Хиззи Ты и я

Глава №1 “Славный городок”

- Все, балласт, сходим на берег! Не скажу, что ваше присутствие на корабле согревало мою душу, в отличие от уплаченного золота. Желаю вам не окочуриться в первый же день в этом славном городке! – гоблин в черной бандане расхаживал по палубе, пристально следя, чтобы сходящие на пирс пассажиры не умыкнули чего с корабля, попутно прикрикивая на портовых рабочих. – А вы, дурни зеленые! Я вам сейчас уши поотрываю, если не будете бережно с этими коробками обращаться! Знаете, сколько стоит их содержимое?!

Жмурясь в лучах утреннего солнца, под аккомпанемент капитанской брани по трапу спускался “балласт”. Их было немного, всего семеро. Привычная мешанина из самых разных рас и народностей. Среди прочих была и атлетически сложенная гоблинша, облаченная в кожаную куртку, накинутую поверх белой рубахи с кружевными манжетами. На ногах в обтяжку сидели, в дуэт к куртке, кожаные штаны, заправленные в сапоги с несколькими ремешками-застежками. На поясе же красовались ножны со шпагой и дагой. Остальные вещи числом малым находились в рюкзаке, лямка которого была перекинута через плечо.

Вступив на твердую землю, гоблинша подождала, пока прочие пассажир разойдутся, и оглянулась назад. На ее лице, несущем отпечаток непонятной грусти, отразился укол душевного переживания. Поджав тонкие губы, она задержала взгляд на корабле, привезшем ее с далекого, холодного острова близь Нордскола, почесала за ухом, хмыкнула, развернулась и последовала за прочими сошедшими вглубь портового города.

Плавно ступая по вытоптанной земле, гоблинша шагала по направлению к таверне “Пьяная селедка”, где собиралась, наконец-таки, нормально поесть и изыскать путь, по которому идти дальше по жизни. “Подруга, запомни, на “Сломанном киле” свет клином не сошелся, да и рановато тебе будет туда с работой соваться. Скромнее будь, загляни в “Пьяную селедку”, что на окраине, если от порта прямо на запад топать. Там и закинь удочки. Какое-нибудь не пыльное дельце да найдется” – вспомнила она наставления Синту’Джу. Что ж, тролль плохого не посоветует, и раз надо быть скромнее, то Хиззи, а именно так звали гоблиншу, будет скромнее.

Идя по улице, девушка нет-нет, да и притягивала мужские взгляды, особенно местные гоблины оценили ее кожаные штаны в обтяжку, если смотреть с заднего ракурса. Сама же Хиззи такие взгляды игнорировала и продолжала неспешно топать вперед с немного отстраненным взглядом. Должно быть, думала о чем-то своем, причем воспоминания эти были далеки от приятных.

Гоблинша настолько задумалась, что чуть не прошла мимо нужного строения, немного нелепого, как и все дома в Кабестане. “Пьяная селедка” представляла собой стандартную гоблинскую таверну с широким входом, кисловатым запахом и такой же репутацией. Ну да надо быть скромнее. Взглянув без энтузиазма на деревянную вывеску с изображением рыбы, по задумке художника еще и пьяной, Хиззи поправила лямку рюкзака и вошла внутрь.

“Синту’Джу, надеюсь, ты оказался прав” – подумала гоблинша, обведя холл цепким взглядом. Время было ранее, поэтому контингент пока представлял собой или любителей выпить с утра пораньше, или опохмеляющихся, или… да, собственно, и все. Ни нужных людей, ни более-менее адекватных собеседников пока не было. Поэтому Хиззи не раздумывая направилась к хозяину “Пьяной селедки”, ушлому на вид, как все они, гоблину, протирающему не самым чистым полотенцем не самые чистые кружки.

Девушке даже пришлось сделать усилие, чтобы не хихикнуть при виде таверщика – природа сыграла забавную шутку с ним, вытянув уши и нос до невероятных размеров. Первая возникшая ассоциация – огромный зеленый комар. Гоблин же своих эмоций при виде нового ло… клиента скрывать не стал. Привлекательное, хоть и излишне мужественное, лицо гоблинши, на которое сейчас была прилеплена весьма натуральная улыбка, произвело на него хорошее впечатление, как и фигура. Что ж, уже хорошее начало.

Подойдя ближе и взобравшись на табуретку перед барной стойкой, Хиззи начала разговор первой:

- Утречка доброго тебе, хозяин.

- И тебе, красавица. Чего желаешь?

- Да сущие пустяки! Поесть по-гоблински, да место, где косточки свои бросить.

- Это таверна, - ехидно заметил гоблин.

- Знаю. Но места-то есть?

Под крышей “Пьяной селедки” был чердак, а рядом стоял то ли сарай, то ли еще что. И только безумный гоблин не попробует выжать выгоду из этого, устроив несколько закутков с лежанками. “Эконом класс”, как это у них называется. Да, не вилла Галливикса, ну да Хиззи таким не напугаешь, да и с деньгами был полный швах.

- Есть, - в довольной улыбке расплылся гоблин. – На чердаке закуток. Не густо, зато всего десять серебряных за ночь! Тебе как родной сдам, у меня ведь на это место уже другой желающий есть. Пол золотого предлагал, но тебе…

- Хорошо, хорошо, беру за десять серебряных, только прошу, не крути мне уши про других желающих поспать под крышей.

Хозяин скривил недовольную рожу, но прекратил. Можно было бы попробовать раскрутить клиента еще на немного меди, но чердак и так долго пустовал без дела, да и оружие на поясе гоблинши не располагало к разводу.

- Обижаешь старика… - пробурчал гоблин. – Так на сколько снимать хоромы будешь?

