Азеротские зарисовки 5. Песня син`дорай


***

Звук ворвался в голову, как погребальный звон колоколов в часовне Алого ордена. Джес застонал и натянул на голову подушку. Это не помогло, стук продолжался, вязко и настойчиво, напоминая теперь забивание гвоздей в крышку гроба, при условии, что тебя хоронят заживо, в полном сознании, а ты не можешь даже пошевелиться.
Слишком грубо!
Сила Солнечного колодца! Сколько же времени снова выпало из жизни? Последнее, что А`лар помнил совершенно чётко, без искажений – был разговор с фельдмаршалом. Потом маг спустился в клоаку, на чёрный рынок, и дальнейшее плавало в тумане.
Маг сбросил подушку на пол, стараясь не обращать внимания на барабанную дробь в дверь, засунул руку под матрас и по остаткам содержимого известного пакета определил свой приговор , - он «потерял» не меньше пятнадцати дней, если не все двадцать.
С болью и скрипом продрав один глаз, Джес убедился, что валяется поверх кровати в одежде в полном одиночестве.
Тем временем, странный, громкий посетитель уходить не собирался, и маг предположил, что сотворил вчера что-нибудь особенно страшное. С ещё более громким стоном он поднялся с постели и, схватившись за тут же скрутившийся живот, толкнул дверь, которая оказалась даже незапертой. Гость на мгновение отпрянул.
Это был эльф крови, насколько помнил Джес, совершенно ему незнакомый, странно одетый в подобие фермерской одежды Альянса. Парень выглядел совершенно измождённым, будто несколько дней ничего не ел. Слева над губой красовалась здоровенная ссадина. Волосы, такие же светлые, как у Арриля или Галлана, были безобразно растрёпаны. А из глаз плескалось такое всепоглощающее отчаянье, что, невольно, А`лар отступил в сторону.
Незнакомец вошёл внутрь, в полном бессилии опустился на колени, и по щекам его потекли горячие слёзы.
- Они убили его, - произнёс парень мёртвым глухим голосом, смотря на Джеса своими страшными глазами.
Мага снова скрутило, но, благодарение Солнцу, он закашлялся и сдержался. Блевать в присутствии постороннего, да ещё стоящего на коленях и плачущего, в извлечённый из-под кровати сосуд было несколько неудобно.
- Кого? – выдавил из себя Джес, - Кто кого убил?
Кадык неизвестного эльфа дёрнулся, и сложилось впечатление, что он сейчас завоет. Однако этого не произошло, и парень спрятал глаза в ладонях, хорошенько, с размаху приложив себе по скулам.


