Дайра Осенняя Заря Из Ульдуара с любовью

- И они роют ледяную землю своими большими железными руками, друг, даже сейчас можно услышать... - тролль расхохотался и протянул трехпалые руки к огню.
- Такие лапы я на наплечники повешу. - в ответ рассмеялся зеленокожий бугай, показывая клыки. - Интересно, они правда из железа? Или врешь ты все?
Солнечный колодец, как же мне все надоело! Почему, отправляя нас к Ульдуару, нельзя было позаботиться об отдельном шатре для эльфов? Почему мы трое должны делить крышу с орками, троллями и еще имп знает с кем? Почему война не может кончится на праздник Зимнего покрова, в конце-то концов! Я вышла на улицу и глубоко вдохнула ледяной воздух, так, что грудь заболела и, если бы не мороз, позорно прослезилась бы. Мех на воротнике тут же обледенел. Губы тряслись. Пальцы мгновенно свело. Но находиться в этом теплом шатре с бывшими врагами под боком было просто невыносимо! Выбирая из всех зол самое терпимое, мы, кажется, серьезно и основательно просчитались - присоединиться к Орде! Дикари Дрэнора, тролли, которые с радостью сожрали бы нас, несчастные мертвяки, таурены... Впереди Ульдуар, справа Альянс, слева "союзники", позади дохлый человеческий принц-ублюдок, разрушивший нашу жизнь. И все это вперемешку с ледяными ветрами и морозом, вышибающим дух с первого вздоха.
Почему я не вернулась "домой" после войны Нексуса? Иногда мне самой интересно.
А дышать не так уж и больно, если через меховую варежку.
- Ты чужая тут.
- А ты наблюдательный.
Если бы ресницы не промерзли белой бахромой, я бы его испепелила взглядом. В переносном смысле, конечно. Зеленокожый урод. Мало эти красноглазые выродки разоряли наши земли? Теперь мы едим с ними с одного котелка и называем "союзниками". Я не чувствовала такого стыда с тех пор, как вернулась в Луносвет после предательства Солнечного Скитальца. Собаки, лижущие бьющую руку. Вот кем мы стали!
- Я обидеть не хотел. Тут все - чужие. Идем внутрь? Ты замерзла.
Как это громила умудрился подкрасться неслышно? Может быть я слишком задумалась? Бес дери, надо быть осторожнее! Никому тут нельзя верить, даже себе! Солнечный колодец, как же холодно!
- Нет. Мне хочется подышать.
Его маленькие красные глазки зажглись весельем. Мерзость какая! Он еще насмехаться вздумал!
- Уши отморозишь, маленькая. Идем? - он встал, закрыв своей тушей меня от ветра и протянул лапу к моему лицу.
Что позорнее? Заорать от отвращения, если он до меня дотронется или вернуться в шатер? Лучше не знать. Храня гордое молчание возвращаюсь внутрь. Они что-то едят, смеются и слушают какие-то истории. Равнодушные уставшие взгляды. Другие эльфы улыбаются и жестом приглашают за один стол с женщиной-тауреном. Мило, радостно, не хватает только Дедушки Зимы и зимнепокровских подарков. Тепло, после мороза, обжигает.
Орк наклоняется к моему уху (я не визжу только потому, что запретила себе это делать).
- Я чужой, тот тролль - чужой, мертвые люди - чужие, вы - чужие, таурены - свои среди чужих, мы все - большая "чужая" семья, эльф. Не горюй ты так, садись есть.
Его рука ложиться на мое плечо. Приседаю от неожиданной тяжести. Разворачиваюсь к зеленокожему...
- Прости. Ты маленькая!
Да что же это! Маленькая! Если бы... если бы... Если бы бить животных не было позором и слабостью - я бы ударила его!
Он снова встречается со мной взглядом, его угли против моих, кипящих зеленью Скверны.
- Ты прости, ладно? Мне жалко тебя...
