Призвание.

ОСТОРОЖНО! NO LORE! Но для понимания характера персонажа сгодится.

Огромный синий демон, старательно исцеляемый молоденькой жрицей, бесстрашно сражался с железным големом, а седовласый чернокнижник, сложив руки в магическом жесте, вытягивал душу из злобной уборочной машины. «Какая может быть душа у железяки? — задал себе Амариман правомерный вопрос. — Никакой», — сам же ответил на него секунду спустя, когда черная магия в очередной раз не сработала, и не выдержал: выставил вперед ладони, выплетая абсолютно не характерное для служителя Тьмы заклятие.
— Огненный ливень! — и голема накрыло мощным метеоритным дождем. Летси инстинктивно отшатнулась от дохнувшего на нее жара и попятилась, хотя знала, что магия друга принципиально не способна причинить ей вред. Механического монстра, напротив, накрыло стеной бушующего огня, и вскоре от грозного соперника путешественников осталась лишь оплавленная, жалобно поскрипывающая горка металла.
— Ну, и что это было? — с ласковой ехидцей осведомилась жрица.
— Ну-у-у… — в тон ей протянул Арик, картинно ковыряя ножкой свежевспаханную землю.
— Арик, милый, — нежно прошипела Летси, — объясни мне, недалекой, за каким Саргерасом ты пошел в чернокнижники, если у тебя явная, неодолимая склонность к стихийной магии?
Амариман закатил глаза.
— Именно потому, что стихийная магия мне и так подвластна. А темную я изучаю.
— И как продвигается учеба? — сарказм в голосе Летси достиг критической точки.
— Отстойно, — честно признался прирожденный волшебник. — Но ведь могут и у меня быть свои маленькие мужские капризы?
— Могут, — не стала спорить Летси. — Только задумайся вот над чем: я, жрица, специализирующаяся на целительной магии, уже сражаюсь с помощью темной практически на твоем уровне. А ведь я изучала магию Тьмы лишь факультативно!
— Подумаешь, разок заклинания перепутал, — обиделся Арик. — Научусь еще, лиха-беда — начало.
Летси только покачала головой.
— До седых волос дожил, а все как маленький, — дурашливо погрозила девушка пальцем другу, который, несмотря на одиозную прическу, был едва ли на 2 года старше самой жрицы.
— Угу-угу, седина в бороду, бес в ребро, — отшутился горе-чернокнижник. Синий демон бесшумно подлетел к хозяину и ткнулся в его грудную клетку. — Ай! Назад, Белнагмо! Глупое создание, я же не в прямом смысле!
Летси коварно подхихикнула, а Арик внезапно посерьезнел, машинальным движением потерев лоб.
— Алфи вызывает в Штормград, — сообщил молодой недоволшебник своей спутнице.
— Опять ваши тайны? — немного ревниво спросила Летси. Арик немедленно изобразил виноватый взгляд с примесью мольбы. — Ладно, так и быть. Иди. Я пока по округе поброжу, местность изучу немного. Не все ж за тобой хвостиком таскаться.
— Давай, — кивнул Арик, активируя камень возвращения. — До встречи!
Летси проследила взглядом за исчезающим юношей, тихонько вздохнула и развернулась к дороге. Перспектива одиночной прогулки по Западному Краю ее совершенно не вдохновляла. И вовсе не страх перед монстрами или разбойниками Братства Справедливости был тому причиной. Просто любая незнакомая местность вызывала у девушки приступ обоснованной паники. Даже в маленькой часовенке Североземья Летси передвигалась не иначе, как уцепившись за руку куратора. Ангелрай только посмеивалась над испугом своей воспитанницы. О тотальной топографической идиотии Леверинесс ходили легенды еще в школе, и Ангелрай, смирившись со способностью юной жрицы заблудиться в трех соснах, терпеливо провожала Летси к учителям и устраивала экскурсии по окрестностям. Позже, после того кошмарного происшествия в Штормградском Соборе Света, Летси взяли под крыло Амариман и Алфейя. Но с недавних пор у этих двоих возникло некое общее дело, в подробности которого они наотрез отказались посвящать подругу.
