Пламенеющий Ты не можешь жить без огня

Горы быстро сменились холмами, а затем и огненно-золотистыми равнинами. Вот только драконьей башни все не было видно... На ум Пламенеющему приходили тревожные мысли о молодых дрейках, выручивших его в трудную минуту, но все же он надеялся, что просто не рассчитал расстояние и храм вот-вот появится на горизонте.

И храм появился быстрее, чем ожидалось. Но вместо гордо возвышающейся над полями башни взору гиппогрифа предстали руины. Оплот драконов буквально срубили под корень. Сквозь до сих пор не пропавшее облако пыли можно было с трудом разглядеть обломки металла и камня, а также обугленный пень, бывший фундаментом и первым этажом.

Не веря глазам, Пламенеющий закружил над развалинами башни, пытаясь обнаружить хоть какие-то следы уцелевших. Вот, что-то еле заметно шевелится рядом с одним из груд! Спикировав, крылатый зверь мощными рывками отбросил несколько камней. Под ними лежала Астера. Тяжелые обломки перебили ей крыло и придавили одну лапу и хвост. Приоткрыв глаза, юная драконица слабым голосом проговорила:
- Их было целое полчище... Я не знаю, что им было надо и куда они скрылись... Растерзали Сулигоса, он пытался бороться, а я струсила, спряталась...
- Я помогу, - откинув еще один валун и с трудом приподняв другой, Пламенеющий позволил Астере выбраться. - Сможешь лечиться?

Тяжело дыша, драконица снова обмякла.
- Сила храма... Она исчезла... Нет, не смогу, - каждое слово давалось ей с видимым трудом.
Недолго думая, гиппогриф опустился на развороченную землю рядом с ней:
- Стань эльфом и лезь на спину. Не можешь - лезь все равно.
Очертания дрейка подернулись дымкой и вскоре на спине Пламенеющего с еле держалась эльфийка, совсем еще ребенок. Осторожно расправив крылья, гиппогриф поднялся в воздух и направился к лощине, с которой начинался его путь.

***

Перелет занял больше времени, чем в прошлый раз - боясь навредить раненой, Пламенеющий летел как можно осторожнее. Скрывшись под сенью кольца исполинских деревьев, гиппогриф бережно ссадил Астеру на берегу ручья, рядом с тем местом, где они беседовали с друидом.

- Целитель! - На всякий случай громко каркнул гиппогриф, хотя и не надеялся на его появление. Однако в этот же миг иллюзорный двойник ночного эльфа словно соткался из воздуха и присел рядом с драконицей.

- Они разрушили храм? - спокойным голосом спросил он, изучая ее раны.
- Да. Еще были в горах севернее, я поверг их. Еще есть где-то на юго-востоке. Их тоже повергну. Ты знал о них и о храме?
- Было время осмотреться, - уклончиво ответил калдорай. Протянув руки над телом Астеры, то ли уснувшей, то ли потерявшей сознание, друид прошептал несколько коротких фраз и поднялся на ноги. - Сейчас я способен не на многое, но само это место поможет ей поправиться... Будь осторожен, Пламенеющий. Подозреваю, они стягивают силы, чтобы перейти к еще более решительным действиям. И среди них будут те, кто сейчас обладает твоим огнем.

***

Пламенеющий ясно видел свою цель. Две до боли знакомых скалы-близнеца всего в нескольких часах лету на юго-восток. Зоркому гиппогрифу казалось, что он вот-вот различит пещеру, в которой давным-давно появился на свет.

Перья давно уже белы как снег. Даже еще бледнее - в этом прекрасном месте все несет в себе огненный оттенок... Кроме, разве что, обугленных умертвий и самого гиппогрифа, которого обманом оставили ни с чем. Привычный внутренний жар уже давно не согревает... Достаточно давно, чтобы привыкнуть к холодному ветру.

Спуск на землю, мимолетная передышка, снова взлет. И останки башни, и убежище друида уже давно позади. Горы, что в Нордсколе разделяют Ревущий Фьорд и Седые Холмы, все ближе и ближе.

Никаких следов тлеющих тварей не виднелось... Пока взору Пламенеющего не открылось подножие второй, дальней скалы. Там раскинулся целый город! Кое-как сколоченные бараки чередовались загонами драконов и загадочными железными клетьми. Поселение ощетинилось неровным частоколом, то тут, то там торчали сторожевые башенки, на которых гиппогриф уже сейчас мог различить крошечные фигурки часовых.

На всякий случай укрывшись за первой скалой, крылатый зверь рассматривал лагерь в поисках уязвимых мест. Вновь вызвать лавину не удастся - склон горы являл собой голый камень... Интересно, почему? Вот от самого крупного здания, через своеобразную площадь, окруженную сразу десятком клеток, проходит широкая колея дороги - и ведет она прямо внутрь скалы! Выходит, тлеющие все-таки смогли заполучить подземный огонь этого мира!

