Вилли Любопытная Борода Вилли Любопытая Борода

ГЛАВА ПЕРВАЯ

"Не забытое прошлое"

Давно не было такого урагана. Весь день ярко светило солнце, пели птицы. А под вечер небо затянули темные тучи, и поднялся сильный ветер. От его порывов, деревья стонали и гнулись к земле. Началась вьюга, да такая сильная, что ничего не было видно дальше вытянутой руки.
В такую погоду грех не сидеть дома, перед уютным очагом, с кружкой хмельного эля и слушать фантастические истории о былой жизни. Так что я решил не брать грех на душу, и зашел в таверну, которая, весьма кстати оказалась рядом со мной.
Внутри было жарко и душно. Народу было – не протолкнуться. Создавалось впечатление, что весь город решил сегодня собраться здесь и отпраздновать какой-нибудь праздник. Шум стоял невообразимый. Пьяные шахтеры наперебой надрывали глотки, рассказывая какие несметные сокровища, удалось им добыть. Целая компания гномов обсуждала какие-то технические новинки, а рядом с входом стоял дварф и толкал какие-то безделушки из драгоценных камней. Ухмыльнувшись себе в бороду, я начал пробиваться к барной стойке.
Бармен был добродушным дварфом, душой компании, кладезем забавных историй и хозяином таверны по совместительству. Заметив меня, он воскликнул:
- А! Вилли! Решил покинуть горную вершину и посетить меня, старика?
- О да, Белм! Как же в такую погодку не опрокинуть кружку другую? – улыбнулся я. – Вижу сегодня у тебя куча клиентов.
- Не то слово. Я скоро совсем замотаюсь! – проворчал Белм. – Тебе налить?
- Буду очень благодарен. А я пока найду себе столик – сказал я и отправился на поиски свободных мест.

Столик нашелся в дальнем углу таверны. Отправив пьяного дварфа, сидевшего за ним, домой, с важным поручением, я уселся и начал наблюдать за происходящим балаганом. Подошел Белм и выставил на стол три пинты эля и большой кусок жареной баранины. Получив плату, он развернулся и направил свои стопы в сторону стойки. Эль был действительно чудесным, а от запаха жареной баранины просто текли слюнки. Даже крики возбужденных посетителей не портили настроение.

Я страдал над пятой пинтой, когда увидел, как в таверну зашел взъерошенный, весь в снегу, мой учитель. Заметив меня, он протолкнулся сквозь толпу и уселся рядом.
- Чудесная погода – проворчал он. – Я тебя обыскался. А ты сидишь тут себе, да элем заливаешься?
- Учитель, я говорил вам, что…
- Хвать этого выканья! Сколько можно повторять? Меня это раздражает.
- Прошу прощения. Я тебе предлагал идти со мной, а ты не захотел – ухмыльнулся я.
- А кто знал, что такая погода то будет? А, любопытная твоя борода? Так что не задирайся.
Подошел Белм:
- Данкс! Какая встреча!
- Привет Белм. Чудная погода, не правда ли? Я смотрю, твоя таверна процветает.
- А то! Сейчас принесу выпивку – улыбнулся бармен и убежал.
Вернувшись, он уселся с нами и сказал:
- Ну, рассказывайте, охотники вы наши! Что видели, где бывали?
- Да всё там же. Ещё чуть мальца обучу, и может, двинемся на север, – сказал Данкс, ткнув меня кулаком.
- Мы привезем тебя медведя, – сказал я, а затем добавил – Мне нужно отлучится. По важным делам.
- Смотри не отморозь свою «важность» - захохотал Данкс.
- Слушаюсь, учитель – молвил я и удалился.

