Хиллари Вуттон Враг народа



На следующий день я ожидала визита Ровельски в специально выделенном мне для такого дела кабинете, в смежной комнате с которым, в свою очередь, ждал приглашения закованный в кандалы Найгард. И, хотя почти всё в этом деле было ясно мне, как белый день: Ровельски защитил свою лавку заклинанием, а затем сжёг второй этаж с тканями, чтобы получить законную компенсацию за ущерб, - кое-что всё-таки не давало мне покоя.

Оказалось, что за неделю моей работы под прикрытием на территории столицы произошло ещё пять поджогов, о каждом из которых было заявлено в ратушу с требованием компенсации ущерба. В каждом из пяти случаев, нижние этажи подожжённых зданий всё-таки получали определённые повреждения, однако сами владельцы, между прочим, все пятеро - одинокие лавочники, - не пострадали. Кроме того, каждый из них, как выяснилось, обладал безупречным слухом, ввиду чего все, как один, твердили о том, что слышали топот ног на крыше.

Говоря на чистоту, всё это очень походило на заговор какой-то извращённой гильдии торговцев, каждый из членов которой обязался поджечь свой дом, выпросить компенсацию, а затем вложить её в какое-то важное для всей гильдии дело. Только вот у четверых из пяти лавочников, подававших заявления о компенсации ущерба, было алиби - на момент начала пожара они находились либо снаружи своих зданий, либо внутри и с клиентами. Как оказалось, именно это запутало следствие и сержант, которому было поручено ведение этого дела просто отложил его в долгий ящик до моего возвращения.

И, тем не менее, я чувствовала, если можно так выразиться, нутром чувствовала, что после беседы с Ровельски прояснится очень многое, а потому именно на этой самой беседе и была зациклена практически весь тот день.

Наконец, ближе к вечеру, низкий и хромой торговец прибыл ко мне. Забравшись на стул напротив меня, он улыбнулся обезоруживающей улыбкой и скрестил руки на груди.

- Вы узнали, кто это сделал?

- Пока нет, но у нас есть как минимум один основной подозреваемый.

- Так схватите его! Чего вы ждёте?! Схватите! - взорвался карлик.

- Не надо драмы, господин Ровельски, давайте говорить спокойно. Всю прошедшую неделю я усердно работала, и, в итоге, узнала много новых и, безусловно, интересных фактов. Признаюсь, мной были получены ответы на многие вопросы, касаемо вашего дела, однако на новые, более трудные, я, увы, не смогу найти ответов без вашего участия. Вы готовы помогать следствию, господин Ровельски?

- Да, конечно. Всё, что угодно.

Он выпрямился в кресле, но рук с груди не убрал.

- В таком случае, прошу вас честно ответить, господин Ровельски, зачем вы наложили защитное заклинание на первый этаж вашей лавки?

- Но я не... - начал было отнекиваться удивлённый торговец, но был прерван.

- Вам знакома фамилия Найгард, господин Ровельски?

- Впервые слышу.

- Странно.

Я подняла со стола маленький колокольчик и позвенела им пару секунд, по прошествии которых боковая дверь отворилась и в комнату ввели горе-чародея в сопровождении двух стражников.

- Этот человек покупал у вас услуги неделю назад, мистер Найгард?

Колдун ошарашенно посмотрел на меня и вздрогнул, а затем перевёл взгляд на торговца тканями и, склонив голову на бок, произнёс:

- Он, капитан, он.

- Я не капитан, а сержант, - поправила я мага и улыбнулась поникшему в кресле лавочнику. - Почему вы грустите, господин Ровельски? Неприятные воспоминания?

- Идите вы к чёрту, сержант Вуттон. Я расскажу вам всё, что знаю, но не при свидетелях. И клянусь этой рукой, - он потряс правой, - что ничего своего я в жизни не сжигал!

- Хорошо-хорошо. Уведите мистера Найгарда, господа, с ним я поговорю потом.

Когда чародея вывели и закрыли дверь, я решила дать Ровельски высказать самому. Нервно почёсывая козлиную бородку, он начал свой рассказ.

