Внимание: материал из кузни
Автор разместил рассказ в кузню — раздел для начинающих.
Помогите ему исправить ошибки и недочёты.

Одна из историй Гилнеаса

Гиртмунд жил со своей семьёй в Гилнеасе долгие годы, не зная горя. Он был дубильщиком, как и его отец. Жизнь была хорошей, без излишеств и роскоши, конечно, но побаловать свою семью раз в несколько месяцев какими-нибудь гостинцами он мог. Но всё изменилось в тот миг, когда дикие воргены напали на город и его окрестности. К сожалению, Гиртмунд не избежал встречи с ними: он пришёл домой, пытаясь найти спасение за стенами и крепкими дверьми своего дома, но нашёл лишь развороченное окно, пустое жилище и кровь повсюду. Так стражники его и нашли: шокированного, сидящего посреди гостиной. Спустя какое-то время, он смог отойти от этого шока и попытался найти свою семью, стараясь не терять надежды. Но один из подвалов, куда стражники приводили найденных горожан, оказался не таким уж и безопасным: ни один ворген не мог войти, но и выйти тоже не мог. Слишком поздно находившиеся там люди поняли, что особо на предмет укусов никто никого не проверял, а как только поняли, то уже было слишком поздно: ночью один из спасённых жителей обратился в дикого воргена и чуть ли не истребил всех находившихся там - страже понадобилось выпустить в волка десяток пуль, чтобы его унять. Из двенадцати выживших (не считая стражников), в живых к утру осталось лишь пятеро. Гиртмунд выжил, но ворген укусил его за сапог, прокусив зубами столь тонкую защиту, дойдя зубами до кожи. Гиртмунд в пылу той бойни не сразу заметил это, а как заметил, так уверял себя, мол, всё пройдёт и ничего страшного. Но он понимал, что лишь обманывает себя. Он понимал, что рано или поздно точно так же обратится и растерзает тех, кто окажется рядом, пока его не пристрелят, как зверя. Не желая такой участи ни себе, ни окружающим, Гиртмунд сумел на следующий день ускользнуть незамеченным из теперь уже не такого безопасного погреба и отправился туда, куда глаза глядят. Придя в себя, он обнаружил, что стоит один - одинёшенек на пустой улице, единственным движением на которой были гонимые ветром листовки или газеты. Человеку стало жутко: он слышал вдалеке вой, выстрелы из ружей, даже из пушек пару раз кто-то выстрелил. Весь город будто сошёл с ума. В погребе этого не было слышно. Нога безумно болела, заставляя прихрамывать. Услышав вой неподалёку, он спрятался, забившись в груду каких-то бочек и коробов, в котором были протухшие овощи. Закрыв глаза и молясь всем богам, которых Гиртмунд только знал, он пытался даже не дышать, надеясь, что дикие звери его не заметят. Повезло. Едва заметные тени, прыгающие по крышам домов, пронеслись мимо, унеся с собой гулкий вой, свидетельствующий о том, что угроза временно миновала.
_________________________________________________________________________
Выхватив пистоль дрожащей рукой, он нацелился на воргена, терзавшего какого-то латника: дикий зверь никак не мог прогрызть железную оболочку, скрывавшую в себе человека. Гиртмунд знал, что пуля такого калибра не убьёт воргена, можно было попробовать попасть в голову, но Гиртмунд был неважным стрелком. Нужно было что-то делать, так как латный доспех не мог долго сдерживать такой яростный напор зверя. Возможно, рыцарь был уже мёртв: погиб из-за сильнейшего удара лапами в грудь - удара, который выбил рыцаря из седла, его шея могла не выдержать в тот миг, когда ворген попытался лапами оторвать прикреплённый к нагруднику шлем.. а мог быть и жив. Гиртмунд не мог так пройти мимо, даже если от этого зависела его жизнь. Нажал на спусковой крючок. Осечка. Чёртов пистоль! Он подобрал это оружие пару дней назад, когда спешно убегал из города; был сильный дождь, а пистоль лежал в грязи у горы растерзанных тел: воргены не знали жалости, а Гиртмунд за это время уже привык к таким зрелищам. Он знал, что эта пуколка может дать осечку, так как грязь и вода не шли оружию на пользу, но времени почистить его у человека не было, так как он бежал, сломя голову. Подальше от этого города. В леса, потом к Стене. Да, у Стены наверняка стоит лагерем армия Седогрива и принимает всех, кто смог выбраться из этого ада. Он обязательно туда доберётся. Наверняка жена с детьми тоже там. Она обязана быть там: она сильная женщина, в доме было оружие, наверняка она убила или хотя бы ранила воргена, а после чего убежала из дома, прихватив с собой детей, подальше от угрозы.
И вот теперь, целясь в обезумевшего от злости и жажды крови воргена, Гиртмунд понял, что боится. Боится умереть. Боится, что пистоль не выстрелит вновь. Боится, что в этом пистоле вообще нет пуль. Боится, что в этот самый миг воргены стоят прямо за его спиной, готовясь прыгнуть на него и разорвать на куски! С этими мыслями он вновь нажал на спусковой крючок, послышался выстрел: ворген дёрнулся, на мгновенье застыл и рухнул бесформенной тушей на латника. Мысленно порадовшись такой удаче, Гиртмунд подбежал спешно к лежащему воргену и, приставив пистоль к его затылку, выстрелил вновь: пуля пробила воргену череп и явно добила зверя. Вдруг закряхтел латник, послышался стон; Гиртмунд почувствовал облегчение, что эта битва закончилась так удачно. Но буквально через миг все мысли его были заняты другим: ногу вдруг обожгло с такой силой, будто её опустили в кипящий котёл с маслом. Вдруг он почувствовал сильный жар, сильную злость и.. голод. Он будто бы потерял сознание, но при этом всё видел и чувствовал: он видел, как вдруг согнулся колесом, видел, как падает на колени, видел, как падает на холодную землю, орошаемую дождём. Видел, как на эту полянку выбегают несколько человек, замечают его и наставляют на него оружие..
Чувствовал, как изменяется его тело, видел, как лица подбежавших становятся всё злее и ожесточённее, а ружей, направленных в его сторону становилось всё больше и больше, ровно как и людей вокруг. И вдруг что-то очень тяжёлое обрушилось на Гиртмунда, мешая ему двигаться и зафиксировав его руки и голову в неподвижном положении, он не мог понять, что это было. Да и не хотел. Он хотел встать и убить их всех. Убить за то, что они не пришли раньше. За то, что они не смогли спасти его семью, его самого. За то, что..
В этот миг что-то обрушилось на его голову, а сознание потухло.
Очнулся он в колодках, как и другие воргены, которых поймали. Люди говорили, что один алхимик приготовил некое снадобье, которое может усмирить новообращённых, но этому никто особо не верил.
Человек в тёмных одеяниях подходил к каждому воргену, Гиртмунд не мог видеть, что эта фигура делала потом: он хотел лишь выбраться, но быстро понял, что колодки крепкие, их никак не сломать.

ID: 18237 | Автор: Best of HardyStyled
Изменено: 27 января 2016 — 22:14

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
27 января 2016 — 21:46 Ностальгирующий критик iz13bukv

Очень неплохо.

28 января 2016 — 23:57 Ностальгирующий критик iz13bukv