Ивор "Сильверхарт" Звёздный Ветер Мемуарум Склерозум

Давным давно я начал отыгрывать. И придумал персонажу квенту. И даже решил, что когда-нибудь запишу её. И даже предпринимал к этому попытки. Половина из которых находится чёрт-ти-где, а половина и вовсе благополучно канула в Лету. И вот, попытка номер [подставьте любую большую цифру на ваш вкус], которая, надеюсь, наконец дорастёт до полноценной биографии персонажа. Разумеется, квента будет дополняться, возможно, иногда, вразнобой. Можете в волю кидаться тапками, но, желательно, фирмы Reiker и, желательно, 42-го размера.


ВСТУПЛЕНИЕ

Было ясное, солнечное утро - из тех, которые традиционно принято называть добрыми. Уже, в общем-то, знакомый вам усатый эльф выполз из-под одеяла, пощурился на заглядывающие через окно лучи солнца... Встал... Потянулся... Пригнулся. С кислой миной выдернул из стены чуть подрагивающую арбалетную стрелу. На дереве, растущем за окном, скользнула тень... ...Раздался возмущённый, басовитый мяв, разбудивший в округе всех собак, огласивших Старый Город звонким лаем, который разбудил детей, которые разбудили взрослых... В общем, здравствуй, понедельник!
Тем временем "чёрная тень", сверкая из-под разодранных чёрных одеяний тем, в чём эту тень мать родила, вскочила обратно на дерево, с плеча свисал кусок разодранного ремня с чехлом из-под арбалета на конце. Ивор неторопливо влез ногами в тапочки, ещё раз потянулся и достал из тумбочки гвоздь, молоток, и иконографию с красивым пейзажем. Всё так же неторопливо, спокойно вбил над дыркой гвоздь, повесил на него иконографию в рамочке и подровнял её с ещё десятком других, висящих на стене напротив окна.
Тут надо заметить, что действо происходит в одном из домов Старого Города, выходящем фасадом на каналы. На первом окне дома находится мясная лавка, чулан и кухня, а на втором этаже живут хозяева дома а также находится комната, которую уже почти десяток лет (правда с перерывами) снимает наш герой. Напротив окна этой самой комнаты растёт дерево, на котором сейчас находится молодой человек в изодранной одежде из чёрного бархата, старающийся влезть как можно выше - однако раненная нога мешает ему это сделать и только щёлкающие внизу челюсти ночного саблезуба придают бедняге сил для того, чтобы не упасть на тротуар.
Ивор меж тем успел налить себе чайку и сесть завтракать. С сосредоточенным видом он ковырялся ложкой в каше, пока, наконец, не наковырял там несколько достаточно крупных прозрачных осколков. "Ага." В общем и целом - нормальный рабочий день... Ивор в очередной раз поудивлялся тому, как ему умудряются добавлять в завтраки битое стекло, зевнул, встал и закрыл окно, за которым нецензурно вопил неудачливый убийца... Всё как всегда - ещё один дурень, наслушавшийся басен про то, как это круто - в чёрных одеждах скакать по крышам и нести народу смерть за звонкую моменту... Вот будь он умнее - пристрелил бы ночью и прямо в кровати. А так... Ещё один дурень, которого минут через двадцать снимет с дерева пара сонных стражников, разбуженных вестью о "беспорядках в Старом Городе".
К тому моменту Ивор уже сходил к хозяевам дома и с виноватой улыбкой обменял тарелку каши-со-стеклом на пару бутербродов. Вернувшись, он сел на кресло-качалку, пару раз качнулся и отпил чаю. За стеной послышался хлопок деревянной крышки, которую откинули с клавишь, и по дому разлились размеренные гаммы, исполняемые на клавесине... "Надо сказать, весьма забавно - думал Ивор - дочь простого мясника, который семь лет назад чуть не рассорился с беременной женой из-за того, что по глупости остался почти без денег... Хорошо, что у него оказалась куча друзей, в том числе и я - помогли, чем смогли... Дичи настреляли в лесах, денег одолжили... А сейчас - клавесин купил, планирует дочь отдать в колледж для благородных девиц..." Между тем, гаммы стали сложнее, мясницкая дочь размялась и начала уже играть в своё удовольствие - у неё и впрямь способности к музыке... Под эту самую музыку и тихий скрип кресла-качалки Ивор унёсся в уютный мир воспоминаний...


