Адалира Призрак Зверя Крадущийся Опустошитель, Затаившийся Люторог.

Не трать время на человека, который не стремится провести его с тобой.
Гарсия Маркес

Элмира Шепот Звезд была обычной ночной эльфийкой. Она почитала Элуну, врачевала и всячески старалась приносить пользу своему народу. Примечательной чертой её характера была привычка бродить ночами по берегу, слушать шелест волн и собирать выброшенные морем ракушки. Одной ночью прибой принес с собой несколько странных предметов из дерева и металла, и не менее странное существо – бледнокожее, в разорванной одежде чудного покроя. Существо неподвижно лежало на песке, его грудь вздымалась с каждым вдохом все медленнее, эльфийка чувствовала, что жизнь покидает его, как вода – треснувший сосуд. Элмиру охватило одно из этих тягостных предчувствий чего-то нехорошего.
Наверное, стоило оставить существо, вернуться в деревню, рассказать старейшинам о своей находке. Через пару лет, посовещавшись со старейшинами из соседних общин, взвесив все за и против, они бы приняли ответственное решение оставить все как есть. Возможно, на всякий случай наложили бы вето на её ночные прогулки. И на этом инцидент был бы исчерпан.
Вместо этого эльфийка тяжело вздохнула, опустилась на песок рядом с умирающим человеком и обратилась к Природе, прося о помощи.
Прошло несколько десятков лет, эльфы свыклись с мыслью о том, что где-то на побережье живет бледнокожий чужак. Зла в нем они не чувствовали, рыбу человек ловил не хуже любого другого рыбака, и даже выучил какое-то подобие их древнего языка, которого, впрочем, вполне хватало, чтобы поддержать повседневный разговор, душевно обсудить цены на улов или рассказать занятную историю о том, что творится за океаном. Когда чужак внезапно пропал, мало кто придал этому значение.
Тем времени у Элмиры появилась дочь, которой она дала имя Мирриан Тайна Волн. Элмира никому не говорила, кто был отцом ребенка. Старейшины сначала относились к подрастающей эльфийке чуть ли не с суеверным отвращением, но со временем все же позволили ей стать полноправным членом общества, так как ничего противоречащего законам Природы за ней не наблюдалось. Внешне она ничем не отличалась от собратьев, от матери унаследовала редкий талант к исцелению и чуткое восприятие Природы. Кто-то даже начал думать, что её отцом был нормальный ночной эльф. Мирриан посвятила свою жизнь служению Элуне, как и мать, стала толковым лекарем, обзавелась семьей. И умерла в возрасте двух с половиной тысяч лет, неожиданно состарившись за считанные десятилетия.
Элмира Шепот Звезд покинула родные земли. Говорили, что она ушла в Фералас, хотя точно никто не знал. У неё оставалось две внучки, Йерра, еще совсем юная, и Адалира, постарше. К облегчению отца девочек, заботу о них взял на себя Фелнир Медвежий Коготь, старший брат Элмиры, которы знал, кем был их дед, и чувствовал себя отчасти отвественным за смерть своей племянницы и уход сестры.

Слушай, сынок, ты, наверное, задаешься вопросом, почему ты не такой волосатый, как все остальные…
Терри Пратчетт

