Эмилия Алистер Дарэнсон (Найтингейл) Искра надежды

Стражники за Эмилией пришли не сразу, она сидела на своем месте, все так, же теребя свечу в своих руках, как если бы Джефф все еще сидел рядом. Тень от язычков пламени свечи так забавно играла на ее немолодом лице, освещая легкую и задумчивую улыбку. В глазах пробегали легкие искорки счастья, а может быть это было всего лишь воображение стражников, зашедших за ней.
Зайдя в свою тюремную камеру, она осмотрела ее: почти квадратная комната и лишь в одном углу стояла кровать; небольшой лунный свет проникал в это замкнутое пространство, через небольшое овальное окно почти у самого потолка. Эмилия стояла ровно в центре этой комнаты, как вкопанная, а потом.. Почему-то начала, словно в вальсе кружиться по ней, звонко смеясь. Воображение рисовало ту самую комнату, увиденную ранее..
Вот в том уголке кровать, на которой лежит ее Мартиша, а в углу напротив – камин и два стульчика… У самого входа во временную обитель девушки стояли два подсвечника, почти с ее рост. На душе Эмилии стало так тепло и уютно.. Ее сразу начало клонить в легкую дрему, она сделала пару шагов в сторону постели, и словно не успев положить голову на подушку – уснула.
Сны к ней приходили какими-то небольшими историями, словно стараясь напомнить ей о том «кто она есть». Может быть, это была магия, а может ей за долгое время захотелось привести свой «дом» в порядок, и понять, что она не одинока?

«…


Ночь. Над головой полная луна. Эмилия в каком-то белоснежно-кружевном одеянии бежит по лесу, ее за руку держит мужчина, но он не тянет ее за собой, нет, он просто подгоняет ее, боясь, что они опоздают куда-то. Ветки, деревья, кусты, страшные тени которые развеивает пробивающийся свет луны через кроны деревьев. Задорный смех Эмилии будит ночных обитателей, мужчина резко разворачивается, крепко прижимая ее к себе, нежно говоря:
- Подожди, мы почти у места.
Девушка искренне старается подавить улыбку, не говоря уже о смешках, что вырываются... Он мягко проводит своей рукой по ее распущенным рыжим волосам и ласково касается своими губами ее лба. Минутная нежность прекращается, и он бойко произносит:
- Бежим.
Дерево сменяется очередным деревом, а за ним куст и снова куст, и вот они выбегают на поляну, на которой стоит не очень высокий мужчина в летах, одетый в рясу. Эмилия не верит своим глазам, она смотрит то на старика, то на возлюбленного, что привел ее сюда. Бег сменился шагом, девушка пытается отдышаться, то ли от дикого бега, а может быть от счастья. Шаг сменяется на медленный, грациозный местами помпезный, и вот они уже стоят около Священника.
Старец держал в руках книгу, а в другой руке не понятную полупрозрачную ткань, которую протянул юнцу. Мужчина осторожно накинул эту ткань на огненно рыжие волосы возлюбленной, и украсил это диадемой. Поняв, что фата на ней выглядит очень к месту, он встал на одно колено перед ней и произнес:
- Дорогая Эмилия, я готов защищать тебя всю жизнь. Я желаю быть с тобой и делить не только радость наших прожитых дней, но горесть. Я люблю тебя и желаю стать твоим мужем.
Девушка, пусть этого и не видели собравшиеся, активно краснела под своей фатой. Она послушно встала на колени перед мужчиной, подняв свою голову вверх, устремляя свой взгляд в его зеленовато-коричневые глаза. Пусть он был и не так молод, о чем говорила его щетина, довольно взрослый и осознанный взгляд, четкие контуры лица и легкая седина в волосах. Но для нее он была самым дорогим сокровищем на всем белом свете.
- Я желаю разделить с тобой всю свою жизнь. Быть с тобой в горести и радости, поддерживать тебя и быть верной женой, - дала свою клятву рыжеволоска.
Святой Отец, начал читать молитву брачного союза дабы перед Светом скрепить навечно души влюбленных.
- Кристоф Дарэнсон, готов ли ты взять Эмилию Алистер Найтингейл в законные супруги.
- Да, -коротко сказал мужчина, - трепетно держа ее нежные руки.
- Эмилия Алистер Найтингейл , готова ли ты взять в законные супруги Кристофа Дарэнсон.
- Да, - тихо и как-то нежно произнесла она, ее голос дрожал... Чувствовалось, что она волнуется куда больше, чем ее возлюбленный.
- Объявляю вас мужем и женой, можете поцеловать супругу.
Кристоф поднял ее фату, и мягко приобнимая за талию, пару секунд любовался ее прекрасным лицом. Эти рыжие, ухоженные, но безумно не послушные локоны всячески старались скрыть ее прекрасные слегка пухлые, еще детские щечки. Зеленые и настолько бездонные глаза полные нежности и трепетной любви... Небольшой носик, на котором даже от блеклого свечения Луны виднелись веснушки, и столь пухлые и соблазнительные губы... Он впился в ее сахарные уста, словно мечтал об это всю свою жизнь. Святой Отец откланялся и.. пропал из виду.. Кристоф поднял ее на руки, все так же нежно целуя. Ему, как и ей, совсем не хотелось, что бы заканчивалась эта минута. Все тревоги и переживания отступили как страшный сон. Сейчас было только он, она, луна и эта поляна. Мужчина от счастья кружился на одном месте, держа крепко ее на руках, до тех пор, пока не закружилась голова и они не рухнули в траву… Он начал ласкать ее молодое и столь соблазнительное тело, а ее щеки наливались румянцем, отвечая взаимностью на его любовь. Через пару часов он овладел ее телом, они сливались в единое целое настолько, что, кажется, даже их сердца бились в унисон.
Вот настало и утро, солнце показывалось из-за гор, выползая так лениво – лениво, словно даже ему не хотелось мешать влюбленным, но.. Нужно было собираться, ведь ее точно будут искать родители, но какие к черту родители?! Теперь ОН, ОН и только ОН может распоряжаться ее жизнью, ведь ОН ее законный супруг.. Словно эти мысли мелькали не только в голове Эм, но и его, по этому они задержались в лесу почти до самого вечера.
…»


