Тристана, графиня Ольгерд Весь мир в бронзовом медальоне

Бывает отчаяние настолько страшное, настолько глубокое, что человек и хотел бы, да не может им ни с кем поделиться. Не потому, что не находится правильных слов, или нету сил, или скорбь сковывает. А потому, что человек не решается своей болью ранить другого. Даже злейшему врагу, даже самому отвратительному подонку он не пожелал бы узнать такого страшного отчаяния.


«Три медведя весело плясали, тра-та-та, три медведя лапы поднимали, тру-ту-ту», — ярмарочная музыкальная шкатулка весело потрескивает с резного туалетного столика. Рядом со столиком валяется светлая простынь — такими же прикрыта большая часть мебели просторной комнаты. Из распахнутых окон льется теплый солнечный свет, отчего все краски стали особенно яркими, но при этом и более заметным стал слой пыли на мраморном полу. Посреди комнаты молодая женщина в домашнем платье из темно-зеленой парчи исполняет очень странный танец. Она склонилась, вытянув руки в сторону пола, слегка покачивается и притопывает маленькими шажками. «Тра-та-та», — запевает она вслед за песенкой, но ее пение тут же обрывается глухим рыданием а руки начинают судорожно трястись. «...Мой мальчик... мой маленький чудесный мальчик... так любил танцевать с мамочкой... так смеялся», — можно разобрать шепот сквозь рыдания.

Раздался робкий стук в дверь. Молодая женщина резко выпрямилась, поправила выбившийся локон цвета темного золота, и твердым голосом произнесла:
— Войдите! — Дверь бесшумно отворилась, и за ней показалась молоденькая служанка.
— Мадам графиня, извините, там пришли, господин Фэйк...
— Хорошо, Наннита, передай мистеру Фэйку, что я скоро спущусь.
Молодая женщина отвернулась, подошла к туалетному столику и захлопнула крышку шкатулки. В звенящей тишине комнаты послышалось какое-то шебуршание со стороны двери. Молоденькая служанка все еще топталась на входе в комнату.
— Наннита, что-то еще? — с мягким напором произнесла женщина.
— Ох, мадам Тристана, какое же горе, какое горе! Наш маленький Денни! Мы так все ждали когда вы все вместе вернетесь! Гийом нарезал столько лошадок и корабликов, и солдатиков, а Питер сделал низкие полочки, чтобы Денни мог сам доставать, а я разукрашивала и расставляла. Мы так все ждали, столько радости было когда с кораблем пришло письмо, что Денни нашелся, все так готовились, и занавески новые желтые пошили, — Наннита, заливаясь слезами указала рукой на пышные ярко-желтые оконные занавеси, сцепленные широкими лентами, и продолжила дальше бормотать что-то еще более бессвязное.
Тристана, потеряв дар речи, смотрела на рыдающую служанку. Дрожащими руками она взяла с туалетного столика носовой платок и подошла к девушке.
— Вот, милая, возьми.
Наннита ухватила платок и спрятала в нем лицо, а потом вдруг бросилась к Тристане, обхватила ее за талию и крепко стиснула в объятиях.
— Ну, полно те, Наннита, — произнесла Тристана дрогнувшим голосом и растерянно погладила девушку по волосам.
— Госпожа Тристана, в тех местах, откуда я родом, говорят, что когда умирает невинный младенец, душа его превращается в ангела из чистого белого света, и остается в этом мире, чтобы оберегать его близких. А вы верите, что Денни тут с нами? — девушка робко отстранилась, и, всхлипывая, оправила примятую оборку на платье хозяйки.
— Конечно верю, Наннита. В местах, откуда родом я, говорили точно так же, — Тристана положила ладони на плечи девушки и заглянула той в глаза, — А теперь давай спустимся вниз.

В гостиной поместья Марлей, обставленной с неуютной кричащей пышностью, по вкусу бабушки Тристаны, Марии Агнессы Марлей, терпеливо ждал Митсон Фэйк.
— Мистер Фэйк, прошу простить ожидание, не желаете чего нибудь выпить? — Тристана присела в реверансе.
— Благодарю. Как поживает госпожа Марлей?
— Как и всегда, слегла с легким послеобеденным недомоганием, но в остальном в полном здравии.
Во время странствий Тристана пренебрегала такого рода условностями, как реверансы и дежурный обмен любезностями, но в этой комнате каждый гобелен и фарфоровая чашка немо требовали вести себя под стать обстановке. Будто сама графиня Марлей зорко наблюдает за соблюдением приличий.
Тристана прошла к окну и остановилась, наблюдая за слугами. Митсон внимательно смотрел на Тристану, но не нарушал повисшее молчание. Он не видел ее с момента прибытия корабля в Штормград. В том самом финальном плавании не стало ее сына. После долгих месяцев поисков в неспокойных землях Пандарии, они наконец нашли похищенного мальчика. Похитители оставили его в одном из поселений, большая часть жителей которого слегли, зараженные кровью И'Шараджа. И маленький Денни в том числе. Они долгое время боролись за его жизнь, побывали у многих местных лекарей и знахарей, привлекали Штормградских жрецов. Тристана подняла все мыслимые и немыслимые связи, но все тщетно. После временного улучшения, малыш вновь угасал. Говорили, что его организм разрушает самое себя, словно воспринимает свои ткани как чужеродные. На момент отплытия с туманного континента Денни уже не мог даже самостоятельно глотать, не говоря уже о том, чтобы приподнять голову. И вся эта страшная болезнь, все мучения убитой горем матери проходили на глазах у Митсона. Да он и сам нежно полюбил этого ласкового трехлетнего малыша.