ВЕЧНАЯ ЖИЗНЬ

...родился Ивор тсяча семьсот девятнадцать лет назад, в чащобах Ашенвальского леса. Обыкновенный здоровый сиреневощёкий малыш, рождению которого был так рад его отец, всегда мечтавший о сыне. К тому моменту в семье уже подрастала девочка - Лианесс - сестра Ивора. Впрочем, разница в возрасте у детишек была ничтожная - всего несколько десятков лет. Так что росли они, в общем-то, вместе.
У Ивора вполне могло бы быть беззаботное детство - в общем-то как-то так и было - но пара черт подпортили ему первые годы жизни. Во-первых, когда у него начали резаться зубы, обнаружилось что клыки у него немного крупнее, чем у его сородичей. Со временем эта черта сгладилась, но всё же к нему надолго прицепилось нелестное прозвище "Троллья морда".
Другой чертой Ивора, омрачавшей ему жизнь, оказался его врождённый талант к арканной магии. Не то чтобы его чурались, или как-то недолюбливали за это... Такое иногда случается, что какие-то черты предков через одно или два поколения вдруг проявляются в потомках... Но талант этот просто не мог быть реализован, ведь на магию среди народа Калдораев наложено вето. Ну а любой талант, который старательно закапывают в землю, становится для личности якорем, который мешает ей ощутить всю полноту жизни. Так вышло и с Ивором. Да, жил он неплохо. Да, учился помаленьку премудростям целительства, которые через мать перешли к нему от деда. Но всё-равно он грезил чудесами... А так как чудеса магии остались в прошлом, в итоге он нашёл частичное утешение в истории. Он мог часами с восторженным видом бродить по руинам древних эльфов, разглядывая полуистёртые фрески и барельефы на стенах и пытаясь вообразить себе тех, кто жил в этих местах задолго до него, когда они ещё были обитаемы.
В его воображении постепенно сформировывался идеологический образ Великого Прошлого - Империи Эльфов, простирающейся на пол мира, с величественными белокаменными городами, могущественной магией, непобедимой армией и беззаботной жизнью её граждан. Эту его фантазию не мог разбить даже тот факт, что несмотря на всё вышеперечисленное эта империя раскололась на части - вместе со всем миром.
Ах, мир... Где-то там есть другие земли, таинственные и неизведанные... Есть. Наверное. Но откуда можно знать про это, когда твой мирок ограничен родными лесами? Можно провести не дни, не годы, а целые ВЕКА стоя на берегу океана и смотря на горизонт - горизонт от этого ближе не станет. Ивор несколько десятков раз предпренимал попытки побывать в землях к югу от эльфийских лесов, но каждый раз, по той или иной причине, его ждал провал.
Однако, не имея возможности побывать самолично в других землях, юный эльф проводил много свободного времени за составлением карт. Вернее сказать за рисованием карт. У него не ахти как получалось рисовать, но когда дело доходило до карт, его словно подменяли. Из-под его руки сами собой выходили акры и гектары фантастических, удивительных земель... Целые государства, целые материки, целые миры. При этом мелкие детали он рисовал с завидной искуссностью. Среди абстрактных лесов встречались мелкие изображения их обитателей, города были нарисованы во всех деталях и полны жизни, а некоторые "особые" места выглядели так, словно вы их видите вживую, словно вы там сами находитесь - даже несмотря на то, что их, иной раз, можно было полностью закрыть пальцем одной руки.

Вот у сестры Ивора жизнь сложилась куда удачнее - она научилась превосходной стрелять и стала одной из Часовых. Она большую часть своего времени посвящала своей службе, патрулировала границы земель ночных эльфов. Находясь дома она неизменно рассказывала истории о том, что случилось с ней или её сослуживицами. И хотя брат слушал её с горящими глазами, сама она, стараясь этого никому не показывать, с интересом рассматривала нарисованные им карты. Иногда после этого она покидала дом слегка грустной, хотя причин этой её печали не знали ни брат, ни мать. А мать ею гордилась, хотя своих чад она любила одинаково горячо и тепло. К несчастью, растить их ей приходилось одной, ведь их отец, друид, вынужден был на несколько сотен лет уходить в Изумрудный Сон, а потому не мог быть рядом со своими детьми.

