Ракмини Сердце Зимы

Ракмини Сердце Зимы
Игровой мир: Вечная Песня
Игровое имя: Ракмини
Статус: жива
Активность: эпизодический отыгрыш
Раса: Тролль
Народность: Племя Драккари
Пол: женский
Возраст: 29
Игровой класс: Охотник
Специализация: Охотник за головами
Род занятий: Наёмник
Отношения: одинока
Мировоззрение: Нейтральный злой
Адепт: Вуду и Лоа
Языки: Всеобщий (Common), Наречие троллей (Zandali), Орочий (Orcish)

Внешний вид

- А дочки-то были красавицами, особенно старшая! Высокая, сильная, косы во все стороны синие, нашей масти! Клыки ровные, топоры всегда острые, как когти ледопарда, а ступает по снегу как медведица!
- А по мне что старшая, что младшая... Сына у нас так и не получилось, он бы прославил имя Сердца Зимы.
- Старый дурак! Будь проклято твоё имя, твой хвалёный пророк, твоё предательство и вся эта ложь! Это из-за тебя я вынуждена провести вечность в темноте...

День за днём две тени ссорились, проклинали друг друга, вспоминали ушедшую жизнь и события, заточившие их здесь. В этом царстве боли было достаточно времени, чтобы вспомнить всё: долгие зимы, далёкую молодость, охоту, суровую жизнь племени, падающую звезду, после которой и начали появляться эти треклятые голоса в голове, разгневанную святотатством богиню крылатых змеев и, конечно же, пропавших дочек с кожей цвета ледяной воды озёр Жа'Джина, разукрашенной тонкими серебристо-белыми, словно узор изморози, светлыми ве-ве.

Характер

- Ты лжёшь! - худая, как будто сушёная троллька одной рукой прикрывала рану в животе, а второй приставляла копьё к горлу лежащего на земле дворфа. Она говорила медленно, долго подбирая слова, с рваными интонациями, то глухо вещая, будто голос шёл из колодца, то буквально выплёвывая слова в собеседника. Время от времени охотница прерывала свой монолог циклом давно отточенных движений и прислушивалась, вглядываясь в сумерки: не ожили ли тёмные руины за спиной, далеко ли преследователи?
- Ты лжёшь! - повторила она. - Все лгут, лгали наши провидцы, лгали видения и знаки, лгал пророк. Мой отец лгал и был наказан. - Поморщившись от боли, Ракмини продолжила. - Ты говоришь, что не сделаешь мне зла, но твои друзья в белых шкурах проделали во мне дыру. Ты говоришь, что ты друг, но твои слова ядовиты, как паучьи зубы. Ты говоришь, что ты целитель, но я вижу, что у тебя под плащом, я вижу, что у тебя в глазах. - В очередной раз сделав паузу и потянув носом обжигающе-холодный воздух, она напряглась всем телом, как готовящийся к прыжку зверь. Огненно-красные маленькие глаза сузились, решение было принято.
- Твои вещи, - троллиха легко кольнула толстую шею пленника. Дворф протянул сумку и получил второе предупреждение тем же способом, после которого бросил флягу, кинжал и подбитый мехом плащ, рванув через мгновение в сторону своего лагеря.
Разбираться с ним не было времени, остальные были рядом. Охотница подобрала добычу и побежала, тяжело дыша и сжимая зубы изо всех сил. Главное было не упасть, не поддаться кровавому туману и не расслабляться ни на секунду. Плащ пришлось бросить - хороший, но слишком тяжёлый.
Ракмини не один час водила преследователей по лесу, прежде чем оторвалась. Спряталась в корнях старого дерева и запустила руки в сумку дворфа. Кипа бумаг полетела наружу, портрет дварфийской женщины туда же. "Да сколько же хлама он с собой таскает?" - зашипела троллька на родном языке. Наконец нашлись сухие и ломкие пластинки неизвестной еды. Троллиха недоверчиво принюхалась, но всё-таки сунула угощение в рот, захрустев пресной лепёшкой. Сил совсем не было, потеря крови давала о себе знать. Судя по количеству шрамов, охотница не раз попадала в передряги, но сейчас удача оказалась совсем не на её стороне. Сквозь пелену усталости и боли послышался спокойный голос матери: "Если хочешь спать на земле, разведи костёр и зарой угли, а сама ложись сверху". От наставлений хотелось по привычке отмахнуться, но не было сил и на это.
Она выберется. Она выживет. Она найдёт тех, других троллей, о которых говорила сестра. Она...
Наступила очередная долгая ночь. Ветер пел свою заунывную песню, ломая ветки сухих долговязых чёрных деревьев и заметая снегом каменные алтари, похожие на дремлющих великанов. Ракмини чутко спала, привычно сжимая в руке копьё.

Способности

Метание копья
Метание копья
Ракмини хороша и в ближнем бою, но способность с чудовищной силой бросить копьё, пробив им шкуру люторога, не стоит недооценивать.
Бой на топорах
Бой на топорах
Два небольших всегда остро наточеных топора с рвущими плоть зазубринами сослужили хорошую службу своей хозяйке.
Лёгкий шаг, безупречные инстинкты
Лёгкий шаг, безупречные инстинкты
Способность спрятаться в чистом поле, выслеживать добычу часами, игнорировать даже самые суровые погодные условия и долгое время жить без всяких благ цивилизации делает охотницу неуловимой.