Адалира родилась в семье жрицы и охотника, промышляющего кожевничеством. К великому разочарованию обоих родителей, она не обнаружила никакого дара к целительству. Зато услуги лекаря нередко требовались тем, кому посчастливилось оказаться рядом, когда Адалира проявляла другие свои таланты. Основным из них пожалуй было её феноменальное умение находить приключения на свою голову. Порой неловкая, словно лишенная присущего всем эльфам чувства природной гармонии, она компенсировала недостаток врожденной интуиции преобретением опыта. Странно, но преобретение опыта почему-то постоянно противоречило установленным в цивилизованном эльфийском обществе социальным нормам... К совухам в гнезда не лазить, за гринцы Ясеневого Леса не выходить, с мурлоками не драться, крепкозубов не приручать... Адалира пришла к выводу, что преобретать опыт куда спокойнее вдалеке от этого самого общества, в лесной чаще, одной, или вместе с младшей.
В лесу чувствовала себя как дома, но знания о нем получала из наблюдений, словно пыталась понять его умом, а не сердцем. С удивительной легкостью находила общий язык со зверьем. Казалось порой, что звери понимают её лучше сверстников или наставников, относившихся к беспокойной эльфийке с легкой неприязнью, что сильно сказывалось на её самооценке и не способствовало получению новых знаний. Ну подумаешь, не распукаются почки на деревьях по велению сердца, и духи леса напрочь игнорируют обращенные к ним слова... Зато какие трюки выделывает её ручной краб за кусок рыбы? Вы такое видели когда-нибудь?? Да не откусит он ничего клешнями, он же ручной, просто играет...
Видя, что обучение внучки не дает желаемого результата, Фелнир Медвежий Коготь взял это тяжкое бремя на себя. С кропотливым терпением он обучал эльфийку всему, что знал, и пытался понять, к чему она могла быть предрасположена, помимо возмутительного поведения и досадных недоразумений. Адалира неплохо справлялась с оружием, с энтузиазмом приноравливалась к разным ремеслам, в итоге остановив свой выбор на работе с кожей и мехом. Её умения выживать в условиях леса вполне хватило бы на то, чтобы стать следопытом или разведчиком. Скрепя сердце, друид поделился с эльфийкой тайной её бабки. Эту новость Адалира приняла чуть ли не с облегчением, и смирилась с судьбой, надеясь занять своё место среди эльфов хотя бы на тот короткий срок, который был ей отпущен. А судьба тем временем готовила для неё новый сюрприз, наравне с её бессмертными собратьями.
Все началось с нелепых слухов. О чужаках, якобы прибывших из-за моря, о демонах, о смерти самого Кенария. Слухи конечно не стоило принимать всерьез. Демонов никто не видел десять тысяч лет, чужаки мирно воевали между собой за океаном, а Кенарий был богом. Адалира скорее всего и не приняла бы их всерьез, если бы вернувшись домой с охоты не обнаружила мрачного как грозовое небо деда склонившимся над кем-то, лежащим на траве. Вокруг друида собралась небольшая группа встревоженных эльфов, кто-то подносил травы и зелья, торопливо читал молитвы. Поодаль лежала пронзенная несколькими стрелами рыжешкурая тварь, с парой длинных черных рогов и пастью, полной острых как иглы зубов. Не требовалось знаний опытного следопыта или мудрости старейшины, чтобы понять, что в лесу такие не водятся. У Адалиры неприятно засосало под ложечкой и она подошла поближе. На траве перед друидом лежала младшая, в разорванной на плече пропитанной кровью тунике. Растрепанные темно-зеленые волосы ярко контрастировали с ирреально-бледной кожей. Адалира закрыла глаза, отгоняя видение, надеясь проснуться в холодном поту, и знать, что младшая безмятежно спит в своей кровати. Но видение не развеялось. Не отрываясь от целительского ритуала, друид приказал Адалире собрать припасы на пару дней пути. Все поселение покинуло дома в течение нескольких часов.
Что произошло в последующие две недели Адалира помнила отрывками. Отступление к Древу, леденящий кровь вой и храп мертвецов и демонов, преследующих беженцев попятам по стонущему лесу, ухудшающееся состояние младшей. Два лагеря, оба заполненные пришельцами, смертными. Существа со светлой кожей в первом лагере показались эльфийке несколько симпатичнее и цивилизованнее тех, что во втором. На молчаливый вопрос друид ответил, коротко указав на лагерь людей.
- Твой дед был одним из них.
Ухмыльнулся, читая облегчение в глазах эльфийки. Она тоже улыбнулась, и может даже рассмеялась бы, если бы не близившийся конец света. Этот недолгий разговор с наставником стал последним.