Вот так, в основном, и протекала жинзь Ивора на протяжении семнадцати веков. Конечно, кроме хождения по руинам и рисовения карт были у него и другие увлечения, но они были незначительными - приходили и уходили. А труд... Он не увиливал от труда, выполнял нужную работу добросовестно - вне зависимости от того, надо ли было собрать молодые лепестки цветов луноягоды для целебного зелья, или же надо было залатать крышу дома - но это были пустяки, которые нельзя назвать полноценным делом жизни.
Конечно, случались и всякие казусы - несоклько раз и из-за его предрасположенности к аркане. Как-то раз на него, бредущего в задумчивости, из зарослей выскочил раненый олень. Зверь, в предсмертной агонии чуть было не затоптал эльфа и тот с перепугу умудрился бросить в оленя сгусток арканы. Животное умерло мгновенно и всё бы ничего, но это увидела Часовая, которая и подстрелила оленя. Лицо эльфессы исказилось от смеси отвращения и гнева - мало того, что какой-то мальчишка испортил её охоту, он ещё и сделал это МАГИЕЙ! Она схватила Ивора и долго трясла его, требуя обьяснить, где он научился аркане, тот лишь мямлил какие-то извинения, будучи в шоке от собственных действий. В конце-концов Часовая отпустила юношу и отвесила ему звонкую оплеуху. Ничего не больше не говоря, она забрала свою добычу и скрылась в чаще, оставив ошарашенного эльфа один на один с произошедшим.
Спустя некоторое время после этого случилось так, что Ивор совершенно случайно наткнулся в руинах Высокорожденных на тайник со свитками. В числе прочего, в них были описаны некоторые простые заклинания и принципы арканной магии. Эльф долго размышлял о том, что сделать с находкой. В конце-концов, любопытство в нём победило страх перед древним запретом на магию, и потому он смолчал о найденных свитках. Впрочем, придя домой, он глубоко задумался о своём поступке. Ведь он, по сути, совершил преступление... Попади эти свитки не в те руки - они могли бы стать причиной многих бедствий - ведь он понятия не имел, что за заклинания там описаны - внимательно вчитываться в магические формулы ему духу не хватило. К тому же Ивор не был уверен, а не явлются ли его собственные руки "не теми". Но с другой стороны... Он не мог просто взять и отдать эти свитки на сожжение, или что там с ними должны были сделать... Ведь они попались именно ему. С его талантом. Таких совпадений не бывает, а значит нельзя игнорировать произошедшее. Он твёрдо решил внимательно их изучить, но до того, как у него появилась возможность сделать это, прошла уйма времени. Когда он, наконец, добрался до места, где спрятал свитки, он практически дрожал от нетерпения. Его переполняла смесь страха и восторга перед неизвестным, когда он открыл первый свиток...

Так и потекли дни за днями - информации в свитках было очень мало, Ивор заглядывал в другие из них - там были какие-то личные записи, для него практически бесполезные и бессмысленные. Конечно, было интересно почитать их, но они были просто развлечением. В то же время благодаря тем скудным записям о магии он научился гораздо лучше контролировать свой талант - теперь можно было не беспокоиться, что он случайно что-то наколдует. К тому же он выучил парочку совсем простеньких заклинаний: одно из них величественно называлось "Длань Дракона" и сводилось к тому, что нагревало воздух над ладонью колдующего так, что прикосновение руки оставляло тяжёлые, мучительно больные ожоги. Другое же создавало небольшой ореол свечения, собственно, оно так и называлось - "Свечение".
На счастье Ивора о его увлечении так никто и не узнал и он благополучно дожил до того дня, когда ноги орков и людей впервые ступили на землю Калимдора. Тогда, вместе с Третьей Войной, перевернувшей всю жизнь Ивора, пришли Перемены.


ПЕРЕМЕНЫ

Однажды, сырым туманным утром, Ивор проснулся со странным чувством. С чувством того, что всё изменилось. Что-то новое появилось в мире вокруг, и эльф никак не мог понять, что именно. Она собрался отправиться исследовать окрестности, уже стоял на пороге дома, как вдруг ему на плечо опустилась рука матери. Она молча покачала головой и Ивор с удивлением осознал, что видит в глазах матери страх. Он подчинился ей, а вечером до их поселения дошла весть о том, что в их леса вторглись какие-то существа из-за моря. Именно так он и узнал впервые о людях. Далее события в жизни эльфа начали развиваться с умопомрачительной скоростью...
Спустя всего несколько дней после этой новости им пришлось покинуть родной дом и вместе со всеми отправиться на север, в сторону горы Хиджаль. Шли они быстро, по ночам, с эскортом из Часовых. Мало кто хотел в это верить, но, судя по словам Часовых, пришла угроза гораздо страшнее пришельцев из-за моря. Демоны.
Спустя ещё два дня они на привале пересеклись с другой группой беженцев - среди них было много раненых. В ужасе те описывали зверства демонов и их ужасных слуг - нежити. Их слушали молча, впитывая каждое слово. Когда привал окончился, две группы эльфов вновь разделились и быстро скрылись, не оставив после себя и следа.
На следующую ночь посреди перехода группа остановилась. Часовые быстро оттеснили своих сородичей к деревьям, где все они и затаилась среди спасительных теней. Спустя несколько ударов сердца из зарослей показались враги - впереди шли омерзительные, гниющие твари, буквально пахнущие смертью. В середине же, в окружении нескольких сатиров, с хозяйским видом вышагивало огромное существо с почти чёрной кожей и глазами, полыхающими омерзительным зелёным огнём. Голову существа венчали два толстых закрученных рога, но больше всего Ивору запомнились висящие на поясе демона отрубленные головы эльфов, на мёртвых лицах которых навеки застыл ужас... На какое-то мгновение Ивору показалось, что одна из голов посмотрела на него, словно была живая. Эльф похолодел и едва не вскрикнул от ужаса, но одна из Часовых взяла его за руку и крепко сжала её, а в следующий миг неестественный панический ужас отступил. В конце-концов жуткая процессия скрылась из виду, а группа эльфов продолжила идти к Горе.