Тем временем Данкс покончил с трапезой и, уставившись на огонь в камине, сказал:
- Быстро летит время. Помню, как мы встретились с ним. Вечно совал нос не в свои дела. Да и сейчас, то же самое. Но он очень смышленый и быстро учится. Год всего прошел, а я научил его почти всему что знаю. И друзей никогда в беде не бросит. «Друзья превыше всего», как любим мы с ним говорить. Он необычайно добр. Будет нелегко с ним расстаться.
- Расстаться? Зачем? Ведь вы как отец и сын – сказал Белм.
- Я знаю. Но он молод, и полон энергии, а я уже стар для этого. Со мной ему будет скучно. Тем более, он рвется исследовать весь мир, побывать во всех его уголках. В тот день как мы с ним встретились, он дал отцу обещание. А если же он дал его, то будь уверен – он его выполнит.
- Обещание? Ты о чем?
- Терпение Белм, скоро тебе всё станет ясным.
Вернувшись с «важного задания» я уселся на скамеечку и затянулся трубкой.
- Вилли, расскажи Белму историю нашей встречи. Я думаю – ухмыльнулся Данкс.
- С удовольствием! – ответил я и, затянувшись, начал свой рассказ:

Еще с тех пор, как борода моя была коротка, так уж повелось, что был я чрезмерно любопытен. Вышел я из старого рода охотников. Отец мой был прекрасным охотником и кожевником, его лавку часто посещали гости из разных краев и никто не уходил с пустыми руками.
Но вот отец состарился, лавка его потихоньку пришла в убыток. Старый дварф уже не мог гоняться за зайцами и кабанами. Зарабатывали на жизнь тем, что торговали всякими безделушками и красивыми вещицами. Как-то раз, путешествуя по стране, мы с отцом стали на привал. Ночь была тихая и спокойная. Под ногами поскрипывал снег, и полная луна на безоблачном небе озаряла древнее королевство Хаз Модан.
Привязав баранов к деревьям, мы отправился на поиски залежавшихся бревнышек и веток для кострища. Подойдя к подножью холма, я поднял голову, любуясь неописуемой красотой природы, и вдруг увидел неясную фигуру на вершине. Кто это, сказать было сложно. Не то человек, не то большой зверь, стоящий на задних лапах. Возможно, мне просто померещилось. Поскорее насобирав ветки, я поспешил к нашему лагерю.
Посреди небольшой полянки уже горел приветливый костер, а старый дварф доставал провизию из котомок: фляги, полные чудесного эля и свежее мясо. Славно отужинав, мы принялись покуривать трубки и вслушиваться в звуки ночи.
Внезапно сзади раздался громкий треск, пронзивший тихую ночь как лезвие ножа. Что-то огромное продиралось сквозь кустарник. Вспомнив странный силуэт на вершине холма, я спросил у отца:
- Отец, расскажи мне о тех, кто обитает в этих местах.
- Эх, Вилли, любопытная ты борода, ни на минуту ты меня не оставишь со своими вопросами! – засмеялся старый дварф. – Всё-то тебе знать хочется. Когда-то это были владения гномов. Сейчас здесь на тропах можно повстречать дальних путников, да охотников. В скалах и на холмах обитают Ледяные тролли. По слухам тут можно увидеть йети. Иногда сюда наведываются и эти мерзкие трогги.
Я вспомнил рассказы путешественников о троггах, в тавернах Стальгорна и меня передернуло.
- Хотел бы я знать о том, что за народы и существа населяют этот подлунный мир, – продолжал отец. – Очень хотел бы. Побывать во всех уголках мира.… Но уже поздно. Давай отправимся спать: завтра предстоит долгая дорога.

На том и решили. Оставив догорать кострище и забравшись в спальные мешки, мы заснули.

