Дневник персонажа
Дагнир Перо Феникса
Дагнир Перо Феникса

Дорогой расплавленного солнца

Темное великое ничто поглощает меня. Я чувствую, как кто-то смотрит мне в затылок, прожигая дыру через завесу арканического щита.
Бессмысленность этих записей никому не причинит вреда, верно?

25 марта 2012 года

Потерянное перо

Никогда бы не подумал, но, кажется, жизнь возвращается ко мне. Постепенно, капля за каплей, она наполняет меня желанием продолжать свое существование, растянувшееся на века. И во всем виновата она.
Похоже, я постепенно начинаю вспоминать. Еще недавно мне казалось, что я окончательно потерял способность мыслить здраво и помнить все то, что происходило на протяжении последних двух лет. Но теперь воспоминания с трудом, но возвращаются ко мне, отрывочные и беспорядочные, но уже не столь расплывчатые, как раньше. Почему-то мне вспоминается та эльфийка, которая приходила ко мне год назад – как же ее звали? У нее было весьма интересное имя, кажется, Аристиэль… Впрочем, это неважно. Она была единственной из того клубка змей, которая хоть как-то попыталась меня понять. Она приходила раз за разом, и в конце концов мне пришлось впустить ее в башню. Правда, надолго ее не хватило – через неделю она просто перестала приходить. Стоять перед закрытыми дверями не хватит терпения даже у самого настойчивого гостя. Но я не мог не отметить, что ее желание увидеть меня было велико.
Сейчас я вспоминаю об этом и думаю, не зря ли я привел сюда Аэнтари. Возможно, для нее самой было бы лучше, если бы все оставалось так, как есть – у нее была цель в жизни, служение Авангарду – весьма похвальное начинание. Она приносила пользу нашему народу, не растрачивая свою энергию и молодость на пустые обещания. Так имею ли я право теперь удерживать ее здесь? Она выбрала свою жизнь, но я чувствую, что ей не хватает чего-то, отчаянно не хватает – может быть, общества, приключений, опасностей, поджидавших ее на пути рыцаря Авангарда. Скука. В этом городе всегда было не продохнуть от скуки, наполняющей эти узкие улочки, как туман. Надеюсь, что скоро все изменится. Когда я закончу работу, о которой пока не могу сообщить Аэнтари, все должно измениться. Со времен гибели моей семьи у меня не было никого ближе этой странной маленькой эльфийки, но она заслуживает настоящего счастья. С настоящей семьей. И я дам ей это, чего бы мне это ни стоило – пусть даже и таким путем.
Аэнтари… почему именно она? Я сотни раз задавался этим вопросом, пока ее не было в моей жизни. Почему я выбрал тогда в таверне именно ее? Мне показались милыми ее смешные попытки выглядеть аристократкой, ее неровные пряди, падающие на лицо и неумело закрывающие шрам на лбу. Она казалась отголоском из прошлого, когда в лице каждого встречного эльфа еще не встречалась печать ненависти и горькой обиды на судьбу. Поэтому я решил, что она подойдет. Тогда я часто приходил в таверну залить печаль и провести ночь с какой-нибудь встречной девушкой. Меня не особенно волновало, что уже на следующее утро я не смогу даже вспомнить ее имени – тогда меня заботило только одно: жалость к самому себе и попытка забыть Ли. И насколько же я был удивлен, когда, получив от Аэнтари желаемое, я вернулся к ней. Я возвращался к ней снова и снова, не в силах заставить себя исчезнуть из жизни несчастной девчушки навсегда и позволить себе вновь утонуть в собственной печали. Глядя на ее лицо, мне хотелось улыбаться. И это было настолько дико и непривычно, осознавать, что эта случайная девушка так глубоко поселилась в моей душе, что я бросил попытки понять себя и просто поддался искушению.
А потом она исчезла, и я понял, насколько пуста оказалась моя жизнь. Я понял нечто куда более страшное – моя жизнь была пуста и до нее. Со смерти Ли я не жил, а просто существовал. Возвращаться к этому бездушному существованию было гораздо больнее, чем прежде. Все повторяется по спирали, верно? Взлеты и падения, тоска и счастье, все сменяет друг друга в этом странном и вечном танце бытия. И теперь, когда я почти поверил, что могу быть счастлив, я ожидаю падения. Ведь так было всегда. Но теперь я знаю, что она удержит меня. Ее тонкая рука удержит меня на краю пропасти и не даст упасть на дно, как случалось прежде.
Аэнтари… Никогда не любил эту глупую кличку, которую она себе придумала – Аэни. Звучит, словно кличка лошади или собаки. Для меня она всегда будет Аэнтари, девушкой, которая смогла меня спасти еще тогда, в таверне, хотя и не знала об этом. Теперь мы оба знаем, что плата за это может быть слишком велика, но готовы пойти на риск. И все же иногда я скучаю по тем временам, когда эта девочка смотрела на меня большими, полными обожания, любопытства и удивления глазами. Теперь в ее глазах только печаль и страх, который я понимаю. Но все равно – это она. Та самая эльфийка. Просто она теперь взрослее. Моя маленькая девочка из таверны превратилась в достойную и отважную представительницу нашего народа. И я с удивлением и облегчением понимаю, что буду любить ее и такой. Я обречен на нее, как и она обречена на меня. Мы пленники того чувства, что завладело нашими душами, скованные цепью данных друг другу клятв и обещаний.
Пока смерть не разлучит нас.

1 февраля 2011 года

Адажио

Каким был бы мир без сияющих, сказочных звезд?
Каким был бы мир, если б солцне погасло навек,
Где вместо деревьев - лишь старый, заросший погост,
У русла давно пересохших истаявших рек?
Разрушены замки, в молчании падут города,
Развеются пылью знамена, доспехи, мечи...
Забудутся войны, победы и смерть навсегда,
Останется только огонь непогасшей свечи.
Когда же и он растворится в расплаве зари,
Тогда я приду, вечный путник затерянных стран,
Присяду на край утонувшей в пространстве земли.
Лети, старый феникс, сквозь пламя. Shorel'me'aran.