«…
Мать с яростным взглядом ходила по дому, готовая разнести все и вся на своем пути. Отец же всячески старался приобнять свой любимый «кактус» и успокоить, сказать, что «не самое плохое, что могло случиться». Ева же так не считала, это читалось на ее лице, о чем она и заявляла:
- Я вырастила тебя! Я надеялась, что ты найдешь себе лучшую партию!
- ДА! Ту, которую ТЫ мне выберешь! Но этому не бывать! Я люблю Кристофа! И ты теперь НИЧЕГО не сделаешь с этим!
Эмилия видела, как сильно обидела и огорчила свою мать, но в глубине души ей почему-то было тааак приятно. Сладкая победа боролась с совестью, но все, же девушка подошла к матери и приобняла ее, та хоть и пыталась скинуть ее руки со своих плеч, но дочь была настойчивее:
- Прости, но я очень-очень сильно люблю его, я надеюсь, ты поймешь это быстрее, чем я подарю тебе внуков, - с этими словами она вышла из отчего дома, направляясь в свой новый дом. Новую Жизнь. Она чувствовала легкий страх перед неизведанным, чем-то новым, но увидев своего любимого, все словно встало на свои места. Сердце вновь забилось так быстро – быстро, а мысли, что были скомканы и растрепанны, собрались в единое целое. Он был рядом. Его добродушная улыбка грела ее душу, она резко спрыгнула со ступенек, обнимая своего Кристофа. Да, определенно – это была настоящая и трепетная любовь двух человеческих существ…»


«…
Множество счастливых моментов разгорались яркими вспышками воспоминаний. Одно можно было понять точно – Эмилия была просто без ума от танцев, балов и светской жизни. Кристоф и его супруга не пропускали ни один! Мужчина старался потакать всем капризам любимой супруги, да и мог он позволить себе, ведь был не каким-то там сопляком, а довольно взрослым и умудренным жизнью мужчиной. Когда Эмилии исполнилось 16, ему уже было почти 28. Может, быть, по этому его так невзлюбила Ева, впрочем, это не так уж важно. Ведь матушка простила ее, и в довольно обыденный день, когда на улице шел проливной дождь. Небо гневно грохотало раскатами грома, а молнии сверкали, освещая бежавших по улице бедолаг, которые не успели добраться до своего дома. Ева пришла к своей дочери. Разговор был продолжительный, да и не самый приятный, вот только закончился он довольно забавно. Кристоф вернулся с очередного собрания, и видит картину: две женщины стоят на коленях у камина, обнявшись, из глаз текут слезы рекой.. Каждая из них просит прощения у другой, активно заверяя, что виновата только она и никто другой, что любит свою маму/дочку безумной любовью. Говорили, как страшно боятся потерять друг друга, как сильно скучают. Безудержно ненавидят себя за то, что были такими глупыми и не могли спокойно и дружелюбно жить под одной крышей.
Кристоф не смел, мешать этой идиллии тут же прячась за стену, чтобы женщины вдруг его не заметили, уж слишком долго он и Эм ждали этого дня. Почему-то ему захотелось прогуляться в отчий дом супруги: мужчина спустился на первый этаж, взял свой плащ и направился прочь. Дорога пусть и была не настолько длинная, но поделиться хорошими новостями с Алистером стоило. Наконец, этим двум мужчинам было о чем официально поговорить, выпить пару хмельных кружек Эля. Счастье окутало Кристофа, ведь теперь он, не таясь, может называть Алистера – отцом.
И вновь множество счастливых моментов сплывали яркими вспышками в воспоминаниях Эмилии. Она словно вычеркнула из своей жизни мелкие ссоры, неурядицы, освобождая свой разум и чувства для того, что бы любить тех, кто ей дорог.
…»