На следующей день Пылающий Легион начали наступление. Адалира оказалась в отряде лучниц. Спустя несколько часов, просто в отряде своих. Она потеряла счет времени, врагам, смертям, и оружию, попадавшему ей в руки. Не поняла, как оказалась в самой гуще боя, и откуда взялся перед ней пламенеющий элементаль в два эльфийских роста высотой. Элементаль занес кулак для удара, мелькнула зеленая когтистая лапа, эльфийку дернуло в сторону за мгновение до того, как источающий жар кусок породы с оглушительным грохотом опустился на землю. Отчаянно пытаясь устоять на неслушающихся ногах, Адалира прижалась к окровавленному боку спасшего её Ордынского воина и подняла исполненные ужаса глаза на элементаля, сфокусировала взгляд. Пылающая каменная глыба кулака медленно, как во сне, поднялась для второго удара. И воздух зазвенел, вторя чистой низкой песне Рога.
Младшую удалось спасти. Она пришла в себя через несколько дней после окончания битвы, когда совместными усилиями эльфы, Орда и Альянс очищали леса от остатков Плети и Легиона. На вопрос, где дедушка, Адалира торжественно извлекла из сумки отличную книгу на всеобщем, с подчеркнутой важностью отдала её младшей и ответила, что недавно познакомилась с удивительным дворфом-охотником, который, к слову, оказался прекрасным собеседником и столько всего повидал в своей жизни, что ей самой захотелось побывать в тех не поддающихся никакому описанию местах, о которых рассказывал путешественник, и она неприменно там побывает, и Йерру с собой возьмет, как только та поправится.
Когда люди начали покидать земли эльфов, возвращаясь домой, Адалира приняла решение отправиться с ними. В ней вновь проснулась жажда неизведанного, желание познать мир на своей шкуре, и понять, как цивилизации, развивавшиеся тысячелетиями, чуть не погибли за считанные месяцы. Младшую брать с собой Адалира не решалась, отчасти потому что не знала, что могло ожидать её саму за океаном в землях чужаков. Подыскала ей наставников, и обещала навещать часто как сможет.
Последующие шесть лет стали лучшими в жизни эльфийки. Она нигде не задерживалась подолгу, постоянно путешествовала, надеясь успокоить наконец снедавшую её жажду приключений, выполняла наемническую работу, дипломатические миссии, спасательные операции, грабила караваны, если вставала необходимость. Охотилась на драконов, спасала заколдованных принцесс. Или наоборот? В общем, жила наконец здоровой жизнью обычного приключенца. Изучение истории Восточных Королевств привело её к философскому заключению о том, что все зло в Азероте просиходит от любви сильных мира сего рубить с плеча. Печалил тот факт, что даже после битвы у Хиджала мир между Ордой и Альянсом установить так и не удалось. В межфракционных конфликтах эльфийка старалась занимать оборонительную позицию, была лояльна Фракции настолько, насколько позволял ей её собственный придуманный кодекс чести.
В один прекрасный день Адалира неожиданно обнаружила себя главой небольшого отряда наемников, которых вроде бы объединяла какая-то общая возвышенная идея, то ли идеалы Альянса, то ли Сила и Честь, то ли простое одиночество каждого из них по отдельности. Это был довольно сплоченный коллектив, время от времени даже способный на организованные совместные действия, вроде помощи городской страже во время налета Орды на одну из Столиц, или проведения разведовательно-диверсионных операций в тылу врага.
Возможно Адалира была некомпетентным лидером. Или же сыграл свою роль тот факт, что к группе примкнули представители всех рас, религиозных и политических взглядов и немыслимых сект, которые только можно было найти в Азероте. Может быть во всем был виноват тот эльф крови, странствующий рыцарь, которого Адалира встретила пару лет назад в одном из путешествий и ухитрилась занять вакансию дамы сердца в его собственной героической истории. Не исключено так же, что причиной стал растущий долг штормградским тавернщикам, которым каждый банкет наемников сулил больше расходов, чем доходов. Так или иначе, после очередного горячего спора о том, кому достанется шкура убитого дракона, или о том, какая форма дренейских рогов привлекательнее, или о том, где же они будут пить этим вечером - Адалира толком не помнила, что стало причиной разногласий на этот раз - эльфийка сдала полномочия лидера и отправилась в бессрочный отпуск.