- Об этом со вчерашнего дня говорит весь Даларан, - просипел он.
- Прости, - смущённо пробормотал маг, - Вчера я был немного…
(Пьян… не в себе… в полном отрубе… отсутствовал в этом мире…)
- Галлана, - срываясь на истерические ноты, сказал незнакомец, - Галлана Джере`кеса за час до полудня повесили вчера на Соборной площади Штормграда. На моих глазах.
Руки упали вниз и безвольно повисли. Слёзы перестали течь, но глаза всё так же безумно сверкали на мокром лице.
Это шутка?
Джес понимал, что розыгрышем тут и не пахло, но рассудок упорно отказывался верить в произошедшее. А`лар поднял парня с пола и усадил в кресло, - то самое, где так недавно отдыхал погибший фельдмаршал. Эльф подчинился, как аморфная масса.
- Пожалуйста, - жалобно протянул он, - Мне не к кому больше идти. Я искал Ни`а`рея… Рахиса, но его нет в городе. Я ходил к Ламару, но магистр не пустил меня на порог. Мне сказали, что ты знал моего брата. Я – Лаэль.
Брата… вот оно что. Джес никогда не слышал, чтобы у Джере`кеса был брат. Маг сильно потёр пальцами виски, но голова всё равно соображать не хотела. Он скосился на Лаэля, который отвернулся и, едва дыша, замер в кресле, достал очень сильно похудевший свёрток и заправил кальян. После двух затяжек стало немного легче, и Джес решительно и безжалостно залил отраву остатками вина из ближайшей бутылки.
- Послушай… Лаэль, - наконец, произнёс он, - Ты подожди меня здесь, я скоро вернусь.
- Да, - потерянно отозвался гость.
А`лар вышел на лестницу и для пущей уверенности запер дверь на ключ, - мало ли что могло придти несчастному в голову. Затем спустился вниз, в уборную, где дал себе волю и, довольно долго и мучительно пытался извергнуть содержимое своего желудка. Содержимого не было, а это значило, что всё было хуже, чем он предполагал, и он уже дошёл до последней точки. Осознав это, Джес оглядел себя с ног до головы и, убедившись, что, несмотря ни на что, выглядит довольно прилично, не считая измятой мантии, он поднялся в зал и подошёл к стойке.
- Привет, - сказал он Ариллю, облокачиваясь на твёрдую поверхность.
- Очнулся, - констатировал бармен, поворачиваясь к постояльцу.
- Я ничего такого не наделал? – осторожно поинтересовался маг.
- Тебя вчера приволок на плече твой рогатый друг, - сообщил Арилль, - А больше я ничего такого не слышал.
Стальное Копыто, - подумал А`лар. Значит, за вчерашний день можно было не беспокоиться.
- А что вчера ещё произошло? – спросил Джес, посмотрев в глаза хозяина гостиницы, и их выражение, изменившееся всего на один миг, заставило мага почувствовать себя кучей дерьма зачумлённого кодо.
Так говорил орк. У Джере`кеса…
- А ты сходи плакат почитай, - посоветовал бармен, мотнув головой, - на Серебряном анклаве.
В воздухе повисла тяжёлая пауза, нарушенная самим Ариллем.
- Что это за сумасшедший, который так рвался к тебе?
- Лаэль, - просто ответил Джес, - он сказал, что он брат Джере`кеса… был…
- Всё же знаешь, - с каким-то облегчением проговорил хозяин гостиницы и поднял глаза к потолку, - Лаэль Джере`кес. Младший брат. Восемь лет безупречной службы в страже Штормграда… никогда не видел его раньше… или видел?
- Стража Штормграда? – удивлённо переспросил маг.
- Он и сейчас там числится, - подтвердил Арилль и кивнул для убедительности.
- Вот что, - решил Джес, оставив переваривание информации на потом, - Сделай нам, пожалуйста, яичницу из одного нордскольского яйца и кусок ветчины. А лично мне, пожалуй, яблоко. И никакого вина. Два горячих мятных чая с мёдом.
Получив очередной кивок, А`лар вернулся в комнату. Посетитель так же сидел в кресле, даже не поменяв положения. Маг опустился на кровать, на то же самое место, с которого смотрел на обречённого на смерть фельдмаршала.
- Что мне с тобой делать, штормградский страж? – тихо спросил он.
Лаэль медленно поднял голову и побитой собакой уставился на собеседника.
- Я… - судорожно сглотнув, произнёс он, - он поставил меня в оцепление площади. Прямо напротив виселицы. Я кричал… а когда всё закончилось, он ударил меня сапогом и сказал: «Я знаю, что тебе понравилось, Джере`кес». И он смеялся. Он… Джек Кроссби…
Эльф снова закрыл лицо ладонями и не увидел, как вздрогнул А`лар.
- Один хороший человек хотел помочь мне спасти брата, - продолжил Лаэль после непродолжительной паузы, - Его арестовали. Я уверен, всё из-за Джека. Это Джек убил Галлана. Я не вернусь, - несчастный с надеждой взглянул на Джеса, - Если бы ты мог поручиться за меня перед Лор`Темаром Тероном… если бы меня простили…
- Я? Перед Лор`темаром? – ошарашено повторил маг, вспоминая сожжённое официальное письмо из Луносвета, - Боюсь, он не очень будет рад меня видеть, и вряд ли поверит моему слову.
Джере`кес младший глубоко, горько вздохнул и начал подниматься с кресла, но Джес толчком отправил его обратно.
- Я не сказал «нет»! – повысил голос А`лар.
Полуоткрытая дверь тихонько скрипнула, и внутрь осторожно засунула нос официантка, другая, не Сандра. Она вошла, быстро расставила на столе еду, прибрала грязную посуду и бутылки и удалилась.
Маг проводил женщину взглядом, затем ловко достал из сапога инкрустированный драгоценными камнями син`дорайский кинжал и покромсал им здоровенный ломоть ветчины, присланный от доброты Арилля. Часть он бросил на тарелку с яичницей и, вместе с чаем сунул гостю прямо на колени. Лаэль попытался отодвинуть еду, но Джес был настойчив.
- Ешь, - сказал маг приказным тоном.
В конце концов, несчастный эльф подчинился. А`лар взял яблоко и повертел плод в руке, наблюдая, как, поддавшись голоду, сметает съестное Джере`кес младший. Сам Джес смог прожевать и с трудом проглотить всего один кусочек фрукта.
- Я пойду к Лор`темару, - заявил он, возвращая яблоко на стол.