— Ну и ладно, — бурчала себе под нос Летси, — без вас обойдусь. У меня тоже, представьте себе, поручение есть… Елки-палки, да где же эта проклятая башня? — внезапно взбеленилась жрица. — Я же помню, она должна быть в этой стороне, прямо на доро… э-э-э… эй, а где дорога?
Прямо перед Летси простирались изломанные и выпотрошенные разбойниками дома, некогда принадлежавшие фермерам. Девушка отчаянно огляделась по сторонам и мысленно выругалась, как заправский сапожник. Опять задумалась и заблудилась!
Внезапно в одном из домов послышалось какое-то шуршание. Летси насторожилась и боком начала пробираться к подозрительному строению. Бесшумно переступив через порог, жрица профессионально огляделась по сторонам и замерла. На сплошь заваленных досками дверных проемах тончайшей кисеей висели ворохи паутины. На всех, кроме одного…
Летси осторожно подкралась к незанавешенному проему и почти не удивилась, увидев за ним незаметный снаружи подземный ход. Девушка решительно проникла внутрь. Неслышно ступая по мягкой земле, жрица исследовала длинный сумрачный коридор. Вскоре Летси различила постепенно приближающиеся звуки, и, наконец, за очередным поворотом глазам ошеломленной жрицы предстала поразительная картина: толпа взмыленных мужиков в алых повязках что есть силы долбила кирками железную породу.
— Шевелитесь, ребятки! — надсадно орал неспешно прохаживающийся раскормленный боров с огромным молотом в руке и все той же характерной красной тряпкой на лбу. — Или вы думаете, железо для оружия само к нам в руки придет? А ну-ка, наддай!
— Великий Свет! — ахнула Летси. — Братство Справедливости! Нет, ну так вляпаться могла только я! Что ж теперь делать?

— Ну, и что это за чудо в перьях? — развел руками Эдвин ван Клиф, глава Братства, в недоумении глядя на встрепанную Летси, которую бесцеремонно волокли двое его ближайших сподвижников.
— Нашли возле ящиков с динамитом, прикинь! Говорит, заблудилась, — и справедливые братья оглушительно заржали, демонстрируя глубину своего презрения к неудачной отмазке. Жрица оскорблено фыркнула, в который раз безуспешно пытаясь вырваться из крепких рук тюремщиков.
— Да в ваших долбаных лабиринтах только с компасом ходить! — гневно закричала девушка. — Тут Смертокрыл когти сломит! Забрались под землю, как стальгорнские крысы, а теперь у вас хватает наглости удивляться тому, что здесь кто-то заблудился?!
— Интересный экземпляр, — брезгливо усмехнулся ван Клиф. — Нахальства не занимать. Явилась без приглашения в самое сердце Братства и нас же выставляет идиотами. Право не знаю, леди, чего в вас больше: глупости или безрассудства.
— Глупости! — вызывающе бросила Летси. — Безрассудством было бы пытаться вас убить, как того жаждал старейшина Дуборам.
— А вы не пытаетесь? — приподнял брови Эдвин.
— Было бы ради чего, — с отвращением сплюнула жрица. — На щедрое вознаграждение за вашу голову уж точно рассчитывать не приходится, вы это не хуже меня знаете. Зачем же в петлю лезть?
—Знаю. Потому и думаю: зачем полезли? — ван Клифа даже немного забавляла эта беседа.
— Я хочу к вам присоединиться! — гордо заявила жрица. — Разумеется, это глупость с моей стороны, потому что гостей вы совсем не жалуете и не цените дружеское расположение. Но я все равно хочу помочь.
— С чего бы вдруг? — зло прищурился Эдвин. — Насколько я знаю, до сих пор вы только и делали, что доставляли нам неприятности. И это еще мягко сказано! По самым скромным подсчетам, на вас не меньше десятка трупов наших собратьев!
— Они первыми нападали! — обиженно всхлипнула Летси. — Я защищалась! И потом, я же ничего не знала о причинах, что побудили вас выступить против Благородного дома Штормграда!
