Алый рыцарь

«…28 год от открытия Темного Портала,
21 сентября, Крепость Годфрон – Пфальц, Тирисфаль.

…Вот уже много месяцев длится наш крестовый поход в Тирисфаль. Цель этого похода – добыть реликвию дома Годфрон – знаменитый доспех Золотого Грифона, который принадлежал самому основателю рода, герцогу Оттару фон Годфрону. Добыть или умереть…»
Дневник.

АЛЫЙ РЫЦАРЬ

***

Над Тирисфалем занималась заря, если можно назвать зарей восход солнца в месте, где вечно лежит ночь. Когда-то Тирисфаль был прекрасен. Пышные хвойные леса, дышащие свежестью и чистотой, зеленые луга, покрытые всевозможными полевыми цветами. Холодные ручьи бежали по канавам, наполняя леса мелодичной песней воды. Соловьи и прочие певчие птицы вторили им, рождая мелодию леса. Многочисленные деревушки, построенные из белого камня, полные жизнерадостных жителей, соединялись дорожными трактами. Но те дни давно позади, и лишь призраки скорбят о них во тьме ночи. Леса Тирисфаля изменились навсегда, когда армия живых мертвецов, Плеть, ведомая сошедшим с ума принцем Артасом Менетилом, уничтожила этот дивный мир. С тех пор Тирисфаль проклят. Вечная ночь легла на его луга. Лишь мертвый свет луны освещает эту оскверненную землю. Вместо зверей и птиц, чащи его полны чумных псов, и прочих мерзких тварей. Руины деревень полны оживших мертвецов. Но есть еще выжившие люди, что сражаются за свою землю, противостоя армии нежити. Алый Орден был основан на обломках величайшего братства рыцарей клириков – Ордена Серебряной Длани.
Стук лошадиных копыт прорезал тишину тирисфальского утра. Отряд закованных в латы всадников скакал во весь опор. Во главе отряда скакал рыцарь, которого можно было бы назвать великаном. Ростом он был семь футов, и широк в плечах. Тяжелые доспехи покрыты алой эмалью, багровый плащ вьётся на ветру, а за спиной висит огромный двуручный меч из темной стали, с золотой вязью на клинке. Вскоре показались башни и стены замка, к которому направлялся отряд. Это был обыкновенный лордеронский замок, стоящий на каменистом мысе. Если раньше он и приносил впечатление, то это было в прошлом. Стены зияли брешами, наспех заделанными острыми кольями и всяким мусором. Одна из трех башен обрушилась, у стоящей в центре крепости обрушилась одна треть, погребя под завалом часть казарм. Относительно целыми постройками были лишь конюшни да кузница.
Когда отряд подъехал к воротам, на стене появился часовой, в таких же багровых доспехах.
- Кто вы? Назовите себя! – крикнул он. Вид у него был заспанный, видно было, что его разбудил стук копыт. Недоверие и подозрительность, граничащая с паранойей, всегда была свойственна Алым крестоносцам. Доверять нельзя никому, ведь каждый может быть агентом Культа проклятых, культа некромантов Плети.
Командир отряда поднял покрытую капюшоном голову, и лунный свет озарил его бледное, морщинистое лицо.
- Я сир Гэвинград Станфорд, офицер гвардии Ее светлости герцогини фон Годфрон. – Ныне сир, в прошлом лорд. Забавно как иногда судьба повернется к тебе, подумал Гэвинград.
– Открывайте ворота!
Стражник оглянул их кислым взглядом, а затем исчез со стены. Опустив голову Гэвинград ждал, пока, наконец, тяжелые, окованные сталью ворота не распахнулись, и отряд проехал дальше. Оставив своего коня и своих людей у конюшен, алый рыцарь направился в офицерскую казарму, дабы приготовится к предстоящему совету.
Замок еще спал, не считая постовых на своих местах. Поэтому Станфорд был сильно удивлен, обнаружив на кухне, лестница у которой вела в офицерские казармы, своего брата по оружию и званию, сира Вапроланта Стрекланда.
- Гэвинград! – На обветренном лице Вапроланта появилась улыбка. – Я знал, что ты вернешься. - Крепко обнявшись, рыцари сели за стол, и Вапролант налил в бокалы вина.
- Кул-Тирасское - красное, как кровь, и кислое, как горечь поражения.
- Я рад видеть тебя, друг, - пригубив немного своего любимого вина, проговорил Станфорд – Думаю, у нас есть о чем поговорить. Какие новости? Что случилось, пока я со своими рыцарями был в рейде?
- Да ничего особенного, - махнул рукой Стрекланд. – Разведчики, посланные в катакомбы Часовни Годфрон, так и не вернулись.
- Уже пятый отряд?
- Да.
- Если так пойдет и дальше, у нас закончатся все егеря. – Покачал головой Гэвинград – Именно поэтому командующий созывает совет?
- Точно, - подтвердил Вапролант, прикончив разом свой бокал. – А теперь твоя очередь.
- Что ж, гонец застал нас, когда мы зачищали от нежити Годшир, славная была битва! Я…
И в сумраке нового дня пропел рожок, один раз, второй, и третий. Начался новый день.
- Эх, потом расскажешь, у меня сегодня строевая с новобранцами. – Поспешно встав из-за стола, Стрекланд, нацепил стоящий у стены меч на пояс и, уходя, бросил – Еще успеешь рассказать, как убил сотню другую мертвяков – и оба рыцаря расхохотались.
Позавтракав после ухода Вапроланта, Гэвинград Станфорд поднялся наверх, в офицерские казармы, где была его личная комната. Комната была небольшая, но достаточно просторная, убранная в строгости. Дубовая кровать, без перин, письменный стол, стоящий у единственного окна-бойницы. Крепкий стул, умывальник, полный ключевой воды из колодца, большой окованный железом сундук со скарбом, и небольшое старое зеркало. Первым делом Станфорд избавился от доспехов, и, переодевшись в свежие льняные бриджи и рубашку, занялся своим туалетом. Взгляну в свое отражение в зеркале, он увидел немолодое, морщинистое лицо, массивную челюсть и благородный, властный взгляд истинного аристократа. На правом глазу черная повязка, а под ней уродливый шрам. Подарок от орочьего топора. Единственный глаз, как изумруд, был ясен и пронзителен. Косматая каштановая борода, с проблесками серебра и такие же нечёсаные волосы. Умывшись и причесавшись, Станфорд взялся за бритву и принялся подравнивать бороду. Закончив, он вновь взглянул в зеркало, из которого на него смотрел почти другой человек. Помолодев лет на пять, он сел за письменный стол, и, раскрыв дневник, в алом кожаном переплете, который аккуратно лежал в углу стола, и, обмакнув перо в чернильницу, принялся писать о прошедшей неделе.

