбель. Завсегдатаи, путники, местная шпана собралась сегодня вечером здесь. Да и делать на улице особо было нечего: дождь хлестал как из ведра, стучал по маленьким закоптившимся оконцам таверны, как будто старался изо всех сил его вымыть или пробиться внутрь. А внутри все шумело болтовней и смехом простолюдинов, звоном кружек с пенной брагой. Лишь в дальнем темном углу молча сидел мужчина с накинутым на голову капюшоном. Один за столиком, он наблюдал за происходящим и спокойно потягивал трубку, выпуская дым кольцами. Дверь таверны распахнулась, и в проём тут же влетел обрадовавшийся дождь, подгоняемый ветром, его наконец-то пустили на огонек. Но тот, кто этот проем отворил, быстро прошел в помещение и захлопнул дверь за собой, оставив дождь за стеной. Путник скинул с себя плащ и положил на камин. Он был брит наголо, и имел рыжую стриженую бороду. На первый взгляд ему было лет двадцать пять. Ровные черты лица, глубокие морщины на лбу, слегка выраженные скулы, серо-зеленые глаза и очень пронзительный взгляд. Он прошел через залу, перекинулся парой слов с кормчим, после недолгой беседы хозяин ушел на кухню, а еще через минуту вышел с большой кружкой какого-то горячего напитка. Путник, приняв кружку, замер на секунду: он почувствовал на себе очень пристальный взгляд, затем он резко обернулся и увидел, что за ним наблюдает темная фигура в дальнем углу. Наш герой стал внимательно, без стеснения рассматривать странного господина. Через полминуты таких переглядываний странный господин высунул руку из-под полов плаща и поманил пальцем путника. Наш герой занял место напротив мужчины в плаще. "Имею честь представиться, сир Топтемидий Офирус Ильвих," - промолвил достаточно громко бритый. Сидя напротив, с такого расстояния можно было заметить, что лицо незнакомца обрамляла седая борода, нос был испещрен годами и был немного кривой. Незнакомец скинул капюшон с головы: так и есть, это был почтенный старец в годах. "Не бойтесь, юноша, я просто обратил внимание на столь чистую душу, особенно на фоне этих," - старец кивнул в сторону пьяниц, играющих в кости, - "А еще мне нужно кое-что тебе сказать..." Старец вдруг немного осекся и задумался, теребя свою бороду. "Прежде чем я скажу то, что хотел, расскажи мне о себе?" - сказал старец и заискивающе улыбнулся. Топт был удивлен происходящим, даже ошарашен, но уважение к старшим, привитое воспитанием и учебой в семинарии, не позволило ему ответить нет. Топт начал рассказ: "Моя семья имела владение в Серебряном Бору еще до вторжения Плети..."
Мачтовые сосны Серебряного Бора шумели в этот день по-особенному, даже в их шуме была тревога. На Востоке полыхало зарево пожаров, слышались звуки битвы. Селяне бегали в сборах, запрягали повозки. Посреди улицы стояло чуть больше десятка пехотинцев и трое рыцарей Серебряной Длани. Они то и дело подгоняли крестьян, формировали караван. Через полчаса караван был готов. Крепкого юношу бритого наголо, помогавшего одной семье закреплять поклажу, подозвал к себе паладин. "Топт, ты своим помог? Они готовы?" - встревоженно заговорил паладин. "Да, сир Даториан," - ответил Топт. "Хорошо, караван готов, отправляемся!" - скомандовал Даториан Ралл, и караван, скрипя колесами и позвякивая посудой, двинулся на юг.
"... Я помню как метался мой друг по семинарии, Реддерик, его родители остались там, они, по всей видимости, не успели сбежать. Реддерик рыдал, рыдал и выл, бился в крепких объятиях одного из рыцарей так, будто был одержим, в его глазах пылал гнев. Никогда этого не забуду. Сначала мы перебрались в Южнобережье, там осели мои родители, а нас, тогда еще молодых семинаристов, сир Даториан забрал в Штормград, чтобы продолжить наше обучение. В Штормграде же я обучился, кроме святого слова, военному ремеслу. А сейчас вновь возвращаюсь в земли Лоардерона на помощь Серебряному Рассвету," - с этими словами Топт посмотрел на дно своей кружки и тяжело вздохнул. Собеседники помолчали несколько минут. Таверна давно опустела, лишь некоторые особенно поусердствовавшие в выпивке лежали лицом на столе. Дождь не барабанил по стеклу, лишь было слышно как капли падали с крыши и со шлепком разбивались о землю. "Следуй своему пути, юный паладин, тебе предстоят большие испытания. Готовься к ним постоянно, днем и ночью, тогда ты сможешь преодолеть их с честью настоящего рыцаря света," - старец замолк, промолчал несколько минут, наморщив лоб. Потом запахнул плащ, накинул капюшон на голову и вышел вон. Фигура старца быстро, буквально по волшебству, растворилась в ночном сумраке. Топт поднялся наверх, в снятую им комнату, и заснул.

Солнце здесь поднимается невысоко и сегодня похоже не на желтый яркий диск, а на светлое пятно в сплошном сером мареве туч. Несколько дней назад войска Серебряного Авангарда под предводительством самого Тириона Фордринга взяли высоту и установили лагерь прямо на заднем дворе владений Короля Лича, оттеснив войско Плети к узкому ущелью, предворяющему огромный ледник Ледяной Короны. Впереди лежал колоссально трудный путь через царство мертвых. Капитан 3-его отделения Топтемидий стоял на валу перед частоколом и смотрел на южный горизонт. Под ним простирался лес Хрустальной Песни, а прямо перед ним висел в воздухе город-государство Даларан. Топтемидий не очень изменился, тот же пронзительный взгляд серо-зеленых глаз, брит наголо, лишь в бороде появились волосы чуть светлее его обычного рыжего да кожа погрубела и была немного побита морозами и ветром. Он вспоминал тот разговор с неизвестным страцем в таверне Златоземья, потом нахмурился и цокнул языком, как будто сам себя журил за что-то, развернулся и пошел к своим бойцам...

ID: 3339 | Автор: CheCat
Изменено: 10 января 2011 — 18:46