Вместо ответа Хиззи выудила из внутреннего кармана куртки золотую монету, ловко покрутила ее между пальцев и щелчком отправила в полет вертикально вверх. У хозяина сработал безусловный хватательный рефлекс на блеск золота, и он жадно вытянул руку, чтобы схватить монету. Но не успел. В последний момент гоблинша неуловимым движением сцапала золотой, оставив тавернщика ни с чем.

- Ловко! – удивился хозяин.

- Здесь деньги за неделю, плюс еда. Только не рассказывай мне сказки про мясо молодых кодо с зеленых лугов Мулгора.

- А, чтоб меня! Идет! – поиграв желваками, согласился хозяин. Затем поспешил добавить. - Только выпивка отдельно!

На том и порешили. Ладонь гоблинши ушла в сторону, оставив на столе золотую монету, а хозяин быстро сгреб ее и упрятал куда-то под стойку. Можно было бы попытаться скинуть пару монет, только вот в таком случае шанс потерять и этот вариант был весьма велик, а этого Хиззи позволить себе никак не могла.

Теперь же оставалось выяснить еще кое-что, по важности стоящее много выше ночлежки и еды. Неделя пролетит – не заметишь, а жить дальше как-то надо.

- Слышала я, здесь по вечерам много люда интересного собирается… - неопределенно начала гоблинша.

Хозяин смерил ее еще одним взглядом, задержался на оружии, висящем на поясе, и, наконец, понял, кто перед ним стоит. Воровка, убийца, быть может. Новенькая, раньше ее в Кабестане не видели. Решила влиться в радушную общину тех, кому не по пути с законом, и начала с не самого престижного места, такого как “Пьяная селедка”. Гоблину было неприятно признавать, что его заведение, что называется, среднего пошиба, но и до откровенной дыры он не скатывался. “Раз хочет работать, то захочет и поделиться” – подытожил свои мысли хозяин таверны.

- Да, заходят сюда интересные личности, иногда работу предлагают… - он так же начал ходить вокруг да около.

- И что, можно попробовать помочь кому-нибудь? За скромное вознаграждение.

- Можно… Только вот… - гоблин начал придумывать, как бы намекнуть, что ему нужен процент с сделки, если она заключается здесь, но Хиззи его опередила.

- Сколько берешь?

- Шестьдесят.

- Много.

- Потом меньше будет, если себя покажешь.

Хиззи задумалась. Можно было попытаться найти дельце самостоятельно, только это и дольше, и опаснее. Однако и этому пройдохе отдавать больше половины вознаграждения совсем не хотелось.

- Ты мне понравилась, зеленая. Для тебя первый заказ без налогов, а там уж как себя покажешь.

- Согласна.

Что ж, все вышло не так уж плохо, даже хорошо, если смотреть объективно. Теперь главное – не провалить это первое дело, иначе и без того никакая репутация испортится окончательно, тогда хоть из города уезжай.

До вечера можно было даже не дергаться, все равно нужные люди появятся только ближе к ночи. Хиззи заказала себе плотный завтрак, плюс кое-чего наперед. Поесть она решила на чердаке, подальше от пьяных, опухших морд завсегдатаев. Толку на них пялиться? Информации – ноль, зато настроение испортится окончательно.

Пока на кухне что-то аппетитно скворчало, Хиззи еще немного поговорила с гоблином тавернщиком. Выяснилось, что часть денег со сделок, заключаемых в “Пьяной селедке”, идет на откуп костоломам, чтобы местные “блюстители порядка” закрывали глаза на это место сходки подозрительных личностей. Да и, собственно, во что-то незаконное таверна превращалась только вечером, до тех пор это было всего лишь место, где можно поесть и выпить.

Наконец из кухни появился гоблин с небольшим мешком, в одной руке, и кувшином в другой. Какая-никакая, а все же снедь. Поскольку за питание было уже уплачено, Хиззи взяла мешок с кувшином у одного гоблина, и проржавевший ключ у другого. Со всем этим добром она направилась в дальний угол таверны, где к стене жалась изрядно обветшалая лестница, ведущая к люку на чердак.

Пространство между потолком и крышей встретило ее паутиной, пылью и грудами всякой всячины, наваленной тут и там. Чего там только не было! Вот только такой хлам и задарма никому не понадобился бы. Похоже, всем просто жутко не хотелось разгребать эти завалы, вот и бросили, как лежало.

Чуть поодаль от люка вниз чердак перегораживала хлипкая стенка, сложенная из досок и обитая неровными кусками фанеры. Посередине этой перегородки была врезана дверь, которой, в случае опасности, Хиззи не дала бы и пары секунд жизни, вздумай кто ее выломать. Похоже, это и был вход в ее коморку.

Ключ с противным скрежетом все же провернулся в замочной скважине, отпирая дверь. За ней оказалась комнатушка два на три метра. Единственным источником света в ней было круглое окно в торце крыши. Получалось, что прямо под этой комнатой располагался вход в таверну. Оно и к лучшему, через заросшие пылью стекла хорошо просматривалась большая часть улицы.

Убранство коморки не могло похвастаться изысками. Гамак по левую сторону от входа, натянутый на двух крюках, вбитых один в деревянную перегородку, второй – в торец крыши. Стол заменяла бочка, к которой прибили кусок широкой доски, а вместо стульев на полу сиротливо жались к бочке несколько небольших деревянных коробок. А еще целая стенка из ящиков, таких же, что и “стулья”, поставленных один на другой. Ящики были положены на бок и образовывали множество ниш-полок. Это чудо импровизации располагалось справа от входа. Вот, собственно, и все. Ах нет, еще на полу какая-то добрая душа постелила истертый до дыр ковер. Не густо, зато есть крыша над головой.