— А теперь знаете? — ожесточение промелькнуло на лице Эдвина.
— Я же разговаривала с Дуборамом, — с укором напомнила жрица. — Этот трясущийся слизняк целую вечность втирал мне про то, какой вы негодяй, что отказались забесплатно восстанавливать Штормград. А под конец монолога это убоище выразило надежду, что я спасу его драгоценную жизнь от ваших преступных посягательств, в благодарность за то, что старейшина денно и нощно заботится о благополучии граждан нашего славного города. Я была готова убить его на месте!
— Отчего же не убили? Силенок не хватило? — не удержался от колкости Эдвин.
— А вам разве не хочется сделать это лично? Я бы могла провести вас к нему, — с изрядной долей лукавства Летси смотрела в глаза ван Клифа.
— Мне это не нужно, — отмахнулся Эдвин. — У меня достаточно мощи, чтобы силой ворваться в Штормград и забрать то, что принадлежит мне.
— Гору щебня и трупов, что ли? — иронично осведомилась Летси. — Не смешите. Мой план вернее. В конце концов, устроить бойню вы всегда успеете. Опять же, меньше своих людей положите. Так что?
— Ничего. Кроме того, что я вам ни капли не доверяю, — жестко отрезал Эдвин, впившись взглядом в возмущенное лицо жрицы. — Связать ее, — приказал мужчина соратникам, — и под стражу. Завтра решим, что с ней делать.
— Козлы! — завопила Летси. — Ушлепки! Я к ним со всей душой, а меня…
— Да, и рот ей заклейте, — небрежно бросил ван Клиф. Негодующее мычание было ему ответом. — И, кстати, друзья мои, я жду подробного отчета о том, каким образом этой девчонке удалось незамеченной добраться аж до самой бухты. Капитан Зеленямс, выяснить и доложить! — распорядился Эдвин, разворачиваясь в сторону своей каюты.

Летси не знала, сколько прошло времени. Связали ее на совесть, после чего закинули в одну из кают корабля, что строился в Потайной бухте. Теперь жрице оставалось только смирно лежать в уголочке и злиться на себя. За что? А, за все на свете. За то, что не сныкалась из убежища, едва обнаружив его, и вместо того, чтобы привести сюда компанию спецназа ШРУ, поперлась геройствовать в одиночку. Хотя, второй раз это чудом обнаруженное местечко топографическая кретинка днем с огнем бы не сыскала. Ну, тогда за то, так бездарно попалась на попытке зарядить динамитом здоровенную пушку прямо перед входом в бухту. Как будто нельзя было открыть дверь каким-нибудь другим образом! А главное, за то, что безбожно прогуливала уроки мыслесвязи, в результате чего сейчас не могла даже элементарно позвать на помощь! И что теперь? Друзьям ее ни за что не найти. Ван Клиф творческой импровизации жрицы не поверил, что автоматически означает смерть через повешение. Они еще что-то долго тянут… так, а кто это там сзади трогает стянутые веревками руки девушки?
Летси аккуратно повернула голову и узрела молодого темноволосого мужчину, что ловко разрезал кинжалом путы на кистях жрицы. Изоленту со рта Летси кое-как отлепила сама, и первым дело почти беззвучно прошептала заклинание Обновления, разгоняя кровь в занемевших ладонях. Мужчина тем временем освободил ноги девушки.
— Спасибо! — одними губами произнесла Летси. — Ты знаешь, как выбраться отсюда?
— Камнем возвращения, — шепотом ответил нежданный спаситель.
— Забрали, — беззвучно пожаловалась Летси на судьбу, столь немилостиво подложившую ей свинью в лице предусмотрительных помощников ван Клифа.
— Могу еще портал открыть, — пожал плечом мужчина.
— Ты маг? — догадалась Летси. Тот кивнул. — А как тебя зовут?
— Алекс… — договорить мужчине не дали. Лучи гоблинских фонарей ослепили Летси, и девушка непроизвольно заслонилась рукавом. Издевательский смех ван Клифа и его приспешников разнесся по каюте.