«…
Смерть. Страх. Крики. Паника. Нежить повсюду... Эмилия бежала в отчий дом, на глазах у нее был искренний ужас, она боялась, что мама и папа с братом уже мертвы… Девушка мчалась как сумасшедшая, совсем наплевав на то, что босая и в ночной рубахе.
- Мама! Мама! – кричала она, подбегая к родному дому.
Ева выскочила одетая в обычный магический наряд .
- Я помогу тебе, я справлюсь! – кричала она, отказываясь верить в то, что мама не желает брать ее с собой на защиту города.
- Лучше спасайся! Папа и брат уже убежали защищать город! Любимая дочь моя, - она приобняла свою единственную дочь, смотря ей в глаза. Весь город сходил сума. Люди бегали в панике не зная куда бежать, где спрятаться. Что взять с тобой, если бежать, а главное КУДА бежать!
- Прошу тебя, успокойся. Мы встретимся сразу после того как отстоим город. Я провожу тебя до безопасного места, и очень прошу, оберегай себя и моего будущего внука, - она мягко коснулась живота своей дочери.
- Мама, но я, же не-..- не успела закончить Эмилия фразу, как мать ее поцеловала нежно в лоб тихо произнеся:
- Я же ясновидящая.
Трогательному моменту подошел конец, мать, накинув на нее свой плащ, и взяв под руку начала тащить ее куда-то, судя по всему к повозкам, через всю толпу и суматоху, везде были крики, слезы.. Кто-то пытался найти своих родственников, кто-то суетился, спасая свои богатства, кто-то просто бегал не понимая что происходит. Им прошлось проделать долгий путь до повозок, хотя в обычное время это не заняло и полу часа. Как они не потерялись в этой безумной толпе паникующих и бегущих кто куда людей, не понятно. Ева словно подкинула ее сильным толчком в спину, что бы дочь успела взобраться на повозку, которая уже начала движение.
- Мама! Нет!!! Мама! – кричала, задыхаясь от слез девушка, - МАМА!!
Ева еще по инерции бежала за повозкой, размышляя правильно ли она сделала? Это было жуткое зрелище, но война – есть война. Это страшное слово не щадит никого, ни старых, ни малых. Женщины лишь могли молиться, что вновь смогут встретить друг друга вновь.
Ева знала, куда прибудет эта повозка, а значит, есть еще шанс найти свою дочь, но сейчас ей нужно было найти супруга, сына, и если повезет Кристофа, что бы сообщить, куда направилась Эмилия. Не прошло и часа, как Ева повернула свою голову в ту сторону, куда должны были отправиться повозки. Яркие вспышки и всполохи на горизонте, говорили лишь об одном – повозки были перехвачены, сердце женщины сжалось от боли, она закричала:
- Эмилия!!! – сколько скорби было в этих словах, - НЕТ! – Всполохи продолжались, видимо там началась ожесточенная война. Но она ничего не могла с этим поделать, ее место сейчас было здесь.
…»


«…
Ярмарочная площадь, Эмилия шла со своей корзинкой, в которой уже было набрано достаточно еды и она направлялась домой. Девушка шла довольно быстрым шагом, смотря лишь себе под ноги. На ней был накинут все тот же плащ матери, с капюшоном, что когда-то в безумную ночь она набросила на нее, вот только заштопан он и перештопан миллион раз, видать сильно ему досталось в ту ночь.. да и последующие…
Свернув за угол, она со всей силы врезается в мужчину, от неожиданности ее корзина падает, и овощи с фруктами рассыпаются по каменной мостовой. Девушка встает на колени и, извиняясь, начинает собирать свои покупки. Мужчина, впрочем, который считал себя виновным в том числе, ведь он общался с другом и совсем не заметил хрупкое создание, которое с бешеной скоростью вылетело из-за угла прямо в него, встал на колени тоже и начал помогать юной особе.
Наконец, собрав все, что было рассыпано, он поднялся первым и протянул ей руку, что бы помочь встать. Эмилия подняла голову, что бы посмотреть на человека и извиниться, но..
Ее уставший взгляд, убитый горем, зацепился за столь знакомые зеленовато-коричневые глаза. Мужчина от изумления, сделал шаг на встречу, и бережно снял с нее капюшон, что скрывал ее прекрасные рыжие локоны, которые были убраны на затылке в бирюзовую ленту, но столь не послушные волосы все равно мелкими локонами выбивались из прически.
- Эм.. Эм.. – лишь двигались его губы беззвучно, на глазах женщины проступили слезы. Мужчина прижал ее к себе, как тогда.. на тайной свадьбе… Губы их слились в страстный поцелуй.. Из глаз счастливой пары потекли слезы.. А несчастная корзина вновь упала на каменную мостовую и была позабыта влюбленными. Эмилия нежно приобняли супруга, что так крепко прижимал ее к себе.
Вновь обретенная любовь стала смыслом всей ее жизни, пусть он и принес с собой страшные известия о том, что брат пропал в той резне, а отца убили на его глазах.. Мать пыталась найти ее в том городе, в который она должна была приехать, но все было тщетно., и потеряв всякую надежду спустя год, сочла ее мертвой и винила Кристофа в смерти дочери, по этому.. с ней была утрачена любая связь.
И вновь светлые и счастливые моменты ее жизни пронеслись как яркая вспышка, настолько захватывающая, что глаз нельзя было отвести. Вихрь любовных эмоций словно бешенные пируэты кружили ее возвращая ей радость к жизни.
...»