Проснулся я от того, что кто-то рылся в нашей поклаже. Аккуратно приподнявшись, я увидел, что баранов на поляне не было, кострище уже затухло. Повернув голову, в лунном свете, я увидел огромную шерстистую фигуру странного существа. Вдруг существо начало озираться по сторонам, принюхалось и затем исчезло в лесу. Надо было срочно будить отца и убираться отсюда. Но моё вездесущее любопытство взяло верх: выбравшись из спального мешка, я отправился по следам диковинного зверя. Оказавшись на холме, где сегодня уже видел нашего незваного гостя, я заметил скалистый кряж неподалеку. Следы вели туда. Добравшись до скал, я начал взбираться на них, как вдруг заметил вход в пещеру. До меня донеслись странные звуки: как будто кто-то деловито ворчал и передвигал тяжелые предметы. Собравшись с духом, я проскользнул вовнутрь. Взгляду представился длинный тоннель, который заканчивался пещерой с высокими потолками. С потолка свисали трех метровые сосульки, на земле валялись ледяные глыбы. Внутри стен находился какой-то странный материал, который излучал странное свечение. Спрятавшись за одну из глыб, я осмотрелся. В дальнем углу пещеры сидело белоснежное существо с густой шерстью и трапезничало горным бараном. Слева от странного зверя я увидел высокий уступ, на котором, спрятавшись, сидел белобородый дварф. В одной руке у него была небольшая кирка, а в другой, кусок дивного сияющего камня. Судя по выражению лица дварфа, зверь пришел не вовремя. Аккуратно спрятав кусок светящегося «чего-то» в сумку, дварф начал спускаться. Но внезапно его рука соскользнула с уступа, и он очутился на холодном полу пещеры. С его спины свалился арбалет. Зверь вскочил и направился в сторону незадавшегося скалолаза, с явным намереньем поужинать и ним. Я бросился на помощь. Но что может сделать небольшой дварф огромному чудовищу? Потому, не придумав ничего лучше, я схватил с земли ледяной камень и хорошенько размахнувшись, метнул камень прямо в голову зверю. Раздался глухой стук, чудовище развернулось в мою сторону и оскалило клыки, забыв о лежащем на земле скалолазе. Это дало возможность белобородому дварфу дотянуться до арбалета. Взяв его в руки, дварф выстрелил наугад. Раздался громоподобный рев, от которого снег начал сходить с вершины.
Дварф во всю прыть побежал к выходу из пещеры. Заметив меня, он затормозил, и, схватив меня за рукав, крикнул:
- Бежим! Бежим отсюда, если тебе дорога твоя борода!
Не оглядываясь, мы уже вдвоем припустили прочь из пещеры. Потолок туннеля обваливался, грозя похоронить нас заживо.
- Как тебя зовут? – бросил я на ходу.
- Данкс – запыхавшись, ответил он.

Как только мы выбежали наружу, пещера обвалилась. Нам крупно повезло, что мы успели выбраться оттуда. Остановившись, что бы перевести дух, белобородый скалолаз сказал:
- Черт! Этот йети меня чуть не поймал. Спасибо тебе. Я перед тобой в долгу.

- Йети! Не может быть! Отец ни за что не поверит – подумал я.
Радость переполняла меня. Но длилась она не долго. Вспомнив про отца, я сломя голову побежал обратно к полянке. Краем глаза я видел, что Данкс припустил за мной. Достигнув поляны, нам открылась страшная картина: разорванные спальные мешки, разбросанная поклажа, а на снегу следы… крови! Неподалеку лежали тела мерзких, противных существ. А чуть дальше… лежало бездыханное тело отца.
- Нет! Не может быть! – вскричал я
Подошел Данкс и положил руку мне на плече:
- Он был охотником? Причем, я вижу умелым. Смотри, сколько троггов он уложил на этой поляне. Он, несомненно, был хорошим стрелком.
- Мы должны устроить проводы - горьким голосом сказал я.
- Нет времени. Не беспокойся о нем. Эго тело примет природа. Идем.
- Не знаю почему, но я тебе верю. Дай мне минуту проститься с ним.
- Хорошо, но не задерживайся. А я пока соберу поклажу.
Склоняясь над телом отца, я промолвил:
- О, отец! Прости, что не смог помочь тебе. Я знаю, что поступил не правильно, бросив тебя. Я видел йети. Ты не успел вымолвить свое последнее желание, но я исполню твою волю. Я узнаю обо всех народах и существах, что населяют этот мир подлунный. Даю слово, и пусть выпадет моя борода, если я не выполню данное мной слово! Сегодня наш народ потерял славного дварфа и тяжело будет перенести нам эту утрату. Покойся с миром отец. Я тебя не подведу.
Подошел Данкс и склонился над телом. Прошептав странные слова, он встал и сказал:
- Теперь идем. Мы сделали, всё что могли.
Вручив мне котомку, мы тронулись в путь. Шли мы долго, в тишине, каждый предавшись своим мыслям. Лишь снег скрипел под ногами.