В кувшине оказалась вода, а на столе нашлась тряпочка. Предварительно смочив ее, гоблинша протерла поверхность стола и несколько полок. Конечно же, слой пыли в этом относительно жилом помещений был не таким огромным, как в другой части чердака, но небольшая уборка все равно пошла только на пользу.

Хиззи поставила на стол кувшин, и начала извлекать содержимое мешка. Несколько луковиц, четвертинка сыра, солонка, буханка хлеба, мясо, запеченное в горшочке, и вырезанные из дерева ложка с вилкой. Конечно же, все не первой свежести, но вполне съедобное.

Далее настало время разобрать собственный рюкзак. Вещи было решено разложить по полкам. Конечно, не хотелось, в случае чего, терять время на сборы, но пока и не было повода готовиться к экстренному побегу. До тех же пор не хорошо было трамбовать вещи в рюкзаке, лишь добавляя складок.

Сперва был извлечен “рабочий” костюм. Черный как ночь, обтягивающий, с различными кармашками и петельками. Им Хиззи собиралась воспользоваться в ближайшее время, потому как золота в кошельке оставалось все меньше. А потом… Что? Потом и видно будет.

Далее на свет был извлечен черный плащ с капюшоном, родной брат “рабочего” костюма. Они в паре были аккуратно уложены на полку-ящик и прикрыты сверху простеньким полотенцем, чтобы глаза не мозолили, если вдруг кто решит ее навестить.

Следующий наряд заставил Хиззи невольно улыбнуться. Это было шутовское разноцветное трико. Жаль, не сохранилась такая же шапка с бубенцами. Промелькнула мысль подзаработать немного на представлении, но пришлось быстро ее отмести. Во-первых, не стоило лишний раз “светиться”. А, во-вторых, не лучший образ она себе сделала бы в глазах будущих заказчиков.

Дальше пошла всякая мелочь: разноцветные ленточки, платочки, мягкие тряпичные шарики и прочий инструмент фокусника, стандартный набор из кружки, ножа, ложки и миски, огниво с бутыльком масла, блокнот с карандашом и тому подобное. Все это весило достаточно мало, да и уложено было с умом. Не гремело и не топорщилось изнутри рюкзака.

Что-то отправилось назад, что-то было разложено по полкам, чтобы недалеко тянутся. Оставалось всего одно дело, и можно было бы приступать к так вкусно пахнущей еде. Нужно было как следует осмотреть всю комнату и чердак, чтобы продумать пути отхода. Хиззи всегда продумывала пути отхода, даже если вероятность ими воспользоваться была ничтожно мала. Впрочем, в ее положении это действительно было хорошей идеей.

Гоблинша направилась к хлипкой двери, отворила ее и вышла из коморки. Старые петли сильно скрипели, а, значит, через дверь незаметно не выскользнешь. Да и со стороны люка, ведущего к лестнице на первый этаж, ее хорошо видно. Нужен был другой путь для возможного бегства, но сперва следовало осмотреть чердак.

Следить по пыльному полу Хиззи не решилась, чтобы хозяин таверны не уличил ее в чрезмерном интересе к хламу, хранившемуся наверху. Впрочем, даже беглого осмотра, не отходя от двери в комнатушку, хватило, чтобы сделать выводы. Противоположный торец крыши представлял собой продолжение несущей стены, как и в ее закутке, такую враз не проломишь. Сверху нависала расходящаяся треугольником крыша. Вдоль всего чердака по бокам тянулись сбитые из досок стенки чуть больше полуметра в высоту, верхним своими торцами упираясь в скат крыши. Получалось, что за этими перегородками по всей длине шли треугольные лазы. А вот это уже интересно. Вообще такое делали, чтобы на чердаке поддерживалась вентиляция, и чтобы отгораживать почти бесхозное пространство на стыке потолка и крыши. У Хиззи в мыслях было воспользоваться этим лазом.

Еще один короткий взгляд на груды ящиков и бочек, покрытых толстенным слоем пыли, который ничего нового не заметил, и гоблинша вернулась назад в каморку. У правой стены стояла этажерка из ящиков, загораживающая подход к боковой перегородке. Зато слева, прямо за гамаком, другая перегородка была как на ладони.

Присев перед ней на корточки, Хиззи внимательно осмотрела доски. Они было достаточно широкими, плохо обработанными и частично трухлявыми. Крепление шло через гвозди. Вернувшись к своему рюкзаку, гоблинша извлекла из него кожаный футляр, в котором оказалась миниатюрная фомка, явно сделанная на заказ и идеально подходящая для всякого рода взломщиков и воров. Длинной она была с гоблинский локоть, но этого вполне хватало.

Вернувшись к доскам перегородки, Хиззи аккуратно, стараясь не оставлять следов, начала выкорчевывать гвозди на одной из них. Через пятнадцать минут работы все было сделано. Миниатюрная фомка легла на пол рядом, а женские пальцы подцепили теперь уже не прибитую доску и потянули на себя. Открылся проход в тот самый лаз, образованный потолком, крышей и перегородкой. Внутри было темно и пыльно, но отступать гоблинша не собиралась.

Она вновь оглянулась: на одной из полок импровизированной этажерки был оставлен масляный фонарь, да еще и заправленный. То, что нужно! Чиркнуло огниво, и на фитильке заплясал озорной огонек. Света он давал немного, но и этого было достаточно. Согнувшись в три погибели, Хиззи полезла в проход.