Забыв варежки выскакиваю на мороз. Что-то застывает на щеках, колет глаза. Прячу омертвевшие пальцы в карманы. Пойду в посмотрю, что добыли во время этой "захватывающей и очень плодотворной операции" - стоянии перед воротами на какой-то свалке рухляди под дверями Ульдуара. Так холодно, что даже эти ужасающие своей огромностью, не-эльфийскостью плиты и колонны не вызывают никаких чувств. Нащупала в кармане сигарету с манаполохом, почти не высыпалась! Подношу к губам, кончик сигареты начинает тлеть в темноте, бес с ним, я просто не смогу прикурить по-эльфийски, а окупить затраты маны на этот фокус сигареты хватит с лихвой. Теплый дым и сырая магическая энергия этого растения согревают трясущиеся губы. Если бы все было так просто! Если бы можно было утолять жажду только так, аккумулировать силу в себе, как эти синие лепестки. Лордеронец не уничтожил бы нас, я не была бы тут и все были бы счастливы, наверное. Вот. Даже холод не помешает мне улыбнуться. Капелька магической энергии и я снова на коне!
- Эльф. Ты глупая совсем. Я твою гордость уважаю, но ты - глупая. Вот твои варежки. Ты совсем себе голову отморозила?
- Послушай, я хочу быть одна.
Хорошо курить! Я люблю.
- Нет! Ты слушай, глупая женщина! - он кладет руки на мои плечи и разворачивает к себе. - Я не хочу что бы ты замерзла! Я не хочу что бы хоть кто-нибудь замерз! Я понимаю твои чувства! Можешь думать что хочешь! Но пока ты с нами - ты с нами! Слышишь?
Его гадкие зеленые сосиски прикасаются к моим щекам. Он обнимает меня и прижимает к себе. Сигарета выпала из пальцев. Я не могу даже пискнуть от ужаса - сейчас это животное меня раздавит и никто ничего не узнает. А потом они с троллем меня расчленят и сожрут. Он гладит мои уши, как гладит своего волка. А я... просто уткнулась носом в его меховую куртку и не сопротивляюсь. Я Дайра. Я чужая в этом мире. Пусть мир сам несет меня.
- Орде нужно оружие, мы найдем его в этом страшном месте. Мы победим Короля Лича. Мы вернем эльфам жизнь. А себе возьмем новый дом. Ты слышишь, глупая женщина? Потерпи еще немножко? Будет не так холодно. Ты просто маленькая. Наши женщины не такие, а ты - маленькая...
Я вспоминаю как в каждом бою за Ульдуар этот громила оказывался рядом. Рычащая гора мяса, защищающая от всего, казалось мне удобной! Я почти каждый день встречала красный блеск его глаз и жуткий оскал. Свет милосердный! Не бывает так! Упираюсь в его грудь ладонями. Какого бес... он меня не сожрать хочет! Только не это! Он стоит, словно и не чувствует ничего.
- Успокойся, женщина. Я многое понимаю. Тише, глупая. - гладит, перебирая мои волосы, выбившиеся из капюшона и превратившиеся в ледышки, они "звенят", а он радостно рычит.
Я не погибла, когда Плеть шла по нашим землям. Я не погибла от магического голода. Я не погибла в Запределье и не стала служить своим слугам, как наш несчастный принц. Я не погибла в Борейской тундре. Только ради этого?! И... я слишком устала, что бы не умирать еще чуть-чуть. Слишком холодно. Пусть этот клыкастый мне лицо отожрет, у меня даже последняя сигарета была.
Орк обнял меня за плечи и очень осторожно толкнул внутрь шатра.
- Ты хоть и эльф... но глупая, как ребенок! - он улыбнулся и впервые его оскал не показался мне ужасным.
Он пришел ночью, когда все спали. Сел рядом. Вложил в мою руку шнурок с грубой деревянной фигуркой волка - сам вырезал, наверное.
- Не бойся, эльф. Пойми уже наконец, самое главное - научиться прощать и любить жизнь. Я старый. Я много видел. Ты тоже. Этого волка я бы подарил своей дочери, если бы она у меня родилась. Но подарю тебе. Ты - моя семья. Вы все - моя семья. Другой уже не будет.
Он подоткнул мое одеяло и вышел. И я снова не слышала шагов.

Пришло время вернуться в Луносвет. Изучить честно украденные реликвии Ульдуара. Слишком много работы для той, кто изучал артефакты Крепости Бурь. Я почти не выходила из хранилища, да и не особо стремилась.
Победа над Королем-Личом осветила наш город ярче других. Даже город мертвецов, наверное, не был так счастлив тому, что ублюдок поплатился за все, что натворил.
Только я не могла заставить себя выйти и поприветствовать победу и тех, кто нес ее в своих руках. Последний член моей семьи погиб при штурме Цитадели. Его подарок - вырезанный из дерева волк - все что осталось.

ID: 15121 | анонимный автор
Изменено: 2 августа 2018 — 19:39