Дневник персонажа
Майри Андерфелс
Майри Андерфелс

Дорогой дневник...


Аккуратно перевязанная книжечка с половиной вырванных из нее страниц, в кожаном переплете, выглядит новой. Сюда Майри время от времени, когда есть на то время и настроение, заносит случившиеся с ней события. Недавно половина страниц была вырвана в приступе гнева. Таким образом Майри попыталась стереть все, что с ней произошло, и начать новую жизнь.

24 октября 2011 года

23 октября сего года

Ну, здравствуй, дорогой дневничок!
Вот я наконец и дома. Сегодня у нас с Кэльпи было столько приключений! Мы с ним, как обычно, поехали на прогулку в лес и там случилась небольшая неприятность - подкова слетела, пришлось срочно искать кузнеца. И мы встретили, совершенно неожиданно, кого бы вы думали? Самого настоящего маркиза! Этот благородный сэр не преминул пригласить нас к себе, поставить подкову на место и даже напоить меня чаем.
Так... а теперь не удивляйся, дневничок. Этот маркиз ко всему прочему оказался еще и магом. Да к тому же таким, который умеет создавать всякие продукты. Вот то-то мы повеселились, когда вызвали морковный дождь!
<посреди листа нарисован растрепанный человек, в одной руке у которого книга, а в другой - морковка>
В конце концов дошло до того, что мне пришлось вытаскивать благородного маркиза из окна, попутно слегка испортив его шторы. Ну я не виновата, их распутать было совершенно невозможно... Или возможно? Ай, не важно. Он вроде бы не очень обиделся. А еще у него в комнате была такая интересная картина, за которой явно скрываются какие-то тайны... Ух, умру от любопытства. Тантал оказался милейшим человеком и пригласил меня как-нибудь снова наведаться к нему в гости. Как вспомню, какой вкусный у него был шоколад - сразу хочется все бросить и опять ехать в поместье. Вот только ночь уже, маркиз, наверное, спит... Ну ничего, заеду к нему на днях, уверена, он будет рад видеть меня и Кэльпи. Мы подружились, представляешь? У меня будет новый друг!
Ладно, пора ложиться спать - спокойной ночи тебе, дневничок, и до следующей встречи!

22 октября 2011 года

22 октября сего года

Привет, дорогой дневничок!
<вверху страницы весьма талантливо изображен конь>
Скучно мне в городе. Делать ну абсолютно нечего, кроме как штудировать книги или гулять в саду. Иногда Индарион позволяет мне выбираться в Элвинский лес одной, но мне страшновато - там ведь и дикие звери, и иногда даже дикие люди попадаются! Хотя мне не страшно, я их огненными шарами отпугну.
Так вот, о чем я... Сегодня мы с Кэльпи ездили на прогулку. В саду у Соборного квартала в это время года так тихо и пустынно, поэтому решила я съездить в Элвин. Осенний ветер, треплющий волосы, и золотисто-красные листья, тихонько шуршащие под ногами - красота! Люблю осень, пусть даже она и не такая ласковая и теплая, как лето. Осень напоминает мне об Учителе, и я в который раз начинаю вспоминать о нем.
Знаешь, дневник, а он мне снится. Почти каждую ночь... Приходит к моей постели, садится рядом и смотрит в глаза. Я очень скучаю, хоть и не смею показывать этого. Индарион рассердится, если узнает - если он уже не знает. Да, я смирилась со смертью Учителя, но в глубине души так хочу, чтобы все стало как раньше. Чтобы мы, как тогда, жили в той высокой одинокой башне, практиковались в магии и алхимии, а вечерами он сидел бы в своем кресле, а я на полу, и слушала бы его рассказы о прошлых приключениях и теории магии. А за окнами, потемневшими от времени, сверкали бы чужие, незнакомые звезды, освещая его лицо. Пусть он был мертвым, для меня это неважно. Душа у него была живая.
<на рисунке темная фигура в кресле, за ним - окно, через которое светят две луны>
Кажется, это было в другой жизни. Ну почему, почему, почему Свет отнял у меня то время? Индарион верит, что все идет так, как должно, а я никак не могу это принять. Все это неправильно. Я ведь тогда чувствовала себя счастливой, а еще как никогда спокойной.
Так, хватит об этом, а то опять начну плакать и все чернила расплывутся, и придется писать все заново. Сейчас вечер, я дома, хотя никого еще нет. Наверное, у Индариона и остальных какие-то срочные дела. Но я не жалуюсь - мне ничуть не одиноко. Я привыкла подолгу быть одна в монастыре. У Хьорборга тоже... Так, стоп. Ни слова больше о Хьорборге. Слишком больно вспоминать.
Так вот, время - поздний вечер, никого нет, я дома одна. Надо бы почитать книгу о тайной школе магии, изданную Кирин-Тором, которую мне подарила Ниобэ, но настроения нет. Свечка уже почти догорела и нужно идти за новой, но тут, в кресле, так уютно. Травяной чай, который готовит Индарион, очень вкусный - почему я раньше не замечала?.. Погодите, кто-то идет. Пока, дорогой дневничок, встретимся завтра!
<большая клякса>

