Внимание: материал с «шок-контентом»!
Опубликованный на этой странице текст содержит описание жестоких убийств, пыток, расчленений и тому подобное.
Не читайте его, если вы младше 18 лет или сторонитесь подобного.
Внимание: материал из кузни
Автор разместил рассказ в кузню — раздел для начинающих.
Помогите ему исправить ошибки и недочёты.

Duran_Duran

Проект "Бизенгаст"

Сухая, пожухлая трава шелестела под ногами путника, не смотря на летний зной, облачённого в тяжёлый дорожный плащ, выцветший от солнца и серый от пыли. На задворках деревушки Хватерфилд на одиночку-странника, никто бы не обратил внимания, если бы не белоснежный резной посох из кости и холодный, подернутый блеклой пеленой взгляд, с неприкрытым презрением скользящий по перекошенным остовам крохотных халуп крестьян. Высокомерие и ядовитая злоба, которые он источал каждым неловким, грузным жестом выдавали в нем мага и люди спешили уйти прочь с его пути, покидая единственную улочку Хватерфилда.
- Не смотри на него, Лиз! – дородная женщина в перепачканном переднике с силой притянула к себе рыжеволосую девчонку лет восьми от роду, во все глаза наблюдающую за жутким стариком,
- Фу, будь ты не ладен, сучье отродье! И чего его занесло к нам-то, теперь бед не оберешься. Свет милостивый, Сохрани!

Человеческая женщина тащила за руку эльфийского ребенка. Девочку. Маг не удивился. Очередное дитя войны, волей судьбы оторванное от родного очага. Все же, удивительно встретить здесь… Соплеменника.

В спину, неспешно идущему магу, летели проклятия, угрозы и пожелания скорейшей смерти. В годы молодости за каждое подобное заявление, брошенное в глаза он бы не задумываясь, обратил в прах любого из этих зловонных нищебродов, а теперь ему было достаточно заглянуть в их испуганные, злые глаза, ищущие дыру, в которую можно было бы забиться, и гнев сменялся жалостью. Зависть и Страх, замершие в их тупом взгляде были для мага как животворящий бальзам на душу. Только внутри своих крохотных, немытых голов, путаясь в ущербных мыслишках, они смели сказать то, на что никогда им не хватит духу с глазу на глаз.

Найдя нужную конуру, маг не стучась, открыл мерзко скрипнувшую дверь и вошел внутрь. Его обдало запахом тлена, гари и бедности. Внутри в полумраке, разгоняемом несколькими огарками свеч, он рассмотрел нищенское убранство, в котором волокла свое существование семья, сидевшая за столом. Мужчина, женщина и та самая рыжая девчушка, которую он повстречал раньше, удивленно замерли, уставившись на мага. В их глазах он прочел панический страх, но вызван он был ни его визитом, и уже давно терзал умишки этих людей, по-крайней мере взрослых, взгляд девочки беззастенчиво пожирал мага, и её сжигало любопытство. Взращённая в информационном вакууме, напичканная суевериями, эта несчастная вряд ли знает даже основы грамоты, но её разум остер и не запятнан тупостью. Где-то в глубине души мага зашевелилось, то что можно было с натяжкой назвать гордостью за свой народ.

Обездвижив взрослых простеньким заклинанием контроля воли, маг приблизился к девочке. И так напуганные взрослые и вовсе приросли к стульям, едва слышно всхлипывая, заклинание было легким и если бы они не захотели то, даже не обладая талантом, освободились бы от контроля. Но они продолжались трястись, не смея останавливать мага. Тот не стал тратить время на разговоры и, опустив ладонь на рыжую макушку, заглянул в память девчонки.
Он с отвращением хотел пропустить приторный восторг первой встречи с приемными родителями, но остановился, задержавшись на взгляде счастливого папаши. Этот взгляд невозможно забыть, единожды увидев. Маг ухватил нить и начала тянуть, проматывая годы. Среди искрящихся, как битое стекло воспоминаний, сумбурно наполненных беготней, яблоками, какими то злыми мальчишками и красной лентой, подаренной на день рожденье, маг откопал кое-что интересное, врезавшееся в память болью и отвращением.

Ночь. Тишина. Все спят, кроме отца тихо крадущегося в её комнату. Она знает, зачем он идет. Уже не первый раз ядовитая похоть грызет его изнутри, а скользкие, отвратительные мысли о телесах дочери изводят его, когда он лежит в супружеском ложе под боком у жены, напоминающей свиноматку. Дверь открывается и пальцы, как голодные пауки тянутся к дрожащей девочке, касаются волос, заползают под ворот ночной рубашки, алчно касаясь бархатистой кожи, покрывшейся стыдливыми мурашками. Неправильно, нельзя! Она тихонько плачет, глотая горькие слезы. Просить и умолять бесполезно. В нос бьет алкогольный дух, перемешанный с луковой вонь, шеи касается горячее, прерывистое дыхание… Он едва сдерживается, что бы с рычанием не набросится на жертву, делает все медленно с трудом контролируя трясущиеся пальцы. Ночная рубашка смятым комком падает на пол, и беззащитное тело девочки попадает во власть отцовских рук, пустоту заполняет боль.

Маг открыл глаза. Девочка по-прежнему с интересом разглядывала его, явно не понимая, что с ней делают. Редкий взрослый, не обладающий магией, выдержит проникновение в разум, а это дитя даже не шелохнулась. Маг внимательно посмотрел девчушке в глаза. Голубые, с едва заметными зелеными и алыми прожилками, теперь все понятно. Он попробовал еще раз проникнуть в память ребенка, теперь намного глубже к моменту, когда отец впервые прикоснулся к ней. Снова перед ним была та же картина. Ночь. Тишина. Все спят, кроме отца тихо крадущегося в её комнатуНЕТ! Это он уже видел, еще глубже, раньше и к основе. Девочка вдруг дрогнула, лоб покрыла испарина, иллюзия кем-то наложенная и подпитываемая, с треском лопнула, волной боли прокатившись по сознанию дитя. Теперь маг видел, то, что было на самом деле...