- Как тебя зовут, малец? – через некоторое время спросил Данкс.
- Вилли – немного замешкавшись, ответил я.
- А прозвище у тебя есть, Вилли?
- Да, но оно может показаться тебе смешным. Вилли Любопытная Борода. Меня прозвали так из-за чрезмерного любопытства
- Не вижу ничего смешного. Если бы не твое любопытство, я был бы уже мертв. Тебе есть куда идти?
- Нет, у меня больше никого нет – я едва сдерживался, чтобы не заплакать.
- Ну, тогда предлагаю пойти со мной, раз уж тебе некуда идти, что скажешь? Но мне нужно завершить одно дельце.

- Вот вроде бы и всё Белм. Что было дальше, ты уже знаешь – сказал я, закончив рассказ.
- Даааа… - протянул Белм – Печальная история. Очень печальная.

Только в эту минуту я заметил, что атмосфера в таверне изменилась: не было слышно криков веселья, громкого смеха. Лишь легкий шепот отовсюду. Гномы и дварфы, усевшись поудобнее, слушали мою историю. Затем кто-то поднял кружку и произнес тост за усопшего дварфа. И вся таверна поддержала его. Белм и Данкс тоже подняли кружки. На глаза навернулись слезы…

Буря утихла. Посетители разошлись по домам. Белм отправился спать. Я сидел за столиком и предавался воспоминаниям. Подошел Данкс и сказал:
- Вилли. Идем. Настало время.
- Время чего? Куда мы идем?
- Увидишь. Поторапливайся. Дорога предстоит не близкая – сказал Данкс и направился к выходу.

Бросив прощальный взгляд на таверну, я догнал его. Переглянувшись, мы вышли в ночь, на встречу новым приключениям…

ГЛАВА ВТОРАЯ

"Возвращение"

