Дневник персонажа
Мутто
Мутто

История Мутто

Это не тетрадь! Не дневник и не книга! Я не знаю как вы это читаете. Шаману просто снятся сны, сны где мир немного другой. Похож на мой родной но все же что-то там не так. Но шаман их даже не записывает! И никому не рассказывает. Я не знаю как, но знаю что вы читаете это.

3 декабря 2013 года

Крепость Темного Клыка

Дорога их порядком измотала, задор улетучился, а Мутто уже устал вести Зу на своей спине, и теперь они шли пешком по вымощенной камнем дороге, по обе стороны которой расстилался лес, не пораженный порчей.
- Так что мы все-таки там ищем? – внешне спокойная. орчиха сканировала глазами близлежащие к дороге кусты и заросли, которых было не мало. На ставке отрекшихся их предупредили о проблеме с воргенами и о том, что чаще всего они нападают из засады.
- Духи сказали, что мы найдем там нечто, что позволит мне управлять огнем. Больше я ничего не знаю.

/* Читать дальше */
- Шаманы, - Зуталла усмехнулась, - Мне вот иногда интересно, ты вообще обладаешь собственной волей? Или делаешь только то, что говорят тебе эти духи?
- Ну, подруга, ты задаешь непростые вопросы. Мутто вроде бы и сам решает, что ему делать, но игнорировать духов просто нельзя. К тому же, Мутто не так давно научился с ними общаться, и все ещё учится, а они говорят Мутто как стать сильнее.
- Да, да. В конечном счете, все мы только и делаем, что гоняемся за личной силой, но зачем?
- Так ведь война, чтобы выжить, нужно быть сильным. И Альянс ещё не самый страшный враг. Сколько бед случилось за последнее время? Демоны, древние боги, армии нежити и свихнувшиеся аспекты.
- Аспекты?
- Ну да, драконы, которых оставили хранить этот мир. Смертокрыл, тот огромный черный дракон, на самом деле его зовут Нелтарион, хранитель земли. А что теперь он с этой землей сделал?
- Да уж, разрушения которые он нанес серьезно изменили карту мира.
- То-то и оно, духи говорят, он чуть было не уничтожил два мира. Потому Трал и оставил Орду. Не по тому что он устал от бремени вождя, не по тому что Гаррош Адский Крик стал бы лучшим вождем чем он. Нет, именно Трал создал орду, собрал орков-рабов в восточных королевствах и отправился вместе с ними искать новый дом, здесь в Калимдоре, уж потом к нему присоединились Вол’джин и Кэрн Кровавое Копыто со своими тауренами, да хранит земля его душу. Трал ушел по тому, что чувствовал боль мира и отправился искать способ помочь.
- Зачем ты рассказываешь мне то, что я слушала вместо сказок на ночь в приюте? Трал герой и орки всегда будут считать его вождем.
- Боюсь, подруга, все не так красочно как может тебе представляться. Может тебе не стоит стремиться в Кор’крон.
- Да ты с ума сошел, тролль? Кор’крон – личная гвардия вождя, самые сильные и почитаемые войска!
- Так было раньше. Теперь все может измениться.
- Ты что, сомневаешься в нашем вожде?
- Да ну что ты, Зу, как можно? – сказал тролль с усмешкой.
- Ну предо мной-то можешь не притворяться, я и сама иногда думаю, к чему приведет правление Гарроша, но по тому мы и не вожди, что ни черта в этом не смыслим.
- Пожалуй ты права, подруга.
Остаток пути они провели в относительной тишине, Зуталла все так же пристально вглядывалась в окружающий ландшафт, а Мутто размышлял над событиями прошлого дня, произошедшими в Монастыре Алого Ордена. Его интересовал вопрос: «Зу не помнит того, что там произошло? Или просто не хочет об этом разговаривать?» - в конце концов, он решил, что этой темы пока лучше не касаться.