4 февраля 2011 года

Потерянные воспоминания

...Вот и все. Он ушел. Теперь, когда я наконец проснулась от этого странного сна, я все понимаю. Столько лет он наблюдал, не имея никакой возможности сказать мне все то, что хотел... Столько лет заточения в чужом разуме... Мне кажется, что он был бы рад поговорить со мной, объяснить все, успокоить. Но не мог. Боялся за мою жизнь. Однако, уйдя, он оставил мне кое-что более ценное, чем просто свою силу.
Воспоминания.
Обрывки мыслей, наполовину моих собственных, наполовину его. Наши души переплелись и стали частью друг друга. Часть меня навсегда осталась в нем, часть его - во мне. Самая лучшая часть.

Я не помню свою мать - она умерла, когда я была совсем маленькой, может быть, мне был всего год от роду. Но дракон знал ее. Мои родители очень долго сражались бок о бок с сыновьями Алекстразы, и их судьбы пересеклись. Рене была родом из Штормграда, знаменитая воительница, она всегда бросалась грудью на амбразуры, защищая слабых. Ее отвага была легендой среди воителей Лордерона. Когда демоны под руководством Иллидана терроризировали Запределье, родители собрались и уехали в лагерь, что у Темного Портала. Меня они всегда брали с собой.
В одном из таких сражений и погибла Рене Андерфелс, и мы с папой остались одни... Хотя нет, не совсем одни. Освальд Андерфелс обратился к драконам, предложил им свою помощь, и они охотно приняли его. Вместе с красными и синими драконами папа прошел сквозь Портал и дал бой Иллидану и Кил'Джедену. Когда его не было, за мной присматривали драконы, оставшиеся защищать лагерь.
А однажды он не вернулся. Мне не сказали, что он погиб - я это и сама почувствовала. Отец был талантливым магом, родом с севера, из Нордскола. Я помню, что он был очень высокий, белокурый и всегда улыбался. Не было на свете большей любви, чем он испытывал к своему ребенку... По крайней мере, я так думала. Драконы уважали его за преданность идеалам Света и за то, что он защищал жизнь с не меньшей отдачей, чем их мать, Алекстраза.
До сих пор помню, словно это происходит сейчас. От него пахло табаком и чем-то неуловимым, как лунная пыль, танцующая над поверхностью воды. Освальд был убит, прикрывая отход наших и драконьих войск у входа в Темный Портал. Вместе с ним погиб и весь человеческий взвод и большинство драконов.
Сефиростраз был тем, кто выжил в той битве. Он пытался спасти людей, но не сумел - даже дракону не под силу противостоять легионам тьмы. Он был смертельно ранен, но не покинул поля битвы, пока не был убит последний дракон и пока последний выживший человек не ушел за Темный Портал обратно в лагерь. Только тогда он вернулся, но надежды излечить его уже не было.
Тогда ко мне пришли какие-то странные люди в синих одеждах. Это были синие драконы, обеспечивающие магическое прикрытие лагеря так, чтобы случайно зашедшие демоны Легиона не заметили бы его. Они позвали меня с собой, и привели к тому месту, где лежал Сефиростраз.
Тогда я боялась драконов. Большие, с огромными крыльями и пастью, полной острых зубов, с увенчанной рогами головой на длинной шее и лапами с острейшими когтями. Но когда я увидела этого дракона, мое сердце защемило от жалости.
Он лежал на земле, из дымящихся ран текла черного цвета кровь, впитываясь в землю. Я знала - он умирал. Ему было очень больно, я почти физически ощущала его страдания, но не могла охватить своим сердцем всю его печаль.
Тогда я подошла к этому прекраснейшему созданию и прижалась к его чешуйчатой, горячей, словно печка, лапе. Он открыл глаза и взглянул на меня, и я услышала голос, прозвучавший, казалось, в самой голове:
"Не плачь, малыш".
Удивительные создания - драконы. Все, что они делают, что они собой представляют, является почти абсолютным. И тогда я это почувствовала - Сефиростраз был ничем иным, как абсолютная любовь. Его трепетное отношение ко всему живому заставляло слезы на глаза наворачиваться, но это уже были слезы радости. Коснувшись его, я сразу почувствовала покой и умиротворение. Силой своей мысли он за миг убедил меня, что все будет хорошо.
"Твои родители никогда не умрут, дитя. Ведь они - часть тебя, а значит, все еще живы в твоем сердце".
Дракон пошевелился, и в его глазах отразилась боль. Изломанные крылья плетями повисли по бокам, он едва мог поднял голову. Но он все же сделал над собой нечеловеческое усилие и повернулся ко мне. Его длинный раздвоенный язык скользнул по моей щеке, слизывая соленые капли слез.
Как же это возможно, думала я. Как возможно любить весь мир, каждую маленькую, дрожащую его тварь, любить всем сердцем, не забывая ни о чем, кроме себя самого? Я чувствовала его бесконечную преданность - преданность жизни, миру, растениям, животным, горам и лесам, и даже мне самой. Наверное, это то, о чем говорят друиды, но в этом драконе все было в тысячи раз грандиознее.
Мне не хотелось уходить. Я сидела, свернувшись калачиком, рядом с Сефиростразом, и гладила его изорванные в бою крылья. Казалось, что его боль уходит от того, что я рядом. В его душе зазвучала благодарность и... прощание.
Он умирал.
Не знаю, сколько прошло времени, когда пришли те синие драконы, что привели меня. Они очень долго совещались, почти ругаясь, на своем языке, и Сефиростраз несколько раз вставлял свое слово. Он был против того, что они замышляли. Я слышала его мысли - он говорил, что неокрепший человеческий разум слишком слаб и хрупок, чтобы выдержать слияние с драконьим, и что это очень опасно, а он не хочет подвергать опасности ни одно живое существо в мире.
И тогда ему была предложена сделка. Его погрузят в летаргию на десять лет, так, чтобы он никак не мог влиять на тело, в котором живет. На человека же будет наложено заклинание, которое воздвигнет дополнительную защиту - оно сотрет все воспоминания о том, что было до момента ритуала, и не позволит самостоятельно войти в контакт с драконом и вызвать его к жизни. Через десять лет, когда процесс пробуждения начнется, в человеке проявятся способности к магии огня - к той самой магии, которой обладал сам дракон. И тогда синие драконы вернутся с новым телом, чтобы освободить человека и вернуть дракона к жизни.
"Все будет хорошо". Он сказал это мне, только мне, и улыбнулся. Я знаю, драконы не улыбаются, но он улыбнулся глазами. Я сразу поверила ему. Все будет хорошо - так сказала мне воплощенная любовь мира, живой, теплый огонь, струящийся в его жилах. Когда я уснула, я спала долгим, спокойным сном без сновидений, с чувством, что я являюсь частью чего-то большего - и одновременно сама собой, гармоничной частицей в хаотическом движении мироздания.
Когда я проснулась, я больше не помнила его. Я вообще больше ничего не помнила. Начался мой путь, где уже не было памяти о моих родителях, которые любили меня больше жизни, и о драконе, что любил жизнь в самом ее проявлении.