«…
Эмилия одевает своего супруга в латный доспех, а на душе кошки скребутся, он видит это и всячески ласково обнимает ее целуя, шепча всякую пошлятину, от которой девушка смущенно колотила его по латным доспехам покрываясь румянцем.
- Ты получил и так много ранений и даже не одно, Кристоф, я уверенна, что ты уже отвоевался! Да и не мальчишка ты вовсе! Тебе уже тридцать шесть лет! Зачем тебе это? Любимый.. – пыталась отговорить его волшебница.
- Я иду туда, что бы ты могла спать спокойно. Что бы над твоей головой всегда зияло солнце, - говорил Кристоф, а на глазах Эмилии проступали слезы, руки невольно дрожали. Он страшно боялся причинить ей боль, но при этом понимал, что Альянсу нужны опытные воины как он.
- Но мне не нужно это! Мне нужно, что бы ты был рядом, - она прижалась к его латной груди, - как я могу спать спокойно, если я знаю, что ты в опасности?!
Он поцеловал ее в макушку, прижимая к себе, лаская ее рыжую голову стараясь дать обещание того, что вернется. Обязательно вернется. И они смогут начать все заново, что нарожают кучу мелких спиногрызов и все у них станет как раньше, так, как они мечтали в начале своего пути. Она вновь сможет танцевать с ним, как и раньше, в том диком вальсе страсти и любви.
…»


Have no fear in your heart
though you feel you've been broken and lost
there's a world where we will meet up again
there's a place that mends your hurt and takes you in
there are times faced alone
when you find all the holes in yourself
you don't have to walk the night on your own
I will send a prayer with you to lead you on
I will say a prayer for you when you have gone


«…
Дикая боль в районе сердца, девушка падает на колени, хватаясь за голову, и начинает выдирать волосы. Она кричит не останавливаясь, разобрать слова в этом диком крике просто не возможно. Рядом с ней лежит письмо с печатью Альянса. Она словно складывается по полам, и начинает кататься по полу стуча кулаками и ногами. Вены на ее горле вспухли, пульсируя в диком ритме. Эмилия царапала пол, била кулаками и все это время кричала.. Кричала как только могла..
На этот крик сбежались соседи, выломав дверь они увидели эту истерику, и никто.. Никто не стал останавливать ее, лишь наблюдая за этим, потому что НИКТО и НИКОГДА не смог бы разделить того горя, что испытывала она. Кристоф больше никогда не сможет дотронуться до ее щеки, и потом легким движением не уберет непослушные рыжие кудри за ее ушко. Нежно не приобнимет как только она ляжет в постель, и ее холодные ноги коснуться его, ведь ему так нравилось согревать свою «льдинку». Она не сможет родить ему маленького ребеночка и не одного, что бы поистине стать счастливой семьей. Ей никогда не потрепать его за волосы, когда он говорит всякие пошлые штучки в ее присутствии. Им не быть вместе.. Ни-ког-да.
Девушка билась о деревянный пол, словно рыба, которую выбросили на берег. Она уже задыхалась, но продолжала кричать. Боль в сердце и всей душе не унималась, а лишь усиливаясь с каждым разом все сильнее и сильнее. На руках проступала кровь, ногти были сточены в мясо, клочья ее волос валялись на полу, на теле проступали синяки... Она орала как бешеная, словно бес вселился в нее. Соседи смотрели на это, боясь подойти и помочь хоть чем-то... Лишь когда это загнанное существо начало разносить дом, в пух и прах, только тогда они пытались ее остановить. Но все было бестолку, она разбивала все, что попадалось ей под руку, уничтожая то, что было так раньше дорого, ведь теперь это не стоит даже и гроша. Она разрушала свой дом, будто думая, что разрушив его, ей станет легче. Уже сипящая и хрипящая, она продолжала кричать, ее тело и одежда были в крови, ее собственной крови. Она старалась оцарапать себя осколками, причинить как можно больше себе физической боли, что бы унять агонию в своей душе. Нож в руках обезумевшей женщины – это страшно. Мужики пытались ее угомонить, но у них ничего не получалось, удержать ее было бесполезным занятием, она или вырывалась, или кусалась, или начинала избивать своего «защитника». Зато, они вовремя успевали забрать холодное оружие из ее хрупких и окровавленных рук.
Она кричала до тех пор, пока могла.. пока голос не пропал окончательно, но она продолжала рыдать, биться о пол, на котором к тому времени валялись остатки ее «прошлого», острые – не острые.. Ей было плевать на это…
Угомонить женщину, что потеряла единственного человека, ради которого жила – оказалось задачей не из легких. Этим вечером, соседи смогли это сделать.. Но каждый вечер был похож на предыдущий.. Эмилию забрали Жрецы, что бы постараться привести в порядок ее душу, но все было напрасно. Горе было настолько велико, что она не слушала их, не воспринемала, смерть, что нависла над ее домом: Отец, Брат.. возможно мать и теперь Кристоф. Все, ради чего она жила было утрачено…. Навсегда..