Крепость Темного Клыка
Когда-то здесь жил верховный маг Кирин Тора, Аругал, который вопреки предостережениям призвал, как принято считать, из другого мира кровожадных существ, человекообразных волков – Воргенов. Он сделал это для борьбы с Плетью, армиями нежити, ведомыми Королем Личем. По началу воргены прекрасно справлялись со своей задачей, но спустя какое-то время стали нападать не только на нежить но и людей, и самым ужасным оказалось то, что на людей распространялось проклятье, его назвали проклятьем Воргенов. Прокаженные теряли над собой контроль и обращались в волков, первой пала деревня Погребальных костров. И крепость барона Сильверлейна. Узнав об этом, Аругал сошел с ума, он собрал Воргенов, объявил их своими детьми, и заперся в той самой крепости барона, которая впоследствии получила имя Крепость Темного Клыка.
Это была квадратная, полуразрушенная крепость из темного камня. С прогнившими крышами, осыпавшимися бойницами, по углам крепостных стен, и ветхим деревянным мостом, ведущим через опустевший ров к воротам крепости, однако главная башня в дальнем углу сохранилась на редкость хорошо. Мутто даже показалось, что в одном из окон он заметил свет. Находилась крепость на возвышении близ деревни Погребальных Костров, и к входу вела узкая витиеватая тропа. Они аккуратно прошли по мосту, с которого выло видно крыши разрушенной деревни, а сразу за ней простирался океан. Мост скрипел и казалось вот-вот рухнет вниз, увлекая их за собой, но все-таки выстоял. Миновав двери крепости они оказались в коридоре образованном двумя параллельно стоящими домами в три этажа, крыши которых чуть выступали из под крепостных стен. Путь прямо был перекрыт тяжелой, заржавевшей решеткой, за которой открывалась главная площадь крепости. Посреди площади находился старый фонтан, по всюду кучами были навалены какие-то мешки, ящики да и просто мусор, но самое главное по ней безучастно слонялась нежить. Несколько высоких кадавров слонялись туда сюда, шоркая огромными ногами. У одного то и дело отваливалась рука и начинала ползать самостоятельно, а между ними непрерывно бегала по кругу группа упырей. Маленькие человекообразные существа с тонкими телами и одним глазом, занимающим половину того что должно было быть лицом, они обычно передвигались на четвереньках но обладали огромной скоростью и прыгучестью если это требовалось.
Зуталла обнажила мечи и тихо обратилась к Мутто: «Это здесь откуда? Ты знал?», - тролль лишь развел руками. Они быстро скользнули в дверной проем справа. Путь был лишь один, он вел небольшой лестницей на нечто вроде балкона, и они отчетливо слышали, как по его деревянному полу нетвердо ступают чьи-то ноги…
- Ну что, пошли? – Зуталла была несколько напряжена, она не ожидала, что они встретят в крепости нежить.
- Другого пути нет, Мутто за тобой присмотрит.
- Конечно, ты ведь…, - её слова прервал вопль, который невозможно описать, такие звуки обычно издавали упыри, бросаясь в атаку. Зу подняла голову как раз во время, чтобы увидеть летящего на неё упыря, и заметить на балконе ещё двоих готовящихся к прыжку. Места было мало, по сути, они находились на площадке 3 на 8 метров, с четырех сторон окруженной стенами, одна из которых превращалась в тот самый балкон на высоте 3-4 метров. Мутто видел как Зу, уклонившись, прижалась к стене под балконом. Сам он уже отступал назад, на ходу готовясь ударить спрыгнувшего молнией. Упырь тем временем развернулся и снова бросился на Зу, она так быстро отклонилась, что он влетел головой в стену. В этот же момент Мутто закончил подготовку заклинания, быстро выбросил вперед свои длинные руки, держа их вместе у основания ладоней, и с его пальцев сорвались небольшие извивающиеся молнии, которые в полете свились в тугой клубок и в конце-концов ударили упыря, уже съехавшего вниз по стене, в левое плечо. Упырь взвыл, его левая рука безвольно повисла, а плечо обуглилось, комната сразу же наполнилась удушливой вонью, запахом горелой плоти. Существо поняло, кто причинил ему эту боль и направил свою ярость на Мутто, который, не теряя времени, готовился бросить ещё одну молнию. Она пришлась упырю в район живота, вонь уже стояла нестерпимая, существо выло, но это ни как не повлияло на его намерения совершить очередной прыжок. Мутто это понял и быстро сдернул с пояса свой молот. Цит в боевой ситуации, он всегда закреплял на левом предплечье так, что для его использования достаточно было лишь ухватиться рукой за его ручку. Шаман собрал всю свою силу, как физическую, так и отклик стихий, в своем молоте, и, рассчитав момент, ударил по горизонтальной траектории в голову, летящего на него упыря. Стихии откликнулись, и вместе с хрустом черепа существа, по комнате разнеслись треск молний и огня. Тело упыря от удара отскочило в сторону и безвольно ударилось о стену. Мутто повернулся к Зу. Она вела бой с двумя упырями, оба они выглядели уже довольно потрепанно, одному не хватало руки, она лежала в паре метров за его спиной. Очевидно, Зуталла медленно отступала назад. Шаман стал готовить очередную молнию, пока он знал не так уж много заклинаний. В это время орчиха, парировав очередной выпад упырей, с силой пнула одного в грудь, да так что ему пришлось отступить на пару метров, этим она и воспользовалась, воткнув один меч в живот оставшегося рядом существа, а вторым с силой ударила в область шеи. Круглая голова с единственным глазом громко упала на пол и покатилась, оставляя за собой след из темного цвета, с зеленым оттенком крови. Обезглавленное тело упало перед орчихой на колени, замерло на секунду, и повалилось на бок. Тем временем очередная молния Мутто попала в ногу последнего упыря и практически разорвала её на части, однорукое и одноногое существо упало на пол, но тут же стало ползти к Зу. Орчиха спокойно подошла, и взяв меч обратным хватом вертикально вонзила его в голову упыря. Проклятое тело затихло.
Левая рука Зуталлы была в крови, Мутто заметил на ней след трех острых когтей, и быстро произнес заклинание. Вода появившаяся прямо из воздуха окутала руку орчихи, она двигалась вокруг её руки, смывая кровь , а раны быстро затягивались, как бы сами собой. Когда на месте недавних порезов остались лишь тонкие незаметные следы, окутавшая руку вода скользнула на землю, подобно шелковой ленте, и растворилась в воздухе, ударившись о каменный пол.
- Ну что, подруга, нужно двигаться дальше.
- Идем, увидим что ждет нас дальше.
Поднявшись по лестнице, они увидели длинную комнату, со сломанной мебелью, у дальней стены была ещё одна лестница, а посреди комнаты стоял вурдалак. Воскрешенный мертвец, с распухшими руками и ногами. Где-то не хватало кусков плоти, так что были видны кости, волосы на голове сохранились клочьями и теперь торчали в разные стороны, у него были огромные зубы не вмещавшиеся в рот и кожа темно-серого, почти черного цвета. Вурдалак не обращал никакого внимания на появившихся в этой комнате орка и тролля. Расстояние на котором такие существа могли чувствовать кого-то обычно ограничивалось 5-10 метрами, а если зайти ему за спину, то можно безнаказанно пройти и ближе, рассказывая анекдоты и играя на флейте, он ничего не заметит.
- Ну, теперь моя очередь, - Зуталла описала круги своими мечами, перехватила их поудобней и рванула с места. Она преодолела расстояние в 10 метров буквально за секунду и ударила вурдалака навершием рукояти в лицо. От удара последний отступил на шаг и схватился за голову громадными ладошками. Зу не стала терять время и тут же принялась наносить удары по рукам и корпусу чудовища. Тело его оказались довольно крепким и клинки Зуталлы оставляли на нем лишь неглубокие порезы, но она и не думала останавливаться, методично нанося монстру удар за ударом. Вурдалак, тем временем, пришел в себя и попытался ударить орчиху двумя лапами сверху, как медведь, вставший на задние лапы для удара. Зу быстро прыгнула за спину чудовища, и когда вурдалак выпрямил спину, с силой вонзила оба меча ему в спину. Монстр не обратил на это внимания и стал разворачиваться, увлекая за собой Зуталлу, которая крепко держалась за рукояти своих клинков, а они в свою очередь крепко застряли в теле вурдалака. Когда она вернула равновесие, то уперлась ногой в поясницу чудовища чтобы вынуть клинки, освободить получилось только правую руку, второй клинок плотно застрял между сломанными и разрубленными костями. Зу несколько раз с силой ударила сверху вниз по правому плечу монстра, где-то над тем местом, от куда освободила клинок, и ей все-таки удалось отсечь монстру плечо, но не до конца. Рука его обмякла и безвольно повисла на куске плоти, открывая огромную рану, через которую было видно гниющие, полуразложившиеся органы. Монстр явно не понимал что с ним происходит, и где сейчас орчиха, с которой он только что сражался. Тем временем Зу все-таки удалось освободить второй клинок, она позволила противнику повернуться к ней лицом, подбросив мечи взяла их обратным хватом, и когда вурдалак полностью развернулся к ней с силой ударила двумя навершиями снизу вверх, в подбородок монстра. Он буквально взлетел в воздух и упал на спину в полуметре от неё. Она уже победила, но бой с нежитью так не заканчивается. Точным движением правой руки она пригвоздила поверженного вурдалака к деревянному полу. Броском перехватила меч из левой руки в правую, и принялась наносить рубящие удары по голове не упокоенного мертвеца, пока его тело не перестало двигаться.