— Надо же, двоих голубков накрыли, — Эдвин не скрывал злорадства. — Ну, кто еще прячется в Мертвых Копях? Отряд охочих до славы путешественников?
— Не знаю, я не с ним, — с поспешным испугом открестилась Летси, на всякий случай отходя от мага подальше. Тот, похоже, даже не услышал. Полный ненависти взгляд мужчины был устремлен только на ван Клифа.
— Тебя-то я и искал, — негромко промолвил маг и вскинул руку: — Снежная буря!
Эдвина вместе с его справедливой командой накрыло ледяными осколками. Заревели израненные пираты, часть их скрючилась на палубе, еще нескольких, в том числе самого ван Клифа, накрепко приморозило к доскам, но остальные, превозмогая боль, с ножами набросились на мага.
— Быстрое исцеление! — раздался звонкий голос, и раны волшебника затянулись, сводя на нет усилия мятежников исполосовать свою мишень на кабестанский флаг. — Стойкость! Обновление! Быстрое исцеление! — повторяла Летси. Теперь ножевые удары пиратов хоть и затрудняли магу чтение заклинаний, однако прервать их сколь-нибудь существенным повреждением были не в силах. Эдвин заскрежетал зубами, тщетно пытаясь вырваться из ледяной тюрьмы.
— Идиоты, жрицу бейте! Ее первую, мага потом! Живее! — заорал предводитель Братства. Выдрессированные на повиновение пираты устремились к девушке, молниеносно вскинувшей руку над своей головой.
— Щит! — удары ножей пришлись на невидимую оболочку. Не прерывая чтение заклинания, маг развернулся в сторону Летси и обрушил на врагов новую порцию льда. Мятежники повалились на палубу, словно перезрелые яблоки.
— Ты как? — быстро спросил волшебник.
— Жить буду, — слабым голосом пролепетала жрица. Пираты пробили-таки щит. Пару ударов Летси сблокировала посохом, но мятежники все же успели изрядно покромсать девушку. — Обновление! — целительные волны накатывали на жрицу, раны зарастали на глазах. Магических сил у Летси уже не осталось.
— Тварь! — прошипел Эдвин, рывком высвобождая ногу из мерзлой тюрьмы и вскидывая рапиру. За спиной Летси капитан Зеленямс, которого лед держал крепче, ругался на чем Азерот стоит.
— Берегись! — вскрикнула жрица, невежливо тыкая пальцем в ван Клифа, что со шпажонкой наперевес метнулся к магу. Волшебник обернулся, на ходу выплетая заклинание. Взбешенный Эдвин зарычал, посылая рапиру точно в сердце противника. Маг умудрился увернуться, но, отвлекшись, сбился с заклинания. Ван Клиф припал на ногу, восстанавливая равновесие, и развернулся для нового удара.
— Сзади! — рявкнул волшебник, возобновляя колдовство Снежной бури. Летси, до того в бессилии сжимавшая кулаки, быстро оглянулась. Капитан Зеленямс прыгнул, целясь ножом в жрицу. Ван Клиф подбирался к волшебнику.
Посох в правой руке. Отбить удар Зеленямса. Сложить пальцы левой в оберегающий символ. А теперь…
«Сосредоточься, — учила Ангелрай свою подопечную. — А теперь колдуй. Видишь? Никакой маны не нужно. Правда, всего одно заклинание…»
А больше и не надо.
— Щит!
Сработало.
Торжествующий Зеленямс полоснул Летси ножом по горлу. Судорожная попытка вдоха, непослушные руки инстинктивно пытаются зажать смертельную рану. Эдвин бьет рапирой в грудь мага, что громко читает заклятие, и злобно ревет, натыкаясь на незримую преграду.
Тень усмешки скользнула по бледнеющим губам Летси. Да, именно так. Не на себя. Цель жреца — защита соратников. Любой ценой…
Взвизг Зеленямса совпал с окончанием плетения Снежной бури. Палубу корабля накрыло магическими ледяными обломками, похоронившими под собой и Эдвина, и Зеленямса.
Тело Летси упало на палубу.