«…
Стальгорн. Эмилия остановилась около входной двери, очередного безликого дворфийского дома. За ее спиной висел огромный мешок, из которого выглядывал клюв, в руках у нее было еще два мешка. А над головой витала лампа. Поставив мешки около входной двери, она вытащила из кармана ключ.
- Что ж. Надеюсь, ты станешь моим домом, - скептически посмотрела на мощную дворфийскую дверь и открыла ее.
- Мартиша, - снимает с себя мешок и ставит на пол, - не смей тут клевать стол, поняла? – она смотрела на своего маленького питомца, которому дарила всю свою нежность и любовь вот уже почти год, а любви у нее было хоть отбавляй, ведь ни детей, ни любимого… Мартиша, маленький крылобег лилового оперения, помчался бегать по огромному жилищу дворфов.
- Что ж, значит привет тебе.. домик мой, - девушка перетащила оставшиеся вещи в дом, и закрыла за собой дверь. Не распаковывая их, она первым делом плюхнулась на кровать, смотря на каменный потолок. Ей хотелось возразить Мартише, когда та, подпрыгнув, забралась на постель, но махнув на нее рукой, чародейка лишь улыбнулась. – Это единственный и последний раз, когда ты это сделала.
Дааа.. Едииинственный. Ха-ха-ха! Крылобег так привык к постели своей хозяйки, что теперь постоянно стал спать с ней. Раньше, Эмили это не заботило вовсе, но Мартиша уже выросла и еле помещалась на той постели, которая была изначально. Девушка заказала у знакомого дворфа новую постель, узнав для каких целей, он был сначала шокирован, но потом с умилением наблюдая за общением Эмилии и ее питомца, решил чуть модернизировать изначальные требования чародейки, и добавил свои «примочки», не взяв дополнительную плату.
Много курьезных моментов всплывали в этом сне, и как Мартиша поедала ее носки и чулки, и как несчастные клиенты страдали от клевков крылобега, как Эмилия обучала своего питомца всяким «фокусам» и «что хорошо, что плохо». Пару раз в воспоминаниях вспыхивали моменты и грустные, тревожные, например болезнь, травмы Мартиши.. Но все это девчонки переживали стойко и смело.
Эта жизнь стала для нее спасением от горького прошлого, правда, «Жизнь» – это громко сказано. Скорее существование.


«…
Последний сон был каким-то рваным и очень тревожным, да и не законченным.. Словно это было лишь начало чего-то… А чего? Покажет время.

«…Вечер, плавно перетекающий в ночь. Озеро, которое отражает в себе свет луны и звезд. Мягкий ветерок терзает уголки плащей двух фигур, что стоят у самого берега. Эмилия смотрит на человека подняв голову, и по ее жестам и мимики можно догадаться, что она о чем-то уговаривает его, а может просто доказывает… Еще пару секунд и она угодила в его крепкие объятья и… Время замерло, как и два человека.. Они просто смотрели в глаза друг друга, спор сошел на нет, и звуки леса опутывали их, маня в свой загадочный мир.»

Знакомая темнота опутывает парочку, и теперь Эмилия видит кусок следующего сна:

«Она спускается с лестницы своего дома в Стальгорне, специально замедляя шаг. Мужчина стоит на первом этаже с открытым ртом от того, в каком виде появилась чародейка перед ним.. Ох, как же ей хотелось продлить те чувства, что она испытала в ту секунду.»

Но сон словно издевается над ней и утаскивает в глубины тьмы, что бы вновь показать очередное сновидение:

«… Темнота. Душно. Жарко. Слышатся тяжелые шаги, судя по всему латника:
- Спасите! – кричит женщина, стараясь выбраться из пут. – Спасите!!!
Через пару минут, она чувствует как твердая основа, на которой она лежала, пропадает и она явно летит на пол, но.. ее поймали!
- Спасите!! Спасите!! – кричала она, желая как можно быстрее выпутаться из плена.
- Я занимаюсь этим, Эм, - спокойно сказал Джефф, распутывая одеяло и два плаща, в которые она была укутана как куколка бабочки. Высвободившись, она вновь смотрит на него, снизу вверх оказываясь в его объятьях, но они скорее вынужденные, чем желанные.
- Спасибо, - коротко и равнодушно отвечает она, уходя в сторону лестницы. – Нам нужно продолжить путь…»

