Долгий кошмар

Подвалы одной из оставшихся "мясорубок" Плети, в Западных Чумных землях. Двое людей разговаривают. Вернее, вычурно одетый, в кроваво красной робе, молодо выглядящий, хоть и с седыми волосами орёт на культиста, в чёрной робе, с накинутым капюшоном и выражением ужаса на лице.
- Какого беса?! Я же просил оставлять хоть несколько живых! Что мне теперь делать с этой горой "алого" мяса?!
- Но... но мастер, мы отогнали вурдалаков так быстро как смогли.
- Вы же видите, что среди них, только эта девчонка живая? - молодой человек поднял за тёмно русые волосы ребёнка, лет двенадцати-тринадцати, без сознания. - Зачем вы доставили это сюда? Перетаскивайте теперь наверх, пусть Накром нашьёт из них поганищ. Чтобы через полчаса я этого здесь не видел!
- Д-да мастер! - культист стремительно развернулся и махнул рукой, подзывая несколько вурдалаков.
Человек в красной робе прошипев что-то вроде: "идиоты", потащил девочку куда то вглубь катакомб.

-Мама... папа. Кто-нибудь... - в полумраке катакомб раздался тихий стон. Несчастная, прикованная за руки, свисала с потолка, закреплённая верёвкой, которой была связана, за крюк.
-А, очнулась. Замечательно. Извини дитя, ты здесь в одиночестве, - послышался холодный смех, уже знакомого голоса, - Но не бойся. Скорее всего ты скоро встретишься со своими родителями.
Девочка дёрнулась, вглядываясь в сумрак, затем расширившимися от ужаса глазами увидела того самого, в красной робе, седыми волосами и глазами без зрачков, цвета крови.
- Кто вы? Отпустите меня!
- Ну что ж, отпущу. Но ты заплатишь мне небольшую цену.
Странный человек подошёл ближе к девчонке. Она вздрогнула ещё раз, задыхаясь от страха.
- Можешь называть меня Мастером, - усмехнулся назвавшийся, - Успехов поболтать со смертью.
Мастер задрал её рубашку, оголив живот. Внимательно осмотрел ребёнка, затем повыше поднял свою бледную руку. Вместо нормальных ногтей, на ней были странного цвета когти. Даже в полумраке, было заметно, что они странно пульсируют, будто кровь то отливает, то приливает к ним. Культист прицелился, затем резко вонзил коготь в живот ребёнка. Она пронзительно закричала. Плоть вокруг когтя стала быстро бледнеть. Затем комната окончательно исчезла в темноте для неё.

Мастер ходит кругами вокруг невысокой, содрогающейся от страха фигуре, в явно слишком большой, но расшитой тёмно-фиолетовыми узорами, робе. Он периодически поглядывает на валяющийся неподалёку труп в простой чёрной робе.
- Отлично, отлично. Значит за этот год мне удалось чему-то тебя научить. Хотя тебе не занимать стойкости, столько скрывать это. Но этому трудно удивляться, раз уж ты здесь, дитя. Однако, мне придётся наказать тебя. И не говори мне что ты этого не понимаешь.
Мастер остановился на месте, повернувшись спиной к фигуре в робе. Не смотря на то, что он стоял спиной, неизвестный отшатнулся после его слов, словно на него замахнулись оружием.
- К тому же, это тоже урок, дитя.
"Дитя" к которому обращался мастер, содрогнулось, затем послышался сдавленный всхлип. Очевидно, ребёнок, упал на четвереньки, пытаясь выдавить из себя хоть слово.
- Давай, борись. Ты, очевидно, можешь.
Неизвестный стоя на четвереньках, хватается за грудь, тяжело дыша. Затем из под длинного рукава высунулась маленькая худая рука, которой ребёнок резко провёл по полу, пытаясь рассечь руку. Один раз. Второй. Третье движение даётся уже с трудом, фигура падает на пол. Наконец на коже проступают капли крови.
- Жаль, очень жаль. Видимо я потратил этот год зря. - Мастер покачал головой, - Прощ... Арх.!, - он содрогнулся, затем припадая на одну ногу резко развернулся и сузил свои страшные глаза, глядя на ребёнка.
Дитя лежит распластавшись на полу. От вытянутой в сторону Мастера руки, к ноге взрослого тянется струя крови. На робе и штанине Мастера виден разрез, со следами той же крови. Кажется ребёнок без сознания.
- Значит так, Риза. Неплохо, неплохо.
Человек прихрамывая приблизился к телу, затем, без труда, поднял ребёнка над полом. Капюшон упал. Изменившееся за год, лицо девочки обрамляют те же грязные, тёмно-русые волосы. Однако в некоторых местах видны серые нити. Не смотря на все ужасы, что она пережила за год, она всё ещё дышит.

- Итак, ты вновь и вновь пытаешься убежать. Вот уже два года я обучаю тебя, глупый ребёнок, но ты не ценишь моей, - послышался холодный смешок, - заботы. Ты знаешь, я не могу каждый раз закрывать на это глаза. И значит, пришло время очередного, хм, урока. Посмотрим, улыбнётся ли тебе удача в этот раз.
Говоря это, мастер своим, пульсирующим кровью, когтем правой руки завершил рисовать руну, одну из четырёх, расположенных вокруг центра комнаты. Среди рун, за поднимающимся кровавым щитом стояла уже знакомая фигура, несколько подросшая, но в той же чересчур большой робе. Рисунок на робе уже почти не видно, настолько роба грязная. Ребёнок молча смотрел на поднос с едой, оставшейся за щитом, на стороне мастера. Не ахти что, но, похоже, это было достаточно соблазнительно, чтобы Риза буквально не могла оторвать взгляд.
- Ты уже разрушала барьер с одной руной. Но тут их четыре и, как я надеюсь, ты запомнила, что они усиливаются перемножая свою силу. Может ты успеешь. Если справишься, найдёшь меня в моей лаборатории. Хотя, ты меня уже всё равно не слышишь.
Мастер спокойно смотрел, когда дитя подошло к барьеру с внутренней стороны, и ударила по нему, словно целясь в лицо взрослому. Затем он развернулся и ушёл в темноту.

