Трэй Кейдж Homo homini lupus est

"Твоя голова всегда в ответе за то, куда сядет твой зад."
Вячеслав Бутусов

Часть 1: Волки в городе

...Гилнеас никогда мне не нравился. Слишком много богатых аристократишек, возомнивших о себе невесть что. Слишком много крыс, прячущихся по углам - и я имею в виду не только животных. Слишком много дождя и грязи, слишком много темных переулков, из которых можно и не выйти одним прекрасным вечером.
Но что я мог сделать? Гилнеас был закрыт от внешнего мира, и мне ничего не оставалось, кроме как приспособиться и выживать в любых условиях. Столько лет мы с Кейти успешно грабили, воровали и убивали неугодных аристократам людей, что это стало нашим образом жизни. Знаете, когда слишком долго живешь на улице и кровь на твоих руках уже не кажется чем-то чужеродным, это впитывается в тебя. Смерть забирается под кожу, и ты уже никогда не сможешь избавиться от привычки сначала доставать кинжал, а потом уже задавать вопросы.
И вот, не успел я отметить свой двадцать третий день рождения, как произошла эта паскудная история. Впрочем, лучше расскажу все по порядку.

В тот вечер мы с Кейти остановились в местной таверне - довольно большой и дорогой, к слову. Конечно, денег у нас хватало только на один лишь вечер, но там собралось столько толстосумов, что упустить их стало бы просто непростительно. Мы с Кейти довольно хорошо сработались. Хм, даже слишком хорошо, если подумать. Мы поднялись в свой номер и решили подождать, пока эти сынки богатых и знаменитых напьются в достаточной мере, чтобы их можно было ограбить. Несколько часов мы прислушивались к звукам, доносящимся снизу, из главного зала. Спасибо Кейти, мы не особенно скучали. Эта девушка просто огонь... ну, да это неважно, поскольку встретиться с ней снова мне вряд ли светит.
- Уснул, что ли? - чей-то маленький кулачок ощутимо вонзился мне под ребра, и я выругался.
- Да иди ты... в изначальную Пустоту, - ласково проговорил я, переворачиваясь на другой бок с твердым намерением снова задать храпака. Но Кейти так не считала - еще один удар, на этот раз ботинком, пришелся в мое колено. Я взвыл от боли и прямо-таки подпрыгнул на кровати. На меня тут же обрушилась охапка тряпья, в которой при большой фантазии можно было угадать нашу одежду.
- Одевайся и спускайся через десять минут, - бросила Кейт, затягивая пояс. Я в который раз невольно залюбовался ее тонкой талией и длинной копной рыжих волос. - Схема та же.
- Есть, мой капитан, - кисло проговорил я, но Кейти уже исчезла в дверном проеме. Я быстренько натянул кое-какую одежду, которую мы раздобыли в прошлой передряге. Два кинжала на поясе придавали мне уверенности, - не будь их, я бы чувствовал себя голым. Никогда не понимал, как можно расхаживать во фраке и ощущать себя при этом нормально.
Снизу донеслись звон бокалов и смех. Кейти уже приступила к своей обычной манере - напоить, пофлиртовать, заставить всех обратить на нее внимание. Кажется, тот самый малый, которого мы вознамерились ограбить, обратил на нее внимание. До меня донеслось чей-то низкий хохот и притворный визг Кейти. Пришла пора действовать, и я улыбнулся про себя. Всегда любил устраивать кавардак и сбивать спесь с аристократов.
Я медленно спустился по ступенькам, стараясь не шуметь. Так и есть: Кейти сидела на коленях у парня лет тридцати, одетого особенно вычурно. Он осклабился, махая перед Кейт рукой, усеянной кольцами, видимо, с целью произвести на нее впечатление. Я не смог удержаться и фыркнул, но не рассмеялся.
Еще пара шагов... Он был слишком увлечен рыженькой девицей, которая сидела у него на коленях, и не заметил, как позади него выросла моя длинная фигура. Разговоры в таверне тут же притихли, и внимание всех было приковано к нашей троице. Парень понял, что что-то не так, и стал медленно поворачиваться, пытаясь разглядеть, что же такое произошло у него за спиной. Но он был слишком медлителен и пьян, так что я просто схватил его за ворот, приподнял со стула и резко развернул лицом к себе, проорав в глаза:
- Ты что себе позволяешь, прохвост?!
Кейти жалобно пискнула, ее глаза расширились от ужаса. Она застыла на месте, переводя взгляд с меня на парня и обратно. Похоже, дворянин наконец-то понял, в чем дело, и поднял руки.
- Как ты разговариваешь... с благородными?! - пробормотал он, икнув посреди фразы и пытаясь нашарить меч, висящий на боку. Естественно, я ему этого не позволил, тряхнув еще раз так, что его зубы клацнули с оглушительным лязгом.
- Я тебе покажу, как приставать к чужим девушкам, - процедил я и, от души размахнувшись, влепил ему затрещину. Дворянчик аж завертелся, так и не преуспев в своих попытках достать оружие. Однако, кое-то сзади нас резко встал из-за стола, оттолкнув пинком стулья. Что ж, кажется, у этого недоумка здесь были друзья, такие же заносчивые богатеи, как он сам. Я незаметно пихнул ногой стул Кейти, чтобы она не зевала.
