Дневник персонажа
Nora O'Shea
Nora O'Shea

Записки Цветочницы

Тетрадь в кожаном чёрном переплёте с нехитрой застёжкой.

28 ноября 2010 года

3 ноября

Тедди, как ты там без меня? Я скучаю. Я всё ещё скучаю.
Ко мне наведывалась полиция. Не могу сказать, что я сильно удивилась. Эта ушастая совершает промахи и я была готова к тому, что кто-нибудь заметит как она влезала ко мне в окно. И знаешь что интересно? Этот констебль, который ко мне заходил - девушка. Может быть я немного старомодна, но я не думаю, что это хорошая работа для леди. Ты знаешь, она носит мужскую одежду. Не то чтобы я шокирована этим, так теперь многие барышни ходят, но всё-таки мне было не по себе. Я была начеку, я была готова ответить на любые вопросы по поводу той девчонки, но... она спрашивала о тебе, Теодор. О твоих друзьях, о твоих делах, о том, что забрало тебя у меня. Я не была готова к этим расспросам. Я чуть не разрыдалась, слёзы душили. Я хотела накричать на неё, выставить вон.
Не волнуйся, я тебя не подвела. Я лгала ей. Знаешь, даже немного стыдно перед детективом. Она выглядела очень уставшей. Мне пришлось лгать о тебе. Что ничего не знаю о твоих идеях, о том что лишило тебя сна. Я знаю, ты бы меня не попрекнул. Ты же хотел, чтобы я продолжила всё то, что ты задумал, а иначе не получилось бы. Я не оправдывала тебя. Я... Как же это было больно. Мне ничего не стоило спустить курок того обреза. Ведь это уже стало привычкой усаживать гостей прямо напротив дула. Хорошо, что здравомыслие меня не оставило. Как бы я могла объяснить убийство детектива в моём доме?
Знаешь, она мне симпатична эта девушка. Как её звали? Баркли. Вероника Баркли. Иногда мне становится жаль их, вот таких, которые ночами не спят, лишь бы распутать узлы. Это выматывает ничуть не меньше, чем постоянные уловки, чтобы избежать сетей. Кажется, она мне поверила. Я не настолько глупа, чтобы теперь расслабиться, но... Стало чуть-чуть легче. Если получится сойтись с ней получше, есть вероятность, что вслед за симпатией появится и доверие. А доверие это ключ. Возможность узнавать всё из первых рук я никогда не упущу, ведь это гарантия безопасности.

10 ноября 2010 года

31 октября

Тедди, милый мой мишка, я же была права. Для меня не составило труда найти эту девочку. Столько времени это заняло, потому, что я боялась привлечь лишнее внимание. Ты знаешь, полиция сейчас очень глазастая. Такое ощущение, что этих ищеек спустили с цепи. И сейчас они рыскают по городу в поисках... Я даже не знаю что они ищут. Тедди, ты можешь себе представить? Они допрашивают жителей! Пытаются что-то выведать, что-то разузнать. Нет, я понимаю, что это их работа, но... Может быть мне кажется, но раньше это было как-то скромнее и сдержаннее, в рамках приличия.
Тедди, прости, я опять отвлеклась. Со мной в последнее время это случается часто, я стала ужасно рассеянной. И это тогда, когда мне обязательно надо быть начеку. Как лисице, на которую началась облава. Может на меня, а может и не на меня. Знаешь, оказывается в нашем Нортгейте столько злодеев. Не таких как в книжках. В наших есть какая-то плюшевость. Они живые, дышат с нами одним воздухом, улыбаются, чешут живот, показывают железные зубы. Мне удалось найти мальчишку, который согласился передать эльфийке весточку, не привлекая шума. Я не очень уверена, что это мальчишка. Кажется, он сказал, что зовут его Клоп. Нет, он меня не кусал, но почему-то мне подумалось, что эта кличка ему очень подходит.
Сегодня она должна прийти. Я пообещала денег за эту встречу. Ох, я надеюсь, что она не привлечёт к себе внимания. Как бы мне не хотелось, чтобы её заметили. Пойдут разговоры.
Тедди, кажется я слышу шорох, пойду проверю.

Дописано позднее откровенно неровным и рваным почерком. Автор явно очень нервничала.

Теодор, милый, это ужасно... Это так ужасно! О, Свет, я чуть было её не убила!!!
Сейчас-сейчас. Кажется, мне нужно ещё немного виски. Самую малость. Просто дрожат руки, извини, дорогой.

