А после тебя был дождь

Тихий вечер, сырой и прохладный ветер с озера. Ис Ти совсем не хотелось возвращаться во влажную прохладу неглубокой пещеры. Это новый дом, пускай и временный.
- Это небо такая же плакса, как и я. Слишком уж подходит твоя песня, дождь, под мое настроение. - Иногда в то время пока бабуля Ама спала, Ис Ти становилось слишком одиноко. Ранее она всегда находилась среди других дренеев, как обычно, при общине. Теперь у нее был лишь один собеседник – капли дождя. Дренейка говорила с ливнем шепотом, словно живым он был и мог ее понять. Самое обычное явление - бесконечные ливни, что не проходили иногда днями над болотами. Их беседа все начиналась с песни. Поначалу, под шум дождя, отойдя подальше, что бы не разбудить Аму, Ис Ти пела. Не всегда это были печальные песни. Скорее наоборот, что бы подбодрить себя, откинув непослушные прядки пепельных волос за острые уши, начинала петь песни об урожае или еще о чем. А дождь, как ей казалось, подпевал.
В самом деле, земля сейчас давала гораздо больше чем охота. Дичи становилось все меньше и меньше, охотников дренейка все реже встречала. Ис Ти иногда мерещилось, что дождь ей что-то шепчет, все чаще ей казалось, что потоки воды с неба вторил голосу. Такие разговоры шли, часами не переставая.
- В далекие времена, жил был один воин. Великий полководец, - начала тихо петь на дренейском легенду о былом. – Стремился он привести свой народ на землю обетованную. Отправился он в поход и приказал каждому из своих воинов оставить по камню возле врат столицы перед уходом. Шло время, менялись сезоны. Полководец вернулся домой с войском. Он возвращался с хорошими вестями, он нашел новую землю. Воины шли мимо врат и поднимали по камню. Прошел последний солдат. Но остались лежать камни. И подбирал эти камни полководец, и говорил он с ними как с живыми…
Первое время она была готова расплакаться от отчаянья, как только увидела новое место их с бабулей обитания, но виду не подала, дабы не расстраивать Аму. В живых из семьи не осталось никого, кроме нее и бабушки. Ама приболела, в деревне сочли заболевание неизлечимым и заразным, потому отправили подальше старушку. Ама была из тех, кто выжил после осады Шаттрата. Ис Ти пошла следом за бабушкой, рискуя заразиться и возможно умереть. Впервые в жизни она проявила воистину талбуково упрямство, молодая врачевательница решила исцелить бабушку, своего единственного любимого оставшегося человека. Использовала она только травы, но смотря на симптомы, которые не встречались ни в одном медицинском трактате, Ис Ти понимала – либо болезнь была очень древней и известна только оркам, которые жили на Дреноре еще до их прибытия, либо это - что-то совсем неестественное, извращенное чарами и заклятиями. Если это было второе, то стоило только уповать на удачу.
Ни Ис Ти, ни бабуля Ама не корили и не упрекали оставшихся дренеев в селении, если нужен был такой, как они называли, карантин, то пускай будет так. Если бы заразились другие, дела выживших обстояли бы куда хуже. Бабуля Ама хорошо держалась, все порывалась отправиться к Храму Телхамата. Там, по слухам, можно было найти убежище, но все же предпочла мудрая женщина переждать и посмотреть, как же поведет себя болезнь.
Кроме того от Ша`наара остались только руины, как рассказывали из последних вылазок разведчики. Это последние новости, что слышали дренейки перед уходом из деревни. Ша`наар находился по дороге к храму, а значит путь и окольные тропки еще пока опасны. Следует ждать и еще раз ждать. Но сколько же можно?
Ис Ти зашла обратно в пещеру, где она проводила большую часть своего времени, следя за своей бабушкой. Ну как бабулей: с виду и не скажешь, что Ама была из старшего поколения. По крайне мере ранее она была крепкой и статной женщиной, но болезнь изуродовала ее тело и принесла мучения разуму, сводя с ума жуткими снами и видениями. Ис Ти присела возле лежащей Амы и лишь ласково провела рукой по изуродованному лицу, потом приложила руку ко лбу больной. Температура спала, больше не было бредовых снов. Ама открыла медленно глаза, посмотрела на внучку:
- Ис Ти, помоги мне подняться, - слова тихие, но так греющие душу. Значит, не сошла Ама еще с ума, помнит все.
- Как ты себя чувствуешь? – осторожно помогла бабуле сесть, прислонив Аму к каменной стенке, укрыла ее теплым шерстяным пледом. Потом встала. Покачала головой. Взяла еще один плед, обмотала Аму, так что только глаза видны были и вот только тогда довольная села рядом.
- Хорошо, вот только спать мне мешали не кошмары, а свет в ночи, - раздалось приглушенно. Все это время Ама послушно терпела манипуляции Ис Ти.
- Свет в ночи?
- Да, огоньки на болотах. Мелькали-мелькали, а к утру пропали.