- Ну как? – обратилась она к Мутто, освободив меч.
- Ты сильна, но ведь это не соревнование, и тем более не показательное выступление. Тут все взаправду.
- Ну ты и зануда! Ладно идем дёальше, духи, случайно, не сказали тебе сколько нежити нам ещё придется здесь убить, прежде чем мы найдем, то что мы ищем?
- Нет, Мутто почувствует, когда мы будем рядом.
- Ну да, опять шаманские штучки.
Мутто лишь пожал плечами с невинным выражением лица. Поднявшись по лестнице в конце комнаты, они встретили в длинном коридоре ещё несколько упырей и вурдалаков. Расправлялись с ними по очереди, поделив на несколько групп. Дверь в конце коридора была заперта, но из него вел ещё один выход. Там оказалась комната с двумя каменными колоннами, и невысокими перилами, она была похожа на первую комнату в которую они попали, только сейчас они находились на этом самом балконе. Справа располагалась лестница ведущая вниз, состоящая из двух пролетов со ступеньками, которые были соединены под прямым углом квадратной прямой площадкой.
ЭШБЕРРИ
- Не крепость, а лабиринт какой-то, ну и что мы здесь найдем?
- Вы найдете здесь свою смерть, сторожевые псы Сильваны! Ха-ха-ха,- хриплый голос доносился снизу. Зуталла вспыхнула яростью. Она быстро спустилась по лестнице и встала на площадке.
- С чего ты решил, что мы слуги Сильваны, нежить? Назовись!
Мутто спустился к Зу, внизу была комната с несколькими камерами, а у дальней стены стоял мужчина – нежить. В длинном черном плаще без рукавов, остроконечной шляпе с широкими полями, на лице у него была черная маска.
- Всего двое? Жаль, я думал будет веселее. Ну что ж, вы имеете право знать имя того, чье лицо будет последним увиденным в ваших никчемных жизнях. Запомните же, пред вами Барон Эшберри, член совета Гилнеасса и один из немногих устоявших перед проклятьем Воргенов.
- Ха, но не ушедших от проклятья Плети, какая ирония, – Зуталла нарочито громко рассмеялась.
- Ах ты дрянь! - Эшберри взбесился. Он выбросил вперед правую руку, окутанную темно-фиолетовым туманом. В тот же миг этот туман окутал Зу и быстро впитался в её тело, орчиха закашлялась, лицо её исказила гримаса боли.
- Это ты зря, приятель, - Мутто сразу бросил в противника земляной шок, частицы земли и грязи слетелись со всех сторон к Эшберри. Барон почувствовал, будто его осыпают галькой. Каждая кусочек земли приклеился к телу и одежде и стал слабо тянуть своем направлении. Урона этот эффект ему не причинил, но заметно нарушил координацию движений. Барон перевел было взгляд на тролля, тот уже готовился швырять в него молниями, как вдруг, прямо перед его лицом появилась орчиха. Глаза её пылали яростью, и боль, которую причиняло его проклятье, лишь усиливала её. Зуталла стала яростно наносить барону рубящие удары с огромной скоростью. Было видно, что они причиняют ему боль, но как-то слабо. Ни один удар не смог разрезать его тряпичную одежду, а молнии Мутто не обжигали его плоть, вместо этого Эшберри лишь немного дергался, как будто его ударило слабым зарядом статического электричества. Какое-то время мертвец сражался голыми руками против мечей Зу, и успел оставить новые шрамы на её руках и даже неглубокую царапину на тонкой, для орчихи, шее, но Мутто исцелял её и барон переключился на него. Эшберри сделал большой шаг вперед, и, скрючив пальцы, протянул к троллю свои руки. У Мутто стало темнеть в глазах, он схватился левой рукой за перила, чтобы устоять на ногах. Шаман видел своими глазами, как жизнь покидает его тело, и тенятся к противнику двумя розово-фиолетовыми спиралями. Зуталла отчаянно рубила барона мечами, но даже не смогла нарушить его концентрацию, тем временем троллю становилось все хуже. Он опустился на одно колено, в горле пересохло, а в голове стоял ужасный звон.
- Духи воды, по…- Мутто закашлялся, - помогите мне. – Из последних сил, шаман призвал исцеляющий всплеск. Он почувствовал, как по лицу побежала струя холодной, живительной воды, она придавала сил, заглушала звон его в голове и уменьшала боль, которая терзала все его тело, особенно, чуть выше солнечного сплетения, то место от куда вырывались спирали.
- Ну уж нет, только не сегодня, - В надежде сделать хоть что-нибудь Зуталла взяла дистанцию для разбега, и рванув изо всех сил врезалась в Эшберри. К такому повороту он не был готов, заклинание прервалось а сам он упал на спину, но впрочем, тут же поднялся на ноги, и снова стал пытаться разорвать Зу голыми руками. Какое-то время бой так и продолжался, Зуталла умело парировала и уклонялась от атак барона, а когда ей это не удавалось, Мутто исцелял её. Все они порядком устали.
- Вам меня не победить! - заявил Эшберри, - То что на мне, это ведь не просто красивая одежда – это полноценный магических доспех.
- Вот спасибо, барон, - Зу говорила очень отрывисто, по слову в перерывах между ударами, воздуха ей не хватало, и она отступила на шаг, чтобы отдышаться, - А то мы без тебя не поняли. Но ни твои доспехи ни ты сам, - Орчиха снова бросилась в атаку, - не сможете держаться вечно, ПРОТИВ… МОЕГО… НАТИСКА! Собрав все силы, Зу ударила барона в левый бок, он отшатнулся, мантия его была разрезана, а в боку зияла глубокая рана. Барон дотронулся до раны, руку быстро залила темно-бордовая, почти черная кровь.
- Да, дрянь, ты права. Не смогу, - голос его стал ещё более хриплым, он тяжело выговаривал слова, - Игры закончились! Теперь вы умрете!
Эшберри поднял руки вверх и застыл в затейливой позе. Темные, полупрозрачные нити быстро протянулись от его рук к Зу и Мутто, обвились вокруг их шей и, подняв над землей, стали душить. Мутто не мог даже обратиться к духам, он видел, как Зуталла бессмысленно болтает ногами в воздухе, как она пытается ухватиться руками за эту самую нить, он видел как ей больно и как она задыхается. Он сам чувствовал то же самое. «Это что конец? Вот так глупо закончатся наши жизни, от рук какого-то свихнувшегося барона?»
- Остановись, психопат!!! – Мутто видел, как сверху спрыгнула женская фигура, в рваной белой мантии, голова была покрыта капюшоном. Девушка была очень худая, под мантией вырисовывались костлявые плечи и выступал позвоночник. Оказавшись рядом с бароном, девушка издала протяжный вопль. Шаман чувствовал – это не просто крик, он был наполнен ментальной, магической силой, способной вселить всему живому дикий ужас, и обратить в бегство. Эшберри оказался защищен и от этого, но все же не смог сохранить концентрацию. Заклинание прервалось, темные нити исчезли, а Зу и Мутто рухнули на землю. Оба теперь стояли на четвереньках и жадно глотали воздух. Внезапно Зу почувствовала теплый свет всем своим телом. Дыхание восстановилось, а боль прошла. Орчиха быстро встала на ноги и увидела, как зажатая в угол девушка произносить заклинание исцеления. Девушка полностью сконцентрировалась на заклинании. Эшберри с яростью наносил удары, разрывая мантию и калеча её плоть, но девушка не обращала на это внимания. Только когда заклинание закончилось, стало видно, что она еле держится на ногах. Превозмогая боль, девушка обратилась к Зу: «Помогите мне, пожалуйста, закончите то, что начали». Без лишних слов, Зуталла бросилась в Эшберри, и оттолкнула его с такой силой, что он влетел в стену, девушка в белой мантии медленно опустилась на колени и прислонилась к стене. Очередная молния Мутто, ударив в правое запястье барона, преодолела его защиту и обожгла плоть. Эшберри схватился было за руку, но Зуталла точным движением, отрубила эту самую руку по локоть. Барон обезумел, он бросился на Зу, размахивая обрубком руки и, казалось, пытался укусить орчиху, но сам напоролся грудью на её меч. Это не остановило барона, он продолжил наступать, и меч Зу уже вошел в его тело по самую рукоять. Орчиха медленно отступала, сдерживая барона клинком.
- Я не могу! У вас не получится! Я все равно вас убью! Барон Эшберри не может умереть от таких как вы! – Эшберри истошно вопил и брыкался, пытаясь достать Зу. Мутто, тем временем, собрал очередную молнию, но она попала не в самого барона, а в клинок Зуталлы, торчащий у него из спины. Рукояти мечей были обмотаны кожей, это спасло орчиху, но не Эшберри. Лезвие клинка раскалилось, по нему бегала молния. Барон истерически взвыл. Он, практически, горел изнутри. Голова его запрокинулась назад, все тело трясло. Зуталла высвободила свой меч и пнула барона в живот. Эшберри безвольно упал на спину и продолжил биться в конвульсиях. Когда они прекратились, он попытался было подняться, но не смог.