А теперь его больше нет. Ну почему, почему мы не смогли поговорить с ним на прощание? Ведь я так много хотела сказать ему. Сказать, насколько прекрасным и величественным я считаю его народ. Сказать, что никогда не смогу полюбить его так же, как он любил меня - для этого просто-напросто не хватит человеческого сердца. Он дал мне многое - силу, уверенность, частичку себя, память. А я не смогла отплатить ему тем же. Я ведь почти и не знала его. Одно прикосновение рассказало мне лишь тысячную долю того, что я могла бы узнать, если бы общалась с ним все это время.
Будьте прокляты вы, синие драконы, что предали его и перешли на сторону безумного Малигоса, унеся с собой и знания о том, как снять заклинание и освободить дракона от пут человеческого бытия. Он не был способен на ненависть, он лишь глубоко сожалел, что столько братьев из Синей Стаи забыли, зачем и для чего были созданы Титанами. Он простил вас. Я - не смогу никогда.

31 января 2011 года

31 января сего года

Итак, местонахождение - Башня, день... а уже и не помню, какой день... Время тут идет совсем по-другому, чем в иных местах. Как будто медленно, а не успеешь оглянуться - уже прошли сутки. А потом и недели. И месяцы. И годы... Неужели это то, чего я хотела?
Не знаю... Наверное, Хьорборгу на это плевать - у него впереди вечность, куда торопиться? Но я понимаю, что это необходимо. Похоже, это единственное место, где мы можем без опаски заниматься магией, и никто не придет охотиться на Хьорборга.
Так ведь?...
<добавлено некоторое время спустя>
Сегодня попробую новый рецепт. Что, если смешать несколько порций сквернопли, кошмарника и добавить немного изначальной тьмы? Ой, что это такое зеленовато-синевато-черное там плещется?.. Снежок, уйди, а то опять придется отмывать пол!