***

Спустя несколько дней Гэвинград сидел на кухне, и, по своему обыкновению, пил Кул-Тирасское красное, обдумывая решение, принятое на совете. «Это важное задание честь для меня, хотя оно не лишено доли риска. Но когда это меня останавливало?» Усмехнувшись, Станфорд сделал пометку в дневнике. Некоторое время спустя к нему присоединился Вапролант.
- Все думаешь об этой миссии, да? – Присев за стол Вапролант притянул себе тарелку со свиными ребрышками. – Уже решил, кого возьмёшь с собой в ад? – и засмеялся, а вслед за ним и Гэвинград.
- Да, думаю, что Квирби и Леона Микшеров. Они наши лучшие егеря.
- Ну, это как посмотреть. Квирби превосходный стрелок из арбалета, но труслив, что твой кролик.
- Пока брат рядом от этого не показывает.
- Брат то его не лучше. Пройдоха, сквернослов, и просто хам. Помнишь, как недели две назад командующий Фоксвелл приказал всыпать ему двадцать плетей?
- Конечно. Но зато он хорошо знает местность и мастерски владеет мечем и арбалетом.
- Ну как знаешь, не мне тебя убеждать, - ухмыльнулся Стрекланд.
Оставив Вапроланта с его ухмылками и вином, Гэвинград направился в солдатские казармы, где надеялся найти братьев Микшер. Солдатские казармы находились в левом, целом крыле замка, и соседствовали с казематами. Это были темные, освещаемые редкими факелами коридоры и помещения, где располагались солдаты. Братьев Микшер найти не составило труда, они играли с солдатами в кости. Когда Гэвинград подошел, солдаты встали на вытяжку и отдали честь.
- Вольно. Мне нужны только Микшеры, - Гэвинград хмуро посмотрел на братьев. – Идите за мной.
- Как прикажете, - отозвался Квирби, он и его брат, который промолчал, последовали за Станфордом в комнату, где хранились карты.
Расстелив старую карту Гэвинград начал свою речь, где в подробностях и красках объяснял, что им предстоит оправиться в разведку в катакомбы Часовни Годфрон, где необходимо найти документы засевшего там Культа Проклятых и, по возможности, «языка». Братья внимательно слушали, изредка задавая вопросы или свои комментарии.
- Итак, завтра на рассвете мы выступаем. Сбор у конюшен. Все понятно?
- Да, - кивнул Квирби. Леон кивнул вслед за братом, а Гэвинграда ждала еще одна ночь записей в дневник.