- Убит… Этими… Какая пошлость! – проговорил он хриплым голосом и затих.
- Эй, ты как там?
- Спасибо, все хорошо. Я исцелю себя, только отдохну немного и можно идти дальше. Годфри наверняка где-то в крепости.
- Какой ещё Годфри? – Мутто наконец спустился и подошел к девушке. Она сидела прислонившись к стене и тяжело дышала. Из-под белого капюшона свисали черные спутанные волосы. Мантия была изорвана ударами барона. Через дыры были видны раны на полуразложившейся плоти. Девушка была нежитью.
- Вы разве здесь не за тем, чтобы убить Годфри?
- Вообще-то у меня здесь романтическое свидание, с этим симпатягой троллем, разве не заметно? – Зуталла легонько толкнула Мутто локтем в бок, - А вот кто ты такая и что здесь делаешь, да ещё и одна?
- Меня зовут Литара, я служу темной госпоже и пришла отомстить за неё. Вы поможете мне?
- Что это ничтожество могло сделать Сильване, чтобы пришлось за неё мстить?
- Они пытались убить королеву баньши, предательски ударили в спину, Сильвана осталась жива только по тому, что валькиры пожертвовали собой.
- Что ещё за валькиры?
- Сейчас важно не это, а то что королева баньши чуть не погибла от рук этих мерзавцев. И я обязательно отомщу.
- А если тебя убьют?
- Я постараюсь. – Девушка исцелилась и неуверенно попыталась подняться. У неё получилось, но она все ещё опиралась одной рукой на стену, а другой держалась за бок. Переведя дыхание, Литара нетвердыми шагами направилась к лестнице, но запнулась и стала падать. Мутто быстро подхватил девушку и аккуратно уложил её спиной на солому.
- Вообще-то мы здесь кое-что ищем, - он говорил исцеляя её, - Так что пока можем пойти вместе и помочь друг другу. Как думаешь Зу?
- Ну, можно сказать, она нас спасла, так что мы ей обязаны.
- Честь превыше всего. Славные орочьи традиции. – Литара расслабилась и глядела в потолок, пока всплески бегали по её телу, заживляя раны и смывая кровь. Кажется, она наслаждалась этим, она улыбалась. - И что же вы ищите?
- Мутто пока не знает, я пойму как буду близко.
- Значит мы поможем друг другу, пока вы не найдете то что ищете.
- Вроде того, подруга. Увидим что будет дальше.
Последний всплеск растворился в воздухе, немного погрустнев девушка стала подниматься. Зу протянула руку и помогла ей.
- Хорошо, что ты лечишь водой, говорила она, очищая мантию от грязи и соломы, - мы – нежить, испытываем боль, когда пользуемся светом, хоть он и заставляет раны затягиваться.
- Но ты ведь сама активно его используешь? – Зуталла недоумевала. - Зачем лечить кого-то светом, если самой от этого больно?
- Это моё наказание. Я не смогла стать хорошим жрецом при жизни, стану им после смерти. Но вы не сказали, как вас зовут.
- Я Зуталла, можно просто Зу, а это, - она указала в сторону тролля, сидящего на корточках, - Мутто, он долбаный шаман и ищет здесь какие-то свои шаманские штучки, а я таскаюсь с ним, периодически спасаю его клыкастую морду.
К слову, тролли Черного Копья, а Мутто был одним из них, были довольно высокими и худыми. Даже сидя, лицо Мутто было почти наравне с лицами девушек. У Мутто были большие, как и у большинства троллей клыки-бивни, загнутые вверх, широкий, треугольной формы нос, а темно-синие, густые волосы были поставлены в ирокез, высотой больше его головы. Это был жилистый долговязый тролль, со светло-синей кожей и глубоко посаженными карими глазами. Он носил кожаную кирасу без рукавов, такие же штаны и сапоги из жесткой кожи, способные защитить разве что, от самых слабых ударов, но все же лучше чем ничего.
- Почему ты помогаешь ему? – вопрос Литары был прост и наивен. Но Зуталла запнулась и уставилась в пол, видимо что-то всплыло в её памяти, что-то о чем она не хотела сейчас говорить.
- Просто… однажды он спас меня… да и в конце концов вдвоем проще выжить в нашем сумасшедшем мире.
- Да, ты права, хотела бы я иметь напарника, - Литара совсем опустила голову.
- Ну хватит о грустном, нам пора двигаться, все готовы? – Зу подтолкнула их, чтобы совсем не растерять боевой дух группы.
- Подождите! – Окликнула её Литара и бросилась к телу Эшберри. – Я понимаю это мародерство, но может у него есть что-то что поможет нам.
Она ловко сняла с пояса труппа волшебные сумки, они были совсем маленького размера, чуть больше ладони, но в некоторые такие сумки можно было засунуть чуть ли не гномский паровой танк. Их магия заключалась в том, что она сжимала предметы, которые хозяин хотел туда поместить. В такую сумку можно было легко засунуть несколько огромных двуручных топоров и полный комплект латных доспехов, но при этом совсем не чувствовать их веса. Это было одно из лучших достижений портных и зачарователей Азерота. Из сумок Эшберри выпало немного еды, медная руда ( и зачем она ему понадобилась?), маленький магических жезл, который больше напоминал кривую ветку странного дерева, и кольчужная рубашка с длинными рукавами, от которой исходило синеватое свечение.
- Похоже, это для тебя, - Литара протянула рубашку орчихе, Зуталла не сразу решилась взять её, она знала что значит это свечение. Предмет был действительно волшебным. Вроде тех доспехов, что были на Эшберри. Зу мечтала о чем-то подобном с тех пор как впервые взяла в руки настоящий меч. Такая кольчуга могла сильно увеличить её силу, а кроме того защитить от ран все её тело. Магические предметы окутывали владельца неким барьером, который не позволял так просто ранить хозяина. Даже если это были бы сапоги, они неплохо защитили бы спину. Опомнившись, Зу увидела перед собой Литару, все ещё держащую на вытянутых руках кольчугу, но уже с недоумением вглядывающуюся в лицо орчихи.
- Ах, прости, я задумалась, - Зу легко сняла свой старый доспех и бросила на землю, комната наполнилась звоном железных колец. Одев новую кольчугу, она почувствовала, как от доспеха внутрь её тела стали двигаться тонкие, холодные нити, они проникали в неё по спирали, постепенно окутывая каждый палец, каждый волос. В то же время, от куда-то изнутри, на встречу им двигались другие, теплые нити. Когда, наконец, они встретились, её как будто ударило током, холод пропал, а все её тело окутал тот самый невидимый щит, но Зуталла знала, что он есть, она его чувствовала. Литара тем временем подняла жезл.
- Вы ведь не против если я возьму это себе? Мой молот сломался, да и пользоваться им я не умела.
- Конечно, подруга, Мутто это ни к чему.
- Тогда вперед! – Литара произнесла короткое заклинание, и вокруг Зу образовался прозрачный пузырь. Зу почувствовала и его защиту, причем он оказался под защитой от доспехов.
- А ты умелый жрец, – одобряюще заявила Зу, - в такой компании особых трудностей возникнуть не должно.
И действительно, они стали быстро и победоносно продвигаться по Крепости Темного Клыка, уничтожая нежить толпами. Зуталла, окруженная магическими щитами, влетала в скопления нежити и размахивала своими клинками даже не целясь. Мутто швырялся молниями и шоками. От их оружия и магии падали упыри и кадавры, призраки и вурдалаки. Их это веселило, они со смехом наступали на новую группу врагов. Литара смеялась вместе с ними своим замогильным и немного жутковатым смехом. Но каждый раз, когда она произносила заклинания света, когда этот свет проходил через все её тело и срывался с кончиков пальцев, можно было заметить как лицо её искажает, еле заметная, гримаса боли. Она хорошо научилась это скрывать, Капюшоном, улыбкой, самоконтролем, но все же, ей было больно, каждый раз больно. «Что же она такого сделала, что так себя истязает? Точнее, зачем она это делает?» Пока Мутто даже предположить не мог, как ответить на эти вопросы, он просто задавал их сам себе, не ожидая ответа.
Большинство проходов в крепости были закрыты. Дверями с заржавевшими замками, несъемными решетками, самодельными баррикадами, да и просто обвалами домов и стен. Крепость теперь действительно больше напоминала лабиринт. По дороге они встретили и без особого труда отправили на покой обезумевший призрак барона Сильверлейна. Мутто то и дело останавливался, пытался почувствовать, куда направляют его духи, и что же он все-таки должен найти. Они уже поднимались по лестнице в главной башне, когда он понял, что подошел достаточно близко.
- Где-то рядом, Мутто чувствует это.
Девушки, которые до этого непринужденно болтали, как будто находились на прогулке в парке, остановились, и стали напряженно озираться.
- Значит, скоро наши пути разойдутся, - сказала Литара, в голосе её звучала необъятная скорбь.
- Давай сначала найдем то, что нужно шаману, - Зу положила руку на плечо Литары и слегка сжала её, надеясь приободрить жрицу.
- Конечно, хорошо.
- Похоже, где-то там, - Мутто указал на дверь, ведущую, по всей видимости, в просторный зал. – Ну что, идем?
- Идемте, - Зуталла обнажила мечи и уверенным шагом направилась к дверному проему, остальные осторожно двинулись за ней…