Серая мгла несется по небу. Мир, потерявший краски, сумрачен и равнодушен. Существо в капюшоне, за которым нет лица, трепещет крыльями, протягивая руки к душе. «Иди ко мне, — безмолвно-ласково взывает оно, — я дарую покой и забвение».
Душа отшатывается и бежит, не чувствуя ног, не касаясь земли. Бежит от Зова, объятая ужасом, от тяги к неведомой бездне, что желает поглотить ее.
Башня… Люди… Нет, бывшие люди. Неупокоенные, полуразумные, безжизненные тела, что злою волей подняты из могил. Тела отступников. Но среди них нет того, что некогда было единым с душой. Где оно? Где ее тело? Порабощено или забыто? Кто знает?
И душа возвращается на пугающий Зов.
«Иди ко мне».
«Нет…»
«Иди…»
«Где то, что принадлежит мне?»
«Иди»
«Где?!» — что есть силы вопиет душа, тщетно стараясь унять настойчивый гул внутри. Раздражает. Мешает. Просто… бесит!
Полубег-полуполет. И воля, что перекрыла Зов Целителя душ. Убрать! Уничтожить! Сбросить! Почти ничего не сознавая, душа мчалась по бесконечным коридорам, не задумываясь, куда она следует, по наитию сворачивая в нужную сторону, прорываясь сквозь стены и запертые двери.
Не видеть, не слышать, не знать. Лететь!
Камень на груди лопнул. Человек и дреней одновременно опустили руки.
Летси вздрогнула и открыла глаза.

— Ну ты нас и напугала, — в который раз твердила Ангелрай, прижимая к себе воспитанницу и тиская ее словно мягкую игрушку. Руки Летси не выпускали из своих Арик с Алфи, будто боялись, что вновь обретенная подруга может внезапно улетучиться. — Мы уж думали, что потеряли тебя.
— Я так не думал, — буркнул насупленный Арик.
— Точно, — усмехнулась Алфи, взмахнув изящными синими хвостиками. — Ты на нас просто наорал. Пообещал надавать одной по кумполу, а второй по рогам, если мы еще раз вякнем, что душа Летси ушла от тела и воскрешение невозможно даже теоретически.
— Между прочим, я оказался прав! — безапелляционно заявил чернокнижник.
— Ну да, — фыркнула Ангелрай, — мы ее все-таки воскресили. Двойным заклинанием на видоизмененном некромансерском камне души. Рассказать кому — засмеют. Решат, что старушка Ангелрай из ума выжила.
— Спасибо, ребята, — тихо, но очень искренне поблагодарила Летси друзей, за что удостоилась очередного пожатия обеих рук и грудной клетки. — А как вы меня нашли? Эй, вы чего? — жрица вертела головой, не в силах скрыть удивление от лицезрения товарищей, смущенно хихикающих в кулак.
— Понимаешь, — выдавил наконец Арик, — мы с Алфи не дождались тебя в таверне и заволновались. Слетали на грифонах в Сторожевую башню, там тебя не видали. И тогда… ну тогда… я это… ну…
— Он пустил по твоему следу Белнагмо! — не выдержав, расхохоталась Алфи в полный голос. — Нет, ну что удумал, а?
— Белнагмо? Как это? — растерялась Летси.
— Помнишь наше подвально-полигонное демоническое знакомство? Ну, когда Арик напортачил с заклинанием вызова, ты попалась под руку этого демона, а я его еле-еле от тебя отшила?
— Такое забудешь, — проворчала Летси, с неодобрением воззрившись на чернокнижника, усиленно изображавшего из себя святую невинность. — До сих пор кошмары снятся.
— Так вот, на сей раз я сознательно допустил ту же ошибку в вызове демона, — Арик вновь обрел дар речи. — В тот раз он напал на тебя. А теперь превратился в отличного поискового песика недобитой ранее жрицы. Мы за ним еле поспевали, так он рвался покрошить тебя на салатик. Двух лошадей загнали, я себе всю зад… седалище отбил. Прискакали в Луноречье, а там Ангелрай, как богиня смерти, месит преступных элементов по полной программе. Кругом сплошь трупы, а ей хоть бы что! — Арик не скрывал восхищения убойными способностями куратора Летси.
