Последняя сказанная фраза в жизни, сбитое дыхание и уставшее тело.

Когда-то всё было хорошо: просто, легко и обыденно. Пока я не узнал, кто были мои родители, точнее отец - мать я потерял ещё в далёком детстве. Папа говорил, что это сделали ополченцы, хотя я практически каждый день видел одного из них у себя в фермерском домике. По его приходу, отец вечно меня прогонял, не хотел, чтобы я подслушивал.

Уже в возрасте 14ти лет меня, как и моего отца, посвятили в Братство. Не знаю, зачем это было нужно, но я всегда носил красный платок, закрывающий нижнюю половину моего лица. Владению оружием меня обучал отец. В 16 я уже учавствовал в грабеже караванов. В 18 убил своего собственного пса для доказательства своей верности Братству. В 20 убивал людей. В 21 встретил любимою женщину, с которой не расставался никогда.

10-ого дня Последнего Месяца Холода 27ого года моего отца казнили на Сторожевом Холме. Разьярённый и взбешённый, тайными и скрытными тропами возвращавшись домой, я вошёл в распахнутую настеж дверь.

- Опять эта глупая женщина оставила дверь открытой! - но речь моя прервалась, я увидел свою жену, окрававленную, с перезанным горлом, с лежавшей на столе оборванной красной повязкой. "Предатели!" - гулким звоном разнеслось в моей голове, затмевая мой хладный разум и мысли. Сзади послышался шорох...

***

Стук сердца в такт с ударами латных сапог по земле чётко бил в висок бежавшему по лесу человеку. Снаряжённый в тяжёлый доспех бежавший сбавлял темп и вскоре рухнул на колени. Внеочередная стрела, немного опередившая град других смертоносных игл, всё-таки попала воину в оголённую шею. Яд уже расстекался по венам воина, в глазах помутнело, и он окончательно рухнул оземь. В последние минуты своей жизни он лишь увидел красные платки и тёмные озлобленные глаза. Что-то вмиг ослепило человека и он почувствовал адскую предсмертную боль и онемевший язык...

- Твою мать, солдаты! Что за нахрен?! Кровь не видели?! Ан-ну быстро подняли труп, пока не отымел!
- Так точно, сэр!
- Ё-ё-ё, да у него языка нет... - совсем близко проговорил солдат.
- Так, что тут?! - крикливый солдатишка наклонился к окровавленному воину и, уже сменившимся тоном, произнёс: - Так, он живой. - матерившийся офицер по обыкновению отыскал надпись на внутренней стороне пояса: "Оуэн К., -4". - Оказать первую помощь! Что встали?! В казарму этого!

Лишившегося языка, окровавленного и изнурённого до смерти Оуэна на носилках тащила пара медиков. Сейчас Оуэн чувствовал себя намного легче: латы нёс какой-то матёрый солдат, перевязку делал мужик, явно перебиравший с алкоголем. Носилки сопровождал многообразный мат и выкрики армейцев. Разум трезвел, овладевая телом. Вскоре раненый был доставлен в Западный Гарнизон, и уже через несколько часов Оуэна наведал тот самый офицер:

- Ну что, как самочувствие, боец? - У солдата было явное хорошее настроение, об этом говорил запах алкоголя изо рта.
- Ммуауо. - Оуен сам удивился от своих "слов". В голове вновь перевернулись мысли - он вспоминал. Отрезанный язык и cтрела в шее, вот последствия жизнедеятельности воина. Вдруг его лицо сморщилось только от одной мысли, что он не сможет больше говорить...
- Эм... Ты, конечно, прости, но вот тут мы ничем не сможем помочь. - грустно протараторил офицер и отправился восвояси, оставив его со своим разумом наедине.

ID: 2427 | Автор: Alan
Изменено: 7 ноября 2010 — 19:19

Комментарии (4)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
7 ноября 2010 — 13:17 Pentala

"беребиравший с алкоголем" - это как?

15 июня 2011 — 12:57 BabaRaya

Пацан бухал, и не выпивал совсем.

16 июня 2011 — 13:30 Ferrian

Просто и со вкусом. Разве что лучше определиться, от какого лица ведётся повествование - а так более-менее полноценная история, уместившаяся в десятке небольших абзацев, мне пришлась по нраву.

16 июня 2011 — 17:47 Valhall

Точку из названия нужно убрать.