Лорд Вальден
За проходом действительно оказался просторный круглый зал, у стен по кругу стояли полки и столы на которых располагались склянки с каким-то зельями, черепа, шкатулки, сушеные органы животных и растения. У дальнего стола, возле камина, стоял мужчина и что-то увлеченно смешивал в склянках.
- Вальден! – выкрикнула Литара. Мужчина обернулся, очевидно, это был один из тех кто напал на Сильвану, одет он был примерно так же как Эшберри и лицо его скрывала такая же маска. Вот только шляпы на нем не было, а на голове клочьями торчали седые волосы.
- Вы ещё кто такие? – Голос у него был довольно тонкий, почти писклявый, но разговаривал он с манерами аристократа, - И как вы прошли мимо стражи? Уж Эшберри вас точно не пропустил бы, после смерти он совсем свихнулся.
- Эшберри мертв.
- Вот значит, как все обернулось. Теперь вы пришли за мной.
- Ты нам не нужен, ты всего лишь пешка, я пришла за головой Годфри.
- Очень интересно. Храбрая девочка нежить пришла мстить за свою хозяйку. Как трогательно! А знаешь ли ты, что ещё в Гилнеасе я поклялся служить Годфри и защищать его от таких как ты?
- Это теперь ничего не значит, Все мы мертвы, все мы уже другие.
- Смерть, вовсе не повод отказываться от своих слов. Уходите пока я позволяю. Эшберри мне никогда не нравился, а теперь стал просто невыносим, так что вы оказали мне услугу.
- Ну уж нет, Годфри заплатит за то что сделал. Я лично уничтожу его тело.
- Что ж, вы сделали свой выбор.
Никто и не заметил как во время разговора Вальден рыскал рукой по столу, и того что он нашел нужный ему пузырек и зажал его в руке. Теперь он уже бросил этот самый пузырек и всех троих быстро окутали клочья зеленого тумана. Туман был ядовитым, сразу стало трудно дышать, Мутто и Литара закашлялись, только Зуталла не почувствовала почти ничего. Щит который Литара периодически «вешала» на неё поглощал даже эффекты яда, но прочности его хватит не на долго. Вальдена не было видно за облаком, и Зу рванула, в слепую, туда, где по её мнению он находился. Но как только она выбралась из-под пелены, в грудь ей врезался кусок льда. Это была магическая стрела. Удар оказался настолько сильным, что сбил Зуталлу с ног, а лед раскрошился на тысячу осколков и разлетелся вокруг.
- Черт, как же больно, – Зу лежала на спине не в силах подняться, тем временем Мутто уже выбрался из тумана и, практически, бомбардировал Вальдена молниями. Литара, задыхаясь и кашляя, выбралась с другой стороны облака и принялась за лечение. Она быстро сняла боль Зуталлы и вылечила Мутто, но сама еле держалась на ногах. Вальден рассмеялся, - «Глядите-ка! Сработало! Храбрая девочка-нежить не может исцелиться! Ах-ха-ха! Узрите же гения – Лорда Вальдена!»
Мутто попробовал вылечить Литару, но это было бесполезно. Тем временем Зу уже поднялась на ноги и с разбега набросилась на Вальдена. Она убрала свои мечи, схватила лорда за шиворот и швырнула его к ближайшему шкафу с такой силой, что он сломал несколько полок своим телом. Все что стояло на полках обрушилось на лорда. Склянки лопались, разбрызгивая свое содержимое, и то, что попало на тело Вальдена, стало разъедать его мертвую плоть.
- Мерзавка! Ты за это заплатишь! Вы все за это заплатите! – Вальден сорвался на визг, - вы все равно здесь умрете, по крайней мере эта нежить!
Зуталла достала клинки и уже собралась нанести удар, который должен был стать смертельным. Но Вальден что-то сделал и как будто взорвался. Зуталлу на несколько метров отбросило ударной волной. Она упала на пол, сильно ударившись головой. Вальден тем временем поднялся и, медленным шагом, направился к Зу, собирая силы для очередного заклинания. Мутто видел, как над орчихой закружились кристаллы льда. Они образовывались прямо из воздуха, кружились и собирались в довольно массивную глыбу. «Мутто, останови его! Он похоронит её во льдах!» – Литара уже не могла стоять на ногах, но ползла на четвереньках, пытаясь достать Зуталлу заклинанием. А шаман, тем временем, уже мчался со всех ног в Вальдену, собирая очередную молнию. Он встал перед Вальденом, отрезая ему дорогу к Зу, и ударил противника молнией прямо в лицо. Вспышка ослепила Вальдена, а Мутто воспользовался этим, чтобы сдернуть с пояса свой молот и ударить его по голове, что было сил. От удара лорд потерял концентрацию, сделал пару неверных шагов и обязательно упал бы, если б не стена. Кристаллы льда, скопившиеся над Зу, растворились в воздухе, оставшись без магической поддержки.
- Да что с вами такое!? Вам просто нужно умереть! Неужели, - очередная молния врезалась Вальдену в живот, по телу лорда прошла судорога, - Неужели это так сложно!?
- Да что ты, брось! Я сейчас покажу тебе, как это просто, нука тролль, посторонись, - Зу появилась так внезапно, что Мутто невольно отступил на пару шагов. Глаза орчихи пылали яростью. – Готовься приятель, сейчас я научу тебя умирать, хотя один раз у тебя уже получилось, нужно просто повторить.
- Да как ты со мной разговариваешь, животное! Я скормлю твой поганый язык воргенам! – сказав это он исчез, Зу и Мутто обернулись, пытаясь понять, куда он делся. Но Вальден уже стоял в центре комнаты, вытянув руки в разные стороны. По всей комнате появлялись кристаллы льда, они слетались к его рукам и кружили вокруг них. Спустя пару секунд рядом с Вальденом кружилось уже огромное количество ледяных кристаллов, каждый из которых был размером с кулак.
- Ну а теперь мы будем играть! – Взвопил Вальден голосом душевно больного. Он сложил пальцы пистолетами, направил один из них на Мутто, а второй на Зуталлу и произнес, - «Пиу!». Два ледяных кристалла со скоростью пули полетели по тем направлениям, которые указал Вальден. Зу успела уклониться, а вот Мутто почувствовал жуткую боль в правом плече. Вальден тем временем начал обстреливать их кристаллами с огромной скоростью. Они бросились в разные стороны, пытаясь уклониться от ледяных пуль. Кристаллы врезались в пол, стены и шкафы, разбивались сами и разбивали стеклянные банки и колбы на полках и столах. Зу выскочила в дверь, спасаясь от обстрела, несколько кристаллов все-таки попали в цель, но её спасла броня, отнятая у Эшберри, хотя все равно было чертовски больно.
- Думаешь, тебя это спасет, мерзкая девчонка?! – Вальден стал обстреливать дверь, в которую убежала Зу, - Эта крепость слишком стара, я все-таки похороню тебя заживо! – он отвел руки назад и растопырил пальцы. Все кристаллы отреагировали на его движение и повернулись в одну сторону, как магнитные стрелки. Вальден быстро двинул руками вперед и все кристаллы разом бросились в стену, за которой укрылась Зу. Грохот стоял ужасный, кристаллы со звоном разбивались о камни, но их было слишком много, и стена не выдержала. С ужасным грохотом стена стала распадаться на отдельные камни, поднимая столб пыли, засыпая проход и, возможно, Зуталлу. Все замерли, когда шум прекратился, а пыль немного рассеялась, они услышали душераздирающий крик боли. Крик женщины орка. Вальден рассмеялся тонким, противным голосом, напоминавшим лай гиены. Мутто стоял у стены, в нескольких метрах справа лежала отравленная Литара и, кажется, была без сознания, слева каменный обвал, под которым погребена Зу, а в центре круглой комнаты хохотал ненавистный лорд Вальден…
Вальден стоял в центре комнаты и от души хохотал. Мутто пристально смотрел на него, и ярость захлестывала шамана подобно цунами. Глаза сверкали огнем и молниями, лицо исказил кровожадный оскал, а дыхание все больше походило на рык. «Лорд Вальден!» - Проревел он так громко, что его голос эхом отразился от круглых стен, - «этот день станет для тебя последним!» Шаман бросился к Вальдену, в прыжке обратившись в волка. Два быстрых прыжка, бросок и вот челюсти уже готовы сомкнуться на разлагающейся шее лорда. Но Вальден вовремя отклонился, и Мутто лишь слегка оцарапал его шею и плечи. Шаман пролетел ещё пару метров, но упал на пол уже троллем, быстро развернулся и снова бросился в атаку, собирая молнию прямо на молоте, который держал в руке. Вальден быстро «выстрелил» очередным кристаллом и попал в цель, но тролль этого как будто не заметил. Лорд попытался защититься от удара левой рукой, но молот Мутто легко сломал кости его предплечья, кисть безвольно повисла. Вальден поднял руки, и вокруг него разошлась волна холода, которая мгновенно приморозила ноги Мутто к полу, сам лорд телепортировался за спину тролля, и стал готовить заклинание. Мутто направил на него свой молот на вытянутой руке, по телу шамана прошла молния, сорвалась с конца молота и ударила Вальдена в живот, а следом лорд получил удар земляного шока, но все же закончил заклинание. Почти над всей комнатой появилась огромная туча, из которой стали валиться острые глыбы льда. Ноги Мутто освободились и волк прыжками, уклоняясь от падающего льда, мчался к Вальдену. В этот раз Мутто не стал целиться в шею, подпрыгнув к противнику, он сжал челюсти на его ноге и, с силой, рванул в сторону. Вальден потерял равновесие и упал на живот, а когда перевернулся на спину, увидел стоящего над собой шамана. Тролль стоял выпрямившись, от чего выглядел ещё выше и угрожающее, над головой в двух руках он держал свой молот, который был наполнен силой всех стихий одновременно.
«Ну вот и все, приятель. Счастливый конец» - проговорил шаман и со всей силы ударил Вальдена по голове. По телу мертвеца прошло ещё несколько судорог, но после оно осталось недвижимым.
Мутто снова услышал крик Зу, но уже более грубый, в нем появились зловещие нотки, а к концу её голос перестал быть похожим сам на себя. Мутто рванул к обвалу.
- Зу, эй Зу, подруга, как ты там? Мутто сейчас поможет.
Зуталла рычала не своим голосом от усилий, Мутто услышал стук камней и рык затих.
- Я уже в порядке. Ногу придавило, но я освободилась, как у вас дела? – Зу говорила спокойно, но голос был очень грубым и каким-то скрипучим.
- Вальден мертв, а Литара… Черт! Литара без сознания, - жрица лежала на животе в другой стороне комнаты. Она пыталась подползти чтобы помочь, пока силы совсем не оставили её.
- Он отравил её, ты должен что-то сделать! Ты ведь учился зельеварению, помоги ей, слышишь! Разберись с этим, шаман. Завал разбирать слишком долго, я поищу другой путь к вам.
- Хорошо, будь осторожна.
Литара была ещё жива, её лихорадило и трясло. Мутто развел в камине огонь, быстро сбегал вниз и приволок два соломенных тюка, разобрал их и сделал лежанку для Литары поближе к огню. На всякий случай шаман заставил воды аккуратно омыть все её тело. Литара вздохнула свободно, дрож исчезла, но лишь на несколько секунд. Мутто сел за стол и стал разбираться в склянках, с которыми работал Вальден.