***

Утро нового дня было таким же, как и обычно - сумерки вечной тирисфальской ночи, к которой прибавился неприятный мелкий моросящий дождь. Оседлав лошадей, Станфорд и братья Микшеры, выехали из ворот навстречу опасности, что таилась в этих темных чащах. Весь путь до Часовни они ехали в молчании, остерегаясь каждого шороха, что таила тьма. Трупная вонь преследовала их везде. Наконец впереди показался шпиль часовни, и Гэвинград поднял руку, приказывая остановиться, а затем спешился.
- Дальше пойдем пешком.
Часовня была почти разрушена, но вход в катакомбы был расчищен, как будто им недавно пользовались. Из тьмы тоннеля так и веяло могильным холодом.
«За мной – коротко скомандовал Гэвинград, и первым спустился во мрак».
Они шли длинными узкими коридорами, с обеих сторон в стенах были выдолблены полки, но они пустовали. Синий могильный свет шел он костров, разведенных из проклятых костей.
«Некроманты, подумал Станфорд»
С потолка капала вода, а пол был покрыт зеленой жижей. Ледяной могильный холод пробирал до костей, и даже молитва не могла защитить от него. Отовсюду слышались шорохи, каждый новый тоннель таил в себе опасность. Наконец они услышали человеческую речь, на языке трущоб.
«Леон, проверь, кто там – приказал егерю рыцарь».
Леон, осторожно подошел к входу в зал и заглянул за угол, затем вернулся и доложил:
«Там три некроманта, что-то вроде лаборатории. Склянки, банки и части нежити. Один сидит спиной к входу, другой слева занимается зельями, а третий справа что-то режет».
«Хорошо, ты возьмешь правого, а ты, Квирби, левого. Убейте их, а тот, что спиной будет «языком».
Братья кивнули, и, зарядив арбалеты, стали ждать команды Гэвинграда. Подав сигнал, он вместе с братьями ворвался в залу. Дважды пропела тетива, и оба некроманта замертво упали, где стояли. Третий же был оглушен рукоятью меча Станфорда.
- Квирби, ищи любые документы, что найдешь, а ты, Леон, помоги мне сковать его.
Некроманта сковали особой цепью, благословенной светом, а в рот ему засунули кляп.
- Готово, - проговорил Квирби, давая понять, что собрал все документы.
- Тогда уходим, быстро!
Леон потащил на себе некроманта, Квирби прикрывал его со спины. Медленно продвигаясь по мрачным коридорам, но вдруг она услышали скрежет, и неопрятный звук падающих комьев земли. Отовсюду лезли гниющие отродья Плети, сплошь покрытые гнойниками вурдалаки, скелеты, чумные монстры… Им осталось лишь уповать на Свет…

ID: 14054 | Автор: Ракогорец Gevingrad
Изменено: 15 ноября 2013 — 22:46

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
24 августа 2013 — 15:31 Magister Антодиас

Открыл.
Увидел: "Крепость Годфрон – Пфальц, Тирисфаль."
Закрыл.

25 августа 2013 — 15:44 Ракогорец Gevingrad

Ну и зря. К отыгрышу Годфронов это имеет отношение более чем никакого, кроме места действия. Но ведь предубеждения и стереотипы это круто и прогрессивно.

24 августа 2013 — 15:42 Чудесная Риканда
знаменитый доспех Золотого Грифона

Тра-а-ан! Что это за доспех ты там заныкал, в Тирисфале? :З

25 августа 2013 — 16:15 Обыкновенный Кекс

А что, мне понравилось :) Приятно читать, да и вообще...

23 ноября 2013 — 12:38 Хранитель Кармы Hellobabyhello

Сила Света льётся через этот рассказ и растекается Алой Мыслию по дереву! Во Имя Света!

А если серьёзно, то более чем неплохо, но мало. Я бы почитал ещё.