В густой тени стояли две фигурки, одна повыше и поуже, вторая поприземистее и пошире. Тень отбрасывала окаменевшая статуя Древнего. Раздался режущий слух треск, статуя дрогнула и открыла глаза.
- И что теперь? – Громким шепотом поинтересовалась фигурка пониже.
- Теперь бежим. – Коротко и сухо отозвалась фигурка повыше.

Лунная дорожка зыбко дрожит на темной воде канала. Кажется, что начинается она из-под моста и ведет прямиком в Штормградскую Тюрьму. Свесив ноги вниз, на мосту сидит Адалира. Слева от неё дремлет полупрозрачный кот. Справа, сцепив руки замком на любимом щите, сидит Верра. Эльфийка угрюмо улыбнулась, глядя на зияющий вход в здание Тюрьмы.
- Ты знаешь, иногда кажется, что мне там самое место. После всего того, во что тебе из-за меня пришлось влезть.
Дворфийка лукаво глянула на подругу, добродушно хохотнула, пихнула её кулаком в плечо. Улыбка на губах эльфийки стала шире и светлее.
Четыре месяца назад она ушла в Ледяную Корону. Одна. Предупредила об этом только Верру, отчасти из уважения, отчасти... Всегда могло случиться что-то непредвиденное, лошадь ногу подвернет на обрыве, арбалетный болт неудачно попадет в висок, Неруб перекусит сонную артерию. Верра пожалуй была единственной, кому стоило знать, случись вдруг такая неожиданность. Остальным по мнению Адалиры спокойнее было бы думать, что она все бросила и уехала наконец в Азшару, охотиться на Азурегоса, как она давно грозилась. Адалира не планировала провести в кишащем нежитью ледяном аду более двух-трех недель, просто хотела отдохнуть от живых, развеяться, вспомнить, как это замечательно – когда рядом есть кто-то близкий, добрый, заботливый. Кто-то, на кого можно рассчитывать в трудную минуту.
Отпуск прошел не совсем так, как планировала Адалира. На пятый день своего захватывающего турне по Ледяной Короне она поймана отрядом нежити, основательно потрепана в неравной схватке и отправлена в Яму Сарона. После третьей неудачной попытки сбежать (первый раз она подняла бунт среди порабощенных добытчиков, второй раз случайно уронила двухтонный кусок породы на ключника, в третий каким-то чудом приручила ледяного змея и почти – почти! - на нем улетела) Адалира поняла что четвертую уже не переживет. Спланировала побег с шокировавшим её саму энтузиазмом. Когда все было подготовленно, несколько дней эльфийка не могла решиться воплотить план в жизнь – не отпускали мысли о младшей сестре в Дарнасе и собственно дворфийке. Каким было её удивление, когда за день до её самоотверженного подвига в Яму Сарона ворвался отряд Альянса, и сквозь лязг оружия, короткие приказы офицеров, жуткие визги нежити и стоны раненых ей удалось различить знакомый голос, привычно читающий короткую молитву. В тот момент Адалира совершенно искренне от всего сердца уверовала, что она наконец тронулась умом. Эльфийка выронила кирку, опустилась на холодный камень, залилась счастливым смехом, а потом заплакала. В этом невменяемом состоянии её и нашла подруга. Две недели спусти они вместе вернулись в Штормград.
Адалира закрыла глаза, с наслаждением вдохнула холодный ночной воздух со смешенными в нем запахами любимого города. Сделала глоток из фляги.
- Спасибо.
- В любое время.
Эльфийка сухо кашлянула. Потом неожиданно щелкнула пальцами, подняла брови, словно вспомнив что-то, начала копаться в своём рюкзаке. Достала видавшую виды карту, развернула, посмотрела на неё очень внимательно. Перевернула, посмотрела еще раз, затем подвинулась ближе к подруге и начала тыкать пальцем в какие-то пометки.
- Ты знаешь, там, в Яме, мне встретился один дворф, из Лиги Исследователей… Мы разговорились. Он сказал, что на востоке Нордскола, в этих тролльих руинах, можно вроде бы встретить какого-то то ли кота, то ли демона… Ну, мне интересно стало… Может..? Ты чем в ближайшие пару дней..?
По мере того как эльфийка развивала свою мысль, улыбка постепенно сползала с лица дворфийки. Верра медленно повернулась к подруге, их взгляды пересеклись. Сложно сказать, что именно Адалира прочитала в зеленых глазах, но она поперхнулась и начала поспешно запихивать карту обратно в рюкзак.
- Значит в другой раз! - торопливо и дружелюбно. Потом замерла, насупилась.
- Может тогда на следующей неделе? - с надеждой.
Грязное ругательство на дворфийском эхом разнеслось по улицам спящего города, затем послышался металлических звон, будто кто-то уронил тяжелый щит на камень мостовой, и громкий всплеск, будто кого-то уронили с моста в холодную воду канала, бульканье, кашель и отчаянный вопль захлебывающейся эльфийки:
- Через две недели? Верра! Пожалуйста!