-Ну и как я должен лечить нежить? У них же все наоборот.
-Почему… так холодно? - Литара пришла в себя и теперь лежала, обхватив себя за плечи, - очень… холодно, Мутто, ты чувствуешь?
Тролль быстро подошел к ней и взял за руку, – Ох, духи, да у тебя жар! Это вообще возможно?
- Я не знаю, так холодно никогда не было после смерти.
- Мутто нашел какой-то плед, накрыл им Литару и принялся делать компресс. Когда он уложил мокрую тряпку ей на голову, пламя в камине полыхнуло с удвоенной силой, а от общего пламени отделился всполох, упал на землю и принял форму маленького элементаля огня. Существо способное принять любую форму, но обычно они представали как ромбовидная фигура, скользящая по воздуху на нижнем углу, заменяющем ноги. Небольшая голова с очертаниями, отдаленно напоминающими лицо. Широкие плечи и огромные металлические браслеты на руках. Элементаль залез обратно в камин, достал одно из поленьев, которые Мутто бросил туда для поддержания огня и швырнул к ногам шамана. Полено светилось, оно долго пролежало в огне, но даже не испачкалось в саже. Мутто сразу понял что должен с ним сделать, поднял и убрал в сумку. Элементаль тем временем забрался на стол и тыкал маленькой ручкой в склянку с ядом Вальдена. Убедившись, что привлек внимание Мутто, элементаль разыграл целое представление. Он превратился в человека в остроконечной шляпе и длинной мантии, в руках мужчина держал необычные пистолеты.
- Годфри! – почти вскрикнула Литара. Человек повернулся к ней и закивал. Пистолеты исчезли, но в руках появился нож, а перед ним, широкое блюдо. Человек провел ножом по запястью и на блюдо, огненными каплями, стала капать кровь.
- Так они использовали кровь Годфри, чтобы сделать этот яд!
Теперь уже огненный человек повернулся к Мутто и стал аплодировать.
- Значит, для противоядия нужна будет его кровь? – жуткий, скрипучий голос говорит от куда-то сверху. Мутто и Литара подняли глаза и увидели на втором этаже массивную темную фигуру. Она переливалась фиолетовыми отблесками и была как бы монолитной. Большие рога, широкие перепончатые крылья, массивное тело и большие копыта на ногах.
- Ээээ… Зу? – спросил Мутто неуверенно.
- А кто же ещё? Он что тебя по голове ударил, так что ты меня не узнаешь? – Литара попыталась было что-то сказать, но Мутто молчаливым жестом приказал ей молчать. - Так нужна его кровь?
- Нууу, подруга, вероятно да. Я пока не знаю точно.
- Хорошо, значит, я добуду её. Годфри должно быть прячется где-то дальше.
- Зу, подруга, успокойся, подожди, сейчас Мутто заберется к тебе, и мы вместе сходим, поболтаем с Годфри.
- Литара столько не продержится, тем более одна! Мы ей должны, так что позаботься о ней, я скоро. – Не договорив последние слова, фигура развернулась и убежала прочь.
- Куда ты? – воскликнул Мутто, но его никто не услышал.
- Мутто, - простонала Литара, - это что, правда была Зу?
- Похоже на то.
- Но как же она? Она вообще знает об этом?
- Думаю нет, да Мутто и сам только недавно заметил это.
- Почему ты ей не скажешь?
- Не стоит, пока не стоит, ей будет очень сложно это принять, - Во время этого разговора тролль смешивал в колбах какую-то микстуру, - на вот, выпей, это должно помочь, хотя бы ненадолго, - он протянул колбу жрице и помог ей сесть.
- С ней все будет в порядке? Зачем она пошла туда одна? Вы ведь можете просто бросить меня здесь, я это заслужила.
- Никто этого не заслужил, подруга. А тем более ты нас спасла, не забывай. Зу справится, она вчера такое в монастыре устроила.
Когда Литара выпила микстуру, трясти её перестало, она легла и, кажется, расслабилась.
- Постарайся уснуть, тебе нужны силы, - Мутто укрыл её пледом.
- Хорошо. Как это забавно, очень похоже, что я больна сильной простудой. Представляешь себе нежить с насморком, которая сидит дома, закутавшись в плед и опустив ноги в тазик с горячей водой.
- Да уж, чего только не встретишь в нашем мире.
Литара повернулась на бок, лицом к камину, положила руку под голову и смотрела, как в камине пляшут языки пламени пока, наконец, не уснула. Мутто же вернулся к столу, элементаль замахал ручонками, пытаясь привлечь его внимание, а потом указал на сумку.
- Что такое приятель? Достать то полено?
Элементаль одобряюще закивал. Мутто достал полено и протянул ему. Элементаль весь вытянулся в длинную огненную нить и ввинтился в сердцевину полена. Когда он полностью оказался внутри, полено сверкнуло и свечение его немного изменилось.
- Ну что ж, приятель, так значит так, - шаман быстро убрал дерево обратно в сумку, а сам сел за стол, и принялся изучать содержимое склянок и смешивать какие-то зелья.
Прошло около получаса. Мутто сумел разобрать яд Вальдена на составляющие, и даже придумать примерный состав противоядия, но кровь Годфри действительно была главным компонентом. Периодически он проверял, как себя чувствует Литара, жар спал, и она крепко спала.
- Что я здесь делаю? Литара умирает, а Зу где-то там сражается с нежитью или Годфри, и я даже ничем не могу помочь, - Он попробовал было забраться по шкафам на второй этаж, но с грохотом свалился на пол и, вдобавок, его чуть было не придавил тяжелый шкаф.
- Что ты делаешь? – Литара заворочалась.
- Да так, старый шаман пробует себя в лазанье по стенам, но видимо момент, когда нужно было этому учиться, уже упущен. Как себя чувствует наша больная?
- Спасибо, лучше чем было, но боюсь не на долго. Только бы с Зу все было в порядке.
- Она сильная орчиха. Её так просто не возьмешь.
- Хочу в это верить… - они немного помолчали, Мутто изучал содержимое полок, что-то укладывал в сумки, что крутил в руках и ставил обратно. – Почему ты стал шаманом, Мутто?
- Странный вопрос, подруга. Будто мы сами выбираем кем быть. Просто однажды духи стихий откликнулись Мутто, а там уж закрутилось.
- А что ты делал до этого?
- Нууу, у Мутто был маленький домик и участок земли, неподалеку от островов Эхо. Мутто выращивал там овощи и кабанов для племени. А ещё собирал разные травки, варил из них зелья и продавал.
- Ты наверное был богатым троллем? Зелья и травы дорого стоят.
- Не совсем. Мутто спускал все вырученные деньги на книги, истории а иногда и путешествия. Я много где побывал на Калимдоре и ещё о больших местах читал.
- Не жалеешь об этом?
- Да что ты, подруга, теперь я охочусь за силой, и возможно сам смогу побывать там, куда дорога для обычного тролля закрыта. А кем ты была?
- Я? Я была ужасным человеком.
- Извини, подруга, Мутто не хотел.
- Да нет, все нормально, я может не переживу этот день, так что лучше будет рассказать мою историю кому-нибудь. Я жила в Дарошире. Эта маленькая деревенька в чумных землях. Прекрасное было место, пока не пришла плеть. Они отняли у нас все, но Дарошир держался. Держался, пожалуй, дольше всех других. Мы сдерживали атаки нежити несколько месяцев, но мы теряли людей, а нежити становилось все больше. И… однажды я просто не выдержала, я слишком устала и была слишком напугана, и когда я заметила вдалеке очередной войско плети, с рыцарями во главе… Я… я просто не смогла, я сбежала, трусливо сбежала, бросив всех, с кем жила по соседству, и сражалась плечом к плечу. В ту ночь Дарошир пал. Плеть не пощадила никого, ни женщин ни детей. Когда я убегала вдали я ещё слышала звуки боя, но я не могла вернуться, я просто не хотела умирать. А в итоге наткнулась на патруль плети. Некромант, шедший во главе патруля, был слишком силен. Я даже ничего не смогла сделать. Он просто мгновенно пронзил меня стрелой тьмы, и тут же приступил к ритуалу воскрешения, я была ещё жива! Жива, понимаешь! Что творилось, пока я была инструментом плети, я не помню, помню лишь момент, когда Сильвана напала на Артаса. В тот самый миг, когда она ранила его, сознание вернулось яркой вспышкой, я долго не желала верить в то что я нежить. Но все же, быть мертвым человеком сохранившим сознание и свободу воли лучше, чем быть просто мертвым, или слугой плети.
- Так ты по этому, себя так мучаешь?
- Я должна была погибнуть там, вместе со всеми. Но я жива, а они призраки, Дарошир сейчас снова и снова переживает тот последний бой, и каждый раз они проигрывают.
- Но ведь пытать себя это не выход. Посмотри на это так, ты ведь теперь можешь помочь им. Освободить от этого.
- Но как? Что я могу сделать?
- Ну подруга, нужно отправиться в Дарошир и там разобраться что держит этих людей в нашем мире.
- Я не могу. Только не туда, только не Дарошир, они ведь узнают меня.
- Узнают, но будут благодарны, когда ты избавишь их от этого.
- Я не смогу, нет, нет! Только не Дарошир, - Литара стала брыкаться на земле, Мутто подошел ней и постарался успокоить.
- Тише подруга, тише. Сейчас не об этом надо думать, - Литара постепенно успокоилась, но её снова начинало лихорадить. Она лежала на боку, лицом к камину, и крепко сжимала руку Мутто, который сидел позади ней. «Где же ты Зу, что же так долго? Только бы с тобой все было в порядке, только бы у тебя получилось». В голову троллю лезли отвратительные мысли, о том что могло случиться с Зу, но он старался их отгонять. Так прошло ещё минут двадцать, пока, наконец, за спиной Мутто не раздался глухой удар. Он обернулся и увидел что посреди комнаты лежит тряпичный мешок, с которого капает кровь, следом за этим осторожно спустилась Зу. Та Зу к которой он привык, с зеленой кожей, хвостом черных волос, в кольчуге и с клинками на поясе. Вид у неё был очень уставший.
- Как она?
- Держится, ты все-таки справилась, спасибо духам! Я правильно понял, что в мешке?
- От куда ж я знаю, что ты там подумал. Просто решила Литаре будет приятно получить такой сувенир, да и крови хоть отбавляй.
- Хорошо, Мутто взял мешок, кровь сочилась и капала сквозь него. Шаман добавил эту кровь в заранее приготовленный раствор, перемешал, плеснул немного этого зелья в колбу с ядом, реакция пошла мгновенно, зеленоватый цвет и едкий запах яда пропали, похоже, колбе осталась только вода. Мутто сделал глоток, действительно вода. Он понес противоядие Литаре, ее пришлось будить, хотя полностью в сознание она так и не пришла, а просто выпила что ей подсунули и сразу же уснула снова.
- Ну что? – Зу сидела рядом с Литарой и делала себе лежанку из оставшегося сена.
- С ней все будет хорошо, только благодаря тебе.
- Конечно, смешала бы я это чертово зелье без тебя. В общем, не прибедняйся, и спокойной ночи, я смертельно устала, – Она сняла плащ, накрылась им и почти сразу уснула. Мутто же подбросил дров в камин, ещё раз посмотрел на спящих девушек и достал свою трубку. В комнате, которая совсем недавно была полем боя теперь царил мир и покой, лишь в камине потрескивали дрова, да старый тролль сидел перед камином, неспешно покуривая трубку и разглядывая языки пламени.