- Тогда нужно будет проверить, - ответила Ис Ти и поднялась с пола. Проверить кроме нее некому. Приближалась ночь, а вот огоньки могли оказаться опасными хищниками.
Острожалы с их смертоносным ядом подходили под описание. Опасные насекомые действительно имели фосфорическое свечение во тьме. Или же того хуже, набрел на их убежище топехлыст. Хотя, он на огонек не походил, потому Ис Ти отбросила эту теорию. Взяла легкий арбалет, облегченные болты и, укутавшись в куртку, выдвинулась на разведку.
С бабулей они уже трижды меняли места проживания, меняя пещеры, чаще всего рядом с ними обнаруживались соседи – допустим загадочное поселение странных существ, которые строили свои лачуги просто в воде. Ис Ти не стала рисковать и увела Аму оттуда. Таких поселений было уже два, в это раз им, возможно, опять придется искать новое место.
Новоявленный следопыт молила Свет, что бы это оказался просто спороскат. Буквально пройдя пару сотен метров, она увидела огоньки, их было множество, осторожно подкрадываясь, она, постаралась рассмотреть, что же это. Это оказались разумные создания спорлоки, можно сказать, коренные жители этих болот. Тот самый свет в ночи создавали чуть более ярко горящие точки-светлячки на их спинах. Существа уверенно двигались к озеру. Ис Ти решила проследить за спролоками, куда же идут они. Они уходят из этого места, а значит должна быть причина на то. Они прошли дальше на запад через руины Боха`му. Вскоре она увидела первую опасность – грибные великаны, сильны и могучие. Ей с ними точно не справиться. Что же, скоро великаны дойдут и до их пещеры. Стоило уходить.
Вдалеке стала видна необычная грибная поляна. От нее исходил приятный оранжевый цвет, и далее Ис Ти идти не решилась. Так, провела спорлингов и повернула назад.
Особенности топей не позволяли находиться внизу слишком долго, дышать спорами грибов было очень вредно. Потому Ис Ти перебралась с Амой на верхушку огромного гриба. Тут был чистый воздух, даже было видно небо. Именно его им не хватало все это время.
С каждым днем бабуле становилось все лучше и лучше, но вот взгляд ее был печален. Совсем мало времени прошло с тех пор как они покинули основную группу. Ис Ти показывалась каждый день на глаза жителям, мол, все хорошо, я не меняюсь, и не заразилась.
В тот день Ама задумчиво смотрела вниз с высоты гриба. Топи всегда были местом сражения воды и земли, одна пыталась поглотить другую. Как только казалось, что вот уже побеждает земля, вода брала верх, и наоборот. Из-за такой перестановки сил гибло много растений, да и мосты были не прочны в таких местах. Бабуля сидела на одном из больших грибов и размышляла:
- Что же было бы, если земля с водой прекратили бороться? Хотя… Вода – есть смирение и гибкость, как же ей найти общий язык с чем-то упорным и непоколебимым. В то же время оба есть константа и часть одного целого, - Ама посмотрела на Ис Ти – Тебе стоит уходить с остальными, я не пропаду. Это проклятие сделало меня более приспособленной к этой жизни. А ты улетай, тебя приведет ко мне зов сердца. Мы найдем друг друга даже на краю света, даже в другом мире. Не печалься – найдешь место в этой вселенной, где не будет орков и Пылающего Легиона, вернешься за мной.
- Не говори ерунды, я же не могу тебя оставить тут. Уже прошло много времени, болезнь не заразна, - дренейка посмотрела не мелкие капельки начинающегося дождя, подставила ладонь, собирая чистую воду. – Я ухожу с этого места вместе с Амой, дождь. Напоследок прекратил бы ты лить, что бы мы смогли пройти, зная, что это - добрый знак. Знаю ты, возможно, хочешь спеть песню на прощание, но если все удачно сложится, то мы еще сможем говорить и говорить, но уже в другом месте… Прекрати столь упорно доказывать земле свое господство над болотами, хоть на время. Для топей нужна как земля, так и вода. Если не будет земли, вода твоя станет просто океаном, если не будет вод твоих, станет эта земля бесплодной пустыней.
Дождь прекратил лить и потихоньку затихал, нашептывал говорящей тихие благословения, словно услышав слова дренейки. Так было положено начало пути шаманки. Еще неизвестно было ей, что стихии действительно могли говорить, а не все это ей казалось. Может совпадение, а может и нет, то, что дождь прекратил лить… Зато теперь Ис Ти не боялась одиночества, оно не было ей в тягость.
Ис Ти покидала их с Амой убежища, надеждой в сердце, они обязательно найдут новый мир, новый дом для всех. Они шли обратно в селение, зная точно, что не навредят никому своим приходом. Молодое поколение построит новый город Света, где даже вода и земля будут находиться в спокойствии и гармонии.

ID: 12865 | анонимный автор
Изменено: 26 января 2015 — 16:32