ID: 1266 | Автор: adalira
Изменено: 11 июня 2011 — 20:56

Комментарии (19)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
20 августа 2010 — 14:27 Pentala

Идея с названием хорошее, но об звукоряд язык сломаешь...
Да и "опустошитель" - зверь из Запределья, а "Люторог" - зверь из азерота.

Все началось с нелепых слухов. О чужаках, якобы прибывших из-за моря, о демонах, о смерти самого Кенария.

Да не было там "слухов". Что-что, а разведка и связь у Ночных хорошо поставлена.
Сама Тиренда на линии фронта была. Это были не слухи, а официальные сводки...

20 августа 2010 — 17:03 naire37

в небольшое поселение сначала доходят слухи, а потом уже сводки, не? Она ж не была Заместителем ТирЕнды чтобы сразу получать официальные вести.

"Идея с названием хорошее"
Чую подставу с согласованием падежофф, в смысле, родофф. Шутка юмора?

20 августа 2010 — 17:42 Pentala

Ну опечаталась, чего.

Учитывая что едва орки вырубили пару деревьев, как на месте была не кто-нибудь, а сама Тиренд, думаю что у Ночных официальные новости шли быстрее слухов.
Сравни с теми же хуманами, у которых Культ Проклятых все Западные Чумные заразил ,прежде чем они пошевелились...

20 августа 2010 — 18:26 naire37

Еще раз. Официальные новости идут кому? Официальным лицам. Тиранде (в официальном переводе, кстати, она Тиранда или Тиренд? Я ориентируюсь на wowiki). Я не думаю, что новость "незнакомые зеленокожие вырубили 2 дерева!!" тут же передали всем эльфам по официальным каналам, с оповещением из матюгальников и повестками на дом... или что там будет эльфийским аналогом... Тиранде - да, ей это знать полагается. Всем? Вряд ли.
И потом, это не "все эльфы не восприняли слухи всерьез", а изложение событий с точки зрения молодой эльфийки, которая дальше своего леса носу не казала и ей это кажется нереальным.