3 декабря 2013 года

Брил

Когда-то здесь было лишь несколько полуразваленных домов, старая таверна и ратуша, это было до падения Короля Лича. Вообще, после победы над Артасом Отрекшимся пришлось нелегко. Месть, слепая безоглядная ненависть и желание отомстить, вот и все что двигало Отрекшимися тех времен. «Ничего не может быть хуже исполнения мечты»,

/* Читать дальше */
- да, они добились своего, пусть не каждый смог нанести удар лично Артасу, но каждый, так или иначе способствовал его свержению. Уничтожая армии нежити, разрушая саронитовые шахты и лаборатории в которых создавались ужасные монстры, даже атака на Врайкулов, Ревущего Фьорда имела огромное значение. Но вот Король Лич повержен и что делать тем, кто жил после смерти только ради этого момента? Конечно, многие отрекшиеся тогда уничтожили свои тела, решив что они выполнили свою миссию и теперь душа их может быть свободна, но не все. Далеко не все, ещё больше оказалось тех, кто предпочел жизнь гниющим трупом неизвестности смерти. Тогда то они и стали укреплять свои позиции. Брил, Гробница, Мельница Таррен. Все эти остановки отрекшихся обросли стенами. Обветшалые деревянные дома заменились гротескными каменными строениями, это стали настоящие военные лагеря, с хорошо подготовленной стражей и боевыми машинами. А в Бриле возвели огромную каменную статую, королевы баньши, леди Сильваны.
- Странно, не думала, что они на такое способны. - Зуталла стояла перед памятником, высоко задрав голову. В городе сновала разного рода нежить, все были чем-то встревожены и никто не обращал внимания на орчиху уставившуюся на памятник.
- Они ведь тоже когда-то были живыми, не все человеческое в них погибло, многие даже помнят кем были до смерти, - Мутто который всю дорогу шел позади, теперь подошел вплотную к Зу и говорил очень тихо, так чтоб только она это слышала. От неожиданности Зу рефлекторно ударила локтем в живот тролля. У Мутто перехватило дыхание, и он закашлялся.
- Так тебе и надо, - сказала Зу, обернувшись, - Не будешь подкрадываться, между прочим, я все ещё на тебя злюсь.
Мутто понимал, что гнев её оправдан, потому не стал возражать, но выпрямился, давая свом видом понять что готов принять ещё ни один удар.
- Арр, как же я тебя ненавижу! – она замахнулась на него, но совладала с собой, развернулась и пошла в таверну, Мутто поплелся за ней.
В таверне было довольно темно. Узкие окна с цветной мозаикой на стеклах почти не пропускали свет, которого было и так мало снаружи. На стенах висели волшебные факелы, слабо озаряющие зал пламенем синего цвета. «Мрачноватое местечко», - подумала Зу, - «Сильно отличается от родного Дурротара». Она минуту поколебалась, раздумывая стоит ли покупать выпивку у нежити, но потом все-таки решилась, выбрала бутылку настойки, которая выглядела наиболее прилично, взяла два стакана и отправилась за столик в углу зала. Мутто сел за стол не говоря ни слова. Зу, так же молча, открыла бутылку и налила настойку в стаканы, настойка оказалась почти прозрачной, но с зеленоватым оттенком, о том что плавало на дне бутылки оба решили не думать. Они выпили залпом, не чокаясь, и громко ударили стаканами по столу.
- Мы ведь могли там погибнуть, ты это вообще понимаешь? – Зуталла говорила, не поднимая головы с изрядной долей раздражения.
- Но ведь не погибли, Мутто совсем не глупый, он все понимает. Кстати, двадцать шесть.
- Что двадцать шесть?
- Двадцать шесть рыцарей алого ордена сразил сегодня твой меч, ну точнее мечи. Между прочим, молнии Мутто поразили всего восьмерых.
- Даже не надейся, тролль, что твоя наглая лесть сможет меня задобрить! – Зуталла изо всех сил старалась сохранить суровый вид, но взгляд предательски смягчился.
- Какая лесть, подруга? Мутто говорит только то, что видел.
Внезапно орчиха выбросила вперед левую руку, схватила Мутто за клык и потянула к себе: «И за что только я тебе все это прощаю?», - Она отпустила клык и легко потрепала его густой, темно-синего цвета ирокез.
- Ты ведь знаешь, Мутто не желает нам зла.
- Знаю конечно, но методы твои… Да ещё эта Вайтмейн.
- Да кстати, что это было?
- Не знаю, я просто не ожидала её увидеть, её ведь давно убили. Я была ещё совсем ребенком, когда в Оргриммар вернулась та группа, с головами Могрейна и Вайтмейн. Это ведь точно была она, я видела как её голова неделю висела на столбе, как она гнила на солнце и воняла, а теперь… теперь, я встретила её живой и невредимой, и это то же самое лицо.
- Мутто слышал истории про Вайтмейн. Алый орден вообще творит очень темную магию, трольское вуду просто детские игрушки, в сравнении с этим. Раз за разом группы героев штурмуют монастырь, вырезая там все живое, и раз за разом Вайтмейн воскресает и находит новых последователей. Если они конечно настоящие люди.
- Это должно прекратиться. Её нужно уничтожить раз и на всегда. Ты ведь шаман, да ещё и тролль, ты найдешь способ как это сделать? А я убью её ещё раз, если это понадобится.
- Конечно, Зу, конечно. Мы это сделаем, но не сейчас. Пока что нам не хватит сил и знаний. И все-таки Мутто доставил нас почти туда, куда было нужно.
- Крепость Темного Клыка и Монастырь Алого Ордена две разные вещи, ты так не думаешь?
- Ну, это уж проблемы дренейских кристаллов, Мутто не виноват что они не умеют делать вещи правильно.
- Так зачем ты до сих пор его используешь?
- По тому что иногда он заносит меня в очень забавные переделки, - Тролль искренне расхохотался, а Зуталла поддержала его лишь слабой улыбкой.
- Похоже тебе пора отдохнуть, подруга, таверна нежити не самое приятное место, но все же лучше чем спать под деревом.
- Вот тут ты прав, старый пройдоха. С удовольствием сейчас послушаюсь твоего совета.
Они выпили ещё по стакану, после чего Зу поднялась, пожелала Мутто доброй ночи и нетвердой походкой отправилась наверх. Мутто же достал свою трубку и стал медленно её раскуривать. Так он просидел ещё около получаса, то и дело выпуская клубы плотного белого дыма. Он сидел почти неподвижно, пока табак в трубке весь не стал углем и пеплом. Тролль встряхнул головой, как будто отгоняя какие-то мысли, почистил и убрал трубку, и отправился в свою комнату, оставив на столе недопитую бутылку настойки.