Цепкий взгляд подмечал все новые детали. Драконы-зомби временами патрулируют небо над городом, надзиратели перетаскивают ближе к "площади" те клетки, жертвы которых уже не бьются изнутри, огненный йети вышел из горной пещеры...
Огненный йети?!

Пламенеющий понял, кто возглавляет тлеющее войско. Заклятые враги нордскольских гиппогрифов, эти снежные гиганты разорили немало гнезд, лакомясь яйцами, беззащитными птенцами и времени даже взрослыми, что защищали свои дома. Пламенеющий был одним из них... И сейчас на морде йети угадывались те же ненавистные черты, что и у твари, которая лишила его супруги, птенцов и чуть не отняла жизнь.

Шкура гиганта приобрела знакомый гнилостно-бурый с желтыми разводами окрас, по массивной туше то и дело пробегали сполохи зеленого огня - что еще раз подтверждало догадки Пламенеющего. "Значит, убив эту тварь, я вновь обрету то, что принадлежит мне по праву? Хотелось бы надеяться..."

Йети тем временем вперевалку прошагал к одной из клеток на площади, от ней перешел к следующей - знать, оценивал томившихся там пленных. Обойдя все, он что-то повелительно рыкнул и указал на три клетки - одну большую и две маленьких. Вереница тлеющих прислужников тут же подняла их на низкие телеги и покатила в недра горы.

"Нет... Только не это! Ты делаешь своих монстров из живых?!" Пораженный ужасающей догадкой, Пламенеющий забыл про осторожность и ринулся вниз, к зияющему провалу входа. Послышались первые крики, со сторожевых башен полетели первые стрелы, но юркого гиппогрифа это не волновало. Быстрее внутрь, в погоню за скрывшимися в недрах тварями! Может, узников еще можно спасти от страшной участи?

Широкий поначалу, горный лаз стремительно сужался - Пламенеющему вскоре пришлось сложить крылья и перейти на галоп. По счастью, ход вел прямо без каких-либо развилок, но чем ближе к цели - тем становилось жарче, тем труднее дышалось спертым воздухом.

Вот прорубленная в скале дорога виляет в последний раз, и гиппогриф оказывается в просторной пещере, больше напоминающей котел с бурлящей лавой, на стенках которого ютились маленькие площадки-карнизы. Часть площадок соединялась между собой надежными железными мостиками; на самые крошечные можно было попасть, только карабкаясь по вбитым в камень крюкам - или перелететь... Впрочем, о полете не стоило и думать - жар здесь так силен, что воздушные потоки и то и дело взлетающие к отдушинам на потолке пещеры искры спалят перья в считанные секунды.

Само собой, побелевшего зверя заметили. Во всю загрохотали по настилам сапоги двуногих прислужников - но вот йети, кажется, не придал гостю значения, либо же был слишком занят клетками, что теперь стояли на едва ли не противоположной гиппогрифу площадке.

Хищно приоткрыв клюв, Пламенеющий бросился навстречу зомби. Рыхлая вулканическая порода мелкой крошкой разлеталась в стороны там, где по ней били копыта задних лап и покрывалась глубокими бороздами от когтей передних. Что же до тлеющих умертвий... Их ждала примерно та же участь. Вооруженные мечами и копьями двуногие не могли ничего противопоставить скорости и мощи гиппогрифа, пусть даже лишенного крыльев, но все еще способного сражаться на земле.

Гигантскими прыжками, временами отталкиваясь от стен, он порхал от одного карниза к другому, полосовал, крушил, разрывал ненавистных тварей. Часть двуногих нашла покой в подземном огне и с каждым зомби, что падал с карниза, Пламенеющий испытывал странное чувство. По оперению будто бы пробегал прохладный ветерок - и это в жерле вулкана!

Площадка с пленниками тем временем становилась все ближе, а со стороны входа все отчетливее слышался топот множества ног... Самое время придумать, как разобраться с вожаком умертвий раньше, чем здесь окажется весь их город.

Лишь когда когти Пламенеющего коснулись последней каменной платформы, йети соизволил обратить на него внимание. Гиппогриф смог разглядеть за спиной тлеющего гиганта массивный чан, в котором, видно, раньше была лава... а теперь бурлила жуткая желтовато-зеленая жижа.

"Слишком долго ты сюда добиралась, глупая птица!" - слова гремели в голове Пламенеющего, хотя йети и не открывал пасти, лишь буравил его безумными маленькими глазками. "Последние капли тепла вот-вот оставят твое хрупкое тельце и перейдут под мою власть! Твой мир обречен подчиниться мне!"

Прежде чем крылатый зверь успел хоть что-нибудь сделать, чудище вырвало из меньшей клетки полумертвого человека -или, может, это был врайкул? - и швырнуло прямо в чан. Пленник истошно закричал, но вопль боли очень быстро сменился противным чавкающим бульканьем. В этот самый момент словно ледяная игла вонзилась в самое сердце Пламенеющего - тот едва устал на ногах - и над стенками чана вскоре показалась обугленная рука новорожденного зомби.