— Я здесь была по просьбе друга из ШРУ, — пояснила Ангелрай. — По данным разведки Западного Края, в Луноречье прочно обосновалось Братство Справедливости. Подозревали, что здесь может быть их база, хотя такого, — куратор картинно обвела рукой Потайную бухту, — мы, разумеется, не ожидали. Предполагалось, что я устрою тут заурядную маленькую зачистку. Тут вижу — знакомое лицо. Присмотрелась — мама моя, это ж тот паренек, что с тобой тусовался, и дренейка какая-то с ним на пару. Ломанулась я в их сторону… да уж, разборки на бегу — это форменное издевательство! А когда этот двинутый демон завел нас, как Суван Исанин пылающих легионеров, прямо в пасть к Братству Справедливости, такое началось!
— К тому моменту, как мы добрались до ван Клифа, все уже было кончено, — продолжила Алфейя. — Ты была мертва, так же, как и Эдвин, и его соратники. А над тобой склонился какой-то маг. Едва мы приблизились, он исчез. Наверное, камнем возвращения воспользовался. Летси, кто это был?
— Не знаю, — покачала головой жрица. — Мы не успели познакомиться, на нас как раз напали. Он сказал что-то вроде Алекс…
— Алексикс, — уверенно проговорила Ангелрай.
— Кто?
— Он называет себя Алексикс. Ксандр Алекстон, старший брат Бароса Алекстона. Официально пропал без вести, но ходили слухи, что он подался в маги и поклялся отомстить тем, кто разрушил жизнь его семьи. Братство Справедливости разграбило и сожгло их ферму, когда ван Клиф начал бурную деятельность по захвату Западного Края. Похоже, Ксандр-Алексикс сдержал слово, — Ангелрай задумчиво осмотрела издохшие тела членов Братства Справедливости с Эдвином во главе.
— Ну и молодец парень, — одобрил Арик. — Туда им всем и дорога. Давайте выбираться отсюда, что ли? Эти мертвяки жутко воняют. Фу, хоть бы не восстали.

Подвал Собора Света озаряли вспышки. Странная конструкция из свечей и камней, расположившаяся на пентаграмме, неровно сияла в темноте. Верховная жрица Лорена и лорд Грейсон Тенелом выплетали заклинания, а Сандал, учитель чернокнижников, и Ангелрай сосредоточенно следили за экспериментом, затеянным высокими чинами после рассказа куратора об умопомрачительном воскрешении. Наконец, свет плавно угас. Сандал бережно поднял камень души из центра пентаграммы, и дружная компания больших шишек принялась бесцеремонно его разглядывать, ничуть не смущаясь тем фактом, что в помещении царила кромешная тьма.
— Бред, — озвучила Лорена общую мысль. — Я не спорю, смещение силовых линий может улучшить статическое поле заклинания, но свойство абсолютности не позволяет провести синхронизацию для усиления.
— Ну, по части камней душ, я, пожалуй, вынес немало полезного, — вступился Сандал. — Даже думаю добавить в программу обучения кое-что новенькое. Фрустрация как фактор, сопутствующий возвращению души, — это интересно, весьма интересно… Однако соглашусь с глубокоуважаемой жрицей: это не синхронизация. Сработало лишь одно заклинание, остальные опоздали и вхолостую разрядились в эфир. А уже ушедшую душу таким образом вернуть невозможно, если только…
— Что? — переспросила Ангелрай и ахнула, пораженная внезапной догадкой: — Так значит…
— Да, леди, — кивнул молчавший доселе паладин Грейсон. — Так же, как и все, присутствующие здесь, мисс Леверинесс обладает Даром Самовоскрешения. Она способна управлять своим духом после смерти. Заклинание помогло ей с направлением, только и всего. Так что, поздравляю Вас, господа, у нас объявился очередной кандидат на звание героя Альянса.
— За самовоскрешение уже в герои записывают? — добродушно усмехнулся Сандал.