Вновь темнота, она словно окутывала ее разум до тех пор, пока яркая вспышка не заставила темноте рассеется, теперь она видела очередной сон:

«…Ранее утро, Эмилия лежит под теплой и огромной шкурой зверя, под которой спит и Джефф, она проснулась чуть раньше и, почему-то ей захотелось понаблюдать за его сном. Она разглядывала его шрамы, которые были по всему лицу: «И досталось же ему», - думала чародейка. Девушка сдерживала себя, чтобы не коснуться их, в надежде, что ее нежность уничтожит их навсегда.
Мужчина стал странно дергаться, видимо ему снилось что-то не приятное, ей хотелось бережно пробудить от кошмара, успокоить и привести Джеффа в чувства, но он с криком вскочил…»

Этот резкое пробуждение Джеффа заставила сон в корне измениться:

«… Вьюга. Обжигающий плоть холод. Снег. Много снега. Она чувствует, как сливается с ним, воедино превращаясь в сугроб. Внезапно, нащупав в сугробе ее руку Джефф выдергивает ее как морковку из земли. Девушка трясется от дикого холода. Но его руки, горячий напиток, его глаза, его слова, маленькая «пещерка», все это отогревает, и кажется, больше чем просто замерзшую плоть.. . Что-то начинает «тюкать» ее, в районе того места, где как ей казалось уже давно ничего не может биться. …»

Последний сон, что посетил ее, был довольно продолжительным, и почему-то.. в глубине души… ей хотелось, что бы он никогда не закончился..

«… Небольшое помещение, но не тюремного типа, хотя оно находится в тюрьме. Стоит стол. Два стула. За столом сидит Эмилия. Комната пустая, ее освещает лишь толстая и большая свеча на столе, которую девушка активно теребит во время общения с Джеффом. Судя по всему, этот кусок ее воспоминаний, имел место быть в ее жизни, но как и предыдущие сны, это лишь маленький обрывок..