- Думаю, вы уже знаете большую часть того, о чём я сейчас расскажу, ну да ладно. Началось всё, как вам, верно, известно, месяц назад, когда ко мне впервые наведались ребята из Братства: типичный такой громила, знаете, и девчонка темнокожая. Говорят, мол, есть хорошая сделка, они мне дом поджигают, так, чтобы заподозрить меня нельзя было, а я беру деньги за компенсацию и отдаю половину им. Какая же сделка тут, спросите, офицер? Дак я деньги даю им, а они, значится, не режут мне глотку, вот так вот. Ну, знаете, я испугался, конечно, но ответа однозначного не дал и решил повременить. Временил долго, вот они и пришли неделю назад, в день пожара, со своим ультиматумом: или я отдам им гору золота за компенсацию, или они возьмут с моего трупа ключ и достанут из сейфа мешочек с золотишком поменьше. Знаете, тут выбирать особо не приходилось, сержант Вуттон, совсем не приходилось даже. Тогда же мы и договорились о плане, девка подожгла кровать и вылезла в окно, а бугай просто напросто сбежал, как огонь увидел. Благо, я заказывал ещё до этой, тьфу её, сделки, заклинание защитное у Мартина Найгарда, этого парня, что вы привели.

- Нет-нет, господин Ровельски, так не пойдёт. Вы пытаетесь обелить себя, заявляя о том, что не сразу пошли на сделку с преступниками, а, между тем, мистер Найгард утверждает, что его с вами познакомила ваша общая чернокожая знакомая.

Торгаш затрясся, то ли от страха, то ли от ярости. Мне просто пришлось сказать ему нечто приободряющее.

- Тюрьма вам всё равно не грозит. И плаха, - я помедлила, наблюдая за тем, как на лице Ровельски возникает гримаса ужаса, - тоже.

"Потерпевший", если можно его так назвать, буквально растаял в кресле, издав какой-то странный стон.

- Спасибо, сержант Вуттон, спасибо! Но вы ведь поймаете этих мерзавцев, да? Всю жизнь мне испоганили, черти!

- Да-да, конечно. Пока вы побудете под стражей, для вашей же безопасности. Сейчас вас отведут в комнату к художнику, где вы должны будете предельно точно описать внешность людей, принудивших вас к сотрудничеству.

- Всё, что угодно!

Я снова позвонила в колокольчик, дверь снова открылась и стража ввела Мартина Найгарда, а затем, после дежурного разговора, забрала Ровельски и снова удалилась. Я снова осталась один на один со странным, но совершенно невиновным колдуном. Или почти невиновным.

В любом случае, в деле уже произошёл огромный прорыв: за как минимум одним поджогом стоит Братство Справедливости. Уже тогда было очевидно, что все остальные жертвы поджогов прошлой недели дадут схожие показания, когда узнают, что нам всё известно. Забегая вперёд скажу, что так оно всё и произошло.

- Правда, сержант, не понимаю, к чему это всё. Кандалы, ночь в камере. Вы же могли просто вызвать меня, разве нет?

- Нет, мистер Найгард. Откуда вы знаете эту темнокожую девушку, Одри?

- Скажем так, у нас общие знакомые.

- Из Братства, верно?

- Может, и из Братства. Какая разница?

- Вы знаете, кем названы бандиты Братства Справедливости короной?

- Понятия не имею. Сержант, вы же в курсе, я живу затворником и далёк от всех этих политических дел!

- И, между тем, вы явно не желаете добра лорду-регенту и леди Катране Престор. Будете отрицать свои же слова?

- Нет, не буду.

- Хорошо, это уже хорошо. Знаете что, мистер Найгард? Давайте заключим сделку: вы сообщаете мне всё, что знаете об этой вашей Одри, а я делаю всё возможное, чтобы библиотека вашего отца не перешла в руки общества магов.

До сих пор с содроганием вспоминаю тот истерически-инфернальный смех, каким залился Мартин Найгард, когда я помянула его библиотеку. Этот страшный момент, когда он превратился на моих глазах из приятного, доброго и в чём-то наивного человека в настоящего пособника Зла, навсегда останется в моей памяти. Около пяти минут я сидела и смотрела ему в глаза, а он всё смеялся и смеялся.

Наконец, я вышла из комнаты и подошла к окну. Чёрная туча накрыла город, и я уже приготовилась ждать дождя, как вдруг поняла, что это была не дождевая туча. Это было облако дыма.

ID: 16147 | Автор: Царь Jamessan
Изменено: 24 июня 2014 — 23:28

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
29 июня 2014 — 11:45 Царь Jamessan

Может, кому-нибудь будет интересно. Всё-таки анкетка некоторым товарищам понравилась.