— Нет, конечно, — улыбнулась Лорена. — Дар этот далеко не редкость, но людей, которым подвластно такое, не удержишь дома на крылечке. Так или иначе, они всегда на передовой. Поэтому, мы будем следить за успехами Леверинесс. А то, что они ее ждут, лично у меня не вызывает сомнений.

— Я воистину горд за Штормград, что рождает храбрецов, вроде Вас, готовых в любой момент встать на защиту мирных граждан…
Летси с трудом сдерживала брезгливость, кляня себя за сговорчивость и добросердечность характера. Матиас Шоу, глава ШРУ, с которым жрица работала по делу ван Клифа, слезно умолял ее доложить Дубораму о разгроме мятежника. Этот лицемерный трус из Благородного дома всего за пару дней успел надежно обосноваться в печенках всего Штормградского управления благодаря своим параноидальным мыслишкам относительно безопасности собственной шкуры. Агенты ШРУ его уже видеть не могли, так что роль вестника пришлось исполнять Летси. И сейчас, девушка стояла перед старейшиной, вынужденная выслушивать его славословный бред относительно ее, Летси, мужества и отваги в выполнении своего прямого долга. Тьфу. Похоже, она продешевила. За такую услугу следовало взять с ШРУ больше двух золотых. Намного больше.
— … один из немногих оплотов Альянса, и мы, старейшины, призваны хранить…
— Простите, лорд Дуборам, — перебила Летси старейшину, — однако дело не терпит отлагательств. Я должна, нет, я просто обязана сказать Вам нечто очень важное, касательно Вашей безопасности.
— А? — старейшина осекся, в некотором отупении глядя на жрицу мутными глазками. Волшебное слово «безопасность» произвело эффект камня, заткнувшего фонтан дуборамского красноречия.
— Дело в том, что, когда я сражалась с ван Клифом, я умерла. Его добил другой герой, неизвестный мне. Друзьям чудом удалось вернуть меня к жизни.
— Вот как? — старейшина спесиво поджал губы, неумело скрывая равнодушие. — Я ценю Вашу самоотверженность, милая, но не понимаю, какое отношение это имеет к моей безопасности.
— Самое прямое, — заверила Летси, проникновенно уставившись на жирную физиономию Дуборама. — Я помню, как моя душа летала по просторам Западного Края. Я помню, где я была, и что видела. Понимаете?
— Продолжайте, — старейшина с трудом скрывал нетерпение.
— Я помню, — возвышенно всхлипнула Летси, патетично закатывая глазки, — башню рядом с кладбищенскими плитами на развороченных могилах. Они бродили там и повторяли Ваше имя!
— Да кто же? — не выдержал Дуборам.
— Мертвецы! — голос Летси сорвался на фальцет. — Зомби с красными повязками! Восставшие тела Братства Справедливости! Злобные, сильные, я никогда раньше сталкивалась с такими! И они собирались уничтожить Вас! Им не хватало лишь повелителя, того, кто направил бы их, но… но теперь, когда ван Клиф тоже мертв!.. — Летси закрыла лицо руками, будто сокрушаясь о несчастной судьбе Дуборама.
Несмотря на апломб и очевидную неспособность видеть дальше своего носа, то, чем ему грозит армия зомби, уразумел даже старейшина. Складки жира на подбородке Дуборама характерно затряслись, старейшина побелел, как дун-морогский снег и заметался по комнате, будто мамонт в алхимической лавке.
— О Свет Всеблагой, какой кошмар! ШРУ и живого-то ван Клифа не сумело остановить, что уж говорить о зомби! Зачем Вы только его убили? Послушайте… — Дуборам затравленно огляделся, — послушайте, милая жрица, спасите меня, пожалуйста, я все для Вас сделаю…
— Увы, — скорбно покачала головой Летси, — жрецу не под силу совладать с зомби. Даже если мне удастся их убить, они всего лишь восстанут вновь. Нет! Их надо упокоить. А это работа для чернокнижника очень высокого класса.