Было тесно, очень, но, все же, не настолько, чтобы нельзя было ползти дальше. Светильник разгонял тьму, давая возможность оценить крепость стенок лаза. Искомое обнаружилось на расстоянии в три с половиной метра от входа в проход. В одном месте кровля совсем исхудала и прогнила. Взяв в руку дагу, Хиззи аккуратно потыкала острием в участок крыши.

Хорошо, очень хорошо. Несколько ударов, и черепица в том месте разлетится в стороны, освобождая путь наружу. А, как запомнила гоблинша, с той стороны к таверне прилегал магазинчик, на крышу которого легко перепрыгнуть. Дальше можно было уйти улочками прочь от возможных преследователей. Паранойя? Быть может. Но когда эта паранойя несколько раз спасла жизнь, перестать следовать ей как-то неразумно.

Кое-как развернувшись, Хиззи поползла назад к себе в каморку. Выбравшись, она первым делом стряхнула с одежды пыль и смахнула рукой прилипшую паутину. Затем гоблинша аккуратно поставила доску назад, но гвозди забивать не стала. В случае чего, ее можно будет быстро убрать, юркнуть в лаз, поставить доску назад и по-тихому пробраться к месту, где подгнила крыша. Да, пробить кровлю бесшумно не получится, но пока возможные враги сообразят, что к чему, она уже успеет перепрыгнуть на соседнюю крышу, а там поминай как звали.

Все, с путем отхода вопрос решился, можно было переходить к вещам более приятным. В животе требовательно забурчало, а от аромата запеченного с овощами и картошкой мяса скрутило желудок. После корабельной баланды даже подкисшие щи могли показаться вкуснее вишневого варенья. Мясо же действительно было приготовлено неплохо, даже хорошо, и только усилием воли Хиззи заставила себя не жадно наброситься на еду, а неспешно преступить к трапезе.

Усталость и голод начали медленно отступать, давая возможность подумать над насущными вещами. Что ей делать дальше? Нет, не через неделю или две, а вообще. Пути назад в “Танцующий цирк” не было. Да и самого цирка, как такового, тоже не было. Сколько их пережило те гастроли? Хиззи знала ответ, но боялась произнести его даже про себя. Она и не заметила, как на глазах навернулись слезы.

Гоблинша съела ровно половину горшочка, больше – уже излишне, накрыла его крышкой и сделала несколько больших глотков из кувшина.

Наступало время томительного ожидания. Слоняться по Кабестану не было никакого желания, а спускаться в холл таверны до вечера было бессмысленно. Только время тратить впустую. Спать также не хотелось, поэтому Хиззи сделала себе небольшой бутерброд с сыром, жуя который, принялась думать, чем бы дельным себя занять на ближайшие часы.

Взгляд скользил по комнатушке, пока не наткнулся на пару предметов, извлеченных из рюкзака, но не убранных назад. Это были два точильных камня, которыми, казалось, пользовались вот уже целую вечность. Подсохшие было слезы навернулись вновь. Один камень – ее, Хиззи, а второй некогда принадлежал ее подруге, которая была для гоблинши, пожалуй, даже роднее чем сестра или мать с отцом.

Как во сне, она взяла свой точильный камень, вынула из ножен шпагу и уселась прямо на пол. Шершавая поверхность камня соприкоснулась с идеально гладкой поверхностью металла, рождая противный, рвущий нервы скрежет.

- Вжик, вжик, вжик, вжик… - звучал разговор между клинком и точилом.

Любого другого этот скрежет вывел бы из себя уже через несколько минут, но Хиззи словно не замечала его, а даже наоборот, эти звуки успокаивали ее. Они были такими родными! Песнь металла и камня подхватила разум гоблинши и понесла по реке времени куда-то назад, в прошлое, где многое было совсем не так, как сейчас. Мир сузился до крохотной комнатушки, на полу которой сидела гоблинша и точила свою шпагу, а рядом с ней, будто наяву, повторяла те же движения гнома, доводя остроту своего клинка до недостижимого идеала.

Время шло, а Хиззи по-прежнему сидела на полу и водила точильным камнем вдоль острой кромки шпаги. Разум ее был где-то очень далеко.

Глава №2 “Простенькое дельце”

- Вжик, вжик, вжик…

Неожиданно Хиззи вздрогнула и посмотрела в круглое оконце, сквозь которое в комнату пробивались последние закатные лучи солнца. Наступала ночь, а, значит, надо было готовиться к тому, что уже сегодня могло подвернуться какое-нибудь дельце. Вряд ли оно будет сложным, если вообще будет, но готовой нужно быть всегда, она просто не может провалить свой “вступительный экзамен”. Впрочем, в подобных авантюрах ошибки фатальны. Второго шанса может и не представиться.

Взгляд гоблинши скользнул вниз. Сколько она вот так просидела, точа клинок? Много. Лишь изредка прерывалась, да и то для того, чтобы сделать несколько упражнений на гибкость, или отжаться от пола. Запускать себя было недопустимо.

Клинок был заточен, даже слишком, но не в том состояла суть этого обряда. Воспоминания отступили, их цепкая, холодная хватка ослабла. Слезы давно высохли, теперь о них ничто не напоминало. Возникло нестерпимое желание поговорить хоть с кем-нибудь, что лишь подстегнуло ее.

Шпага вернулась в ножны, а точильные камни были бережно убраны в рюкзак. Хиззи достала из кармашка рюкзака небольшое зеркальце и критично осмотрела себя: глаза уже ничем не выдавали недавние слезы, из мышц лица ушла напряженность, лишь из глаз никуда не делся отблеск душевной боли, но с ним Хиззи уже давно смирилась. Поправив волосы, она вздохнула и направилась к выходу. Одежда на ней осталась та же, что и с утра. Оружие так же было на месте.