Инвентарь

Одноручные топоры
Одноручные топоры
Любимое оружие Ракмини.
Зазубренный кинжал
Зазубренный кинжал
Вместо ножа, вилки и других инструментов.
Любимое копьё
Любимое копьё
Хорошо в охоте на крупного зверя, гуманоида и самого чёрта. Никогда ещё не подводило.
Простой лёгкий лук
Простой лёгкий лук
Для охоты на мелкого зверя. Ракмини редко им пользуется, так как считает стрельбу из лука скучной и неэффективной, обычно она старается подобраться к противнику поближе.
Амулет из клыка
Амулет из клыка
Клык сестры - единственная память о предыдущей жизни.

Родственники

Джа'нивил Сердце Зимы - отец, жрец Кетц'лун, поверивший в слова пророка и принимавший непосредственное участие в жертвоприношении Лоа. Сложно сказать, жив он или мёртв, ведь его дух теперь навсегда заперт в измерении, созданном разгневанной богиней. Мать разделила судьбу отца.

Зейджи Сердце Зимы - сестра-провидец, погибшая по неизвестным причинам в самые чёрные дни племени. Многие вещи Ракмини до сих пор делает ради неё, их связь не гаснет со временем.

Шагай бесстрашно в темноту от тёплого костра,
Ступай неслышно, словно тень, и бей наверняка,
Подставь лицо семи ветрам, услышь меня, сестра,
Ты не одна в чужом краю, твой путь в родных руках.

Питомцы

Бурый ездовой медведь, привезённый из Нордскола.

Верования

После того, как Драккари предали своих богов, Ракмини не чувствует связи с Лоа, но в глубине души не теряет надежды.

Знание языков

Зандали и примитивный Всеобщий язык были в ходу ещё у Драккари, а орочий Ракмини выучила уже после того, как присоединилась к экспедиции Зандаларов, пытавшейся спасти сбившихся с пути собратьев. Впрочем, на всех языках, кроме родного, троллька говорит грубо и отрывисто, и уж явно без особого энтузиазма.

Хронология

Это был плохой год. Год, когда наша прежняя жизнь превратилась в пепел. Год, когда мёртвые пришли за живыми.
Но давайте обо всём по порядку. Сначала заболела сестра: просто перестала интересоваться охотой и мужчинами, осунулась, затихла. Сестра была младшая. Сестру я любила. Она стала проводить целые дни, сидя на пригорке и слушая ветра. Ветра рыдали, как раненый зверь. Сестра говорила, что идёт большая беда, но ей никто не верил.
Большая беда не ждала приглашений. Это история о предательстве. Это история об отчаянии. Это история о том, что всегда есть, куда падать.
Нас предали лучшие из нас. Нашу землю осквернили. Наших богов обесчестили. Большая беда была всюду - проклятый Драккуру присягнул королю мёртвых, проклятый Галдара предал тех, кто хранил наш народ.
Мой отец, мудростью которого я восхищалась, запятнал свои руки в крови нашей богини. Богиня была сильна и её дух навсегда заточил изменников в царстве теней. Другие боги были не так сильны и уходили неотмщёнными.
В небе появились уродливые строения, от них несло смертью. Звери словно взбесились, земля стонала, ветра ревели всё натужнее. Сестра говорила, что нас спасут наши братья, те самые, что когда-то изгнали наших предков из тёплых краёв за их крутой нрав. Я не верила. Сестре становилось хуже, я приносила ей еду и просила не слушать больше ветер.
На нашу землю пришло множество чужаков, с ними пришли чужие духи. Некоторые охотились на меня, как на зверя. На некоторых охотилась я.
Я видела мерзких изувеченных существ, я видела гниющую землю и зловонные озёра. Я видела, как предатели пожирают силу наших богов. Сестра говорила, что это не спасёт предателей. Я хотела ей верить.
Я видела чужаков. Некоторые были хороши, некоторые не могли даже развести костёр и выследить зверя. Я видела, как они погибают десятками. Я смеялась над некоторыми, я взяла себе зубы того, кто хотел посмеяться надо мной.
Я похоронила сестру в лесу недалеко от дома. Я пожелала ей доброго пути на тёмных пастбищах. Я охотилась. Я наблюдала. Я теряла надежду.
Меня выследили как зверя. Ловкий чужак проделал во мне большую дыру. Я бежала. Я пряталась. Сестра говорила со мной, сестра повторяла свои пророчества. Дыра затягивалась медленно, я теряла силы. Я нашла других, с ними были и те, кого я знала. Я хотела поверить. Если и они предатели, я заберу с собой многих. Я хотела поверить. Я вышла из леса.

Места пребывания

Охотница странствует по всему Азероту, нигде не задерживаясь надолго.
У неё никогда больше не будет дома.

Прозвища, звания и титулы

Сердце Зимы - имя отца, которое Ракмини старается не упоминать лишний раз.

ID: 18880 | Автор: dreamers' shelter Aileen
Изменено: 27 января 2018 — 4:08

Мнения

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
29 августа 2016 — 18:12 Pentala

Ловите трушную трольку!

29 августа 2016 — 21:37 dreamers' shelter Aileen

Спасибо) больше трололо в массы, тем более что Драккари вроде здесь не слишком популярны :3

29 августа 2016 — 19:48 Леани

Рукоплескаю.
Очень здорово.

29 августа 2016 — 21:38 dreamers' shelter Aileen

Была бы у меня шляпа, я бы её сняла))

29 августа 2016 — 21:37 Dea

Очень-очень.

29 августа 2016 — 21:45 Explosions of life! BabzaBloom

не читал, но одобряю

29 августа 2016 — 22:39 Stocking

Троллей много не бывает. А хороших тем более. Будь я троллем, я бы влюбился.

30 августа 2016 — 0:24 dreamers' shelter Aileen

Никогда не поздно делать две вещи - влюбляться и быть троллем :)