Три дня спустя, Мастер вернулся проверить, как "успехи" его ученицы. Барьер всё так же стоял. Риза сидела близко к стенке барьера, закрыв глаза. Мастер с зловещей улыбкой, подошёл к подносу и заглянул внутрь.
- Похоже, тебе стоит поторопиться, еда совсем скоро испортится, тут для этого подходящие условия. Ах, да, ты же не слышишь.
Человек легонько тронул тарелку, стоявшую на подносе, затем хмыкнул, и обновил руны барьера, успевшие потемнеть за три дня.

Через неделю, он вернулся, чтобы увидеть что барьер всё же пал. Его ученица лежала рядом с подносом, на котором лежал полусъеденный плесневелый кусок хлеба. Похоже, она всё ещё дышит.

Лаборатория Мастера. Справа от входа, стоит стол, весь покрытый хаотично разбросанными записями, кое-где испачканных чернилами и кровью. Напротив стола, у другой стены, подвешено, вниз головой, обескровленное тело очередной жертвы Культа Проклятых. На холодном металлическом столе, напротив входа, лежит полуголая Риза. Она привязана по рукам и ногам. Многочисленные повязки из бинтов закрывают грудь и таз, уже скорее девушки. Сейчас особенно заметно, насколько она худая, кожа да кости. Некогда бывшие тёмно-русыми, волосы уже почти наполовину седые. Похоже "обучение" основывается на страхе и бесконечных испытаниях. Видимо в связи с ними, Риза с ужасом и безмолвной мольбой в глазах смотрит на мастера, стоящего справа от неё, и внимательно рассматривающего правый бок девушки.
- Хм, да, похоже изменения уже есть. Однако, я их всё же ускорю. Ну что ты, не надо на меня так смотреть. Ты это переживёшь с очень высокой вероятностью. Будет больно, но тебе же не привыкать?
- П-пожалуйста, мастер, не надо.
- Тихо, тихо. Ты потом поймёшь что я был прав. Теперь, твоё главное оружие всегда будет под рукой, не нужны будут эти порезы, - мастер указал своим когтем, на заживающие раны на правой руке девушки, - даже больше того, ты сможешь использовать две руки. А теперь помолчи, мне нужно сосредоточиться.
Запуганная Риза умолкла, наблюдая как мастер закрыл глаза, выдохнул, а затем уколол её своим когтем в трёх местах, оставив кровоточащие следы на ладони правой руки, на лбу и на правом боку. Агония охватила девушку, пока Мастер медленно вышел из лаборатории. Уже издалека, Мастер услышал безумный крик боли, разносившийся эхом по катакомбам. Однако вскоре их заглушили такие же крики раздававшиеся с поверхности. Вернувшись через сутки, Мастер обнаружил что его прогнозы оправдались. Изменившаяся Риза всё ещё дышит.

- Где я... - темнота медленно расступалась, перед взором девушки. Из этой темноты выплыло беспокойное и изменившееся лицо Мастера. Он больше не выглядел молодым, наоборот, он стал дряхлым стариком и лишь его кроваво-красные глаза и роба могли выдать его. Видимо, он был не в силах поддерживать свой лучший вид.
- Хех, вот меня и достали, дитя, - мастер закашлялся, - жаль, твоё обучение не завершено. Снова перерыв в речи. Мастер тяжело дышит. Девушка поняла что она не может пошевелиться. Кажется, она скована заклятьем крови. С её рук, на её же волосы капает кровь. После ритуала изменения, прошедшего год назад, она заметно изменилась. Она стала невероятно бледной. На обеих руках, ногти стали такими же, пульсирующими кровью, как когти Мастера. Из под них постоянно, хоть и очень медленно, сочится кровь. На её глазах отсутствует радужка. Они стали абсолютно белыми, однако это не мешало ей смотреть. Волосы также побелели окончательно, даже стали розоватыми, из-за того что постоянно пачкались кровью с рук.
Риза увидела под ногами труп неизвестного мужчины в некогда сиявших доспехах.
- Однако, мой долг последнего гемоманта - передать свою силу следующему, - снова кашель, - ты не слишком подходишь, но выбора у меня нет.
- О-о чём вы, мастер? - Риза снова дёрнулась, пытаясь освободиться.
- Нет времени на болтовню. Приготовься, дитя. И постарайся выжить.

Спустя час, Риза впервые за долгое время выбралась на поверхность. Вся её роба, по прежнему слишком большая для неё, поблёскивала, будучи буквально пропитана кровью. Она не знала этот мир долгое время. Она лишь хочет убежать подальше и не вспоминать этот кошмар. Мастера и мучителя больше нет. И она ещё дышит.

ID: 16651 | Автор: Renar
Изменено: 3 октября 2014 — 17:15

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
14 октября 2014 — 8:37 Взрывная Катюша

Очень интересно, пиши еще.