Дагой гоблинша отковыряла щепу от одного из ящиков, и с ней в руках вышла из каморки. На этот раз ржавый ключ лучше справился со своим предназначением, и закрыл замок почти без усилий. Затем Хиззи наклонилась и вставила щепу в зазор между дверью и косяком. На замок надежды было никакой, а так она хоть узнает, что кто-то в ее отсутствие заходил внутрь, если щепа окажется на полу. Простой, но действенный прием.

Лестница на чердак, как это выяснилось, оказалась в самом темном углу таверны. Пока гоблинша собиралась, солнце окончательно село, а в холле зажгли факелы. Только скрип ступеней мог сказать, что кто-то спускается с чердака, но из-за царившего внизу гомона это никто не расслышал, оно и к лучшему. В потемках Хиззи прошла лестницу сверху вниз и очутилась на деревянном полу “Пьяной селедки”. Несколько шагов, гоблинша вышла из тени угла под свет факелов.

В тот момент жизнь в таверне била ключом, в отличие от вялого утра и дня. Было шумно и весело. Удалось даже узнать некоторых из утренних посетителей, должно быть, пили все это время, а сейчас, когда подтянулись собутыльники, у них открылось второе дыхание. И кого только не было среди посетителей! Тут тебе и здоровенные орочьи морды, и хитрые зеленые рожи поменьше, и эльфийские маски презрения ко всему окружающему, и даже несколько умиротворенных до неприличия тауренских мин.

Впрочем, не одними гуляками полнилась “Пьяная селедка”: за некоторыми столиками серьезные на вид личности неспешно потягивали пиво. Вот это, должно быть, те самые потенциальные заказчики.

- Эй, красавица! – донеслось до Хиззи. Это оказался хозяин, приветливо машущий ей рукой и зовущий к себе. Не было причин игнорировать его.

Не обращая на себя лишнего внимания, гоблинша подошла к тавернщику и взгромоздилась на тот же табурет, что и утром.

- Решила не откладывать на завтра? Правильно. Время – деньги, - гоблин верно расценил появление Хиззи внизу.

- Да, время – деньги, - согласилась она. – Так значит, первое мое дело обойдется без пошлины?

- Обижаешь старика Газиля! – наигранно всплеснул руками гоблин, как бы невзначай назвав свое имя.

- Просто спросила. Посоветуешь чего, старик Газиль, или мне самой послушать сплетни?

Хиззи не торопилась в ответ называть свое имя. Все правильно, пока она не заслужила среди местного криминала даже клички. Впрочем, какой тут криминал? Серьезные дела делаются не здесь. Но для нее пока и “Пьяной селедки” хватит, а дальше видно будет.

Тавернщик бросил несколько взглядов в холл, присматриваясь к некоторым посетителям. Утвердительно кивнув самому себе, он вновь посмотрел на Хиззи и ответил:

- Эх, молодость, молодость! – с ностальгией вздохнул гоблин, но затем резко посерьезнел. – Моя таверна – не сливки Кабестана, но и не самое дно. Репутацией своей я дорожу, так что не обессудь, предложу только мелочевку.

Гоблинша в ответ лишь утвердительно кивнула. Все большое начинается с малого. Ей вообще можно было радоваться уже потому, что Газиль согласился помочь. Сама бы она могла долго мыкаться.

- За дальним столиком компания глушит вино, - начал гоблин, а Хиззи бросила короткий взгляд через плечо, чтобы лучше рассмотреть тех, о ком говорили. И действительно, пятеро людей увлеченно квасили, внося своим ржанием шумные нотки в общий гул, царивший в таверне. – Тот, который лысый что колено, зовется Матиасом. Проигрался в карты одному ору батраку. Все просто, нет орка – нет долга – нет проблемы. Думаю, легко можешь рассчитывать на четыре-пять золотых. Играет он со всякой шушерой, так что о батраке никто не вспомнит.

- А что же он сам его не порешит? – удивилась Хиззи.

- Матиас любит азартные игры не меньше, чем свою шкуру. Сам боится, я думаю, но знает, что дружки орка за него мстить не будут. Оно им надо? А вот сам “счастливчик” может приложить все усилия, чтобы выбить долг. Так как, берешь?

Дело и впрямь звучало не особо сложным. Батраки не рубаки. Только вот начинать с мокрухи совсем не хотелось. Не то чтобы Хиззи не могла убивать, но по возможности старалась избегать радикальных методов.

- Никогда не любила азартные игры. Есть еще кто, готовый положиться на никому не известную гобиншу?

Газиль прищурился, хитро взглянув на нее.

- Не хочешь начинать с крови? Хех! Тогда специально для тебя недалеко от входа сидит Ирна, седая орчиха.

На этот раз Хиззи даже не стала оборачиваться. Непривычную для таких мест женщину она заметила с самого начала. Та сидела в одиночестве и нервно теребила край завязанного мешка, который покоился у нее на коленях.

- Ее сынок Гош подрался с местными костоломами, ну и случайно сломал шею одному из них. Недолго думая, местная власть загребла его на “курорт”.

Словами не передать, с каким букетом чувств Газиль произнес слово “власть”. Было там и презрение, и крайняя степень недоверия, и ненависть, и зависть… да много чего. Меж тем он продолжил:

- Курортом у нас зовется местная тюряжка, что за Кабестаном. Все, кто имел неосторожность попасть туда, горбатятся на самых разных работах, отрабатывая наказание. Гошу мотать еще год, а может и два, это уже как у надзирателей настроение будет. Ирна же, сердобольная мамаша, периодически шлет сыночку передачки, чтобы он не зачах на тамошних харчах. Обычно передавала через Зуко, но он, бедняжка, вот уже как неделю кормит рыб. Поэтому орчиха и сидит как на иголках. Посылки всегда передаются в одни и те же числа, когда есть реальный шанс пробраться на “курорт”. Сегодня – последний день в этом месяце, так что Ирна согласится на услуги кого угодно, даже тебя. Только на много не рассчитывай, стандартная цена за доставку – золотой.