… Эмилия поняла, что у нее вышло смутить мужчину. "Забавно"- подумала она про себя. Свечной воск внезапно капнул ей на пальчики, и она чуть взвизгнула.
- Ай!
- Эм, да смотрю ты прямо ходячее несчастье! – Джефф слабенько улыбнулся, и посмотрел на «Боевую травму» девушки. «Да-а, я для неё словно спасение. И кстати вовремя». Девушка протянула ручку, словно своему родителю, который обязательно сделает хорошо, и как положено с заклинанием: "У кошки боли. У собачки боли. У зайки боли. А у Эмилии - пройди". Мужчина, набрав воздуха в легкие, хорошенько выдул их содержимое на воск. Кажется, он застыл, и этот треклятый воск придется соскребать с её маленьких, миниатюрных ручек посредством рук наёмника. Работу легкой не назовешь. «Лучше бы я с Магнатавром подрался еще раз» - пронеслось в дырявой голове наемника, и с этими мыслями человек принялся «исправлять» свой ма-аленький ветряной провал. А девушка явно наслаждалась этим фиаско. «Коварная рыжая гадалка!» - Джефф внутренне усмехнулся и принялся за работу.
- Теперь остается только отодрать, - говорила она человеку, стоя уже рядом с ним. Их разделял уже не целый стол, а лишь.. ничего.. пара сантиметров?
Джефф быстро сняв перчатки, принялся соскребать воск с руки Эм, думая про себя: «А если стражник меня прервет - я ему оттяпаю чего-нибудь».
- Иногда я ненавижу моменты, в которые нечего сказать, – Джефф перестал скрести воск, встал, крепко обнял Эми и стеснительно чмокнул её в покрасневшую от смущения щеку. «Она зарядит мне пощечину, я уверен. Хотя за дело, и я не обижусь».
- Сорвалось. Ничего не мог поделать, – мужчина ослабил объятия и всей своей тяжестью рухнул на стул, тот чуть ли не треснул под ним.
Эмилия внимательно следила за происходящим, забавно, но она словно почувствовала себя мелкой девчушкой лет 16, ощущая на себе те чувства, которые можно было ощущать в те лета. Рыжая улыбнулась мужчине, и как только он плюхнулся на стул, она, чуть подпрыгнув, села немного на стол, смотря на него. Почему? Почему ей так нравиться наблюдать за ним?
Джефф стыдливо прикрыл лицо рукой и, помотав головой сказал:
- Простит ли Принцесса Капитану такой маневр? А-то как-то Капитан.. учудил, как могла заметить твоя румяная щечка.
- Принцесса удивлена подобным маневрам Капитана, но ведь он ее Капитан, и рядом, вроде нет Мартиши, - она лукаво улыбнулась ему, мягко касаясь его головы, взъерошивая черные волосы.
- Разумеется. Мартиша бы отвесила клевок, наверно, или когтями, или еще чем-то..
- Но, поскольку ее рядом нет, думаю, это вполне дозволено, - вновь кокетливо улыбнулась девушка.
- Повезло мне, в кои-то веки, - мужчина вновь смотрел на Эми. Но в этот раз теплей – а это крайне странно для носителя серой души. Он, конечно, поддавался некоторым сомнениям, но воли хватало, чтобы эти сомнения откидывать.
- Уболтаю охранника на то, чтобы можно было протащить ужин и цветы. Или я буду убеждать его с молотом. Но не думаю, что ему мой компаньон так сильно понравится, - он улыбнулся и заботливо погладил девушку по её коленке. Не хватало того чтобы наемник влю-... А в прочем, человек забыл значение этого слова. Его больше беспокоила безопасность Эми, и то, что он имел слабое представление о её спасении из тюрьмы Даларана.
Эмилия немного затушевалась, максимум, что с ней делали мужчины за последние три года, это любовные письма, подарки и нежные поцелуи ее руки. Внутри нее весь мир словно перевернулся, да настолько сильно, что все краски этого мира перемешались в странную абстракцию. Нет, ей было очень приятно его прикосновение, но в тот, же миг она чувствовала дикий страх перед чем-то.. Наверное, это животный инстинкт, и понимание, что мужчина намного сильнее нее и.. он может завладеть ею только по мановению своего желания. Нет, подобные грязные мысли не витали в голове Эмили, скорее автор хочет раскрыть полностью те ощущения, что испытала героиня за эти доли секунд.. Ведь для нее они продлились не так быстро, как для Джеффа. Поток ощущений, эмоций, просто захватывал ее и окутывал.. Но вдруг, он убрал руку и сказал самые страшные слова, которые когда-либо ей говорили:
- Ладно.., Меня скоро уже будет отряд вытаскивать, задержался я.. Не прощаюсь, Эм. Жди меня завтра, хорошо?
- Хорошо,- ответила девушка, довольно спокойным голосом. - Без проблем. Мне сказали, что еще будут подобные встречи, так что.. Я буду ждать интересные истории от тебя. И.. - Она подошла к уже уходившему человеку, и, поднявшись на цыпочки, нежно одарила его поцелуем в щеку.
- Это маленький задаток того, что ты попытаешься смазать мою лампу, - она кокетливо улыбнулась, и почему-то все еще ощущала его прикосновение на своей коленке.. Может ей так сильно хотелось, что бы оно никогда не исчезало?.
Горе-наёмник от удивления чуть не растерял свою капитанскую выдержку.. Но он справился! И даже не покраснел от поцелуя. Хотя Джефф не думал, что щетина двух-трех дней доставляло удовольствие Эм.
- Да ваше высочество! Я лично обо всём позабочусь!
Она улыбнулась ему, помахав ручкой и присев на стул, стала ждать стражу.
Человече одел свой извечный латный шлем, набросил на лицо забрало, и неспешно отправился на выход.
«Странно.. Я не хочу уходить из той комнаты.. или дело в той, что томится там..» - Джефф задал себе тему на размышление и принялся топать на выход из тюрьмы. Выйдя на улицу человек, наблюдал уже вечерний Даларан: народу так же много, шум, гам. «Временами город напоминает поле боя, только никто не дерется, а играется в свои игры с семьями, друзьями, подругами, врагами, шлюхами и так далее». Наёмник недовольно хмыкнул и машинальным жестом откупорил фляжку ради пойла, которое в ней бултыхалось. В кои-то веки там не была выпивка, а что-то попроще. Мысли заострились на следующем дне и мысли уже были далеко от улочек треклятого городка. …»

Проснувшись, Эмилия схватилась за голову – такой поток мыслей за одну ночь был слишком серьезным обоснованием заиметь как минимум головную боль. Мыли.. Мысли.. Кругом лишь одни мысли.. И эта дрянь, решила переплестись с этими ужасными чувствами. «Стоп! Я?! Я могу чувствовать?», - удивлялась сама себе девушка. «Нет, мне определенно показалось», - отмахивалась она, развеивая любые сомнения и подозрения. «Этого не может быть», - четко и явно сказала она себе, отгоняя наваждение этой ночи. «Сегодня новый день и, если я увижу его, то точно смогу сказать и себе и ему, что это лишь.. лишь…», - девушка так и не смогла подобрать правильное слово..
Тем же вечером, в том же помещении:

«Стук в дверь испортил столь приятный момент. В комнату ввалился тот самый охранник, с которым договаривался Джефф о столь необычном визите.
- Вам бы поспешить, - и через зубы добавил, - Побыстрее.. Побыстрее..
Эм посмотрела на Джеффа потом на охранника, и слегка улыбнулась. Видать ее друг и, правда одарил парнишку золотым, или парой, и устроил тут пиршество. Она тут же вскочила и помогла убрать остатки пищи в мешок, что кинул охранник. Цветочек же она бережно взяла в руку, и, отвернувшись от Джеффа пихнула его себе в платье между своих.. грудочек.
Джефф тихонько принялся вспоминать охранника всеми словами подряд и перевел взгляд на манёвр Эм, подумав: «А она.. нет, я лучше ничего не буду говорить. Ситуация забавная».
- Вот видимо моё время подошло к концу. - Наёмник забрал мешок с остатками еды и ругнулся покрепче. Словарный запас на такие случаи был богат, спору нет.
- Ничего. Это было просто великолепно. Спасибо тебе, - она довольно улыбнулась.
- Обычно мне говорят такое, если все из экспедиции вернулись живыми. Баловать романтичных девушек куда сложнее. – Джефф изобразил, как он вытер пот и кровь со своего лица, на что Эмилия едва хохотнула. Мужчина улыбнулся ей в ответ и злобно глянул на стражника. Мол, «еще минуту и я уйду» - как могло показаться тому.
Стражник, нескромно вспомнив чью-то мать и её поворот налево, вышел наружу и прикрыл дверь.
- Отлично. Теперь я могу наконец-то сделать то, что хотел сделать вчера.
Эмилия стояла около стола, привычно опираясь на него, с легким недоумением смотря на человека. Джефф скинув мешок, подошел к девушке и, заключив её в свои относительно крепкие после потасовки руки - как только мог, поцеловал прямо в губы. В голове Джеффа лишь пронеслось: "Я не знаю что делаю, но бес ять со всем этим".
Эмилия от неожиданности затаила дыхание. Ее взгляд полный удивления и не понимания говорили сами за себя, впрочем, глаза это зеркало души... И как только до нее осознанно долетел поступок человека, она медленно прикрыла глаза. Руки ее сами собой обняли шею Джеффа, крепко сцепляясь в замочек. Он хотел было лишь поцеловать ее, но видимо поцелуй у этих двух существ отличался кардинально. Эмилия не желала отпускать его так быстро, ласковые губы девушки касались его, обветренных, немного побитых, губ вновь и вновь. Все эти маленькие поцелуи превращались в один большой, страстный местами даже необузданный поцелуй. Рыжая теперь совсем не хотела отпускать его, вновь почувствовав себя на миг юной девчушкой, когда разгорелась ее первая любовь. В голове летало множество мыслей, всех и не счесть… Да и не рассказать, уж слишком серьезно потрепала ее жизнь, по этому, для себя она решила так: "Интересно, что будет дальше".
Поцелуй задержался на пару минут, а стражник все не появлялся и не появлялся.. Какая удача! Джефф стоял, словно закопанный по колено в землю - больше ничего кроме этого поцелуя в эти минуты ему вряд ли было нужно.. Но как в любой сказке - главных персонажей всегда застают в самый приятный момент, когда герои оказались максимально уязвимыми. Охранник, поняв, что уже пора БЕЖАТЬ, а не уходить, ворвался в комнату и громко прокашлявшись, принялся орать на наёмника. Мужчина отменно ругался на дворфийском: перебирая самые худшие словечки, неохотно загребая остатки ужина в мешок и громко вздыхая. Охранник очень «проворно» оказался внутри комнаты. Чуть ли не в самый важный момент этого вечера… Чудом наёмник не впечатал этого даларанца в пол. Выдержка всё-таки имеет свой вес в таких делах. Эмилия чувствовала, как ее щеки залиты хорошим румянцем.. "Что же он делает со мной?",- промчалась мысль в ее голове. Она помахала ему рукой, прежде чем захлопнулась дверь.
Джефф неохотно вышел за порог, боря в себе желание повернуться. Выдержки не хватило, и он обернулся, лишь бы посмотреть на её лицо.
"Не прощаюсь, Эми. Скоро снова увидимся". - Подумал наёмник и закрыл лицо шлемом.
Девушка села на свой стул, облокачиваясь на стол локтями, подпирая голову.. Кажется, чувства у нее были смешаны в такой хаос, что вчерашний вечер, сновидения и касания ее коленки показалось легкой шалостью... Но черт дери! Если бы ей это не нравилось, на ее лице бы не сияла столь счастливая улыбка.
Человек выйдя из тюрьмы, дошел до ближайшей урны и выкинул в неё остатки ужина. А после этого направился в Приют Фокусника ради одного – пары стаканов портвейна или кружки-другой медовухи. Джефф обращался к выпивке, если чувствовал себя совсем отвратно. «Лишь бы с Эми всё нормально было», - крутилась в его голове эта фраза. А расплатившись авансом за вечер, человек принялся убивать стакан за стаканом, стараясь что-то вытравить в себе. Может это были чувства, может это воспоминания, может это очередной кошмар.. Известно только было нашему герою. И он явно не собирался этим делиться…»

ID: 12424 | Автор: Yumia
Изменено: 6 февраля 2013 — 16:05

Комментарии (3)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
5 февраля 2013 — 15:06 Yumia

По просьбам: Обновлено, исправлено (местами), дополнено картинками :3

5 февраля 2013 — 15:24 Baron von Baron (не проверено)

Ой-ой... :3

5 февраля 2013 — 16:02 Yumia