Деревня Каранос жила вполне спокойной жизнью. Солдаты несли службу, жены воспитывали своих детей, а их мужья трудились не покладая рук. Даже таверна «Громоварка», самое шумное и веселое заведение в деревне, не нарушала этот идиллический ритм. Давно уже в этом уголке Дан Морога не случалось каких-нибудь неожиданностей. Хотя, нет, была одна. О ней и пойдет речь.
Тихую ночь после трудного рабочего дня тревожили лишь завывания ветра да уханье совы. Часовые, устав стоять на своих постах, сбились в группки и грелись у кострищ вдоль дороги, обсуждая последние слухи и споря на серебряники, кто больше выпьет за один присест. Запоздалые гуляки покидали трактир, стремясь поскорее убраться с заснеженных, холодных улиц по своим теплым домам.
За своими хлопотами никто не замечал припадающую к земле фигуру в черном плаще, которая хромая двигалась к таверне. Путник нервно оглядывался по сторонам и презрительно фыркал, при виде сидящих у костров часовых
- Отдыхаете… Хех! Тоже мне, часовые – подумал он про себя.
В таверне посетителей было немного. При входе сидело трое воинов – стражей Стальгорна, обсуждающих предстоящую облаву на ледяных троллей. В глубине веселилось несколько гномов, а трактирщик без остановки подносил им заказы.
Дверь распахнулась, и в теплое помещение ворвался холодный ветер, разметав карты на столе у военных.
- Да что б тебя!.. – воскликнул один из дварфов, собираясь высказать всё, что думал по поводу того кто вошел, но увидев фигуру в дверях, умолк. И надо сказать, у него были на то причины.
Незнакомец был облачен в устрашающего вида одеяния: голову покрывал шлем в форме черепа с клыками и рогами, на плечах крепились пластины в форме крыльев. Грудь его была защищена крепким нагрудником, поверх которого висела кольчуга. На поножах были выкованы драконьи черепа из синего металла, а ступни укрывали внушительного вида сапоги с клыками и шипами. Венчала это убранство накидка с, вышитым на ней золотом, Мертвым Древом.
Привыкнув к свету, путник двинулся к барной стойке. Двигался он не спеша, опираясь на длинный посох и прихрамывая на правую ногу. За спиной у него висело, видавшее лучшие времена, ружье и небольшая сумка.
- Эй ты! Чужеземец! Что забыл тут? – воскликнул, вскочивший со своего места, военный – Стой где стоишь и назовись!
Новоприбывший оставил этот оклик без внимания, как впрочем, и то, что двое других военных тоже вскочили и похватались за свои молоты и топоры.
- Стой тебе сказал! Ну-ка ребята, давайте разберемся с ним! – прокричал расхрабрившийся дварф и ринулся в сторону ночного гостя, уже замахиваясь топором для удара. Но странник (а он, кстати, тоже был дварфом) оказался ловчее, чем его противник, закутый в тяжелые латы. Резким движением он стукнул воина по ноге посохом. Стражник, потеряв равновесие, рухнул на пол. Топор выпал из его руки. Ругаясь, на чем свет стоит, дварф пытался подняться, но безуспешно.
Странник, опершись на посох, наклонился, подобрал топор, и внимательно изучая его, сказал:
- Неучтиво принимаете теперь уставших путников. Или вы приняли меня за врага? Да, выгляжу я далеко не как воин Хаз Модана, но пускай мой внешний вид не вводит вас в заблуждение. Я пришел сюда не для драки и кровопролитий, так что уберите оружие – голос его был спокоен, но властен. И в тоже время в нем, казалось, проскакивали нотки улыбки.
Стража повиновалась, и прихватив с собой товарища, поспешила убраться из таверны.
Тем временем дварф подошел к трактирщику и, облокотившись на стойку, стал смотреть на того. Рыжеволосый бармен боязливо поклонился и начал выставлять на стойку все напитки, имевшиеся в запасе. Незнакомец наклонил голову, шумно вздохнул и медленно снял шлем. Из-под него, на плечи ниспадали светлые волосы пшеничного цвета, и такого же цвета борода. Вновь шумно вздохнув, дварф сказал:
- Эх, Белм! А я-то думал, помнишь ли ты, что я люблю пить такими вечерами?
Белм (так звали трактирщика) выронил кружку, и та упала, расплескав по полу чудесный дварфийский портер.
- Тысяча импов! Вилли!? Неужели это ты!? - воскликнул Белм.
- Да, да! Это я, старина! Не признал сразу?
- Как же тут признаешь? Я чуть штаны не… В общем, ты понял – смущенно сказал трактирщик, а затем обнял старого друга.
- Ну ну, старина, будете тебе – засмеялся Вилли – Того гляди и раздавишь!
- Где же ты пропадал столько лет? И откуда у тебя такой устрашающий наряд?
- А, это… С севера, друг мой. А пропадал я в долгих странствиях…
- Решил исполнить волю отца?
- Да, ведь я дал слово. А мы, как известно, народ упертый – усмехнулся Вилли – Налей мне «Громового эля» и я поведаю тебе о своих приключениях.
Буянившие гномы поутихли и навострили уши. Белм принес эль и сел рядом с дварфом. Пригубив целую пинту за раз, и причмокнув губами, Вилли начал свой рассказ:
- В тот день, когда мы с тобой виделись последний раз, я и Данкс направились на вершину горы. Это был его последний поход как учителя и мой, как ученика. Моим последним уроком было приручение грифона. Скажу сразу, урок выдался поучительным и с вершины горы я отправился в свой собственный путь уже с новым спутником. На протяжении долгих четырех лет я исследовал Восточные Королевства: бывал на севере в Лордероне, путешествовал по королевству Хаз Модан, странствовал на юге у людей и гоблинов. Много чего интересного со мной случалось, что уже и не вспомнишь. Пару раз бывал в родных местах, уж прости, что не заходил. В Стальгорне, один раз даже повстречал эльфа, который принял меня в свое братство Хранителей Мира – дварф ткнул пальцем в накидку и, прихлебнув ещё эля, продолжил – Все места, где бывал, я помечал на картах. Они у меня все в этой сумке.
Затем я отправился в Калимдор. Мой путь начался в Тераморе и, обойдя весь континент, закончился там же. Видел орков, троллей и тауренов. Порой встречались не очень гостеприимные жители, но я уже был не сам. Меня сопровождали во всех странствиях друзья с такими же целями. Вместе мы попадали в передряги, но каждый раз выходили сухими из воды. Не всегда правда целыми и невредимыми, но зато живыми – усмехнулся Вилли – А я ещё я подружился с Драконами!..
- Че-е-его? – воскликнул Белм, опрокинув кружку.
- Не горячись! Слушай внимательно. На юге Калимдора в пустыне Танарис, есть так званые Пещеры Времени. Их охраняют драконы – Хранители Времени и этих пещер. Я помог им в кое-чем, и они приняли меня. Не спрашивай, что делал, это длинная история. На севере видел ночных эльфов. Загадочный народ, но живут очень красиво. Вернувшись в Терамор, меня завербовали в группу исследователей, собиравшихся в поход в земли Нортренда.
- Гиблое место – заявил Белм, передернувшись.
- Ты то откуда знаешь? Неужели оставил спокойную жизнь пивовара и решил вспомнить молодость?
- Нет, конечно. Просто иногда ко мне заходят служивые, и рассказывают о тех землях. О войне, о Ледяной Короне, порождения нечисти…
- Так то оно так – сказал Вилли – Но и там живут люди, дварфы, гномы и другие народы. Ну, так вот. Отправились мы в поход. Начали из Крепости Отважных и шли на восток, по запланированному маршруту, да вот гном один решил, что легче лететь, а не ходить. И повел нас к своему дядюшке Разгоняйлу, у которого была своя взлетная полоса. Оттуда мы и полетели на гномских вертолетиках. Внезапно начавшаяся буря, застала нас в расплох, вертушка сломалась, и меня закинуло северней взлетной полосы, за горами, где я и провел месяц в лагере Эрнестуэя, отходя от падения. А затем двинулся на восток, через Драконий Погост и очутился в Седых Холмах, где и остался. Так бы и жил там, в один день повстречал я своих собратьев, Хранителей Мира и отправился с ними. Что было дальше, я не помню. Помню только, что я отстал от них. Долго время пробел в забытье. Очнулся только на борту корабля, плывущего в Штормград. Матросы говорили, что нашли меня на плавучей льдине, недалеко от берега. Долго я ломал голову над этим, но так ничего и не вспомнил. В столицу людей мы прибыли две недели назад. Красивый город, особенно квартал магов. Ну конечно со Стальгорном не сравнится но все же… И народ там приветливый. Но всё же тоска совсем загрызла, и я решил проведать родные места. Соскучился… - допив эль, дварф порылся в мешочке и достал золотые монетки.
- Не нужно золота – увидев монеты, сказал Белм – Я тоже очень соскучился, Вилли. И по Данксу тоже.
Вилли резко вскинул голову, но потом устало опустил её и спросил:
- От него никаких вестей?
Трактирщик покачал головой. Вилли поднялся, бросив золото на стол и, взяв в руки шлем, повернулся в сторону двери. Одев его и взяв посох, он всё также прихрамывая двинулся к выходу. Каждый его шаг отдавался металлическим звоном кольчуги. Возле двери он остановился, посмотрел на рыжеволосого пивовара и сказал:
- Я очень рад тебя видеть, Белм.
- Взаимно, друг мой.
- Я останусь здесь на некоторое время. Поброжу по Дан Морогу. Ночевать буду на старом месте в горах, надеюсь, с ним ничего не случилось. Обязательно буду заходить, так что готовь эль – усмехнулся под шлемом дварф.
- Непременно! Удачи тебе, Вилли.
- И тебе Белм. Спокойной ночи и доброго утра.
Белм на прощанье помахал рукой. На секунду ему показалось, что глаза дварфа, выходящего из таверны, загорелись синим огнем, но это был всего лишь обман зрения. Хотя клыкастые ботинки действительно запылали колдовским огнем. Дварф поправил сумку, подтянул пояс, пробормотал что-то на непонятном языке и вышел на встречу новому дню...

P.S. Это моя первая квента, так что не бейте сильно. Жду комментариев и критики =)

ID: 1343 | Автор: Chester92
Изменено: 8 октября 2010 — 10:53

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
8 октября 2010 — 21:43 Brug

Написано очень красиво и правильно. Но не хватает динамики, приключений. В целом, понравилось - 5

10 октября 2010 — 3:46 Chester92

Спасибо! Насчет динамики и приключений, думаю в следующей главе их будет достаточно! ;-)