— Так странно, Митсон. Людям вокруг так больно, они так глубоко сопереживают, что мне даже приходится их успокаивать. Разве не должно быть наоборот? — Тристана наконец нарушила молчание.
— Ох, Трис, — Митсон подошел к Тристане и остановился рядом, — Как ты?..
— По разному... Иногда спокойно занимаюсь обычными делами. Благо их тут много. Даже могу посмеяться над шуткой в книге. А иногда совсем прорывает. Знаешь, эти мысли... Они накатывают и их не остановишь, и они затягивают на самое черное дно.
— Постарайся не думать, отвлекаться...
— Да, мой духовник говорит то же самое. Гнать их прочь. Но не всегда получается, понимаешь? — Тристана повернула бледное спокойное лицо к Митсону.
— Понимаю, Трис. У меня тоже бывают эти мысли...
Тристана благодарно взглянула на Митсона, и снова отвернулась к окну.
— Особенно тяжело, когда остаюсь наедине с собой. И этот дом... Тут столько воспоминаний о таком счастливом времени. Когда Денни играл в этих залах и смеялся. Бежал мне навстречу и бросался на шею, когда я возвращалась из города. Я так часто оставляла его тут! Столько времени я занималась совершенно не значимыми «делами государственной важности». Я так себя виню за все это украденное мною же у нас время. Сейчас все видится в другом свете. И если бы в тот роковой день я не оставила его в отеле, отправляясь на комиссию...
— Тристана, посмотри, что я привез! — Митсон перебил Тристану на полуслове, не дав ей углубиться в самобичевание, — Тут некоторые из твоих книг и кое-что еще. Помнишь, ты не могла найти тот старый бронзовый медальон? Так вот, я...
— Ах! — Тристана резко обернулась. Митсон протягивал ей крупный бронзовый медальон весьма грубой работы. Она выхватила медальон, несколько секунд ошарашенно смотрела на находку, и тут же бросилась Митсону на шею.
— Спасибо, Митсон, ты даже не представляешь, даже не представляешь...

Спустя несколько дней Тристана наконец решилась покинуть поместье и съездить в город за покупками. Ее сопровождал, как в прежние времена, старый верный Гийом. Графиня Марлей решила обновить гардероб внучки, пусть и без желания последней, и наказала выбрать ткани. Кроме Тристаны в лавке отоваривалась дородная дама с мелкой визгливо тявкающей собачонкой на руках. Дама указывала усыпанными перстнями пальцами на ткани, и лавочники тут же их разворачивали, вслед за чем слышалось брезгливое «фи!».
Тристана украдкой посмеивалась, а после очередной тирады дамы даже позволила себе тихонько рассмеяться.
— Так, а тут у нас что? — так уж вышло, что дама услышала смешок и видно не могла оставить без внимания такое нахальство. А хоть и дорогой, но давно вышедший из моды туалет Тристаны, похоже, придал ей уверенности, — Очередная деревенская выскочка выбирает дешевые тряпки и смеет мне, мне!..
Тристана склонилась к шелковым лентам, не желая вступать в перепалку с дамой, но та восприняла это уже как открытое оскорбление.
— Да кто ты такая, деревенщина! Смотри в глаза, когда с тобой разговаривает графиня Галинье! Плебейка, выскочка! Мой супруг здоровье положил в совете, борясь за то, чтобы такие молоденькие дурочки как ты могли спокойно выбирать свои тряпки!
Тристана ошарашенно посмотрела на даму и гордо выпрямилась.
— Такими словами не бросаются в приличном обществе, — чуть дрогнувшим голосом проговорила Тристана, смотря прямо в глаза дамы.
— Ах ты невоспитанная, убогая дурнушка! Как смеешь ты мне говорить о приличиях, ты! Ничтожество! Безмозглая подстилка какого нибудь деревенского дворянчика! В голове одни румяна да балы, а она смеет...
— Заткнись! — выкрикнула неожиданно для всех в лавке Тристана , — Заткнись пустоголовая старая тварь! Что ты знаешь обо мне? Что ты знаешь о том, что у меня в голове? Даже тебе я не пожелаю познать то, что познала я, испытать и половину той боли, что я чувствую каждое мгновение!
Лавочники замерли, не решаясь двинуться с места. Дородная дама захлебнулась в возмущении, вытаращив глаза и хватая ртом воздух. Собачонка залилась особенно визгливым лаем.
Тристану трясло крупной дрожью, взгляд помутнел, колени подкосились. Она неловко покачнулась и упала бы на пол, если бы верный Гийом не успел подставить ей плечо. Старик приобнял госпожу, и без слов повел ее на свежий воздух, под немые взгляды лавочников и шокированной дамы.

Несколькими минутами позже Тристана, уже успокаиваясь, ехала в закрытой карете по мостовым Штормграда. Забившись в угол, будто кто-то мог ей помешать, она вытащила тот самый медальон, что вернул ей Митсон. Дрожащими пальцами она повернула петельку, и медальон с тихим щелчком раскрылся. Внутри в потайной полости покоился крохотный золотистый локон. Тристана осторожно коснулась локона подушечками пальцев, а потом вдруг вытряхнула его в ладонь, на секунду уткнулась в него носом и тут же мягко прижала к щеке.
— Рядом ли ты, мое счастье... Зачем ты оставил меня, мой маленький ангел...
По щекам потекли слезы. Тристана, испугавшись, что локон намокнет, скорее спрятала его обратно, и тотчас прижала бронзовый медальон к груди как самое бесценное сокровище.

ID: 17526 | Автор: Merciless rozalba
Изменено: 27 сентября 2015 — 20:15

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
10 мая 2015 — 11:37 Хакиро

На одном дыхании написано. Очень красиво.

10 мая 2015 — 16:19 Merciless rozalba

Спасибо. Рада, что Вам понравилось.