Дальнейший путь протекал спокойно, лишь изредка в стороне были видны другие - нет, не группы - отряды, шедшие к Горе. И чем ближе к ней приближались беженцы, тем яснее становилось, что там собираются колоссальные силы. Часовые, друиды, а также многие обитатели лесов стекались туда. Древа, дриады и даже фурболги вышли на защиту своих земель.
А ведь им противостояли силы не меньшие, а даже большие! Полчища демонов и орды нежити готовы были смести эльфов по приказу Архимонда Разрушителя, а целью их было Мировое Древо Нордрассил - добравшись до силы, заключённой в Нордрассиле, Архимонд мог бы погубить весь Азерот.
Ко всеобщему удивлению, на защиту Мирового Древа плечом к плечу с эльфами и их союзниками встали пришельцы из-за моря. Они казались невежественными дикарями, но решительность, с которой они готовы были отдать жизни ради спасения мира, внушала уважение.

И посреди этой великой битвы оказался Ивор. Тогда он чувствовал себя на фоне этих сил маленьким и незначительным - всего-лишь один эльф, который даже сражаться толком не умеет. Уже много позже к нему пришло понимание того, что все участники той битвы испытывали схожее чувство - ведь по отдельности они и правда были незначительны... Но ВМЕСТЕ - вместе они дали отпор Пылающему Легиону. Вместе они выжили. Вместе они одержали победу.
Но в тот момент он этого не осознавал. Он был напуган и шокирован, а когда начали организовывать оборону Горы в суматохе они с матерью потеряли друг друга. Несколько раз эльфу казалось что он видит в суете вокруг знакомые лица, ему даже показалось что он видел своего отца, но в тот момент на него натолкнулся спешащий куда-то бородатый карлик. Громко (и явно нецензурно) выругавшись карлик двинулся дальше, а находящийся в полуобморочном состоянии Ивор вдруг ощутил, что его куда-то тянут.
- Не спи, ты не друид... К тому же и друиды нынче все бодрствуют.
Обернувшись он увидел жрицу Элуны.
- Ну что ты на меня смотришь? Ведёшь себя как мальчишка какой-то.
- П-простите...
- Смысл извиняться? Ты должен приносить пользу. Идём, не бойся. Будешь помогать мне с ранеными.

Ивор, влекомый жрицей, оказался у большого шатра, возле которого находилась группа эльфов - целителей и жриц. Сначала он был пуст, но, по мере того, как битва приближалась к вершине горы, туда начали приносить раненых. Одной из первых принесли Часовую, тело которой покрывали зияющие, прямо на глазах начинающие гноиться раны. Ивор никогда в жизни не видел такого - сначала побледнел, а потом спешно выбежал из шатра. Вернулся он лишь несколько минут спустя, всё ещё утирая рукавом рот. Один из целителей, судя по его внешности, видевший аж зарождение мира, подошёл к эльфу и с тёплой улыбкой сочувственно похлопал его по плечу.
- Мужайся, юноша, дальше будет хуже. Крепись.