Тяжело дыша, гиппогриф пытался унять боль в бешено колотящемся сердце. Йети сказал правду - силы и впрямь на исходе. Еще пару этих "превращений" он может и не пережить... Что будет тогда? Что случится, если он погибнет? Нет. Стоп. Сейчас надо сосредоточиться на другом.

Йети, получающий видимое удовольствие от пытки, потянулся ко второму пленнику. Из пересохшего горла Пламенеющего вырвался протестующий крик и он кинулся наперерез, намереваясь если не спасти двуногого, так хотя бы выбросить его в объятия подземного огня.

Волна гнилостного пламени настила его в считанных шагах от цели - вновь в тот момент, когда он разогнался достаточно, чтобы не успеть отклониться. Вся грудь и шея взорвалась болью, побледневшие перья обгорели в считанные секунды. "Глупая птица! Ты забыла, кому теперь принадлежит твоя сила?!" - насмехалось тлеющее чудовище, бросая в чан вторую жертву.

Не в силах совладать с немыслимой болью, не в силах даже остановиться после рывка, гиппогриф завалился на бок и так и пропахал бугристый камень, замерев на самой границе карниза, за чаном и йети. Тот недолго думая изрыгнул новый поток огня, от которого можно было уйти лишь в одну сторону - вниз. С трудом оттолкнувшись копытами, крылатый зверь перевалился через край и в последний момент вцепился когтями в неровности вулканического камня, повисн на самом обрыве.

"Вот тупое животное," - хмыкнул йети. Площадка задрожала - исполин неспешно приближался, чтобы убедиться в абсолютной победе - или сперва добить нахальную птицу.
"Ты оказался таким же ничтожеством, как и твой дружок-лекарь. И скоро я возьмусь за него - он же оставил такую прекрасную лазейку в моем мире!"

- Много... Болтаешь, - прохрипел Пламенеющий и со всей оставшейся силой оттолкнулся, взмывая вверх.

Даже если ты на грани гибели и враг уже заносит руку для последнего удара - разве это провод без боя отдавать свою жизнь? Разве можно просто сдаться и умереть, когда от тебя зависят жизни тех немногих, кто может назвать тебя другом?Гиппогриф рожден для неба. В небе он сражается. И если пришла пора умереть - то и умирает в последнем полете.

Крылья подбрасывают обожженное тело высоко вверх, и раскаленный воздух тут же поджигает остатки перьев. Полета не выйдет, только худо-бедно управляемое падение... Но этого должно быть достаточно. Кувырок в воздухе, пикирование - и Пламенеющий всей своей массой врезается в чан с гнилостной жижей, опрокидывая его на йети.

Все же не зря гиппогриф учился смекалке и хитрости двуногих - его план удался. Тлеющий гигант просто не ожидал подобной прыти и волна его огня прошла мимо. Оскверненная лава, правда, не причинила твари вреда, но под ее напором йети оступился - и полетел вниз. Вместе с обессилевшим, искалеченным, догорающим гиппогрифом...

То, что произошло дальше, не могло возникнуть даже в самом фантастическом мире. Два заклятых врага рухнули в огненное море почти одновременно. Йети мгновенно сгорел, не осталось и следа проклятой плоти. А Пламенеющий...

Казалось, он вознесся до пылающих небес. Но это было не так - он словно сам стал небесами. И землей под ними. Всем миром, который снова принадлежал ему. Он был самим огнем, дающим жизнь земным недрам и всему миру над ними. Он чувствовал тепло солнца и дуновение всех небесных ветров, мягкость травы и крепость камня под ним... Чувствовал и останки порчи, привкус гнили в чистом пламени - но теперь с этим легко справиться.

Лава взбурлила, взметнулась ввысь, вырвалась через прорубленный ход, очищая огнем проклятый город. Те умертвия, что успели убраться подальше, рассыпались безобидным пеплом - пламя, давшее им нежизнь, было попросту изъято и возвращено под землю. Когда последнее умертвие обрело покой, извержение тут же прекратилось. Лава быстро застыла, вскоре на ней зародится новая жизнь.

ID: 11739 | Автор: Dreamer Drévo
Изменено: 11 декабря 2013 — 21:32

Комментарии (4)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
8 декабря 2013 — 16:38 Dreamer Drévo

Не прошло и года, как сей рассказ увидел-таки свет. Или все же прошло?..
Так или иначе, хочется высказать неимоверную благодарность Spathi за помощь и ценную критику :)

9 декабря 2013 — 3:54 Экзарх Фиасаар

Квента на гиппогрифа?...

9 декабря 2013 — 9:05 Toorkin Tyr

немех одобрен, можно просить шкурку.

9 декабря 2013 — 12:05 Dreamer Drévo

Если это вполне самодостаточный юнит - то почему бы и нет?