— Чернокнижник… Да-да-да, Вы совершенно правы, — Дуборам нервно наворачивал круги по гостиной. Учитель Сандал... я попрошу его… он поможет… он обязан…
— Нет, лорд Дуборам, учителю это не под силу, — возразила Летси. — Он же теоретик, книжный червь. А Вам нужен практик, причем очень сильный и храбрый. Путешественник вроде меня. Но в Штормграде никто не возьмется за такое опасное дело. Быть может герои Запределья и Нордскола согласились бы на такое, но пока до них доберешься, для Вас может быть слишком поздно.
— Но… но… должен же быть выход! — старейшина трясся всеми своими телесами, ухватившись за Летси, словно за спасительную нить. Жрица в притворном порыве сочувствия сжала его толстую ладонь.
— Я знаю чернокнижника, что может Вам помочь. Но… — девушка запнулась, словно пребывая в нерешительности, — он едва ли не опаснее тех самых зомби. Непредсказуемый, мстительный, рассердить его — худшее из зол, что только можно себе представить! Но уж если он возьмется за дело, можете быть спокойны. Это, — жрица доверительно склонилось к Дубораму и продолжила шепотом: — Это профессионал высшего класса!
— Сведите меня с ним! — с отчаянной решимостью проблеял Дуборам.

Арик гордо прошествовал в таверну «Позолоченная роза» и плюхнулся на стул рядом с поджидавшей его Летси.
— Порядок, — подмигнул девушке довольный чернокнижник и бросил ей на колени увесистый мешок. Жрица только рот раскрыла, ознакомившись с содержимым.
— Триста золотых?!
— И это только твоя доля, — Арик так и лучился веселым самодовольством, демонстрируя подруге второй такой же мешочек.
— Ну ты талантище! — восхитилась Летси. — Слупить столько деньжищ с этого жирного скупердяя… да ему было бы дешевле штормградским каменщикам заплатить!
— Твоя заслуга, между прочим, — Арик отвесил жрице почтительный полупоклон. — Ты здорово обработала этого хмыря. К тому моменту, как заявился я со своими седыми космами, злобной рожей и устрашающим демоном за спиной, старейшина так прос… то есть, испугался, что чуть ли не в ноги мне кинулся. Всего-то и оставалось, что настращать его парой заумных фразочек из учебника и развести на бабло.
— Просто супер, — Летси любовалась мешком, все еще не до конца веря нежданно привалившему богатству. — Итак, подведем итоги. Ван Клиф мертв. Отчет ШРУ я предоставила. Баросу про Алексикса рассказала. Старейшина Дуборам финансово наказан. Мы с тобой теперь богачи. Вопрос: чем займемся?
— Ну, это же очевидно, — Арик с доброй улыбкой смотрел на жрицу. — Во-первых, как следует пообедаем. Не знаю, как ты, а я два дня питался кое-как. Во-вторых, прогуляемся на аукцион и прикупим себе нормальной экипировки. Ну, а в-третьих…
— Что? — Летси кокетливо заправила выбившуюся прядку волос за ухо.
— А в третьих, — сурово проговорил Арик, — мы с тобой полетим в Западный Край к той башне, где ты видела зомби, и перебьем их всех до единого.
— Что?! — у Летси округлились глаза.
— То! Обман обманом, а деньги мы взяли. Значит, должны выполнить заказ. И это не обсуждается.
— А может, не надо? — жалобно заныла Летси.
— Надо, — инквизиторским тоном отчеканил Арик. — Архимонд с ним, с этим Дуборамом, ты представляешь, что будет, если эти покойнички на фермеров нападут? Так что нечего филонить. Ешь давай в темпе!
— Вот же пристал к бедной девочке в моем лице, — недовольно пробурчала Летси, щелчком подзывая официанта, чтобы сделать заказ.
Через час в Сторожевую башню вылетело два грифона, унося на своих спинах переодетую и вооруженную до зубов группу зомбезачистки. У жителей многострадального Западного Края грозились отнять последнюю проблему. Но вряд ли это хоть кого-нибудь из них огорчило.

ID: 1217 | Автор: emerald
Изменено: 17 августа 2010 — 2:25