Я медленно повернулся и окинул взглядом зал. На меня смотрели пять или шесть хмурых лиц, и обладатели оных были далеко не так пьяны и наивны, как несчастная жертва чар Кейт. Я картинно хрустнул пальцами и облокотился одной рукой о стойку. На ней стояла недопитая кружка эля, и я позволил себе сделать из нее длинный глоток.
- Кажется, у этого идиота есть охрана? - приторно протянул я, - Что ж, наверное, придется проучить вас всех.
Вы когда-нибудь видели, как смотрит на загнанного оленя стая волков? Этакий голодный, блестящий, почти безумный взгляд, полный предвкушения от грядущего кровопролития. Так вот, вся эта чертова таверна смотрела на меня именно таким взглядом. По спине пробежала дрожь, и левая рука инстинктивно потянулась к шраму на горле. Когда-то мы с Кейти крупно просчитались, наткнувшись в одной из таверн на группу наемников. Хорошо же они нас тогда потрепали - мы еле ноги унесли, а потом недели две латали мне дырку в шее. Кейти тогда сказала, что я живуч, как крыса. Наверное, это иногда полезно... не так ли?
- Сейчас кое у кого язык-то отрежут, - пробурчал кто-то. Зашипел клинок, вытаскиваемый из кожаных ножен. Я выглядел как можно более спокойно, хотя от страха у меня разве что колени не тряслись. - Эй, парни. Заткнем этого остряка в лохмотьях.
Они прыгнули на меня почти одновременно. В этот же момент я повернулся к бубнящему нечто невразумительное пьянчуге и срезал кошелек с его пояса. Кейти в то же время резко срывала кольца с его рук. Нападавшие не видели этого, так как эта картина была закрыта телом получившего затрещину дворянина и моим собственным. За долю секунды до того, как меня коснулось острие меча, я сунул кинжал в зубы, а кошелек в карман, прыгнул на стол, спихнув с него нашу жертву, и оттолкнулся от него, взлетев под потолок. Я давно приметил несколько балок, пересекавшихся под потолком, и теперь повис на ней, пытаясь подтянуться. Кейти в это время изображала из себя пострадавшую невинную жертву, и несколько моих преследователей отвлеклось на нее.
- Позовите стражу! Стра-а-ажу! - визжал трактирщик, которого внезапно начавшаяся потасовка отнюдь не радовала. Кто-то побежал за стражей - я слышал грохот сапогов по деревянному полу. Я наконец влез на балку и затаился в темном углу таверны.
- Куда он делся?! - громко спросил один из преследователей, оглядывая потолок. Скажу без ложной скромности, что способность прятаться у меня прямо-таки врожденная. Я сидел тихо, как мышь, и не издавал ни звука.
- Я видела, как он выпрыгнул в окно! Вон в то, - Кейти указала изящным пальчиком на окно, которое действительно находилось почти у меня за спиной, под потолком, едва ли достаточно больше для того, чтобы в него можно было пролезть в латах. Кажется, девушке поверили - эта шайка тут же выбежала из таверны и кинулась искать меня в ближайших закоулках. Я усмехнулся про себя. Через пять или десять минут, ничего не найдя, они вернутся - возможно, даже со стражей, поэтому не следовало терять ни секунды.
Дождавшись, когда таверна опустеет, а трактирщик от греха подальше спрячется в задних комнатах, я бесшумно спрыгнул на пол и протянул руку Кейти.
- Чуть не достали, - пожаловался я. - Не думал, что у этого отморозка столько влиятельных друзей. Уходим, быстро.
Кейт только кивнула, и я помог ей забраться на балки. Еще вчера я приметил прикрытую гобеленом дыру в стене. Видимо, у трактира не хватало времени или денег, чтобы ее как следует залатать. Откинув гобелен, я пропихнул в дырку сначала Кейт, потом протиснулся в нее сам, и мы выбрались на улицу.
Было уже глубоко за полночь, и накрапывал мелкий дождик. Я уже говорил, что ненавижу дождь? Да, кажется, говорил - ну, так скажу еще раз. Кейт вроде бы не обратила на это внимания, пригнувшись и прижавшись всем телом к стене. Пристроенный рядом сарайчик бросал на нас тень, в которой мы выгодно спрятались.
- Видишь что-нибудь? - прошептала она, дернув меня за рукав.
- Вижу, - шепнул я в ответ, - Они возвращаются. Да еще и со стражей.
Не удостоив меня ответом, Кейти проползла к противоположной стороне таверны и выглянула за угол. Не увидев с той стороны никакой угрозы, она стрелой ринулась куда-то в сторону бедного квартала. Я не замедлил последовать за ней - получить еще одно ранение мне совсем не хотелось, я слишком привык к своему телу, любил его, и не хотел потерять. Пока эти недоумки в латах второй раз обшаривали таверну (наверняка заметив, что Кейти тоже исчезла), мы успели оторваться от них на значительное расстояние. Скоро мы добежали до трущоб - района, в котором лучше не расхаживать без оружия. Опасными тут были не только стаи бродячих собак, летучие мыши и крысы-переростки. Гораздо опаснее было бы наткнуться на людей... которые, впрочем, тут больше походили на волков.
И мы, к нашему вящему неудовольствию, были одними из них.