Та же комната, такая же безумная ночь, холодная и злая, только дитя младше на два года. Она не лежит в своей кроватке. Прижавшись спиной к стене, она сидит в углу и, обхватив себя руками тихонько плачет, не сводя остекленевших глаз с кровати, где её отец, сопя, как боров извивается, впиваясь пальцами в скомканную простынь. Она твердо уверена, что лежит под ним и вздрагивает от фантомной боли каждый раз, когда он совершает очередную фрикцию. Он тоже твердо уверен, что снашается с родной дочерью и вполне натурально долбит пустую кровать, что то шепча на ухо невидимой любовнице.

Некто, наложивший иллюзию конечно же знал, что если после подобного насильник не увидит в глазах жертвы страха, он что то заподозрит…
Грамотный обман, грубо слепленный, хрупкий, но достаточно сильный что бы обмануть недалекого насильника и его юную жертву…

Маг, разжал хватку, и девочка без чувств упала на пол. Он ошибся. Его целью была не девчонка, а этот самый фокусник, оберегавший её два года от рук отца. Он должен его найти.

Комната дернулась и резко изменилась. Теперь вокруг мага был залитый лунным светом некошеный луг и двое беглецов, бегущих прочь из деревни…
Он не разорвал связь. Проклятье! Маг попытался скинуть вцепившуюся в его руку девочку, но новая порция воспоминаний захлестнула его.

… - Я сказал, возвращайся домой, неблагодарный сукин сын! Я вас обоих воспитал, твари! Вы мои со всеми потрохами…

Он просто больше не мог. Не мог смотреть, как его маленькая сестренка сходит с ума, пожираемая безумием. Два года прямого воздействия каждую ночь, изо дня в день, превращают мозг разумного существа в пюре, но что мог поделать?! Не отдавать же её этому ублюдку, выродку, ЗВЕРЮ… Бежать, прочь, чем дальше тем лучше….
Хлесткий удар и тело юноши падает на землю, из разбитого носа сочится кровь…

… - Я покажу тебе, мразь! Я научу вас, боятся, - отец схватил дочь, с силой притянув к себе.

Помоги! Пожалуйста! Не надо!

Её крики как лезвие режут воздух, отвращение к собственной слабости захлестывает юношу, перекрывая боль.
Унижение. Невозможность помочь тому, кого ты любишь больше всего на свете. Магу это знакомо. Он больше не старался вырваться и просто смотрел то, чем юное дитя делилось с ним, разделяя боль.
Маленький мальчик ударил. Грубо, не обрамляя чистую, хаотичную силу в форму. Его не учили, но маг даже сквозь года почувствовал жар и мощь, исходящую от этого мальца. Он сделал то, чего боялся, переступил через грань страха к неведомому. Вложил в удар отвращение, гнев, страх, любовь – все, что бушевало у него внутри, когда этот выродок впервые изнасиловал Лиз на этом проклятом Светом лугу. Вот почему её лживые воспоминания за эти два года вдруг обрели такую ясность. Прижав к себе дрожащую как осиновый лист сестру, он окружил себя кольцом огня, зная, что теперь их ждет лишь страх, боль и отчаяние… Из деревни уже тянулась цепочка огоньков…
Его бросили в подвал, без еды и воды, дожидаться пока селяне не решат, что делать с этим «монстром». А Лиз… Теперь её страшные сны стали реальностью, а единственный защитник не мог помочь.

Иллюзия рухнула перед глазами мага. Теперь он видел. Комната была выжжена дотла, а за столом сидели два обугленных трупа, черные как угли. Запах гари, единственное, что для стороннего наблюдателя выдавало обман. Даже сам маг поверил в эту иллюзию.

- Меня убьют, да? – голос юноши раздался из темного угла комнатушки, - Поймите, я больше не мог терпеть.
- Когда ты убил их? – маг шагнул в кольцо света от свечей, что бы лучше разглядеть худощавого эльфенка с растрепанными волосами и перепачканным лицом. Любопытно, это был полукровка.
- Сразу же как мы вернулись с луга, - ответил юноша, осекшись, - Он же теперь знал… Все… Прошу, помогите, Лиз… Я сам виноват… Они…
- Пожар, - отчеканил маг, поднимая бесчувственную Лиз на руки.
- Что? – опешил мальчик.
- Начался пожар. Мне удалось вас спасти, - тихо проговорил маг, а затем добавил с явным отвращением, – Их – нет. Это твоя память, Дюран, и тебе за нее отвечать. Подойди.

Юноша приблизился к магу, не сводя с него удивленного взгляда.
- Теперь это твоя память, - маг с силой ткнул мальчика в лоб и тот осел на землю, потеряв сознание, - Используй с пользой то, что знаешь, сын.
Мага окружило сияние, мгновенно поглотившее всех троих во вспышке телепортации, унося прочь от дома, пожираемого багровым огнем.

ID: 13109 | Автор: MitrGera
Изменено: 6 мая 2013 — 11:07

Комментарии (4)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
5 мая 2013 — 1:03 Люггер

Я ничего не понял.

5 мая 2013 — 9:23 Too-ticky

Плюсую. И при чем тут Бизенгаст, кстати?

6 мая 2013 — 10:58 MitrGera

Приношу свои извинения. Из-за глюка интернета рассказ еще не будучи отредактированным попал в общий доступ.
"Унес на переделку"