“Значит, решил проверить, насколько я отморожена? Что ж, намек понят” – пришла к выводу Хиззи. Конечно, пять золотых лучше, чем один, но… Просто не хотела она начинать новую жизнь с чужой крови. Уж слишком много гоблинша повидала ее за последнее время.

Газиль все это время терпеливо ожидал ответа. Ему даже стало интересно, что выберет эта зеленая. По собственному опыту гоблин знал, насколько может быть обманчива внешность. Вот сидит перед ним молодая девушка, вроде с виду и не скажешь, что способна убить, а как заглянешь в глаза, так холодок по спине. Тавернщик уже уверился, что она выберет убийство, но Хиззи ответила иначе:

- Как я говорила, не люблю азартные игры. Начинать нужно с малого, так что пойду, поговорю с Ирной.

Она уже собиралась слезть с табурета и направится к столику орчихи, как Газиль остановил ее:

- Погоди, чтобы вы время на лишнюю болтовню не теряли, подсоблю тебе немного. Совершенно бесплатно! – последнее он добавил, когда увидел недоверчивый взгляд Хиззи.

- Эй, ты, Фок, подойди сюда! – позвал он мальчугана человека, принимавшего и разносившего заказы. Когда молодой официант оказался рядом, Газиль перегнулся через стойку к нему и быстро шепнул, - Пройдешь мимо Ирны и скажешь, что нашлась замена Зуко. Понял? Хорошо.

Паренек с подносом в руках направился к столикам, немного изменив маршрут, чтобы пройти как раз рядом с матерью Гоша, а тавернщик хитро подмигнул Хиззи и глазами дал понять, что ей тоже пора идти, знакомиться с орчихой.

Без лишних слов и жестов, гоблинша соскочила со стула и направилась к нужному столику. При ближайшем рассмотрении Ирна оказалась куда внушительней, чем на первый взгляд. Хиззи не удивилась, если узнала бы, что орчиха лично участвовала в сражениях второй войны, а может и первой. Длинные седые волосы, обрамляющие лицо, смягчали образ, но все равно это был лик воина, хоть и старого, хоть и женщины. Морщинистые руки выдавали возраст, но не было сомнений, что возникни такая необходимость, Ирна опять могла взять в руки топор и снести голову тому глупцу, кто недооценил ветерана, скрывающегося под образом заботливой матери. Она действительно выглядела крайне взволнованной, и это лишь добавляло ей женственности, разбавляя мужественность.

- Это ты замена? – не очень приветливо спросила Ирна, когда Хиззи без спроса уселась за соседний стул.

- Я не замена, я – гоблинша, - с улыбкой ответила она. – Но да, мне под силу помочь тебе.

Орчиха недоверчиво посмотрела на Хиззи, она не любила этих маленьких зеленых пройдох. На то были свои причины. Но, если подумать, то Зуко тоже был гоблином, и девять раз передавал посылки, ни разу не оплошав. Ждать было нельзя, ведь следующая такая возможность появилась бы только через месяц, поэтому Ирна все же решилась довериться незнакомке.

- Я тебе не верю. Так что вздумаешь обмануть - найду и задушу голыми руками!

- Даже не сомневаюсь, - ответила гоблинша, подняв на уровень шеи руки с раскрытыми ладонями, в знак чистоты помыслов.

- Верно, не сомневайся. Газиль рассказал тебе что-нибудь?

- Только то, что нужно передать посылку твоему сыну Гошу, которого держат на “курорте”.

При упоминании местной тюрьмы Ирна сжала кулаки, а на ее лице отразилась тень той ярости, которой славятся орки. Дай ей такую возможность, она бы изрубила всех этих зеленых тюремщиком в мелкую стружку, но… против давно выстроенной системы не попрешь. Рука Оргриммара не дотягивалась до портового городка, и здесь хозяйничали гоблины. С этим приходилось считаться.

- Все правильно. И ты должна сделать это сегодня ночью, потом подобраться к “кишке” будет очень сложно.

Заметив непонимание на лице гоблинши, Ирна поморщилась, что придется терять время, объясняя все по новой. С Зуко таких проблем не возникало. Ну да выбора все равно не было.

- Раз в месяц на “курорте” тюремщики устраивают пьянку. День гуляют, день отходят от похмелья. В это время число патрулей заметно сокращается, и кто-нибудь достаточно ловкий и незаметный может пробраться за стену. Ты должна будешь подобраться к бараку моего сына и найти отдушину, ведущую в подвал. Ее и называют “кишкой”. Гош будет ждать тебя подвале, сам барак заперт. Сбросишь ему мешок, а он даст тебе взамен какой-нибудь предмет. Потом отдашь его мне, так я узнаю, что ты передала посылку кому нужно. Это понятно?

Хиззи лишь уверилась, что орчиха воевала до этого, и, похоже, была командиром. Говорила, будто отдавала приказ. С такой действительно лучше не шутить. Да, гоблинша и не собиралась.

- Понятно.

- Знаешь, как добраться до “курорта”?

- Нет.

- Газиль объяснит. Подбираться лучше всего с запада. Рядом со стеной увидишь длинное деревянное здание – это барак. Отдушина у него сзади, квадратная дырка в две ладони на высоте в локоть над землей. Ты должна сделать это сегодня до рассвета. Так что ели хочешь получить золотой, то тебе следует поторопиться.