- Ты это видел? - Кейти восторженно перебирала содержимое кошелька. Я только ухмылялся ее радости. - Да тут целое состояние! И он носил все это с собой?! Как можно быть таким...
- Тихо. - Я поднялся, положив руку на рукоять кинжала и вслушиваясь в темноту. Нет... Показалось. Только шорох травы, тихий стук крысиных лапок по каменным обломкам. Где-то истошно лаяла собака.
Девушка пожала плечами и отвернулась, видимо, обидевшись на то, что я не разделяю ее восторга. Но что-то казалось мне неправильным. Я не заметил никакой погони, они оторвались от нас слишком быстро. Тут мой взгляд зацепился за обрывок бумаги, который медленно, лениво переворачиваясь, летел, подхваченный ветром, по дороге. Я наклонился, чтобы поднять листок, и тут же понял, что это было. Объявление о розыске. Но какой дурак вздумал расклеивать объявления здесь, в трущобах?
И тут я все понял. Слова пронеслись в моем мозгу, молниеносно составив логическую картину. "Трэй Кейдж... Катарина Саммерс... тридцать тысяч вознаграждение... живыми или мертвыми... предоставляется амнистия..." Ну конечно. Проклятые твари... Они знали, на какую наживку можно поймать вора.
В ту же секунду, когда я склонился над листком, Кейти едва слышно пискнула. Я выпрямился и повернулся к ней, на ходу доставая оба кинжала. Ее держал какой-то скользкий тип в черном, зажимая ей рот рукой в перчатке.
- Лоусон, - прошипел я, пригибаясь и кошачьей походкой, петляя, направляясь к нему. - Ах ты мерзкое насекомое.
- Сдавайся, Кейдж, - мрачно проговорил мой бывший напарник, с которым мы провернули немало дел. - Вы окружены.
Я только шире ухмыльнулся, обнажая все тридцать два зуба. Слишком много для того, чтобы улыбка была дружелюбной.
- Тридцать тысяч, Кейдж! - произнес кто-то за моей спиной, спрыгнув с крыши дома. - Ты представляешь, сколько это? Да еще и амнистия. Мы уйдем домой прямо из королевской темницы, да еще и богатыми.
Я снова промолчал. Разговаривать с ними у меня не было никакого желания. К тому же Лоусон бесил меня, так безнаказанно лапая Кейти. Вокруг него из темноты выступили еще несколько фигур - всех их я знал поименно. Когда-то они были моей стаей, теперь они смотрели на меня, как на загнанного оленя.
Что ж, такое иногда бывает в обществе волков.
Один из тех, что стояли сзади, быстро и бесшумно прыгнул на меня. Я резко повернулся, и встретил его лезвием кинжала - оно легко, словно в масло, вошло в его грудь, и человек упал рядом, пытаясь вытащить нож из легкого. О да, я знал, куда бить - пускай помучается перед смертью. Я хотел, чтобы они все подохли в мучениях.
- Ах ты, тварь! - Лоусон тут же потерял всю свою самоуверенность и высокомерие. - Взять его!
Наверное, со стороны это выглядело, как барахтающаяся куча огромных черных крыс, рвущих друг друга. Я не раз наблюдал такое зрелище в трущобах, и теперь мне казалось, что я сам стал одной из этих крыс. Я отбивался, как мог, но у меня остался только один кинжал. Кто-то пронзительно вскрикнул, и мне на лицо вылилась приличная порция артериальной крови, чуть не попав в глаза. А потом кто-то все-таки скрутил мою руку так, что в глазах заплясали звезды, и заставил выпустить кинжал. Меня держало четыре человека, а я извивался, как змея, и не переставая осыпал их отборными проклятиями.
Перед моим носом внезапно возникли ботинки Лоусона, и я поднял голову. Меня уложили носом в грязь, и теперь по моему лицу стекали потеки грязной воды вперемешку с кровью, заставляя меня отплевываться. Я с ненавистью посмотрел на своего бывшего товарища.
- Спасибо, что помог нам заработать на безбедную старость, Кейдж, - притворно искренне сказал он. Я увидел, что Кейти висела на его руке плетью, словно без сознания. А может, она и была без сознания. - Но ты знаешь... Здесь будет лучше, если вы с ней исчезнете. Навсегда.
В следующую секунду кто-то из его дружков врезал рукоятью кинжала по моей голове, и она будто превратилась в свинцовый шар, а перед глазами вспыхнуло яркое белое пятно. Я несколько мгновений пытался поймать воздух открытым, как у рыбины, ртом, а потом мои глаза закатились, и я потерял сознание.

ID: 2489 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 10 ноября 2010 — 3:26