В общем, имхо, останемся при своих мнениях. =)

20 августа 2010 — 19:11 naire37

И вместо восторгов по поводу квенты Адалиры мы получили спор об имени Тиранды и скорости распространения слухов vs официальных новостей у эльфов... Удалились от темы, то бишь. Лир, все в восторге! *безобразно присваивает себе право трактовать чужие мнения)*

Ари!
Верра хотела написать тебе письмо, но прекрасный Варкрафт решил: а нафига Верре ее мейн? Давайте перенесем ее персонажа криво-косо и внезапно не будем пускать ее в игру, пусть мелочь качает! В общем, как только пробьюсь - навещу. =)

20 августа 2010 — 19:13 Pentala
И вместо восторгов по поводу квенты Адалиры мы получили спор об имени Тиранды и скорости распространения слухов vs официальных новостей у эльфов... Удалились от темы, то бишь. Лир, все в восторге! *безобразно присваивает себе право трактовать чужие мнения)*

А по-моему не переживать надо, а радоваться =Р

20 августа 2010 — 19:15 adalira

Кстати да.

20 августа 2010 — 19:20 adalira

*опасливо*
Ли, ты уверен? Радоваться-то можно? Или рано пока? Вдруг они еще вернутся к основному топику?

20 августа 2010 — 19:22 naire37

Лир, велели радоваться. :Р Так что да, уверен. Я сейчас еще объясню, что это ты была той самой утопленницей и вот тогда-то мы порадуемся...

20 августа 2010 — 19:13 adalira

Насчет названия согласна, читается сложно, но Опустошитель очень дорог моему сердцу. Вы представляете себе крадущегося Опустошителя? Табуретка, как называют их в народе...
Вы правы, опустошитель - зверь из Запределья, а люторог - зверь из азерота.
Насчет слухов - события развивались довольно быстро, я не думаю что всех эльфов поголовно и правда известили о том, что происходило. Хотя бы потому что никто толком не знал, что же происходило. Внезапно появились орки, люди, демоны и нежить и все ринулись в лес.

20 августа 2010 — 19:23 naire37

А потом старший дал команду: "Все в сад!!"
(c) Грима Гнилоуст

Лир, если по делу - понравилось упоминание милых моему сердцу мурлоков, под "наемников" чуть-чуть перепишу свою квенту, в целом таки весьма удобоваримо. =) Легкий стеб тебе удается, имхо, чуть лучше пафосного лора, но это уже вопрос вкуса. Молодца.) Смущает, что я там появляюсь, внезапно тебя спасая, а до этого никак не упоминаюсь, но мы на эту тему уже поцапались, я хронологию чуть более внятно у себя в квенте тогда пропишу. )

20 августа 2010 — 19:44 naire37

квента обновлена. :Р половина моей квенты получается про Адалиру (ересссь!! удар по самолюбию!!) - но иначе меня бесит, что уровень доверия не обосновывается. пуд соли, блин. так или иначе, должен был быть.)

20 августа 2010 — 19:25 Pentala

ну "ледолап" или "саблезуб" были бы больше в теме... но если так надо опустошителя то есть их разновидности "ядоплюй" и "перьезуб"...

20 августа 2010 — 19:27 naire37

крадущаяся табуретка - шутка юмора.... Видимо, понятная только людям, привычным к Лириному кошмарному чувству юмора...)

22 августа 2010 — 5:36 hallyafae

"К совухам в гнезда не лазить, за границы Ясеневого Леса не выходить, с мурлоками не драться, крепкозубов не приручать..."

Прелесть какая. Так и слышу голос строгой воспитательницы :)

23 августа 2010 — 17:43 Pentala
24 августа 2010 — 12:06 adalira

Pentala, вот ведь. Я думала их единственная страсть - мудрить с трансфером персонажей)) Хлебом не корми - дай потрансферить туда и обратно. Абилки кстати такой у нас не припомню. Это что-то новое? Или хорошо забытое старое?

hellyafae, спасибо, старалась)

Ари, очень приятно)

24 августа 2010 — 17:05 Pentala

http://cata.wowhead.com/talent#c - это Катклизм...