- Как я получу деньги? – поинтересовалась Хиззи.

- Сперва сделай работу! – недовольно рыкнула орчиха. – Как мы поступали и с Зуко, храни предки его душу, золотой я оставлю у Газиля. Ты получишь его, когда я получу предмет, сделанный руками Гоша. И не вздумай хитрить, я узнаю работу своего сына.

- Я все поняла, тетушка Ирна, - Хиззи обворожительно улыбнулась, – этой ночью сынок полакомится мамиными пирожками.

- Голову оторву, - пригрозила мать Гоша, не проникнувшись шуткой.

Затем она встала из-за стола и направилась к Газилю. Мешок остался на стуле. Как бы невзначай Хиззи перетащила его себе на колени. На ощупь там действительно было что-то мягкое, похожее на пирожки, но чувствовались и предметы потверже. Вряд ли оружие или еще что-нибудь опасное, но в случае, если ее смогут поймать, Хиззи собиралась избавиться от мешка. Внутрь она заглядывать не хотела – бомбы там точно нет, а лишняя любознательность порой бывает смертельно опасной.

Тем временем Ирна подошла к тавернщику, сказала ему пару слов, передала что-то и, попрощавшись, вышла на улицу. Газиль, заметив взгляд гоблинши, утвердительно кивнул и покрутил в руке монету. После этого он убрал золотой в карман, позвав кивком Хиззи. Не собираясь медлить, та подхватила мешок и переместилась из-за стола назад на табурет перед старым гоблином.

- Ну-с, красавица, с первым делом тебя. За деньги не бойся, я хоть и гоблин, но репутация мне дороже одного золотого. Ирна сказала, что тебе надо объяснить, как до “курорта” добраться. Не будем тянуть время?

Хиззи в ответ согласно кивнула. Действительно, хоть до рассвета было еще далеко, но ей предстояло пробраться в совершенно незнакомое место. Кто знает, сколько придется выжидать в укрытии, чтобы не нарваться на патруль или сторожа?

- Тогда слушай. Выйдешь из города по дороге, что на Перекресток идет. По ней минут через двадцать, если шагом, дойдешь до старого камня, исписанного тауренскими каляками. От него еще через пару минут будет сворот с дороги. Направо. Не пропустишь, там колея наезженная от телеги. А дальше все время прямо, пока и не наткнешься на “курорт”. Думаю, еще минут двадцать-тридцать. Только я тебе не советую прямо по дороге идти. Праздно шатающихся в том месте не любят, могут пристрелить без лишних вопросов. Ну а уж как дойдешь, смотри сама, где тебе проще будет внутрь пробраться. “Курорт” леском небольшим окружен. Не Тернистая долина, но есть где спрятаться, - закончил инструктаж Газиль, после чего поинтересовался. – Все поняла?

- Да, но один вопрос: из охраны только гоблины?

- Хороший вопрос, - хитро улыбнулся тавернщик. – В основном да, но есть и несколько огров. Только они, скорее всего, тоже напьются. У них ведь почему пьянка, начальство выбирается в Кабестан погулять, вот и оставшиеся на “курорте” себе праздник устраивают. Ловушек нет, вроде. По крайней мере, на подступах к тюрьме. Еще в окрестностях дикие звери водятся, но те сами бояться близко подходить. Вот, вроде, и все, зеленая.

- Раз все, тогда я поду, переоденусь для прогулки. Пусть мешок пока у тебя полежит.

Оставив посылку у Газиля, Хиззи вернулась к себе. Шастать по Кабестану, даже в ночное время, в рабочем костюме было, по меньшей мере, глупо, как и лезть на территорию “курорта” в обычной одежде. Следовало переодеться где-нибудь в укромном месте на окраине города.

Черный костюм с плащом были взяты с полки, плотно смотаны, перетянуты веревкой и засунуты в чехол на ремешке, с виду напоминавший небольшую сумочку. “Простите, вы говорите, что делает гоблинша ночью посреди города? Я просто гуляю, вот захватила с собой сумочку. Что говорите, можно ли заглянуть? Нет. Вас разве не учили, что залезать в сумочки к молодым девушкам – дурной тон”. Как-то так это должно было выглядеть в случае неожиданной встречи с блюстителями закона. От стражника повъедливей такой отмазой не отделаться, но с менее ответственными фокус мог удастся.

Также Хиззи захватила с собой набор взломщика, просто на всякий случай. Оружие уже было при ней, а что-либо другое вряд ли понадобилось бы. Перед выходом гоблинша еще раз осмотрела свое скромное жилище – все было в порядке, что не должно быть увиденным, было спрятано, остальное – аккуратно разложено. Перед тем как закрыть дверь, она подняла выпавшую из зазора щепу и вставила ее назад. Теперь точно все было проверено, и самое время спускаться вниз.

“Пьяная селедка” продолжала преображаться, в ней появлялось все больше и больше личностей, от которых веяло угрозой. Не все здесь брались за такие безобидные задания, как доставка пирожков в тюрьму. Спустившись вниз, она забрала мешок Ирны у тавенщика, кивнула на его пожелание удачи в первом деле и вышла из таверны.

Улица Кабестана встретила ее ночной прохладой и еле уловимым из-за посторонних запахов города соленым ароматом моря. После кислой духоты таверны даже такое слабое дыхание вотчины Нептулона показалось Хиззи чем-то сродни подарку судьбы. Прилепив на лицо маску беспечного туриста, которого ночью понесло искать приключений в портовом городе, гоблинша двинулась к западной окраине.