Ну вот, Снежок опять все испортил. Мало того, что пролившаяся смесь прожгла здоровенную дырку в полу, так он еще и сам умудрился туда влезть. Теперь у него шерсть дыбом, усы топорщаться и глаза какие-то недобрые...

Странное дело, но похоже, что я скучаю по Индариону. Вот уж подумать не могла. Как же все-таки жаль, что эти двое никак не уживаются! А мне что прикажете, разорваться? <сердитый смайлик> Ничего, вот прилетит этот эльф, и тогда им просто придется помириться! Даю слово чародейки!
<на рисунке три фигурки радостно держатся за руки>

30 января 2011 года

Конец пути

...Даже не знаю, с чего и начать.
Сейчас я нахожусь в башне мага Варгота (кто это такой и почему это его башня, я не знаю), посреди фиолетовой пустоты. Вокруг одни руины от деревни, которая когда-то носила имя Кирин-Вар. Выходить наружу нет никакого желания, там бродят одни лишь призраки тех, кто когда-то жил здесь. Не знаю, почему именно в этом месте Хьорборг решил остановиться... Хотя я понимаю его. Когда тебя изгоняют отовсюду, остается только найти убежище.
Как, должно быть, одиноко ему было здесь последние несколько месяцев... Наверное, я задержусь здесь ненадолго. Надеюсь, Индарион получит мое послание, которое я попыталась передать ему через амулет. Надеюсь, он знает, что это за место.
Здесь, в башне, прямо-таки рай для исследователя магических искусств. Огромная библиотека, лаборатория для алхимических опытов, и даже гадальный шар. Правда, он работает как-то неправильно, по крайней мере, заглянуть в него мне еще не удавалось. Но количество книг просто впечатляет! Их, наверное, и за три жизни не перечитаешь. Книги по магическому искусству, всем существующим школам, даже тем, что запрещены в Кирин-Торе и в обществе магов Штормграда. Таких древностей я еще не видела нигде. Вот прямо сейчас я держу на коленях огромный пыльный фолиант, написанный на старом талассийском языке, наверное, еще с тех времен, когда эльфийские маги использовали аркану без всякого ограничения. Чувствую, что именно здесь меня ждут такие тайны, о которых я и мечтать не могла, если бы попала в гильдию магов в Штормграде.
Ох, Индарион будет зол, узнав, что я это читаю. Ведь он предупреджал меня о том, что неконтролируемые знания могут принести вред. Но, с другой стороны, ведь Хьорборг здесь, значит, ничего плохого не произойдет. Правда?
Пока что никаких признаков опасности нет, а значит, мое видение было ошибочно. Подумаешь, переутомилась, вот и видится всякое. Хьорборг только посмеялся, услышав про мои опасения насчет его жизни. Что ж, ему лучше знать, ведь он гораздо более великий маг, чем я. Впрочем, мои успехи в сотворении магии огня его очень впечатлили. Говорит, у меня большой потенциал, вот!
<Нарисовано чье-то удивленное лицо и огненная глыба, летящая прямо в него>
Конечно, было страшновато колдовать разрушающие заклинания прямо на своего учителя, но ему, похоже, ничуть не страшно. Он говорил о неких магических щитах, что поглощают ману, а еще про процент разброса и магический запас. Ничего об этом раньше я не слышала. Только теперь я понимаю, насколько малы мои познания на самом деле. Да, огонь подчиняется мне, но наша связь с ним скорее на уровне инстинктов и эмоций, чем сознательная. Мне еще многое предстоит узнать о том, как на самом деле контролировать арканные потоки и сделать так, чтобы они не стали контролировать меня.
Кажется, сейчас в башне никого нет. Наверное, Хьорборг ушел по своим делам, ну а мне пока стоит попрактиковаться... Шшш, Снежок! Веди себя тихо! И не лезь под огненные шары, а то усы поопаливаешь.
На этом я закончу. Индарион, если ты меня слышишь, пожалуйста, будь настороже. Что-то может произойти в любой момент, и я не хочу, чтобы что-то плохое случилось с Хьорборгом. Конечно, может, все это только мои иллюзии, но... Не представляю, что я буду делать, если он умрет. Прошлое кажется мне таким далеким, хотя это было совсем недавно. Я чувствую, что здесь мое место. Рядом с ним.
<Рисунок дракона, выполненний с особым старанием. Дракон, расправив крылья, стоит на задних лапах, словно защищая человека, закрывая его собой.>

Комментарии (4)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
29 ноября 2010 — 18:07 Brug

А дневничок то у Донатана.

29 ноября 2010 — 18:16 WerewolfCarrie

Будем считать, что это новый. :)

29 ноября 2010 — 18:35 Brug

Не интересно =\

29 ноября 2010 — 19:09 WerewolfCarrie

Не интересно - не комменть. Я не заставляю.