Рав Последнее плаванье



"Этой ночью мы ужинаем в Аду!"
Леонид, 300 спартанцев

Корабль шатало из стороны в сторону как мячик на дне тарелки. Огромные линии волн вбивались в борта, с каждым разом становясь все ближе и ближе к опрокидыванию. Порядком ободранный нос без устали вгрызался в морскую пучину, проходя сквозь соленый ад как нож сквозь масло. Скорость и давление на судно при этом были огромными и невозможно было даже предположить сколько они еще продержатся.
Осипший от рева, с дичайшим усилием Рав сжимал штурвал обеими руками и ртом - серебряные зубы при этом так и норовили выпасть окончательно, многие из них уже отошли к Нептулону. Клыкастый адмирал был вынужден хвататься за руль всем, чем только можно и, вкладывая остатки силы в последний боевой клич, рвать мышцы, направляя его. Предыдущий рулевой давно уже улетел к зубам - сначала его рука была буквально оторвана взбесившимся штурвалом, а после волны забрали его истекавшее кровью тело в свое царство. Остался только он, Рав. И морские боги.
- Ну что, еще не усрались дуть, мерзкие ублюдошные божки? - хрипло и с усилием крикнул клык в разверзшуюся Пучину. - Ахахаха, еще придет время и мы и до вас доберемся, шакалы небесные!
Ветер бил так, что у любого судна не осталось бы парусов, пробудь оно хотя бы в половину в таком же шторме, как тот, что терзал Мстящий. Капель дождя было столько, что можно было сломать голову. Единственное, что вообще от них спасало - это драная широкая черная шляпа с пером, которую Рав почему-то любил звать адмиральской. Она словно приклеилась к дредам и теперь сложно было понять где заканчивался головной убор и начинались волосы.
Голоса команды услышать было уже невозможно. Корабль держался на плаву только благодаря стальной воле его обитателей. Большинство из них умерло уже, но к вечернему пиру крабов трупов будет еще больше. А сколько останется калек?
- Сколько останется калек! Ахахаха! Вы были рождены для этого, мальчики. Что и греха таить! - я сам походу из мамки вылез только для того, чтобы дать здесь перца! Так умрем же вместе! - орал клык в пустоту. Определенно точно, услышать его на палубе было абсолютно невозможно.
- Ааа, признайте, народ. Это все, что вы можете! Пускать волнушки и время от времени пытаться насадить мою ласточку кишками на риф. Знаете что я скажу, ублюдки небесные? Кишка тонка. Вот вам! - провозгласил клык, издавая трубный звук.
С Мстящим творился сущий ад. Борта стреляли щепками длинной в полметра с каждого удара и было совершенно непонятно какой силой они вообще удерживались воедино. Теперь даже просто находится в этом аду казалось безумием. Волны били так, что сносили членов экипажа с их позиций единым порывом и Рав держался на месте только потому что застрял. Обозримое количество водоворотов превышало количество пальцев у оставшихся членов команды.
- Даа! - заорал Рав. - Больше!
В воздухе витала неминуемая смерть.

* * *

Снег все падал и падал мелкими хлопьями, застывая на большой черной шляпе с пером. Тело лежало на снегу, только изредка шевеля то руками, то ногами. Оно не обращало внимание ни на мороз, ни на влагу. Как будто ему все было безразлично.
Тело определенно было троллем. Все та же легко узнаваемая синяя кожа, мох и незамысловатая одежка, заключавшаяся в коротких, ободранных до колен штанах и ожерелья, напоминавшего скорее рубашку. И шляпа.
Под нее было лучше не заглядывать. Мрачное, уставшее лицо с татуировками и ярко открытыми - голубыми, почти белыми - глазами слепца, слипшиеся воедино дреды и слой щупалец на нижней части лица. Шевелившихся как бы сами по себе.
Мертвое тело явно не подавало особых признаков жизни. Его хозяин должен был или умереть с минуты на минуту или впасть в полную кому и умереть через месяц. Что не имело значение, ведь все в этом мире умрет. Особенно сейчас, когда сам Азерот так близок принять свой последний путь.
Тролль лежал и не шевелился. Совсем. Раньше его руки и ноги двигались, словно гребли, перепутав снег и морские воды. Теперь они были, кажется, мертвы - скорее всего, застыли в окоченении. И все же след за ним тянулся.
Маленький отросток, небольшое щупальце, бравшее свое основание у правого плеча делало свою работу. Оно медленно, но верно - с усидчивостью муравья, вечно тащащего свой груз - тянуло все тело вперед, оставляя на снеге широкую полосу. Оно сгибалось и разгибалось, как уставший товарищ, все еще не отчаивающийся донести своего раненного друга до врача.
Снег падал и падал, мелкими хлопьями застывая на шляпе...

ID: 16346 | Автор: Микьяву
Изменено: 5 августа 2014 — 20:39