***

Ровно через час, оставив младшего Джере`кеса на попечение стайки любопытных луносветских учеников магии, А`лар стоял перед охранником в пустом тронном зале. Внешне, если не считать практически абсолютно побелевших губ, маг был в полном порядке. Телепортация двоих человек из комнатки в таверне Даларана прямо во дворец Ярости Солнца настолько вымотала его, забрав только начинающие восстанавливаться силы, что Джес вынужден был судорожно вцепиться в косяк, лишь бы не упасть кулём перед стражей лорда регента. Если бы кому-нибудь пришло в голову прямо сейчас совершить нападение на дворец, А`лар лёг бы посередине зала, сложив руки, мечтая, чтоб его побыстрее убили. Вряд ли у него получилось бы в данный момент элементарно зажечь свечу.
- Лорд Терон никого не принимает, - равнодушно заявил охранник, уставившись в противоположную от себя стену.
- Речь идёт о жизни и смерти, - терпеливо сказал Джес, - о жизни или смерти родного брата…
- Лорд Терон никого не принимает, - упрямо повторил страж, опуская глаза на собеседника, и во взгляде его читалась угроза.
- … фельдмаршала Джере`кеса, - не обращая внимания, закончил А`лар.
В лице солдата что-то дрогнуло, но он, тем не менее, опустил двойной клинок, перекрывая магу вход во внутренние апартаменты.
Сила тайной магии, ну что за тупое создание!
Джес открыл было рот, чтобы объяснить охраннику, что его ждёт в будущем, если тот его не пропустит, но удивлённый возглас за спиной заставил его захлопнуть челюсть и обернуться. На винтовой лестнице, держась за перила, стояла Альва, жрица и подруга матери мага.
- Джес! – вновь воскликнула женщина и, быстро сбежав вниз, легко, по-дружески обняла А`лара.
Мужчина оторвал руку от стены, едва не покатившись по полу от ничтожного толчка объятий.
- О, нет! – ужаснулась жрица, - Так не пойдёт!
Она сложила руки перед грудью и быстро сотворила заклинание. Джес немедленно почувствовал, как если не вся, то, по крайней мере, большая часть силы возвращается к нему.
- Что с тобой, мой мальчик? – нахмурившись, спросила Альва.
- Со мной всё в порядке, - умоляюще произнёс маг, - Но там… но мне надо очень срочно встретиться с лордом регентом.
Не больше нескольких мгновений в женщине боролись любопытство и срочность дела, выраженная отчаяньем в голосе А`лара. Затем она облила ледяным взглядом упрямого охранника и беспрепятственно вошла в дверь внутренних покоев.
Спустя какое-то совершенно символическое время, жрица вернулась, и за ней в тронный зал вышел правящий лорд Кель`Таласа Лор`темар Терон в сопровождении предводителя следопытов Халдарона и магистра Роммата. Джес внутренне напрягся. Роммата он недолюбливал с тех пор, когда увидел, как прислужники магистра затыкали рты недовольным на площади.
Терон посмотрел на молодого мага полу прикрытыми, кричащими усталостью глазами. Веки его задрожали, поднялись, и губы тронула слабая, грустная улыбка.
- Джес А`лар, - проговорил лорд регент, - Я надеюсь, ты, всё-таки, одумался.
Чувства, очень давно и очень глубоко забиваемые во мрак собственной сущности, поднятые к поверхности страшной, нелепой смертью Галлана Джере`кеса, жалостью к Лаэлю и добрым прикосновением Альвы, вытянутые участливым голосом Лор`темара Терона, вдруг проснулись все сразу и застряли огромным комом в горле. Джес упал на одно колено перед правителем и, с огромным усилием, проглотив этот ком, ответил:
- Я клянусь. Клянусь, с этого самого дня, больше никогда не замараю лицо Кель`Таласа.
- Встань, - смущённо произнёс Лор`темар, помогая магу подняться, - Ты хотел меня видеть?

ID: 10929 | Автор: Ashnazag
Изменено: 23 августа 2012 — 16:47