Свернув несколько раз в подворотни, и проверив тылы, Хиззи убедилась, что никто за ней не увязался. По крайней мере, она никого не заметила. С момента выхода из таверны прошло совсем немного времени, а, значит, была определенная фора перед рассветом. Однако терять время все равно было непозволительной роскошью. Еще пара домов и показалась тонущая в ночной темноте степь. Зрелище потрясающее, для тех, кто не разучился видеть необычное в обычных вещах. Вокруг были, в основном, или домики не самых богатых жителей Кабестана, или склады для обозов, пришедших из сердца степей. Гоблинша решила выбраться из города подальше от места, где в Кабестан врезался тракт, ведущий к Перекрестку. Там и чужих глаз поменьше, да и стражники такие районы не жалуют своим вниманием.

Подходящее место нашлось вскоре. Это был покосившийся, всеми забытый сарай с замком на десять секунд работы. Похвалив себя за своевременно взятые отмычки, Хиззи отперла дверь и юркнула внутрь. Как оказалось, там хранили сено, причем подгнившее, что легко можно было понять по не самому приятному запаху. В темноте она быстро, но без суеты, переоделась. Несколько простеньких акробатических движений для проверки – костюм сидел хорошо, ничто не стесняло движений. Пояс с оружием вернулся на бедра хозяйки, а на плечи лег плащ цвета ночи. Две косички – гордость прически Хиззи, чтобы ни у кого не возникло соблазна ухватиться за них, предусмотрительно были прижаты опоясавшим голову шнурком. Гоблинша одела под плащ рюкзак, который нужно было доставить сыну Ирны, спрятала свою обычную одежду в какой-то ящик и вышла из сарая.

Закрыть замок удалось уже за семь секунд. Разворот, и вновь перед ней вид на равнину, утопающую в темноте.

- Красиво… - одними губами прошептала Хиззи.

Но оставалась работа, которую должно было сделать, причем безупречно. Взяв высокий старт, гоблинша почти бесшумно побежала прочь от пропахшего рыбой и морем города, держась параллельно тракту на Перекресток. В полумраке ночи она походила на ожившую тень, стелящуюся по земле. Развивающийся сзади плащ лишь усиливал эффект. Эта тень то и дело сливалась с тенями деревьев и камней, так что даже если ее кто и смог бы заметить, то легко мог принять за обман зрения и игру теней.

ID: 10855 | Автор: Spathi
Изменено: 12 ноября 2013 — 19:21

Комментарии (20)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
20 августа 2012 — 12:36 Spathi

Дописана вторая глава. За это время никаких замечаний не поступило, поэтому вывожу рассказ из карантина. Продолжение следует..

20 августа 2012 — 17:11 Тан Таныч

Очень понравилось, жду продолжения.

4 сентября 2012 — 16:37 Spathi

Написана третья глава.

10 сентября 2012 — 21:30 Spathi

Четвертая глава увидела свет.

22 сентября 2012 — 20:07 Spathi

Написана пятая глава.

23 ноября 2012 — 9:20 Spathi

Не прошло и полгода, как дописалась шестая глава.

3 апреля 2013 — 21:03 Spathi

И вновь не прошло и полгода, как появилась на свет седьмая глава, в которой выясняется, что не все так уж плохо, как могло бы быть, хотя... время покажет, каким местом повернется к Хиззи судьба.

18 июля 2013 — 15:18 Spathi

Появилась восьмая глава, а еще как-то так ненавязчиво переименовал рассказ, потому как в процессе его написания общая задумка несколько изменилась.

18 июля 2013 — 15:26 Капитан Гномереган Лурий

Мне предыдущее название больше нравилось(

18 июля 2013 — 15:31 Spathi

А что делать, если про них теперь ни слова не будет?

18 июля 2013 — 16:07 Капитан Гномереган Лурий

Назови рассказ "Ареной" в честь цирка :D

18 июля 2013 — 18:08 Spathi

Ближе к концу станет ясно, почему я сменил название на "Ты и я".

18 июля 2013 — 18:16 Капитан Гномереган Лурий

Миззи?

18 сентября 2013 — 8:38 Spathi

Добавлены девятая и десятая главы.

20 сентября 2013 — 10:03 Dreamer Drévo

Ух... Интрига!
А вообще, это хорошо, что ты все еще с нами. Будем ждать продолжения :)

20 сентября 2013 — 16:49 Spathi

Угук, инет есть и, как говориться, all systems nominal.

6 октября 2013 — 0:52 Spathi

Добавлена одиннадцатая глава. Обнаружилась такая странность, что на одиннадцатой по счету части самого текста не видно. Это ограничение такое? Объединил по две главы в одной части, так что одиннадцатая глава сейчас в начале шестой части.

7 ноября 2013 — 21:39 Spathi

Появилась двенадцатая глава.

12 ноября 2013 — 19:24 Spathi

Добавлен эпилог. Если кто-то осилил все эти многабукаф - буду благодарен, если выскажете свое мнение о рассказе.

P.S. Кроме всего прочего, этот рассказ также и квента персонажа со всеми вытекающими.

17 ноября 2013 — 13:15 Dreamer Drévo

Многабукаф асилены. Первая часть букаф показалась дичайше интересной - в то время как концовка какая-то скомканная. Конечно, выкрутасам Миззи и прочим мозголомным штукам - однозначный зачёт, но все равно в последних главах ощущается какая-то... незавершенность. Мы куда-то бежим, от кого-то спасаемся, потом нас кто-то ловит, потом мы опять бежим - а потом бац! Приходит Гендальф Кактус и всех спасает. Конец фильма, все танцуют и женятся друг на друге гоблинша уплывает в закат, титры, занавес.

P.S. Ну и от меня уже лично - не стесняйся сдавать текст на правку :)