Проснувшись Зу не обнаружила тролля в таверне и отправилась искать его в брил. Сейчас здесь было значительно спокойней, чем вчера, когда они пришли. Нежить успокоилась и занималась своими делами, кто-то варил зелья и изобретал новые штаммы чумы, кто-то практиковался в магии и боевых искусствах, а кто-то старательно шил простенькие платья, держа иголку костлявыми пальцами. Она побрела по городку, в скором времени заметив стойла, инструктор как раз давал мастер-класс разбойнице, которая уже неплохо управлялась со своим конем-скелетом и сейчас училась уверенно держаться в седле на больших скоростях. Кони в стойлах были самые разнообразные, Зу подумала что было бы неплохо купить себе одного из них, особенно ей понравился высокий скакун с огромными белыми рогами, в зеленом облачении и с щитами на которых красовались такие же рогатые черепа но поменьше. Какое-то время она восхищенно разглядывала скакунов, но вскоре напомнила себе, что ей это пока не по карману, и, немного погрустнев, побрела дальше искать Мутто. Шаман нашелся почти сразу за стенами города, выбрав место поприличней, он развел костер и в данный момент был полностью сосредоточен на помешивании чего-то кипящего в маленьком котелке. Когда Зу подошла достаточно близко, он обернулся и приветствовал её.
- Ооо, привет! Как себя чувствует гроза Алого Ордена?
- Тоже мне, «грозу» нашел. Что ты тут варишь, бабка колдунья? - Зуталла любила подшучивать над троллем, а он в свою очередь позволял ей это делать. Все были довольны.
- Похлебка из сушеного долгонога, с грибами и травами Тирисфальских лесов! – Торжественно декламировал Мутто, вытянувшись по стойке смирно, выпятив грудь и задрав голову, - По секретному рецепту Мутто из Черного Копья!
- О боги, вчерашнего ему не хватило, теперь он решил нас отравить! - заявила Зу, доставая свою миску. Она ела быстро и с аппетитом, при каждой возможности вставляя комментарии о том какой отвратительный получился у Мутто суп, кто вообще разрешил троллю готовить, и высказывая догадки о том, что, скорее всего, она умрет мучительной смертью в ближайшие пару часов. Мутто лишь тихо посмеивался или делал вид, что не понимает о чем она.
- Ну что, подруга, пора собираться, - объявил Мутто когда трапеза была закончена, - мы ведь не на прогулку сюда пришли, и даже не чтобы пожарить лордеронских грибов, хотя они конечно хороши, - он задумчиво уставился вверх, - очень хороши, грибочки.
- Да уж, пожалуй пора. Думаешь все будет в порядке?
- А то, там ведь никто не живет!
- Ну да, с тех пор как убили Аругала, и разогнали его воргенов, крепость почти всегда пустует. Но что тогда мы сможем там найти?
- Мутто не знает, Мутто просто чувствует, что нам нужно в крепость, и я верю что это так.
Зуталла подтянула ремни на своих доспехах, а Мутто тем временем уже упал на землю и обратился в волка, в волка немного большего, чем обычно.
- Хребет то выдержит? – спросила Зу с ухмылкой,
- Не боись, Мутто крепкий тролль, и не такое выдерживал.
- Ну ты сам напросился, - с этими словами Зу запрыгнула на спину волку, одной рукой вцепилась в шерсть у него на загривке, а другой обнажила меч и направила его горизонтально вперед на вытянутой руке.
- Вперед, мой верный конь! Нас ждут великие подвиги!
Волк взвыл и рванул с места. Орчиха верхом на волке направлялась в Серебряный Бор, а по унылым и тихим равнинам Тирисфальских Лесов разносился искренний смех двух голосов.

3 декабря 2013 года

Игры с кристаллами

-Мутто, эй Мутто, да проснись же наконец, клыкастая ты морда.
Мутто открыл один глаз и увидел перед собой Зу, она явно прибывала не в лучшем расположении духа.
- Между прочим у тебя тоже клыки, подруга.
- Куда уж мне до тебя, а впрочем твои бивни я обломаю если ты сейчас же не поднимешься и не объяснишь мне чего ты вчера устроил, и где, Гул'Дан тебя побери, мы находимся?

/* Читать дальше */
Только сейчас Мутто понял, что Зу, хоть и злится, но разговаривает в пол голоса, даже почти шепотом. Осознание этого мигом прогнало остатки сна, он сел и начал озираться. Небо было окутано не то такими плотными облаками, не то какой-то дымкой, через которую почти не проходил свет звезд, День это был или ночь понять стало невозможно. Он сидел на густой постриженной траве, возле сарая, а сарай, в свою очередь, упирался в отвесную скалу. За спиной была стена из светлого камня, которая соединяла скалу и здание напомнившее храм или собор.
- В Орде так не строят, - отметил он без каких либо эмоций, - Это даже не эльфийские земли.
- Ясно что не эльфийские, но чьи? Ну держись, если ты забросил нас под Штормград я тебе такого устрою когда мы выберемся, жалеть будешь что жив остался!
Он ещё раз посмотрел на Зу. Зу... Зуталла Гро'МакКор. Это была довольно симпатичная орчиха, крепкое мускулистое тело, светло-зеленая кожа, аккуратные клыки чуть выступающие из под бледно-зеленых губ, и маслянисто-черные волосы аккуратно собранные в хвост на затылке. Всегда прямая, резкая, не ожидающая помощи ни от кого, готовая прорубить своими мечами путь к цели. Всегда... Но в этот раз в её зеленых глазах Мутто, пожалуй, впервые заметил неподдельный страх.
- Ты ведь никогда не покидала Дуротара?
- Ты совсем рехнулся!? Какое вообще до этого сейчас дело?!
- Расслабься, подруга. Сейчас Мутто что-нибудь придумает.
Да. Храм определенно строили люди, а значит дело плохо.
- Знаешь, подруга, а ведь мы возможно в Тирисфале. Чуешь запах?
Воздух пах отвратительной смесью гари, тины и, вероятно, гниения.
- Ну если мы во владениях Сильваны это ещё куда ни шло, - Зу немного успокоилась, видимо решив, что догадка тролля вполне может быть верной, - но где тогда подгород? И что это за чертов храм?
- Ну если это действительно Тирисфальские леса, то это должно быть...
- Тихо! - она закрыла ему рот рукой и сама спряталась за сарай, убедившись в том, что Мутто решил не продолжать свои объяснения, убрала руку и стала осторожно выглядывать из-за угла.
С другой стороны, площадки на которой они находились, была такая же стена, таким образом, получался довольно большой, прямоугольной формы задний двор. Вдоль дальней стены располагались тренировочные манекены, и ближе к храму находилась тяжелая, закругленная сверху деревянная дверь, которая теперь со скрипом открывалась. Зу затаилась в ожидании, а руки её вцепились в рукояти мечей. Из дверного проема вышли два человека, наголо бритые, но с красными повязками на головах, в тряпичной одежде и босые, однако поверх простой одежды красовалась гербовая накидка. Зу сразу узнала, кому принадлежит герб. Когда она жила в приюте, туда иногда заходили герои, и брали детей на прогулки. Это никогда не становилось пешей прогулкой по аллее духов Оргриммара. Одна маленькая троллиха долго рассказывала после такой прогулки, что она попала на штурм монастыря алого ордена. Она рассказывала и показывала, и постоянно рисовала этот знак, говоря, что каждый член алого ордена обязан иметь накидку с таким знаком. А ещё что-то про бессмертную предводительницу Вайтмейн, ну уж этому Зу никогда не верила. Тем временем бритые парни направились к манекенам, отрабатывать удары.
- Алый орден. А это, по-видимому и есть их оплот. Монастырь, - Мутто сидел с закрытыми глазами, прислонившись спиной к сараю. Видимо он пользовался дальним зрением, чтобы осмотреть окрестности, - ну что, подруга, за этой дверью ещё трое, тяжелые доспехи, двуручные мечи. Но мы с ними справимся. наверное. Но чтобы выбраться отсюда придется пройти через сам монастырь, Просто зайти и выйти, но что там, я не вижу.
- Ясно,
Зу снова стала выглядывать из-за сарая, бритые были заняты приемами, и абсолютно не подозревали об их присутствии. Она стала раздумывать, как лучше поступить, попытаться вырубить их тихо, или рвануть в бой с боевым кличем, как вдруг справа раздался ужасный волчий вой, Зу решила что оглохла на одно ухо. Она резко обернулась. Мутто, как тролля, там уже не было, он сидел на том же месте но уже в форме волка и истошно выл.
- Ты что творишь, сумасшедший!? - Зу прямо-таки вспыхнула яростью.
- Мутто ведь говорил, что придумает что-нибудь, вот Мутто и придумал, а ты лучше побереги свой гнев для тех парней, которые уже идут сюда, - Волк довольно оскалился.
Зу снова, как можно аккуратней, выглянула из-за сарая, бритые услышали этот странный вой и уже были на полпути к сараю, Зуталла вынула мечи из ножен, взглянула ещё раз на Мутто, снова ставшего троллем, он искренне ей улыбался и вглядывался в её глаза с неподдельным интересом. Она поняла, что он там ищет, и от этого осознания волна ярости захлестнула орчиху, а в глазах её запылал пожар. Тем временем двое босых, бритых парней уже почти поравнялись с сараем...