И дальше правда стало хуже. Ивор, как мог, старался помогать - подносил чистую воду и целебные травы, однако этого было мало - с каждым часом раненых становилось всё больше. В какой-то момент в шатёр начали вносить раненых чужеземцев, а следом за ранеными явились и чужеземные лекари... Постепенно и страх и шок ушли, действовал Ивор уже почти автоматически, а сам он словно издалека следил за своими действиями. Он с удивлением обнаружил, что ситуация совершенно не мешает ему думать о чём-то своём, например о том, кем же является этот странный, пришедший с чужеземцами розовокожий эльф, со сверкающими синевой глазами? Или, вот, что это за такое странное устройство сжимал в руках один из принесённых раненых карликов - даже несмотря на то, что Ивор не знал его языка, он понял, что тот в бреду бормотал "не отдам, не отдам, не отдам...". Ну, или что-то вроде того.
Солнце начало уже клониться к закату, когда бой дошёл до границы лагеря эльфов. Звуки битвы были уже отчётливо слышны в шатре-лазарете, и все присутствовашие там начинали проявлять признаки беспокойства. Неожиданно в шатёр ворвались три Часовых и какой-то человек в богато украшенных латах. Они сообщили что лазарет надо сворачивать и срочно переносить на новое место, совсем в стороне от сражения. Раненых пришлось нести буквально на руках - Ивор помогал нести того самого карлика, который никак не хотел отпускать своё странное утсройство. Сначала всё было в порядке, но потом оборону лагеря прорвали и вокруг начался сущий ад. Под прикрытием группы Часовых и человека в латах, который своим молотом буквально крушил врагов, раненых несли к месту нового лазарета, за наспех выстроенные баррикады. Когда отряд завернул за угол какого-то строени, они неожиданно столкнулись с группой неживых, которые к тому моменту уже беспорядочно бегали по всему лагерю. Их довольно быстро сразили, но к тому моменту подоспела ещё одна стая неживых тварей. Дело было плохо, но положение спасли подоспевшие дворфийские стрелки. Они стреляли из точно таких же устройств, как то, которое сжимал в руках их раненый собрат. Их чужеземное оружие грохотало при каждом выстреле, но при попадании врагов буквально рвало в клочья.
Благодаря помощи заморских союзников раненых успешно донесли до нового лазарета. А дальше... Дальше произошло нечто необьяснимое. Лазарет располагался так, что было прекрасно видно, что происходит в лагере - защитники лагеря спешно отступали в стороны, давая врагам беспрепятственно шествовать к Древу. Но враги при этом и шагу не делали к заветной цели - они продолжали наседать на баррикады, словно бы Нордрассил окружала незримая стена.
Пока его прислужники боролись с защитниками Азерота, Архимонд Разрушитель шествовал к Нордрассилу. Шёл он неторопливо и величественно, ведь никто ему не препятствовал - да и как можно препятствовать такому гиганту? Со стороны нового лазарета было хорошо видно спокойную, удовлетворённую улыбку на лице эредара, было видно как он шёл через лагерь, давя своими копытами трупы погибших и мелкие строения, вроде того самого шатра, где почти весь бой спасали раненых - демон даже не заметил, как он небрежно снёс своим копытом шаткое строение.
Почти все, включая Ивора, как завороженные смотрели на это жуткое зрелище, не в силах отвести взгляда. Это было не реально... Так просто не могло быть. Вот так просто отступить и дать врагу то, чего он желал... Просто бросить родной мир и всех его обитателей на растерзание демонам... И всё же даже в этот момент отчаяния теплилась в сердцах какая-то маленькая надежда, подогреваемая странной уверенностью в том, что не могло всё так просто кончиться. И эта надежда оправдалась.
Бой ещё кипел, когда демон-гигант спустился в долину, посреди которой рос Нордрассил. Увидеть, что именно там происходило, небыло никакой возможности... Казалось, мир обречён. Демон добрался до Древа, а его прислужники теснили защитников Азерота... Вдруг окрестности огласил долгий, низкий звук трубящего рога, а затем... Затем последовала ослепительная вспышка. Она выплеснулась из долины на вершине горы и волной прокатилась по её склонам...
И не успела ещё эта вспышка угаснуть до конца, как чудовищное войско Архимонда бросилось бежать. Без промедления, без оглядки. Это было завораживающее зрелище. Раздались радостные крики, которые быстро переросли в оглушительный рокот всеобщего ликования. Это была победа, это был триумф.

Но это, разумеется, был не конец. Много чего ещё случилось в тот день и в дни, последовашие за ним - ведь по прежнему оставались раненые, и несмотря на своё бегство, войско демонов не исчезло. И земле после этой войны нужна была помощь и исцеление, и тем, кто эту землю населял.
Как оказалось, народ Калдораев потерял своё бессмертие. Для многих, очень многих это стало шоком. Эта потеря стала самым наглядным свидетельством того, что жизнь Ночных Эльфов уже никогда не будет прежней. Теперь они, хотели они того или нет, вступали в новую эпоху, в прекрасный новый мир.

ID: 1114 | Автор: Iwor735
Изменено: 30 августа 2010 — 16:01

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
8 августа 2010 — 22:27 Люггер

Пратчетт же.