Она пришла. Она пробралась в моё окно. Если бы это не был мой дом я бы даже не заметила, клянусь! Вот только половицы... Я бы услышала даже падения листа на эти треклятые половицы. Я встретила её как и планировала. Я была спокойна. Я была так спокойна, что даже наш пересохший фонтан на площади позавидовал бы моей холодности и сдержанности. Как же тяжело мне это далось. Я пыталась говорить на её языке. На том наречии, которого чураются даже возницы. Она злилась. Тедди, я не понимаю, она злилась потому, что это не удалось или наоборот, потому что очень хорошо вышло? В любом случае, я старалась вести себя по-деловому. Ведь за этим её и звала. Она нужна мне для дела. И причина совсем не в том, что у неё твои глаза. Только более сумасшедшие. Они у неё больные. Она больна ненавистью. Бедное дитя. Опять при ней было лезвие, я уверена. Я не боялась совершенно. Я знала, что если она не смогла тогда им воспользоваться, не сможет и теперь. Тем более это была моя территория. Это был мой дом. Что бы она сделала? Её нашли бы мгновенно. Если копнуть, сразу бы выяснилось, что я наводила справки. Её шляпа осталась у меня. Я спрятала её поглубже в шкафу, в том платье, которое я приготовила для свадьбы. Ах, Тедди, ты бы его видел! Оно великолепно. У нас была бы роскошная свадьба. Как жаль, что ты мёртв. Как жаль, что я не с тобой.
Я хотела узнать у неё об оружии. Я была уверена, что она не обходится своими кинжальчиками. Мне нужно это чёртово оружие. Ты говорил, что оно необходимо. Она так долго жонглировала словами, так бравировала своим презрением к нам, "лордишкам". Она или беспросветно тупа или упряма как бычок. Она смеялась и говорила, что ружья для слабаков. Я точно не помню как именно она сказала, явно не так, но смысл в этом. Какого чёрта?! Она хвасталась своим кинжальчиком, но им не пользовалась? Где тут смысл? Я просто боюсь, что жестоко в ней ошиблась. Она слаба. Она смеялась и скалила свои острые зубы, словно готова была вцепиться мне горло в любой момент.
Потом всё было так скомкано. Кажется, я всё-таки переборщила с грубостями и спиртным. Она заглядывала мне глаза, хватала меня... Мне едва удавалось скрыть отвращение. Тедди, признаюсь, были моменты, когда какая-то жалость подкатывала. Пара моментов, не больше. Просто она такая маленькая, хрупкая и ломкая как веточка. Мне хотелось обнять её, погладить по голове, сказать, что я не враг. Это моя слабость, я понимаю. Это то, что испытывает самка к брошенному детёнышу. Но когда она начала лебезить, хватать меня за руки, говорить какие-то мерзости, как отрезало. Я помню как ты учил меня держать ушки на макушке. Тот обрез, что ты приладил под столом. Я же специально сидела там. Достаточно было одного щелчка, чтобы она остыла. Чёрт дери, Теодор, клянусь, ещё немного и я бы спустила курок. Я бы разнесла её головку на тысячи ошмётков. Меня бы никто не упрекнул. Меня бы никто не обвинил. Она вломилась в мой дом, хотела ограбить, я испугалась, всё как по нотам. Леди, если живёт одна, всё равно должна уметь постоять за себя. Вопросов бы не было, я перебирала все варианты и в любом случае осталась бы чиста. Но... Тедди, я едва не спустила курок... Это так... страшно. Хорошо, что она остановилась. Я бы не смогла с таким жить.
Больше я шансов ей давать не буду. Я была слишком близка к страшному.

2 ноября 2010 года

29 октября

Тедди-мишка, Теодор, ты скучал? Прости, я Со мной кое-что приключилось, когда я шла домой. Я уже чувствовала запах азалий, так близко я была к своим клумбам.
Она хотела украсть кольцо. Тот самый перстень подаренный Эллис. Так нахально и грубо. Удивительно, как в таком тщедушном тельце помещается столько энергии. Вилась вокруг, бормотала извинения, поддерживала. Из-под чёртовой шляпы я могла видеть только улыбку. Дерзкая, колючая. Почему-то у меня возникло ощущение, что там, за тонкими губами целый полк острых как иглы зубов. Мне на какой-то момент даже стало страшно. Нет-нет, совсем не тогда, когда она начала угрожать мне кинжалом. Что мне её сталь. Что мне её угрозы. Как она меня называла? Курочка? Козочка? Мне не стоило пить. О, Свет, я же повторяю это каждый вечер. Мне не стоит пить. У меня кружилась голова от её дерзости, яда и того чудесного виски. Детёныш подворотен и пьяной ругани. Ещё немного и я хохотала бы ей в лицо. Что стало с её глазами, когда я давила собственными рёбрами на острие ножа. Лучше бы она закончила то, что начала. Мы могли бы встретиться.
Тедди, ты знаешь, она напомнила мне тебя. Нет, не тогда, когда мы только познакомились. Сначала ты был очень тих и галантен. Она напомнила мне тебя, когда ты был уже одержим своими идеями. Теперь уже нашими. Когда все вокруг стали для тебя врагами. Когда даже на меня ты огрызался как раненый медведь. У тебя так же горели синевой глаза. А я всего лишь просила тебя быть осторожнее. Я так боялась за тебя, ты даже не представляешь...
Она наполовину эльфийка! Я не сразу это поняла. Только когда сбила шляпу. Там были такие заострённые ушки. Если бы её лицо не кривила эта жуткая гримаса акулы, я могла бы назвать её миленькой. Ох, и опять в памяти только её глаза. Даже не знаю чей взгляд тогда был безумнее, мой или её. Или я видела твои глаза и это свело меня с ума? У меня в голове уже все мешается. От неё пахло животным. Не диким, не могучим. Почему-то мне представилась крыса зажатая в угол. Такие крысы очень опасны. Как же всё-таки жаль, что она не довела дело до конца.
Мне на память осталась царапина. Совсем незначительная. Я очень долго стояла перед зеркалом. Разглядывала, гладила пальцами и да, Теодор, я опять пила. Не так уж и много, если подумать. Просто мне нужно было расслабиться. Потом всегда становится легче. Не злись, прошу, это в последний раз.
Вообще мне пришла в голову одна мысль по поводу этой девочки. Пока не буду рассказывать, тебе придётся потерпеть, дорогой. Всё-таки небеса на моей стороне. Это так замечательно, что она полукровка. Её будет легче найти. Но это всё завтра. Завтра-завтра-завтра. Сейчас я слишком устала. Я разбита. На мгновение эта девочка подарила мне надежду (да, всё-таки у неё твои глаза) и тут же забрала. Только пятки сверкали. Теперь главное её поймать. Всего один разговор и, я уверена, всё станет ясно.
Спокойной ночи, Теодор.

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
9 ноября 2010 — 14:30 Galenfea

Очень интересно.